Голль Ш. - Военные мемуары

Документы

В этой книге публикуются наиболее важные и характерные телеграммы, письма, докладные записки, донесения и т. д., написанные или полученные мною в качестве главы «Свободной Франции» и председателя Французского Национального комитета (1940-1942). Полное собрание этих документов сдано мной в Национальный архив.

Чтобы не нарушать взаимосвязи между документами, здесь помещены также и те декреты, постановления и международные соглашения, подписанные мной за этот же период, которые уже были опубликованы ранее. Сюда относится также несколько моих публичных заявлений, в которых излагалась наша принципиальная позиция или шла речь об обязательствах общего порядка. [311]

«Свободная Франция»

Воззвание генерала де Голля к французам

18 июня 1940

Военачальники, возглавлявшие в течение многих лет французскую армию, сформировали правительство.

Ссылаясь на поражение наших армий, это правительство вступило в переговоры с противником, чтобы прекратить борьбу.

Конечно, нас подавили и продолжают подавлять механизированные, наземные и воздушные силы противника.

Нас вынуждает отступать не столько численное превосходство немцев, сколько их танки, самолеты, их тактика. Именно танки, самолеты, тактика немцев в такой степени захватили наших руководителей врасплох, что ввергли их в то положение, в котором они сейчас находятся.

Но разве сказано последнее слово? Разве нет больше надежды? Разве нанесено окончательное поражение? Нет!

Поверьте мне, ибо я знаю, о чем говорю: для Франции ничто не потеряно. Мы сможем в будущем одержать победу теми же средствами, которые причинили нам поражение.

Ибо Франция не одинока! Она не одинока! Она не одинока! За ней стоит обширная империя. Она может объединиться с Британской империей, которая господствует на морях и продолжает борьбу. Она, как и Англия, может неограниченно использовать мощную промышленность Соединенных Штатов.

Эта война не ограничивается лишь многострадальной территорией нашей страны. Исход этой войны не решается битвой за Францию. Это мировая война. Невзирая на все ошибки, промедления, страдания, в мире есть средства, достаточные для того, чтобы в один прекрасный день разгромить наших врагов. И хотя мы сейчас подавлены механизированными силами, в будущем мы сможем одержать победу при помощи превосходящих механизированных сил. От этого будут зависеть судьбы мира. [312]

Я, генерал де Голль, находящийся в настоящее время в Лондоне, обращаюсь к французским офицерам и солдатам, которые находятся на британской территории или могут там оказаться в будущем, с оружием или без оружия; к инженерам и рабочим, специалистам по производству вооружения, которые находятся на британской территории или могут там оказаться, с призывом установить контакт со мной.

Что бы ни произошло, пламя французского Сопротивления не должно погаснуть и не погаснет.

Завтра, как и сегодня, я буду выступать по лондонскому радио.

Телеграмма военного министра в Бордо французскому военному атташе в Лондоне

Бордо, 19июня 1940

Сообщите генералу де Голлю, что он поступает в распоряжение главнокомандующего и должен немедленно возвратиться.

Телеграмма генерала де Голля всем объединениям французов за границей

Лондон, 19 июня 1940

Прошу вас назначить представителя, который будет находиться в непосредственной связи со мной. Телеграфируйте фамилию и знание этого представителя. Привет.

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу, в Алжир

Лондон, 19 июня 1940

Нахожусь в Лондоне, поддерживая официальный и непосредственный контакт с английским правительством. Считаю себя в вашем распоряжении как для того, чтобы сражаться под вашим командованием, так и для любых действий, какие вы сочтете полезными. [313]

Воззвание генерала де Голля

, переданное по Лондонскому радио

19 июня 1940

В переживаемый нами момент все французы понимают, что обычные формы власти перестали существовать.

Пред лицом охватившего французов смятения умов, перед фактом ликвидации правительства, ставшего прислужником врага, и ввиду невозможности восстановить действие наших институтов я, генерал де Голль, французский солдат и командир, с полным сознанием долга говорю от имени Франции.

От имени Франции я твердо заявляю следующее: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение сопротивления.

Сдача оружия, оставление, участка фронта, согласие на передачу какой бы то ни было части французской земли под власть противника будут преступлением против родины.

В данный момент я говорю, прежде всего обращаясь к Французской Северной Африке, не захваченной врагом.

Перемирие с Италией — это не что иное, как грубо подстроенная ловушка.

В Африке Клозелл, Бюжо, Лиоте, Ногеса прямой долг всех честных людей — отказаться выполнять условия противника.

Нельзя терпеть, чтобы паника, охватившая Бордо, перекинулась за море.

Солдаты Франции, где бы вы ни находились, поднимайтесь на борьбу!

Письмо генерала де Голля генералу Вейгану

{185}

Лондон, 20 июня 1940

Генерал!

Я получил ваш приказ вернуться во Францию и тотчас же стал изыскивать средства выполнить его, ибо у меня, разумеется, нет иного намерения, как служить, сражаясь с врагом. [314]

Я рассчитываю явиться в ваше распоряжение в течение суток, если за это время не будет подписана капитуляция.

В случае же, если таковая будет подписана, я присоединюсь к любому французскому движению Сопротивления, где бы оно ни возникло. В частности, в Лондоне уже есть (и, несомненно, будут прибывать еще) военнослужащие, преисполненные решимости сражаться независимо от того, что может произойти в метрополии.

Я считаю своим долгом сказать вам прямо: я хотел бы как в интересах Франции, так и ваших лично, генерал, чтобы вам удалось избегнуть катастрофы, достичь заморских владений Франции и продолжать войну. Сейчас невозможно перемирие, совместимое с честью.

Добавляю, что мои личные отношения с английским правительством и, в частности, с г-ном Черчиллем дают мне возможность быть полезным вам и любому французскому деятелю, который пожелал бы возглавить постоянное французское движение Сопротивления.

Прошу вас, генерал, принять уверения в моем глубоком уважении и преданности.

Текст заявлений

, переданных Британской Радиовещательной Корпорацией по радио

23 июня 1940

Первое заявление:

«Правительство Его Величества считает, что условия перемирия, только что подписанного в нарушение соглашений, торжественно заключенных между союзными правительствами, ставят правительство Бордо в полное подчинение врагу и лишают это правительство какой бы то ни было свободы и какого бы то ни было права представлять свободных французских граждан.

Вследствие этого правительство Его Величества не может рассматривать правительство Бордо как правительство независимой страны».

Второе заявление:

«Правительство Его Величества приняло к сведению проект образования временного Французского национального комитета, который представлял бы наиболее полным образом все независимые французские силы, решившие продолжать войну во исполнение международных обязательств, взятых на себя Францией. [315]

Правительство Его Величества заявляет, что оно признает подобный Французский комитет и будет сотрудничать с ним по всем вопросам, касающимся продолжения войны, пока этот комитет будет представлять французские силы, исполненные решимости бороться против общего врага».

Письмо Жана Монне генералу де Голлю

Лондон, 23 июня 1940

Дорогой генерал!

После встречи с вами у меня состоялся разговор с сэром Александром Кадоганом. Я повторил ему все, что сказал вам, а также бригадному генералу Спирсу:

Я считаю, что было бы крупной ошибкой пытаться создать в Англии организацию, которая могла бы быть расценена во Франции как некий правительственный орган, возникший за границей под покровительством Англии. Я целиком разделяю вашу решимость воспрепятствовать Франции прекратить борьбу и считаю, что правительство Бордо должно было бы направить в Северную Африку главу государства, представителей обеих палат, а также ряд членов правительства, которые в согласии с генералом Ногесом превратили бы Северную Африку в бастион французского сопротивления.

Я продолжаю верить в то, что и сейчас еще решение генерала Ногеса продолжать сопротивление противнику позволило бы объединить всех тех, кто во Франции желает продолжать борьбу и сохранить верность торжественным обязательствам, взятым Францией по отношению к своим союзникам. Если бы сопротивление могло быть организовано в Северной Африке, то есть на французской земле, под руководством начальников, получивших власть в нормальных условиях, то есть от правительства, которое во время осуществления своих полномочий практически не находилось бы под контролем врага, я уверен, что это нашло бы широкий отклик как в самой Франции, так и во всех французских колониях.

Но усилие по возрождению страны не может в данный момент исходить из Лондона. В этом случае оно показалось бы французам движением, находящимся под покровительством Англии, инспирированным ее интересами и потому осужденным на поражение, что затруднило бы еще более последующие действия, направленные на освобождение Франции. [316]

Как сказано выше, я изложил эту точку зрения сэру Александру Кадогану и повторил ее недавно сэру Роберту Ванситтарту и послу Франции. Подобно вам, у меня лишь одна цель: пробудить жизненные силы Франции, убедить ее в том, что она не должна примириться с существующим положением вещей. Я хочу, чтобы эта моя точка зрения была вам полностью известна.

Примите, дорогой генерал, уверения в моих самых лучших чувствах.

P. S. Разумеется, создание Комитета, перед которым будет стоять задача помочь всем французам, желающим продолжать борьбу совместно с Англией, найти свое место в этой борьбе, было бы исключительно полезным. И я, как уже сказал вам, готов в любой момент обсудить с вами и Спирсом все эти вопросы.

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу

Лондон, 24 июня 1940

Сообщаем вам, что в целях объединения всех французских сил Сопротивления и связи их с союзниками мы приступили к созданию Французского Национального комитета. Просим вас лично войти в состав этого Комитета. Здесь все считают, что вы станете великим руководителем французского Сопротивления. С уважением и надеждой -от имени создающегося Французского национального комитета.

Генерал де Голль

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в восточной части Средиземного моря генералу Миттельхаузеру

; верховному комиссару Франции в Сирии и в Ливане г. Пюо ; генерал-губернатору Индокитая генералу Катру

Лондон, 24 июня 1940

Всецело с вами в стремлении продолжать войну. Создаем Французский национальный комитет для объединения французских сил Сопротивления. [317]

Просим вас лично войти в состав этого комитета. С уважением и надеждой, от имени Французского национального комитета.

Генерал де Голль

Коммюнике

, опубликованное правительством Великобритании

25 июня 1940

«Подписав перемирие, французское правительство положило конец организованному сопротивлению французских войск в метрополии. Однако из французской колониальной империи поступают ободряющие сведения о том, что там преобладают более мужественные настроения.

В Сирии французский главнокомандующий генерал Миттельхаузер заявил о желании французских войск сражаться. В Индокитае генерал-губернатор объявил, что он не склонит знамени. В Тунисе генеральный резидент твердо решил продолжать борьбу. Со стороны военных или гражданских властей Марокко, Сенегала, Камеруна, Джибути нами получены заверения об их лояльной поддержке.

Правительство Великобритании готово заключить необходимые финансовые соглашения, чтобы помочь французской колониальной империи выполнить свой долг. Как было уже заявлено английским премьер-министром, целью Великобритании является полное восстановление территории Франции и ее колоний».

Меморандум

, переданный генералом де Голлем майору Мортону и сэру р. Ванситтарту для Черчилля и Галифакса

Лондон, 26 июня 1940

I. Впредь до образования Национального комитета Как такового я намерен немедленно создать Французский комитет, имеющий целью:

а) объединить на британской территории все французские силы Сопротивления, которые там находятся ныне или окажутся в будущем; [318]

б) предоставить себя в распоряжение всех очагов французского Сопротивления, могущих возникнуть как в империи, так, возможно, и на территории метрополии, в целях объединения их между собой и с союзниками, снабжения их материальными средствами и т. п.

II. Французский комитет может создать:

а) состоящие из добровольцев французские сухопутные, воздушные и морские вооруженные силы, пока небольшие, но численность которых в будущем, несомненно, возрастет.

Эти силы будут отделены от групп французских военнослужащих, не являющихся добровольцами, и будут срочно сосредоточены близ Лондона;

б) состоящую из инженеров и рабочих организацию для производства военных материалов. Члены этой организации могли бы работать на английских заводах на условиях, которые надлежит определить;

в) организацию по изучению и закупке военных материалов, которая будет вести непосредственные переговоры с английским министерством вооружения и с американскими промышленными кругами;

г) организацию, ведающую транспортом и продовольственным снабжением;

д) организацию, занимающуюся информацией и пропагандой.

III. Чтобы осуществить это, мне необходимо согласие английского правительства по следующим вопросам:

а) всякого рода деятельность французов на британской территории, в частности будь ли то военная, производственная, научная или экономическая помощь, оказываемая ими английским организациям, должна регулироваться не путем непосредственных соглашений между этими организациями и отдельными лицами, а лишь через посредство и с согласия Французского комитета;

б) английское правительство предоставляет Французскому комитету кредиты, необходимые для его собственной деятельности, а также для выплаты денежного довольствия и заработной платы подведомственным ему военнослужащим и гражданским лицам;

в) все вопросы, которые до настоящего времени разрешались английскими властями, с одной стороны, и французскими военными миссиями или французскими миссиями по изучению того или много вопроса и по координации — с другой, впредь будут разрешаться путем непосредственных переговоров между английскими властями и Французским комитетом; [319]

г) Французский комитет установит непосредственную связь со всеми английскими министерствами;

д) эти постановления могли бы вступить в силу начиная с 28 июня. Английское правительство опубликует сообщение о своем принципиальном согласии.

IV. В дальнейшем между комитетом и руководством английских министерств будут начаты переговоры с целью заключения конкретного соглашения, регулирующего все детали.

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Восточной части Средиземного моря генералу Миттельхаузеру

; верховному комиссару Франции в Сирии и в Ливане г. Пюо ; генеральному резиденту в Тунисе Пейрутону

Лондон, 27 июня 1940

Предлагаю вам войти в состав Совета обороны заморских территорий Франции, имеющего целью организовать и объединить все силы французского Сопротивления в империи и Англии.

Я располагаю возможностью доставить на управляемую вами территорию американские военные материалы, уже погруженные и находящиеся в пути, а также любые другие материалы, которые вы могли бы потребовать.

Ввиду того что правительство Бордо утратило свою независимость, наш долг — защищать честь и территориальную целостность империи и Франции.

С уважением и преданностью.

Коммюнике

, опубликованное правительством Великобритании

28 июня 1940

«Правительство Его Величества признает генерала де Голля главой всех свободных французов, которые, где бы они ни находились, присоединяются к нему для защиты дела союзников». [320]

Письмо поверенного в делах Франции в Лондоне де Кастелляна генералу де Голлю

Лондон, 30 июня 1940

Генерал!

По поручению французского правительства имею честь препроводить вам прилагаемое при сем извещение. Прошу подтвердить его получение. Примите, генерал, уверения в моих самых лучших чувствах.

Приложение

Копия

По распоряжению судебного следователя при постоянном военном трибунале 17-го округа от 27 июня с. г. временно исполняющий должность бригадного генерала де Голль (Шарль Андре Жозеф Мари), обвиняемый в отказе от повиновения в условиях военного времени, в подстрекательстве военнослужащих к неповиновению предан суду военного трибунала 17-го округа.

Приказ об аресте отдан сего числа.

Председатель трибунала подписал 28 июня постановление, требующее, чтобы он явился в тюрьму Сен-Мишель в Тулузе до истечения пятидневного срока, начиная с 29 июня 1940; в противном случае он будет судим заочно.

Ответ генерала де Голля поверенному в делах в Лондоне

Лондон, 3 июля 1940

Милостивый государь!

Возвращаю прилагаемый при сем документ, который вы препроводили мне, и прошу передать тем, кто вам поручил направить мне это сообщение, что оно не представляет для меня никакого интереса.

Примите, милостивый государь, уверения в моих самых лучших чувствах. [321]

Выступление генерала де Голля по Лондонскому радио

8 июля 1940

В условиях необычайно быстрой ликвидации французских вооруженных сил в результате капитуляции, 3 июля произошло чрезвычайно прискорбное событие. Я имею в виду, как вы сами понимаете, ужасный артиллерийский обстрел Орана.

Я буду говорить об этом прямо, без всяких уверток, ибо в этот драматический период, когда на карту поставлена жизнь каждого народа, необходимо, чтобы смелые люди имели мужество смотреть правде в лицо и высказывать ее со всей прямотой.

Прежде всего я заявляю следующее: нет ни одного француза, который не почувствовал бы боли в сердце и гнева, узнав, что корабли французского флота потоплены нашими союзниками. Эта боль, этот гнев поднимаются у нас из глубины души. Нет никаких оснований скрывать эти чувства, и что касается меня, я их выражаю открыто. Поэтому, обращаясь к англичанам, я призываю их избавить нас и самих себя от попыток изобразить эту ужасную трагедию как боевой успех, достигнутый на море. Это было бы несправедливо и неуместно.

В действительности корабли в Оране не были в состоянии сражаться. Они стояли на якоре, не имея никакой возможности маневра или рассредоточения. Их командиры и экипажи подвергались в течение двух недель жесточайшим моральным испытаниям. Наши корабли дали английским кораблям возможность произвести первые залпы, которые, как известно, на море имеют решающее значение на таком расстоянии. Французские корабли уничтожены не в честном бою. Вот что французский солдат заявляет английским союзникам с тем большей откровенностью, что он испытывает к ним уважение как к мастерам морского дела.

Затем, обращаясь к французам, я прошу их проанализировать факты с единственной точки зрения, которая в конечном счете должна иметь решающее значение: с точки зрения победы и освобождения. В силу позорного обязательства правительство, находившееся в Бордо, согласилось выдать наши корабли врагу. Нет ни малейшего сомнения в том, что противник, из принципа или в силу необходимости, использовал бы их в будущем, либо против Англии, либо против нашей собственной империи. Что ж, скажу без обиняков: пусть они лучше будут уничтожены! [322]

Я предпочитаю знать, что даже «Дюнкерк» , наш прекрасный, любимый, могучий «Дюнкерк» , потоплен у Мерс-эль-Кебира, чем быть свидетелем того, как, оснащенный немцами, он в один прекрасный день подвергнет бомбардировке английские порты или Алжир, Касабланку и Дакар.

Вызвав этот братоубийственный обстрел и пытаясь затем направить возмущение французов против союзников, которых оно само же предало, правительство, находившееся в Бордо, выступило в свойственной ему лакейской роли.

Противник, используя это событие для того, чтобы натравить друг на друга английский и французский народы, выступает в свойственной ему роли завоевателя.

Относясь к этой драме как к таковой, то есть считая ее, я бы сказал, отвратительным и достойным сожаления событием, но стремясь не допустить того, чтобы англичане и французы были морально восстановлены друг против друга, все дальновидные люди обоих этих народов выступают в свойственной им роли -в рол и патриотов.

Англичане, обдумывающие события, не могут не понимать, что победа будет невозможна для них, если противнику когда-либо удастся привлечь на свою сторону душу Франции.

Французы, достойные называться французами, не могут не сознавать, что поражение Англии увековечит их порабощение.

Что бы ни случилось, даже если один из наших народов временно попадет под ярмо общего врага, оба они, два наших великих народа, сохранят свой союз. Либо они оба погибнут, либо вместе одержат победу.

Что касается французов, которые еще могут свободно действовать в соответствии с честью и интересами Франции, я заявляю от их имени, что они окончательно приняли свое суровое решение.

Они приняли незыблемое решение: сражаться до конца.

Письмо генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 3 августа 1940

Господин премьер-министр!

В момент, когда тяжелые обстоятельства войны против общего врага вынуждают английское правительство принять решение о [323] расширении блокады на территорию французской метрополии и Северной Африки, вы не будете удивлены, если глава французских добровольцев, продолжающих борьбу на стороне Великобритании, сочтет долгом представить вам некоторые свои соображения.

Практически только само английское правительство, которое в данный момент падает главная ответственность в этой войне, может выступать в роли судьи по вопросу об изъятиях, которые оно сочло бы возможным внести в общие правила блокады. Однако я считаю себя обязанным обратить ваше внимание на тот факт, что во время прошлой войны оказалось возможным, не подрывая эффективности мер, принятых против Германии, организовать при содействии крупных американских филантропических организаций нормированное снабжение населения Бельгии и Северной Франции.

Меры по контролю, проводившиеся Комитетом Гувера по согласованию с союзниками, позволили снабжать гражданское население продуктами первой необходимости, распределение которых, отнюдь не облегчив действий противника, помогло населению поддерживать свои физические силы и тем самым увеличить возможность материального и морального сопротивления германской оккупации.

В теперешних условиях, когда половина французского населения живет в неоккупированной зоне французской территории, материальные и производственные ресурсы которой совершенно недостаточны, чтобы обеспечить существование ее жителей, следовало бы дать возможность организовать при содействии американцев отправку туда продовольствия на таких условиях, которые не позволяли бы противнику использовать его даже косвенно в своих интересах.

Как вы сами неоднократно говорили мне, Франция лишь временно вышла из боя. Независимо от смены правительств существует дух французской нации, общественное мнение народа, который, будучи достаточно просвещен, чтобы понять, что высшие интересы вынуждают Великобританию принять меры, чреватые для него серьезными последствиями, еще более оценит дружеский жест, дающий возможность избавить от тяжких лишений в особенности женщин и детей.

Что касается меня, то, если вы сочтете полезным, я готов обратиться к американскому великодушию и, при согласии правительства Соединенных Штатов, создать ответственный [324] комитет, который мог бы обсудить с компетентными учреждениями английского правительства меры предосторожности, необходимые для того, чтобы помешать противнику воспользоваться американской помощью. Было бы еще лучше, если бы вы соблаговолили сами взять на себя эту инициативу, показав тем самым французскому народу, что Великобритания постоянно думает о выпавших на его долю испытаниях и о его будущем.

Примите, господин премьер-министр, уверения в моем высоком уважении.

Письмо Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, вЛондон

(Перевод{186}) Лондон, 7 августа 1940

Дорогой генерал!

Вам угодно было сообщить мне свои соображения относительно организации, использования и условий службы французских добровольческих вооруженных сил, формируемых в настоящее время под вашим командованием, как признанного правительством Его Величества в Соединенном Королевстве главы всех свободных французов, которые, где бы они ни находились, присоединяются к вам, чтобы защищать дело союзников.

При этом направляю вам меморандум, который, если вы согласитесь с ним, будет представлять собой наше соглашение относительно организации, использования и условий службы ваших вооруженных сил.

Пользуюсь случаем, чтобы заявить о решимости правительства Его Величества обеспечить, после того как армии союзников одержат победу, полное восстановление независимости и величия Франции.

Искренне ваш. [325]

Ответ генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 7 августа 1940

Господин премьер-министр!

Вам угодно было направить мне меморандум относительно организации, использования и условий службы французских добровольческих вооруженных сил, формируемых в настоящее время под моим командованием.

Как признанный правительством Его Величества в Соединенном Королевстве глава всех свободных французов, которые, где бы они ни находились, присоединяются ко мне, чтобы защищать дело союзников, сообщаю вам, что я принимаю этот меморандум. Он будет рассматриваться как заключенное между нами соглашение, касающееся этих вопросов.

Я счастлив, что правительство Великобритании заявляет в связи с этим о своей решимости обеспечить, после того как армии союзников одержат победу, полное восстановление независимости и величия Франции.

Со своей стороны я подтверждаю, что формируемые французские вооруженные силы предназначаются для участия в операциях против общих врагов (Германии, Италии или любой другой враждебной иностранной державы), включая защиту французских и находящихся под французским мандатом территорий, а также защиту британских территорий, их коммуникаций и территорий, находящихся под английским мандатом.

Благоволите принять, господин премьер-министр, уверения в моем высоком уважении.

Условия соглашения от 7 августа 1940

I.

1. Генерал де Голль приступает к формированию французских вооруженных сил, состоящих из добровольцев. Эти вооруженные силы, включающие морские, наземные и авиационные части и научно-технические группы, будут сформированы и использованы для борьбы против общих врагов.

2. Эти вооруженные силы никогда не обратят своего оружия против Франции. [326]

II.

1. В отношении личного состава и в особенности дисциплины, языка, порядка продвижения по службе и назначений эти силы сохранят по возможности характер французских вооруженных сил.

2. В той мере, в какой это потребует их оснащение, эти вооруженные силы будут иметь преимущественное право владеть и пользоваться материальными средствами (в частности, оружием, самолетами, автотранспортом, боеприпасами, машинами и продовольственными запасами), которые уже привезены или которые могут быть привезены французскими силами на территории, управляемые правительством Его Величества в Соединенном Королевстве, или на территории, на которых английское верховное командование осуществляет свою власть. В случае если командование какими-либо французскими вооруженными силами будет генералом де Голлем передоверено в результате соглашения с английским верховным командованием, никакое перемещение, обмен или передача прав на оборудование, имущество и материальные средства, принадлежащие этим вооруженным силам, не может быть санкционировано генералом де Голлем без предварительной консультации и согласия английского верховного командования.

3. Правительство Его Величества предоставит французским вооруженным силам, как только это будет возможно, дополнительные материальные средства, необходимые для того, чтобы французские части были оснащены так же, как английские части аналогичного типа.

4. Суда французского флота будут использованы следующим образом:

а) Французские вооруженные силы оснастят и введут в строй все суда, для которых они смогут подобрать экипажи.

б) Порядок использования судов, оснащенных и введенных в строй французскими вооруженными силами в соответствии с пунктом (а), будет определяться соглашением между генералом де Голлем и морским министерством, каковое будет периодически пересматриваться.

в) Суда, не используемые французскими вооруженными силами в соответствии с пунктом (б), будут переданы морскому министерству для их оснащения и ввода в строй под его руководством.

г) Из числа судов, о которых идет речь в пункте (в), некоторые могут быть введены в строй под непосредственным контролем [327] морского министерства, другие же могут быть введены в строй иными союзными морскими силами.

д) В состав экипажей судов, введенных в строй под английским контролем, будет, когда это окажется возможным, включено соответствующее число французских офицеров и матросов.

е) Все суда французского флота остаются собственностью Франции.

5. Возможность использования судов французского торгового флота и их экипажей для военных операций, осуществляемых вооруженными силами генерала де Голля, будет определяться соглашениями между генералом де Голлем и заинтересованными английскими министерствами. Английское министерство торгового флота и генерал де Голль будут поддерживать между собой регулярный контакт по вопросу об использовании остальных судов и моряков торгового флота.

6. Генерал де Голль, осуществляющий верховное командование французскими вооруженными силами, настоящим заявляет, что он принимает общие директивы английского командования. В случае необходимости он передоверит, по соглашению с английским верховным командованием, непосредственное командование той или иной частью своих вооруженных сил одному или нескольким английским офицерам соответствующего ранга, однако без нарушения условия, упомянутого в конце статьи (I.1.)

III.

Будет установлен следующий статут французских добровольцев:

1. Добровольцы вступают на военную службу на период войны, чтобы сражаться против общего врага.

2. Они будут получать денежное содержание, размер которого будет определен специальным соглашением между генералом де Голлем и заинтересованными министерствами. Период времени, в течение которого это денежное содержание будет выплачиваться, будет установлен соглашением между генералом де Голлем и правительством Его Величества.

3. Добровольцы и лица, находящиеся на их иждивении, будут в случае инвалидности или смерти добровольцев получать пенсии и другие виды довольствия на основе, подлежащей определению специальными соглашениями, заключаемыми между генералом де Голлем и заинтересованными министерствами.

4. Генерал де Голль будет иметь право создать гражданский орган, включающий административные службы, необходимые для организации его вооруженных сил. Численный состав и размеры [328] жалования сотрудников этого органа будут определены по договоренности с английским казначейством.

5. Генерал де Голль имеет также право вербовать научно-технический персонал, работающий для нужд войны. Численность, порядок вознаграждения и использования этого персонала будут определены по договоренности с заинтересованными министерствами правительства Его Величества.

6. Правительство Его Величества в Соединенном Королевстве при заключении мира приложит все усилия к тому, чтобы помочь французским добровольцам восстановить все свои права, включая французское гражданство, которых они могут быть лишены в связи с их участием в борьбе против общего врага. Правительство Его Величества готово предоставить этим добровольцам специальные льготы по приобретению английского подданства и будет добиваться необходимых для этого полномочий.

IV.

1. Все расходы по формированию и содержанию французских вооруженных сил, предусмотренные настоящим соглашением, будут временно возложены на заинтересованные министерства правительства Его Величества в Соединенном Королевстве. Последние будут иметь право производить любое обследование и проверку, какие они сочтут необходимыми.

Суммы, выплаченные на этом основании, будут рассматриваться как авансы; отчетность по ним будет вестись особо. Все вопросы, касающиеся окончательных расчетов по этим авансам, а также по суммам, которые по взаимному согласию могут быть предоставлены в кредит другой стороной, будут предметом последующего соглашения.

V.

Настоящее соглашение будет считаться вступившим в силу с 1 июля 1940.

Секретное письмо Уинстона Черчилля генералу де Голлю по поводу соглашения от 7 августа 1940

(Перевод)

Лондон, 7 августа 1940

Дорогой генерал де Голль!

Я считаю необходимым уточнить, что в письмах, которыми мы обменялись и которые должны быть опубликованы, выражение «полное восстановление [329] независимости и величия Франции» не имеет в виду в строгом смысле слова территориальных границ. Мы не были в состоянии гарантировать эти границы ни одной нации, сражающейся на нашей стороне; но, разумеется, мы постараемся сделать все, что в наших силах.

Статью, в которой сказано, что ваши войска «не обратят своего оружия против Франции», следует истолковывать так, что она относится к Франции, свободной в выборе своего пути и не подвергающейся прямому или косвенному принуждению со стороны Германии. Таким образом, объявление правительством Виши войны Соединенному Королевству не представляло бы объявления войны Францией; возможны также другие аналогичные случаи. Может быть, вы пожелаете подтвердить ваше согласие по этим вопросам.

Искренне ваш.

Секретный ответ генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 7 августа 1940

Дорогой премьер-министр!

В вашем письме от 7 августа 1940 вы сообщили мне, что в письмах, которыми мы обменялись и которые должны быть опубликованы, английское правительство истолковывает выражение «полное восстановление независимости и величия Франции» как не имеющее в виду в строгом смысле слова территориальных границ. Вы добавляете: «Мы не были в состоянии гарантировать эти границы ни одной нации, сражающейся на нашей стороне; но, разумеется, мы постараемся сделать все, что в наших силах».

С другой стороны, вы подчеркиваете, что в фразе, говорящей о том, что мои войска «не обратят своего оружия против Франции» , имеется в виду «Франция, свободная в выборе своего пути и не подвергающаяся прямому или косвенному принуждению со стороны Германии».

Я принимаю к сведению, г-н премьер-министр, что таковым является толкование, которое английское правительство дает приведенным выше формулировкам.

Надеюсь, что события позволят английскому правительству рассматривать в будущем эти вопросы с меньшей осторожностью.

Примите, дорогой премьер-министр, уверения в моем высоком уважении. [330]

Африка

Телеграмма де Голля губернатору территории Чад Феликсу Эбуэ

Лондон, 16 июля 1940

Мне известна ваша позиция, которую я полностью одобряю. Наш долг — оборонять во имя Франции каждый пункт империи против немцев и итальянцев. Я прошу вас информировать меня о вашем положении, как только вы сочтете уместным это сделать. Я готов оказать вам любую возможную помощь. Прошу поддерживать со мной связь.

Сердечный привет.

Телеграмма французского комиссара-резидента на Новых Гебридах Анри Сото генералу де Голлю

, в Лондон

Порт-Вила, 22 июля 1940

От имени французского населения Новых Гебридов направляю вашему превосходительству следующее послание:

«Учитывая, что теперешнее правительство французской метрополии не располагает больше свободой и независимостью и что, следовательно, оно не может действовать в интересах возрождения Родины и использовать для этой цели сохранившиеся вооруженные силы французской колониальной империи; учитывая, с другой стороны, что единственная возможность спасения Франции заключается в победе нашего благородного союзника Великобритании; учитывая, что правительство Его Величества обратилось ко всем французским колониям с призывом сотрудничать с ним в борьбе до победного конца, что оно обещало им взамен любую политическую, [331] экономическую и финансовую помощь, что вышеуказанное правительство признало ваше превосходительство единственным законным главой свободных французов; учитывая неоднократно выраженную вашим превосходительством решимость бороться рядом с Великобританией за честь нашего знамени, за освобождение Родины и во имя уважения к данному слову, французское население Новых Гебридов с доверием и уважением признает над собой власть вашего превосходительства и заявляет о своем желании прислать вам, по вашему призыву, всех своих граждан, способных носить оружие.

Французское население Новых Гебридов, работая в течение почти сорока лет рука об руку с нашими друзьями — англичанами, которых оно сумело хорошо узнать, оценить и полюбить, просит вас считать это торжественное заявление непоколебимым обязательством сражаться вместе с вами до окончательной победы.

Французская администрация кондоминиума и ее глава -комиссар-резидент Франции полностью присоединяются к этому заявлению и с гордостью встают под ваше знамя.

Да здравствует бессмертная Франция!

Да здравствует Англия!»

Телеграмма английского вице-консула в Дуале министерству иностранных дел Англии

(Перевод)

Дуала, 28 июля 1940

В результате визита представителя правительства Виши (адмирала Платона) генерал-губернатор Французского Камеруна вопреки воле большинства населения заявил о своем подчинении инструкциям Виши. Представители населения, выразив свое недовольство, потребовали, чтобы генералу де Голлю была отправлена следующая телеграмма:

«В связи с визитом адмирала Платона значительная часть населения просит вашего совета». [332]

Инструкция генерала де Голля своим уполномоченным во французских колониях в Африке

Лондон, 5 августа 1940

I. Задачи делегации состоят в следующем:

1. Представлять генерала де Голля в любых переговорах, вступить в которые здесь может возникнуть необходимость, делать от его имени любое заявление, какое может здесь оказаться необходимым, проявлять любую инициативу для того, чтобы побудить население всех французских колоний в Западной и Экваториальной Африке и Камеруна или части их присоединиться к генералу де Голлю с целью отвергнуть условия перемирия и продолжать войну против немцев и итальянцев.

2. Установить по возможности максимально тесный контакт с проживающими в этих колониях французскими деятелями независимо от того, имеют ли они какие-либо официальные полномочия или нет.

3. Установить и поддерживать связь с британскими властями Гамбии, Сьерра-Леоне, Золотого Берега, Нигерии и в случае необходимости с другими иностранными властями.

4. Всесторонне осведомлять генерала де Голля о положении во французских колониях Западной и Экваториальной Африки и о наиболее благоприятных возможностях для наших действий в этих колониях.

II. При выполнении этих общих задач майору Леклерку специально поручается представлять генерала де Голля при командующем английскими войсками в южной части Атлантического океана и командующем английскими военно-морскими силами в южной части Атлантического океана.

Основная резиденция майора Леклерка будет, таким образом, находиться в Аккре. Плевен и капитан де Буаламбер явятся «подвижной» частью делегации и будут выезжать в пункты, которые, на их взгляд, будут наиболее удобными для установления связей.

III. Телеграфные донесения, посылаемые делегацией генералу де Голлю, должны направляться через посредство английских властей.

Телеграфные сообщения генерала де Голля делегации будут направляться, как правило, через английского губернатора Золотого Берега, или через командующего английскими войсками в [333] южной части Атлантического океана, или через этих двух представителей английских частей одновременно.

Телеграмма генерала де Голля полковнику де Лармина

, в Леопольдвиль

Лондон, 16 августа 1940

Как вам известно, обстановка во Французской. Западной Африке и Французской Экваториальной Африке благоприятствует делу возрождения Франции. Я решил максимально использовать представляемые ею возможности и очень рассчитываю в этом отношении на вас.

В первую очередь необходимо одновременно воздействовать на Браззавиль, Дуалу и Форт-Лами.

Я просил вас отправиться сначала в Леопольдвиль, с тем чтобы установить связь с сочувствующей нам частью населения в Браззавиле. Я считаю, что эта часть населения должна одержать верх над враждебными или колеблющимися элементами, прибегнув в случае необходимости к решительным мерам.

Все нужные сведения относительно положения и наших действий в Дуале и Форт-Лами вы получите от моей делегации, находящейся в настоящее время в Лагосе.

Эти действия имеют исключительно важное значение. Если они увенчаются успехом, перед нами откроются все возможности для проведения в другом месте главной операции, которую я готовлю здесь и которой буду лично руководить на месте.

В настоящий момент я считаю вас моим личным представителем в Браззавиле, Дуале и Форт-Лами.

Я глубоко верю в вашу инициативу и решительность.

Само собой разумеется, что я передаю под ваше командование все воинские части «Свободной Франции», находящиеся в настоящее время в Нигерии и на Золотом Береге.

В ваше распоряжение поступают майор Леклерк и майор Паран.

Эти части, конечно, не следует направлять в Восточную Африку.

С дружеским приветом. [334]

Телеграмма генерала де Голля французскому комиссару-резиденту на Новых Гебридах Анри Сото

23 августа 1940

Я получил сообщение о том, что все население, а также, вероятно, и гарнизон Новой Каледонии настроены весьма благожелательно и стремятся открыто присоединиться ко мне. Наоборот, губернатор колеблется. С другой стороны, вишистские власти направили в Нумеа военный корабль «Дюмон д'Юрвиль», с тем чтобы оказать давление в свою пользу. Прошу вас отправиться в Нумеа, сместить правительство, взять власть в свои руки, чтобы, опираясь на население колонии, желающее примкнуть ко мне, добиться присоединения.

Вас доставит туда и будет эскортировать британский военный корабль. Этот корабль в ближайшее время будет готов выйти в море. Все согласовано со мной.

Очень важно, чтобы и Новая Каледония примкнула к нам, как это произошло на Новых Гебридах, присоединившихся в результате ваших благородных стараний.

С сердечным приветом.

Телеграмма генерала де Голля Леклерку и де Буаламберу

, через Лагос

26 августа 1940

Я в курсе тех расхождений в оценке обстановки, которые возникли между английским командованием и вами. Было установлено, что власть английского командования распространяется на все французские вооруженные силы, находящиеся на британской территории. Но также должно быть установлено, что ответственность за операцию, осуществляемую на французской территории, несете вы. Английское командование вмешивается лишь для того, чтобы облегчить вам выполнение операции. Я считаю чрезвычайно важным, чтобы данная операция была предпринята, если только у нее есть шансы на успех, а я думаю, что они имеются.

Выражаю вам свое полное доверие. [335]

Благодарность территории Чад в приказе по Империи

27 августа 1940

Сегодня, 27 августа 1940, на 360-й день мировой войны, я выражаю благодарность территории Чад в приказе по империи по следующей причине:

«Территория Чад благодаря энергичным действиям ее руководителей — губернатора Эбуэ и командующего войсками полковника Маршана — показала, что она остается землей доблестных французов.

Несмотря на чрезвычайно серьезное военное и экономическое положение, территория Чад отказалась признать позорную капитуляцию и решила продолжать войну до победного конца. Этой замечательной решимостью она показала пример выполнения долга и дала сигнал к возрождению всей Французской империи.

Генерал де Голль ».

Телеграмма полковника Леклерка и капитана де Буаламбера генералу де Голлю

Дуала, 28 августа 1940

Мы не смогли получить в свое распоряжение хотя бы небольшую часть отряда Парана. Однако, учитывая наличие больших шансов на успех, мы в Дуале решили выступить с помощью группы французов численностью около двадцати человек. Подойдя к берегу на трех туземных лодках, мы высадились ночью, тотчас же обратились к сочувствующим нам и отдали приказ о немедленных решительных действиях. В результате этого все силы присоединились к нам, за исключением некоторых элементов, которые были нейтрализованы или подвергнуты аресту.

В связи с необходимостью принять командование Леклерк объявил себя от вашего имени генеральным комиссаром. Учитывая особый характер этой операции, основанной на убеждении и на уважении к власти, мы были вынуждены для обеспечения успеха повысить себя в звании, при условии, конечно, что это будет носить лишь временный характер. Я прошу вас извинить нас, но [336] цель оправдывает средства. Везде царит полный порядок. Приняты меры обороны, в частности против нападения с моря. Войска присоединились к нам. Несколько враждебно настроенных офицеров арестованы и будут высланы. Мы обратились к Плевену с просьбой немедленно прибыть сюда. Считаем целесообразным, чтобы сюда были срочно отправлены военно-морские силы «Свободной Франции», а также авиация и артиллерия. Счастливы сообщить вам о нашем успехе и заверить в своей преданности и в твердой решимости продолжать энергичные действия.

Телеграмма полковника де Лармина генералу де Голлю

Браззавиль, 28 августа 1940

Сегодня в 14 часов я прибыл в Браззавиль и принял всю власть. Никакого противодействия не было.

Телеграмма губернатора Габона Массона генералу де Голлю

Либревиль, 29 августа 1940

После совещания, на котором присутствовали командующий войсками, прокурор республики, председатель торговой палаты и председатель союза бывших фронтовиков, территория Габон с энтузиазмом присоединяется к «Свободной Франции» и заявляет о своей полной поддержке.

Письмо генерала де Голля генералу Катру

29 августа 1940

Генерал!

Вы не можете себе представить, с какой радостью я узнал о том, что вы должны прибыть в ближайшее время. Так много нужно сделать, чтобы извлечь Францию из пропасти, и такой человек и руководитель, как вы, может сыграть огромную роль в ее возрождении! Вы знаете, что я давно питаю к вам особенное уважение [337] и искреннюю и почтительную дружбу. Ваше поведение в Индокитае еще более утвердило меня в этих чувствах. Теперь нужна созидательная работа!

Вы быстро ознакомитесь с тем, что произошло здесь и в других местах. Что касается меня лично, то, находясь в правительстве в последние дни битвы, я мог видеть, с какой исключительной ловкостью противник воздействовал на близкие к руководителям круги и на умонастроение самих руководителей. Я ни на минуту не сомневался, что отставка нашего общего друга Поля Рейно и приход к власти беспомощного и престарелого маршала Петена означают капитуляцию. Отказавшись подчиниться капитуляции, я отправился в Лондон, чтобы, действуя оттуда, воссоздать Сражающуюся Францию. Обратившись к французам, я смог положить начало созданию сухопутных, морских и воздушных сил и гражданских ведомств: по иностранным делам и вопросам колоний, финансового, информационного и др. Были установлены многочисленные связи со многими пунктами земного шара. Имеются превосходные потенциальные возможности во Франции и империи. Новые Гебриды, Чад, Камерун, северная часть Берега Слоновой Кости уже присоединились к нам. Когда вы получите это письмо, я отправлюсь в Дакар, располагая войсками, кораблями, самолетами и... поддержкой англичан.

Если эта операция будет успешной, немедленно встанет основной вопрос — о Северной Африке в целом. Тем более, что угроза ей со стороны Германии, Италии и Испании, на мой взгляд, становится неизбежной. Мне кажется невозможным, чтобы те, кто занимал руководящие посты в Северной Африке и скомпрометировал себя принятием перемирия, могли когда-либо стать «военными руководителями». Говоря так, я имею в виду главным образом генерала Ногеса, не перестававшего с первого дня изощряться в жалких попытках удержать свое место. Как только мы сможем вплотную заняться Северной Африкой, понадобится «некто», чтобы взять на себя эту задачу. Этим лицом будете, если пожелаете, вы, генерал.

Вы знаете, что английское правительство, признав меня «главой свободных французов», заранее высказало свое согласие обсуждать все вопросы, касающиеся обороны и экономической жизни нашей империи, с «Советом обороны заморских территорий Франции» в случае, если я такой совет создам. Я действительно намерен это сделать и прошу вас, генерал, согласиться представлять в этом совете Северную Африку. А до того самое подходящее для вас место здесь, чтобы подготовить предстоящие операции. Не смогли бы вы, как [338] только позволит обстановка, то есть фактически как только нам удастся обосноваться в Марокко или Алжире и как только вы сочтете момент подходящим для этого, отправиться в Северную Африку, чтобы там, на месте, взять на себя административные функции и военное командование в Марокко, Алжире и Тунисе одновременно?

Адмирал Мюзелье и Антуан (принявший псевдоним Фонтэн), которым я поручил в мое отсутствие временно осуществлять одному — командование сухопутными, морскими и воздушными силами в Англии, а другому — руководство гражданскими ведомствами, расскажут вам, чего мы достигли в организации вооруженных сил и гражданских служб. Важнейшим делом в настоящее время является перевооружение некоторых наших военных кораблей.

Вы составите свое собственное мнение об адмирале Мюзелье. Он подвергался критике. У него есть недостатки, но есть и достоинства. В сущности это честный человек. Конечно, я предпочел бы, чтобы со своим флотом прибыл Дарлан, но Дарлан не прибыл...

Что касается общего положения, то я глубоко верю в конечную победу. Англичане исполнены решимости победить, и, к счастью для них и для нас, Уинстон Черчилль является «человеком, созданным для ведения войны» в подлинном значении этого слова. Борьба развертывается между ним и Гитлером.

В ожидании того дня, когда я буду иметь честь вновь увидеть вас, прошу вас, генерал, принять уверения в моем совершенном уважении и преданности.

Телеграмма временного правительства Таити генералу де Голлю

Таити, 2 сентября 1940

Сегодня, 2 сентября 1940, в годовщину начала военных действий, население французских владений в Океании единодушно с большим подъемом решило присоединиться к вам, чтобы вместе с нашими английскими союзниками продолжать борьбу «Свободной Франции» против немецкого гитлеризма и итальянского фашизма. В связи с отказом губернатора выступить вместе с населением, впредь до назначения вами нового губернатора, было немедленно сформировано временное правительство, состоящее из трех членов Тайного совета и мэра города Папеэте. Британский представитель, руководители административных ведомств и командиры воинских частей, за исключением [339] командующего военно-морскими силами, тотчас же замененного капитан-лейтенантом Жильбером, примкнули к нам.

Временное правительство :

Ан, Лагард, Мартен.

Телеграмма управления генерал-губернатора Новой Зеландии в министерство по делам доминионов

(Перевод)

3 сентября 1940

Премьер-министр получил из Папеэте следующую телеграмму: «Результаты плебисцита на Таити-Муреа и Туамоту:

за де Голля 5564 голоса

за Петена 18 голосов

Губернатор французских владений в Океании смещен. Впредь до назначения генералом де Голлем губернатора, управление обеспечивается кабинетом, состоящим из трех членов Тайного совета».

Заявление губернатора французских владений в Индии Луи Бонвена

9 сентября 1940

«Губернатор Индии вместе с колониями присоединяется к генералу де Голлю».

Телеграмма английского генерального консула в Танжере командующему военно-морским районом Гибралтара и морскому министерству

, в Лондон

Танжер, 9 сентября 1940

Передаю сообщение капитана Люизе (сотрудника французской разведывательной службы, тайно присоединившегося к «Свободной Франции»): [340]

«Французская эскадра в Средиземном море, возможно, попытается пройти через Гибралтарский пролив в западном направлении, пункт назначения неизвестен. Эта попытка может произойти в течение ближайших семидесяти двух часов».

Телеграмма бывших фронтовиков Сен-Пьера и Микелона

, адресованная в Ньюфаундленд для генерала де Голля

Сен-Пьер, 11 сентября 1940

Бывшие фронтовики Сен-Пьера и Микелона, участники общего собрания 14 сентября 1940, принимая во внимание нынешнюю обстановку и следующие факты:

а) несостоятельность правительства Виши, целиком находящегося в подчинении у немцев; позор и опасность оставаться под властью этого правительства;

б) будучи свободными, они не хотят пожертвовать своими свободами Гитлеру, не сделав все от них зависящее, чтобы отстоять их, каких бы усилий это им ни стоило; учитывая особое положение колонии, которая полностью изолирована от метрополии, временно оккупированной немцами, и может быть эффективно защищена лишь ее соседями — канадцами и американцами;

в) будучи уверенными в победе Великобритании при поддержке генерала де Голля и его добровольцев — победе, которая возвратит их Родине свободу, направляют Британской империи и генералу де Голлю следующую резолюцию:

«Бывшие фронтовики Сен-Пьера, уверенные в окончательной победе генерала де Голля и его армии, которая сражается вместе с английской армией за свободу Франции и всего мира, выражают им свое глубокое восхищение и благодарность и желают, чтобы они с оружием в руках возможно скорее освободили французскую землю.

Да здравствует Франция! Да здравствует Британская империя! Да здравствует де Голль!»

Манифест

, изданный комитетом сторонников де Голля в Нумеа

16 сентября 1940

Жители Каледонии! [341]

Мы неоднократно настойчиво требовали опроса всего населения, патриотические чувства которого нам хорошо известны, по получили от губернатора категорический отказ. Пришло время показать, чего мы хотим и что мы в состоянии сделать для того, чтобы взять судьбу Каледонии в свои руки. Каждый день приближает нас к такому решению, которое шло бы вразрез с волей жителей Каледонии. Время не терпит. Будьте готовы собраться в возможно большем количестве в четверг, 19 сентября, в 6 часов утра в Нумеа. Ведь вы способны пойти на любые жертвы, чтобы защитить свои права и свободы, проявляя при этом решимость и мужество, в которых мы не сомневаемся. Этот день станет историческим днем в анналах Каледонии. Мы прибудем к вам очень скоро. Положение серьезно. Будьте мужественны! Да здравствует Франция! Да здравствует Каледония!

Верж, Припе, Мульду, Рабо.

Письмо

{187} генерала де Голля генерал-губернатору французской Западной Африки Буассону

В открытом море, близ Дакара,

18 сентября 1940

Господин генерал-губернатор!

В широком движении за возрождение Франции, охватившем нашу империю, вы должны сыграть большую роль. Ваш час настал.

Я прошу вас присоединиться ко мне, чтобы продолжать войну за освобождение Родины.

Я нахожусь весьма близко от вас с крупными сухопутными, морскими и воздушными силами. Эти войска направляются в Дакар с целью усилить гарнизон, защитить крепость от любых агрессивных действий противника и организовать снабжение колонии...

Я предполагаю высадить эти войска и выгрузить припасы с минуты на минуту и не могу представить себе возможность какого-либо сопротивления. Если же, против всякого ожидания, таковое будет оказано, то я уверен, что вы сделаете все, чтобы можно было избежать печальных инцидентов. [342]

Эти инциденты были бы тем более печальны, что они привели бы к вмешательству сопровождающих меня союзных сил, которые имеют задачу воспрепятствовать любыми средствами переходу базы Дакар в руки противника.

С доверием жду вашего ответа, господин генерал-губернатор, и прошу вас принять уверения в моих наилучших чувствах.

Телеграмма английского министра по делам доминионов лорда Ллойда

, адресованная английскому верховному комиссару в Канаде

(Перевод)

Лондон, 19 сентября 1940

Учитывая информацию, содержащуюся в телеграмме правительства Ньюфаундленда от 14 сентября, о положении на островах Сен-Пьер и Микелон, мы считаем желательным, чтобы генерал де Голль обеспечил взятие его сторонниками в свои руки управления островами Сен-Пьер и Микелон, подобно тому как это было сделано во Французской Экваториальной Африке и на Таити. Правительство Канады в своей телеграмме от 12 июля на имя губернатора Ньюфаундленда сообщило о намерении уведомить правительство Соединенных Штатов, что оно не будет вмешиваться во внутренние дела островов; в таком же духе высказался и губернатор Ньюфаундленда. Но движение в поддержку генерала де Голля без помощи извне могло бы принять форму местного движения. Если бы переворот увенчался успехом, мы, естественно, установили бы дружеские отношения с новой администрацией и обязались бы оказать островам Сен-Пьер и Микелон экономическую помощь и поддержку нашего флота, подобную той, которую получают французские колонии, примкнувшие к де Голлю. Мы высказываем пожелание, чтобы правительство Канады было готово предложить такую же помощь в аналогичных условиях.

Вследствие этого прошу поставить в известность правительство Канады о том, что мы не имеем никаких возражений против действий, которые намеревается предпринять де Голль и для успешного проведения которых потребуется, конечно, некоторое время. С другой стороны, мы намерены конфиденциально поставить об этом в известность правительство Соединенных Штатов. [343]

Телеграммы генерала де Голля командирам крейсеров

«Глуар » и «Примоге »{188}

20 сентября 1940

Мне известно как ваше решение, которое я одобряю, так и ваше положение.

Прошу вас согласиться проследовать в Фритаун, чтобы произвести там необходимый ремонт. В согласии с союзными властями даю вам честное слово, что в Фритауне вы и ваш экипаж сможете беспрепятственно оставаться на борту вашего корабля и тотчас же после окончания ремонта сможете, если того пожелаете, вернуться в Касабланку.

Телеграмма губернатора Новой Каледонии Анри Сото генералу де Голлю

Нумеа, 24 сентября 1940

Продолжение моей телеграммы от 20 сентября. День 23 сентября ознаменован полной нейтрализацией всех тех военнослужащих, которые выступили против присоединения к «Свободной Франции». Они интернированы на борту парохода, стоящего на рейде. Этот результат достигнут благодаря одному лишь присутствию 700 добровольцев, прибывших из внутренних районов острова. Верное вам правительство с помощью надежных войск отныне удерживает в своих руках казармы и береговые батареи. Необходимо срочно назначить капитана Броша командующим. Остается двусмысленной лишь позиция корабля «Дюмон д'Юрвиль». Все сторонники «Свободной Франции» проявили замечательное мужество и хладнокровие в эти четыре исторических дня, в течение которых не было пролито ни единой капли крови. Сегодня Каледония празднует в обстановке полного порядка и энтузиазма восемьдесят седьмую годовщину присоединения к Франции. Город Нумеа украшен трехцветными флагами с Лотарингским крестом. [344]

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 3 октября 1940

I. 1 октября французский посол в Мадриде вручил послу Его Величества послание от Бодуэна для передачи правительству Его Величества.

II. Послание имело своей целью внушить, что если Великобритания не хочет окончательно толкнуть французское правительство в руки немцев, то она должна разрешить снабжение неоккупированной зоны Франции продовольствием из французских колоний. В случае если таковое будет разрешено, французское правительство готово заключить необходимые соглашения по вопросу о контроле и даст гарантию, что ни это продовольствие, ни равное количество продовольствия из самой Франции не будет захвачено немцами. В случае если немцы попытаются завладеть этим продовольствием, французское правительство переедет в Марокко, а Франция вновь объединится с Великобританией против Германии.

III. Передавая это послание, французский посол заявил, что его главной целью является уничтожить в корне антианглийские настроения, которые вновь возникают во Франции, и дать Франции и Великобритании возможность идти по одному и тому же пути к окончательной победе.

Посол Его Величества ответил ему, что единственной его целью также является выиграть войну и что он не станет касаться взаимных упреков по поводу прошлого. Таким образом, у него не было намерения затевать дискуссию по поводу того тяжелого чувства, которое было вызвано в Великобритании нападением на Гибралтар и обстрелом в Дакаре парламентеров с белым флагом.

IV. Посол Его Величества получил в настоящее время инструкции дать французскому послу следующий ответ для передачи Бодуэну:

1) Правительство Его Величества было готово всегда и готово в настоящее время вступить в переговоры с французским правительством Виши с целью избежать каких-либо недоразумений и трений. Когда Бодуэн направил через французского посла в Мадриде первое послание, предлагая установить modus vivendi в отношении французской колониальной империи, правительство Его [345] Величества тотчас же попросило в ответ уточнить суть идеи Бодуэна. Ответа на это не последовало, а затем, в тот самый момент, когда им было предложено вступить в переговоры, французские береговые батареи и корабли в Дакаре открыли огонь по английским военным кораблям, а французские самолеты без всякого предупреждения подвергли бомбардировке Гибралтар. Несмотря на эти враждебные действия, правительство Его Величества все еще готово вступить в переговоры с французским правительством. Но прежде всего должны быть вполне уточнены следующие два пункта:

а) В случае нового нападения французских вооруженных сил на английские военные корабли или на британскую территорию, например на Гибралтар, правительство Его Величества немедленно даст указание своим вооруженным силам предпринять ответные военные действия против французских портов и французских колониальных территорий.

б) Следует раз и навсегда установить, что правительство Его Величества не может отказаться от поддержки движения генерала де Голля и что оно будет оказывать ему любую помощь, которую он испросит для сохранения своей власти в присоединившихся к нему французских колониях.

2) Переговоры, которые имеет в виду правительство Его Величества, могли бы вестись на основе этих условий по трем следующим вопросам:

а) Как обеспечить удовлетворительное для правительства Его Величества решение вопроса о том, чтобы часть французской колониальной империи, которая не контролируется в настоящее время и не будет контролироваться в дальнейшем де Голлем, не попала в сферу германского или итальянского влияния? (По этому вопросу вы сможете повторить французскому послу заверения, которые были нами неоднократно опубликованы, о том, что мы хотим, чтобы после войны величие и независимость Франции были восстановлены. Разумеется, эти заверения распространяются и на территории, которые за это время могут стихийно присоединиться к ге нералу де Голлю.)

б) Если французское правительство может дать соответствующие гарантии по вышеупомянутым пунктам, правительство Его Величества будет готово изучить все предложения, сделанные французским правительством, о возможностях торговых сношений между французскими колониями и неоккупированной зоной Франции. [346]

в) Каким образом обеспечить, чтобы суда французского флота не могли ни при каких обстоятельствах попасть в руки немцев или итальянцев?

3) Необходимо подчеркнуть, что правительство Его Величества придает исключительное значение блокаде, этому средству, которое должно и в дальнейшем действовать против врага. Правительство сможет пойти в этой области на какое-либо ослабление лишь в том случае, если оно будет твердо уверено, что французское правительство будет иметь возможность и пожелает поступать в отношении своих заморских территорий независимо от приказов немцев или итальянцев и что оно, кроме того, будет готово в своих отношениях с правительством Его Величества занять позицию сотрудничества, каковой готовности оно до сих пор не проявляло.

Телеграмма генерала де Голля английскому премьер-министру

Лагос, 3 октября 1940

I. Генерал де Голль с исключительным интересом отметил, что правительство Виши впервые в официальном обращении предусматривает такие обстоятельства, при которых официальная Франция смогла бы возобновить войну на стороне Великобритании.

П. Учитывая факты, имевшие место в прошлом, и политику, проводимую правительством Виши, этот демарш следует рассматривать скорее как признак политического кризиса, граничащего с отчаянием, чем как откровенное признание своих огромных ошибок в национальном и международном плане.

III. Во всяком случае необходимо подчеркнуть следующее:

Если бы даже правительство Виши переехало в будущем, целиком или частично, в Северную Африку и объявило, что оно хочет возобновить борьбу, у него не оказалось бы достаточно авторитета и силы, чтобы руководить военными действиями. Покорившись полностью врагу и разоружив империю, оно лишилось престижа, необходимого для того, чтобы повести и увлечь за собой тех, кого оно призвало бы к оружию.

IV Каковы бы ни были соглашения, которые английское правительство решило бы заключить с правительством Виши в области [347] экономических сношений неоккупированной зоны Франции с Французской империей, не нужно скрывать от себя того, что эти соглашения привели бы к восстановлению, хотя бы и кратковременному, влияния Виши в колониях, находящегося в настоящее время в процессе ликвидации. Представляется более предпочтительным предложить правительству Виши снабжение продовольствием непосредственно через благотворительные организации Соединенных Штатов, проводимое под необходимым контролем. В этом случае и в соответствии с прежним предложением генерала де Голля было бы полезно объявить, что соглашения о снабжении продовольствием были заключены по просьбе генерала де Голля.

V. Генерал де Голль с удовлетворением отмечает, что английское правительство сообщило правительству Виши:

а) о своей решимости продолжать поддерживать движение генерала де Голля в тех колониях, которые присоединились или присоединятся к нему;

б) о своем твердом намерении содействовать восстановлению после войны независимости и величия Франции, в частности в отношении указанных колоний.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Дуала, 12 октября 1940

После всестороннего изучения обстановки на месте я решил как можно быстрее урегулировать вопрос с Либревилем. По полученным мной сведениям из различных источников, в Либревиле создалось тяжелое положение вследствие недостатка пищевых продуктов и других предметов первой необходимости.

Исключительно важно, чтобы ни в Либревиль, ни в Порт-Жантиль не поступало никакого продовольствия, а также подкреплений, в чем бы они ни состояли. С другой стороны, учитывая время, потребное для сборки самолетов и распределения наших сил, я намерен начать операцию через неделю.

Ныне, учитывая предстоящие события, я считаю весьма важным во что бы то ни стало помешать любым операциям военно-морских сил Виши против Экваториальной Африки, а также против Дагомеи, Берега Слоновой Кости и Гвинеи. Во избежание [348] каких-либо недоразумений с Виши я предлагаю, чтобы правительство Его Величества немедленно предупредило правительство Виши, что по соображениям безопасности, имеющим важнейшее значение, Великобритания не может разрешить без предварительного уведомления какое бы то ни было передвижение военных кораблей Виши к югу от Дакара.

Если же, несмотря на это предупреждение, подобные передвижения будут иметь место, указанные выше корабли будут рассматриваться как вражеские.

Телеграмма постоянного заместителя министра иностранных дел Англии генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 22 октября 1940

Первая часть

Ниже приводится резюме ответа правительства Виши на наше последнее сообщение:

«1) Французское правительство благоприятно отнеслось к английскому предложению относительно... (далее не расшифровано). По поводу вопроса, поднятого в английской ноте, оно делает следующие замечания:

а) Франция никогда не была и никогда не будет агрессором. Поэтому французское правительство не понимает английских угроз, высказанных на случай французской агрессии. Оно будет противодействовать всеми своими силами любому новому нападению англичан или любой поддержке, оказанной военным действиям, направленным против его кораблей или территорий.

б) Французское правительство согласно, чтобы предстоящие переговоры проходили в рамках, намеченных во время беседы обоих послов в Мадриде 27 сентября.

в) Французское правительство не признает ни генерала де Голля, ни его власти. Признание английским правительством всякой другой власти или поддержка, оказанная им любой попытке, имеющей целью изъять французские владения из-под власти Виши, могут только лишить необходимой основы усилия, направленные на примирение обеих стран. Если правительство Его Величества разделяет стремление французского правительства к ослаблению [349] напряженности во взаимоотношениях, его политика должна быть совместима с честью, достоинством и интересами Франции.

2) До получения последней английской ноты французское правительство неоднократно публично заявляло о своей решимости сохранить контроль над империей и флотом.

Оно намеревается добиться уважения прав, признанных за ним в этой области соглашением о перемирии.

3) Французское правительство искренне желает установления modus vivendi в области торговых сношений между Францией и ее колониями.

4) Французское правительство не может понять того истолкования своей позиции, которое дает английское правительство. Именно французское правительство может по справедливости считать себя оскорбленной стороной. Оно надеется пожать плоды своей политики и своего терпения, от которых оно отказалось лишь недавно и с сожалением».

Вторая часть

Послу Его Величества в Мадриде поручено передать твоему французскому коллеге замечания, которые можно резюмировать следующим образом:

«1) Несмотря на то, что правительство Его Величества разочаровано содержанием ответа, оно готово продолжать переговоры в направлении, указанном в его последней ноте.

2) Правительство Его Величества напоминает французскому правительству, что оно намерено добиться полного восстановления независимости и величия Франции. Оно отвергло всякие предложения о мире, которые позволили бы Германии и Италии поживиться за счет французской территории. Учитывая это и принимая во внимание наши собственные военные нужды, мы должны сделать все возможное, чтобы не допустить перехода Французской империи и флота в руки противника. Поскольку французское правительство не может само обеспечить защиту французских заморских территорий, мы должны продолжать поддерживать движение, которое возникло с целью их защиты от Германии и Италии и для обеспечения их сотрудничества с Великобританией.

3) За исключением уступок, которые могут быть сделаны в ходе переговоров, правительство Его Величества вынуждено сохранить блокаду, жизненно необходимую для его военных усилий.

4) Правительство Его Величества встретило с удовлетворением решимость французского правительства сохранить контроль [350] над своей империей и флотом. Оно понимает это так, что они не попадут под влияние противника и не окажутся в его руках. Если французское правительство может нас убедить...» (Продолжение не было получено.)

Третья часть

Ответ правительства Виши не удивил нас, но произвел неприятное впечатление. Поскольку, однако, правительство Виши, очевидно, не хочет прервать переговоры, мы попробуем извлечь из ситуации все, что сможем. Вполне отдавая себе отчет в том, что правительство Виши находится под сапогом у немцев и не может считаться свободным, какие бы действия оно ни предпринимало, мы считаем целесообразным продолжать обмен мнений с правительством Виши в надежде, что оно будет считать себя заинтересованным в достижении соглашения с нами.

Таким образом, мы не можем надеяться получить от него письменные обязательства, чего не допустят немцы а с другой стороны, оно дало нам до настоящего времени мало оснований доверять его устным заверениям. Но, учитывая его положение, мы не можем ожидать, что оно в ходе переговоров будет поступать иначе. Единственная возможная для нас гарантия состоит в том, что если правительство Виши откажется от своих обязательств, мы будем считать любое соглашение аннулированным и недействительным и лишим его всех преимуществ, которые мы могли бы ему предоставить.

Телеграмма генерала де Голля полковнику Леклерку и полковнику де Мармье

, в Дуала

Браззавиль, 27 октября 1940

Необходимо срочно нанести мощный авиационный удар по Либревилю. Раньше всего надо уничтожить вишистские самолеты на аэродроме, затем сделать этот аэродром непригодным к использованию и, наконец, разделаться с кораблями Виши.

Другие действия по разведке и бомбардировке должны быть направлены на Митзик.

Эта воздушная акция имеет существенное значение для того, чтобы предотвратить агрессивные намерения Виши в отношении Дуалы. [351]

Манифест

, изданный генералом де Голлем в Браззавиле

27 октября 1940

Франция переживает самый тяжелый кризис в своей истории. Угроза уничтожения нависла над ее границами, империей, независимостью, самим ее духом.

Поддавшись непростительной панике, случайные руководители страны покорились врагу. Однако бесчисленные факты говорят о том, что народ и империя не согласны примириться с этим позорным рабством. Миллионы французов и французских подданных решили продолжать войну до тех пор, пока не будет освобождена их родина. Миллионы и миллионы других французов и французских подданных готовы сделать это, как только найдут руководителей, достойных этого имени.

Однако собственно французского правительства больше не существует. В самом деле, орган, находящийся в Виши и претендующий на то, чтобы называться правительством, является неконституционным и подчиняется захватчикам. Пребывая в состоянии рабской зависимости, этот орган не может не быть и в действительности является лишь орудием, используемым врагами Франции в их посягательствах на честь и интересы страны. Поэтому необходимо, чтобы новая власть взяла на себя задачу руководить военными усилиями Франции. События возлагают этот священный долг на меня. Я его выполню.

Я буду осуществлять свою власть от имени Франции и исключительно в целях защиты страны и беру на себя торжественное обязательство отдать отчет в своих действиях представителям французского народа, как только он сможет свободно их назначить.

Чтобы помочь мне в выполнении стоящей передо мной задачи, я учреждаю с сегодняшнего дня Совет обороны империи. Этот Совет, состоящий из людей, которые уже осуществляют свою власть на французских землях или которые символизируют самые высокие интеллектуальные и моральные качества нации, представляет страну и империю, сражающиеся за свое существование.

Я призываю к участию в войне, то есть к сражениям и жертвам, всех мужчин и всех женщин на французских территориях, присоединившихся ко мне. В тесном содружестве с нашими союзниками, заявившими о своей решимости способствовать восстановлению независимости и величия Франции, нужно защитить [352] от врага или его пособников ту часть национального достояния, которой мы владеем, нападать на противника повсюду, где это будет возможно, привести в действие все наши военные, экономические, моральные ресурсы, поддерживать общественный порядок и добиться торжества справедливости.

Мы выполним эту великую задачу во имя Франции, охваченные стремлением служить ей и уверенные в победе.

Постановление № 1

Именем французского народа и Французской империи мы, генерал де Голль, Глава свободных французов, постановляем:

Статья первая. — До тех пор пока не смогут быть образованы законные и независимые от врага французское правительство и представительство французского народа, государственная власть на всех территориях империи, освобожденных от контроля противника, будет осуществляться на основе французского законодательства, находившегося в силе до 23 июня 1940, на следующих условиях:

Статья 2. — Учреждается Совет обороны империи, имеющий задачей поддерживать верность Франции, заботиться о внешней и внутренней безопасности, руководить экономической жизнью и поддерживать моральное единство населения территории империи.

Этот совет осуществляет всестороннее общее руководство военными действиями в целях освобождения родины и ведет переговоры с иностранными державами по вопросам, относящимся к защите французских владений и французских интересов.

Статья 3. — Глава свободных французов принимает решения после консультации с Советом обороны, если в таковой возникнет необходимость.

Решения, имеющие общий характер, издаются в форме постановлений, публикуемых в «Журналь оффисьель» империи и временно в «Журналь оффисьель» Французской Экваториальной Африки. Эти постановления приобретают, в зависимости от их содержания, силу закона или декрета с момента их обнародования.

Статья 4. — Совет обороны озаботится созданием органов, которые будут наделены юрисдикцией, обычно принадлежащей Государственному совету, Кассационному суду и, в известных случаях, Верховному суду.

Статья 5. — Административная власть, возлагаемая в нормальных условиях на министров, осуществляется руководителями учреждений, назначаемыми Главой свободных французов. [353]

Статья 6. — Местонахождение Совета обороны устанавливается с учетом создания наилучших условий для руководства военными действиями.

Статья 7. — Все распоряжения, противоречащие настоящему постановлению, отменяются.

Статья 8. — Настоящее постановление будет опубликовано в «Журналь оффисьель» империи и временно в «Журналь оффисьель» Французской Экваториальной Африки.

Дано в Браззавиле 27 октября 1940

Ш. де Голль.

Постановление № 2

Именем французского народа и Французской империи мы, генерал де Голль, Глава свободных французов, постановляем:

Статья первая. — Членами Совета обороны империи, учрежденного согласно постановлению №1 от 27 октября 1940, назначаются: генерал Катру, вице-адмирал Мюзелье, генерал де Лармина, губернатор Эбуэ, губернатор Сото, генерал медицинской службы Сисе, профессор Кассен, преподобный отец д'Аржанлье, полковник Леклерк.

Статья 2. — Настоящее постановление будет опубликовано в «Журналь оффисьель» империи и временно в «Журналь оффисьель» Французской Экваториальной Африки.

Дано в Браззавиле 27 октября 1940

Ш. де Голль.

Сообщение

, адресованное генералу де Голлю постоянным заместителем министра иностранных дел Англии

(Перевод)

Лондон, 28 октября 1940

I. Ниже кратко излагаются меры, принятые в связи с франко-германскими мирными переговорами:

II. 20 октября, когда стало ясно, что немцы пытаются договориться с Лавалем, мы поручили послу Его Величества в Мадриде передать своему французскому коллеге от имени премьер-министра послание, имеющее целью довести до сведения Виши: а) что мы готовы сотрудничать с ним в деле борьбы против общего врага; [354] б) что мы исполнены решимости одержать победу; в) что мы не можем понять, почему ни один из французских руководителей, отколовшись, не направился в Северную Африку и не действует там вместе с нами. Передавая это послание, сэр Самюэль Хор предложил, чтобы намек на возможность сотрудничества с нами был сделан особо Вейгану и Ногесу. Посол благоприятно отнесся к этому предложению.

III. 24 октября французский посол сообщил сэру Самюэлю Хору, что Лаваль и Дарлан настаивали на заключении соглашения с немцами, в то время как Петен и Вейган выступали против этого. Посол считает, что послание премьер-министра произведет большое впечатление на правительство Виши, и предложил, чтобы это послание было подкреплено личным обращением короля к Петену.

IV. Послание короля было отправлено днем 25 октября.

В нем содержалось выражение нашей симпатии, вновь подтверждалась наша решимость сражаться до победы и восстановить свободу и величие Франции, затем содержалось указание на слухи, распространяемые по поводу попытки германского правительства добиться принятия условий, значительно превосходящих по своей тяжести условия перемирия. В послании напоминалось о твердой решимости Петена отказаться от позорных условий и выражалась уверенность в том, что маршал отклонит предложения, несовместимые с честью Франции и наносящие значительный ущерб интересам Великобритании. Действуя таким образом, Петен получил бы полную поддержку всех, кто во Франции и за ее пределами верит в его честь солдата и надеется, что спасение Франции — в победе Англии.

V. Премьер-министр предложил президенту Рузвельту направить Петену аналогичное послание. В результате этого президент направил 25 октября французскому послу в Вашингтоне послание для немедленной передачи правительству Виши, предостерегавшее это последнее в весьма энергичных выражениях от какого бы то ни было соглашения, которое позволило бы использовать французский флот против Великобритании.

VI. Нам стало известно из достоверных источников, что условия мирного договора, выдвинутые Германией, были первоначально столь жестоки, что само правительство Виши их отклонило. Мы узнали затем, что Гитлер во время свой встречи с Петеном сделал более умеренные предложения. Они выражаются в следующем: [355]

— к Германии должны отойти Эльзас и Лотарингия и некоторые районы Марокко (часть которых предназначается для Испании);

— в Тунисе должен быть установлен франко-итальянский кондоминиум;

— Ницца, Корсика и другие заморские владения остаются под властью Франции;

— морские базы и «зенитная артиллерия в колониях» должны быть переданы державам оси;

— Гитлер, Муссолини, Петен и Франко сделают Великобритании совместное предложение о мире на «великодушных условиях», включающих отказ от Голландии и Бельгии. Это предложение должно быть сделано до 5 ноября, с тем чтобы повлиять на президентские выборы в Соединенных Штатах Америки.

Последнее сообщение не подтверждено, и обстановка глубоко изменилась в результате действий Италии и Греции.

До настоящего времени у нас нет никаких сведений о том, принял ли Петен эти условия и, кроме того, что содержалось в коммюнике Виши.

VII. Мы стараемся через Танжер держать Вейгана в курсе событий, однако нам не известно, получил ли он наши послания. Позиция Вейгана, как и Ногеса, будет, несомненно, иметь исключительно важное значение. По мере развития событий мы будем поддерживать с вами тесную связь.

Сообщение

, адресованное генералу де Голлю постоянным заместителем министра иностранных дел Англии

(Перевод)

Лондон, 31 октября 1940

I. Нам по-прежнему не известно, какие уступки были сделаны правительством Виши при переговорах с Гитлером, но мы получили заслуживающую доверия информацию, из которой следует, что слухи, упомянутые в параграфе VI нашей телеграммы от 28 октября (вокруг нее было много шуму), лишены основания. Положение продолжает оставаться неясным, но, кажется, есть некоторые основания думать, что до настоящего времени правительство Виши еще не приняло никакого окончательного решения; по крайней мере объем его уступок Германии еще не установлен. [356]

II. Стремясь избежать каких бы то ни было провокационных действий, которые могли бы склонить чашу весов не в нашу пользу, в особенности в исключительно важном вопросе о флоте, воздушных и морских базах, мы, предполагая, что измена правительства Виши сводится к минимуму, будем воздерживаться от его публичного осуждения до тех пор, пока слухи, упомянутые в вышеуказанном параграфе, не подтвердятся. В этом случае нам, конечно, не нужно будет больше сдерживаться.

III. Учитывая эти обстоятельства и то, что у нас не было времени посоветоваться с вами, мы были вынуждены принять меры, чтобы помешать вашей организации изобличить в предательстве по радио и в прессе правительство Виши, что было бы полностью оправдано в случае, если бы факт предательства уже был твердо установлен.

Мы полагаем, что вы не можете быть информированы о различных аспектах обстановки в столь же полной мере, как правительство Его Величества. Мы надеемся, что вы одобрите наше вмешательство, имевшее целью избежать нежелательного разнобоя между основной позицией правительства Его Величества и организации «Свободной Франции» в вопросах, касающихся прессы и пропаганды.

IV. Когда приведенный выше текст редактировался, нам стало известно, что правительство Виши направило в каждую столицу Северной Африки телеграмму, в которой содержится заявление, что все слухи, циркулирующие в настоящий момент, относительно предварительных переговоров о мире между Францией и Германией, в частности слухи об уступке немцам территорий или стратегических баз или потери французской территории в метрополии или в империи, лишены каких бы то ни было оснований. Однако в опровержении ничего не говорится об отказе от французского военно-морского флота, а также об авиации.

V. Подобное же опровержение было опубликовано в «Депеш марокэн» вместе со следующей телеграммой генерала Вейгана генералу Ногесу: «Генерал Вейган предостерегает население Французской Африки от фантастических и противоречивых слухов, проникающих из-за границы и касающихся позиции и распоряжений французского правительства. Он требует от всех губернаторов и генеральных резидентов, чтобы они немедленно предупредили об этом своих подопечных. Правительство, возглавляемое маршалом Петеном, не приняло и не может принять никаких условий, несовместимых с честью и интересами Франции или народов, вверивших ей свою судьбу». [357]

В настоящее время мы пытаемся заставить правительство Виши сообщить подлинные условия своего соглашения с немцами.

Телеграмма генерала де Голля полковнику Леклерку в Дуалу

Браззавиль, 31 октября 1940

В сложившейся обстановке я решил прежде всего покончить с Ламберене...

Если действия в Ламберене увенчаются успехом, а Либревиль не получит от Виши подкреплений, я предполагаю провести против Либревиля операцию с участием воздушных, морских и сухопутных сил без прямого вмешательства англичан.

В связи с этим я возлагаю на вас подготовку к этой операции,: для осуществления которой я рассчитываю передать в ваше распоряжение все имеющиеся в наличии самолеты и корабли, а также сухопутные силы, относительно которых мы уже договорились.

Телеграмма генерала де Голля У. Черчиллю

, в Лондон

Браззавиль, 2 ноября 1940

I. Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи понимают причины; побуждающие в настоящее время правительство Великобритании относиться внешне сдержанно к правительству Виши до тех пор, пока не будет доказано, что оно пошло в отношении Германии и Италии на новые уступки, которые могут неблагоприятно отразиться на военном положении Британской империи.

II. В более широком плане генерал де Голль и Совет обороны Французской империи понимают, что ввиду этих же самых причин правительство Великобритании продолжает надеяться, что со стороны правительства Виши в целом или отдельных его членов последуют покаянные действия, могущие улучшить условия, в которых Британская империя в настоящее время вынуждена вести войну одними лишь собственными силами. [358]

III. Однако генерал де Голль и Совет обороны Французской империи считают своим долгом заметить правительству Великобритании от имени свободных французов — единственных защитников чести и интересов Франции, ведущих с оружием в руках борьбу против ее врагов, — что их политика и позиция по отношению к Виши, обусловленные чисто французскими интересами, довольно заметно отличаются от нынешней политики и позиции правительства Великобритании.

Самый факт существования правительства Виши в тех условиях, в которых оно сейчас находится, представляет, по мнению свободных французов, ничем не оправданное посягательство на честь и интересы Франции. Характер переговоров, которые ведутся в настоящее время между Виши и врагами Франции, усугубляет преступление, совершенное против родины и выразившееся в обсуждении и принятии условий перемирия. Наконец, согласие сотрудничать с врагами, официально объявленное Виши, независимо от того, какие бы формы это сотрудничество ни приняло, свидетельствует о новом нетерпимом унижении, виновные в котором не могут рассчитывать ни на какое снисхождение.

Кроме того, свободные французы считают, что любая примиренческая политика по отношению к Виши была бы практически пагубной. Такая политика не могла бы в конечном счете принести действительно благоприятных результатов, учитывая зависимость Виши от немцев и итальянцев. Напротив, такая политика, несомненно, укрепила бы положение Виши прежде всего в империи, а также перед лицом французского общественного мнения, все более открыто осуждающего действия Виши, доказательством чего являются преследования, аресты, приговоры, отставки, число которых непрерывно растет.

IV. Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи отнюдь не возражают против того, чтобы правительство Великобритании обратилось с ободряющими посланиями к ряду французских руководителей, как например к генералу Ногесу и Вейгану, которые хотя и подчиняются пока Виши, но не исключено, что попытаются порвать с ним в будущем. Если бы эти руководители публично выразили свое намерение оказывать врагам вооруженное сопротивление, их поступок, несомненно, привел бы к большим и благотворным последствиям, в особенности в Африке.

Однако генерал де Голль и Совет обороны Французской империи питают мало надежд на то, что эти руководители займут в настоящее время такую позицию и в особенности предпримут такие [359] действия, в результате которых они дезавуировали бы самих себя. Во всяком случае, если эти лица и совершат такой поворот, который обусловит установление с их стороны контакта с правительством Великобритании и обращение к этому правительству с просьбой о поддержке, генерал де Голль и Совет обороны империи считают, что никакое соглашение не может быть заключено без их непосредственного участия и без их ясно выраженного согласия, каковы бы ни были возражения, которые, несомненно, не преминули бы выдвинуть по личным мотивам раскаявшиеся французские руководители.

В самом деле, независимо от обстоятельств, взаимно взятых на себя правительством Великобритании и генералом де Голлем, является фактом, что Совет обороны Французской империи осуществляет неоспоримую власть на значительной части империи, располагает отнюдь не ничтожными вооруженными силами и в глазах французской и мировой общественности возглавляет и олицетворяет французское Сопротивление. Всякое соглашение в военных целях, которое было бы заключено между правительством Великобритании и какими бы то ни было французскими властями без прямого участия генерала де Голля и Совета обороны Французской империи, могло бы привести лишь к серьезным разногласиям, тогда как нашей целью, несомненно, является все большее сплочение всех французов в войне на стороне Британской империи. Само собой, впрочем, разумеется, что генерал де Голль и Совет обороны империи в подобном случае сумели бы не быть злопамятными и удержаться от обвинений, а руководствовались бы лишь необходимостью в интересах нации вновь пробудить у Франции волю к победе и возродить боевые французские силы.

V. Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи не сомневаются в том, что правительство Великобритании согласно с ними по всем этим вопросам. Для них было бы очень ценно получить от него соответствующие заверения.

Телеграмма генерала де Голля полковнику Леклерку

, в Дуалу

Браззавиль, 4 ноября 1940

6 ноября как дату намеченной операции одобряю. [360]

Телеграмма генерала де Голля подполковнику Парану

, в Ламберене

Браззавиль, б ноября 1940

Обнимаю и поздравляю вас, губернатор Габона подполковник Паран. Шлю свои поздравления всем вашим подчиненным, в особенности майору Дио. Передайте вашим войскам, что они действовали прекрасно. Они сражались и одержали победу в Синдара, Митзике, Н'Джоле, Ламберене во имя Франции. Теперь необходимо закрепить успех.

Сообщение

, направленное генералу де Голлю постоянным заместителем министра иностранных дел Англии

(Перевод)

Лондон, 7 ноября 1940

I. Французский посол вручил 1 ноября послу Его Величества срочное послание Виши, в котором говорится, что маршал Петен ответит через два дня на послания короля, президента Соединенных Штатов и премьер-министра и что задержка этого ответа вызвана отсутствием министра иностранных дел. Ответы королю и премьер-министру в Лондоне еще не получены, но президент Рузвельт уже получил ответ, датированный 1 ноября и содержащий следующие пункты:

Французское правительство:

1) воздерживается отвечать на некоторые пункты пожелания президента, дабы не касаться позиции правительства Соединенных Штатов;

2) сохраняет полную свободу действий;

3) уже обязалось не передавать никому французского флота;

4) просит Соединенные Штаты вспомнить, что операции, предпринятые против Англии, явились ответом на враждебную позицию, занятую внезапно Англией по отношению к Франции и выразившуюся в оказании мятежникам поддержки ее флотом и авиацией;

5) несмотря на все это, французское правительство не произведет никакого неспровоцированного нападения на Великобританию. [361]

Послание Петена Рузвельту заканчивается обещанием французского правительства заботиться об обеспечении интересов и чести Франции и заверением, что оно очень хочет поддерживать традиционную дружбу с Соединенными Штатами и надеется избежать недоразумений и неверного истолкования фактов, которые побудили президента направить свое послание.

П. 4 ноября посол Великобритании снова встретился со своим французским коллегой и вручил ему меморандум, в котором подчеркивалось, что правительство Великобритании придает огромное значение точному выяснению позиции правительства Виши и содержанию соглашения, недавно заключенного им с немцами.

Французский посол был весьма подавлен. Он лично полагает, что Лаваль намерен подписать мир 11 ноября и использовать, с одобрения германского правительства, французский флот и некоторые армейские части для овладения французскими колониями, примкнувшими к генералу де Голлю.

III. Тем временем мы направили через сэра Самюэля Хора послание Виши, в котором говорилось, что, как нам стало известно, «Ришелье» и «Жан-Бар» собираются перебазироваться соответственно из Дакара и Касабланки в другие порты для ремонта и окраски и что, поскольку мы искренне желаем избежать столкновения между английскими и французскими военно-морскими силами, мы весьма надеемся, что правительство Виши не примет такого решения.

Телеграмма генерала де Голля полковнику Леклерку

, в Либревиль

Браззавиль, 10 ноября 1940

Поздравляю вас, полковник Леклерк, и находящиеся под вашим командованием войска по случаю блестяще проведенной операции по освобождению Либревиля.

Я вызвал по радио Порт-Жантиль и предложил немедленно направить парламентеров навстречу отряду «Свободной Франции», который спускается вниз по реке Огове. Прошу сбросить с самолетов на Порт-Жантиль листовки с сообщением о капитуляции генерала Тетю в Либревиле и требованием сдачи города. Прошу также направить туда военное судно, которое должно поддерживать со мной связь по радио. [362]

Телеграмма майора Люизе генералу де Голлю

Танжер, 14 ноября 1940

Освобождение Габона произвело огромное впечатление. Наши друзья исполнены надежды, а ярость врага и его приспешников свидетельствует об эффективности нанесенного удара.

I. Необходимо, однако, чтобы генералу де Голлю стало известно следующее:

Подлость Лаваля и его сообщников вызывает благотворную реакцию. Сам генерал Вейган понимает, что лишь победа англичан может спасти Францию. Только его возраст и слабохарактерность мешают ему непосредственно перейти к действиям.

Граф Парижский торжественно занял аналогичную позицию. Он ждет лишь подходящего случая, чтобы выступить и сбросить маску «Виши», которую он носит для формы. Моррас, который догадывается об этом и делает ставку на Германию, теперь находится в оппозиции к нему. Граф Парижский изучил возможность выступления при поддержке англичан, базируясь на Северную Африку. Стремясь, если к тому представится возможность, действовать при удобном случае совместно с Вейганом, он сделал ему предложение о сотрудничестве.

Ответ Вейгана пришел 13 ноября. Он в принципе благоприятен. С некоторыми оговорками Вейган, возмущенный подлостью правительства Виши, которое мало-помалу отказывается от Танжера в пользу Испании и собирается затем уступить ей также и кусок Марокко, согласен в случае необходимости присоединиться к графу Парижскому.

Возможно, что граф Парижский при поддержке Вейгана, после того как будут уточнены некоторые детали англо-американской помощи, объявит, базируясь на Северную Африку, о возобновлении войны.

Органическая декларация

, дополняющая манифест от 27 октября 1940

Именем французского народа и Французской империи, принимая во внимание закон от 15 февраля 1872 относительно роли генеральных советов в исключительной обстановке;

принимая во внимание конституционные законы от 25 ноября 1875, 16 июля 1875, 2 августа 1875 и 14 августа 1884; [363]

принимая во внимание состояние войны между Францией и Германией с 3 сентября 1939 и между Францией и Италией с 10 июня 1940;

принимая во внимание взятие нами власти и создание постановлениями от 27 октября 1940 Совета обороны Французской империи на свободных территориях Французской империи;

учитывая, что это взятие власти и создание вышеуказанного Совета имеют целью освобождение всей Франции; что вследствие этого важно поставить в известность всех французов, а также иностранные державы, на каких фактических и юридических условиях мы взяли и осуществляем власть,

мы, генерал де Голль,

Глава свободных французов,

учитывая, что вся территория метрополии находится под прямым или косвенным контролем противника и что вследствие этого орган, именуемый «правительством Виши» и претендующий на то, чтобы заменить правительство республики, не пользуется той полной свободой, какая необходима для подлинного осуществления власти;

учитывая, что этот орган тщетно пытается оправдать свое возникновение и существование видимостью пересмотра конституционных законов, каковой в действительности является не чем иным, как вопиющим и неоднократным нарушением французской конституции;

что хотя пересмотр конституции и может быть сам по себе полезен, но уже одного того, что он был задуман и предпринят в момент растерянности и даже паники, охватившей парламент и общественность, достаточно, чтобы лишить этот пересмотр той атмосферы свободы, сплоченности и спокойствия, без которых этот важнейший для государства и нации акт не может иметь подлинно конституционного значения;

что президент республики, не выйдя в отставку, оказался лишенным прав и прерогатив, присвоенных ему;

что по точному смыслу конституции 1875 вопрос о пересмотре конституции должен быть поставлен на раздельное обсуждение и голосование палаты депутатов и сената и только после этого предложения о пересмотре передаются Национальному собранию, которое к тому же должно заседать лишь в Версале;

что эти элементарные правила, расценивавшиеся главными законодателями республики, в частности Гамбеттой и Жюлем Ферри, как необходимая гарантия просвещенного согласия палат, [364] позволяющая избежать пересмотра конституции, поспешного или предпринимаемого с коварным намерением, были соблюдены лишь с внешней стороны или были нарушены;

что в действительности обе палаты и Национальное собрание были лишены возможности свободного обсуждения, а известные основные принципы, которые представитель так называемого правительства, защищавший проект пересмотра, презрительно охарактеризовал как «вопросы процедуры», были намеренно отброшены;

что, в частности, некоторым членам' Национального собрания помешали участвовать в обсуждении, поскольку судно, на котором они находились, не подпускали к берегу по приказу правительства или с его согласия;

что в ходе публичных дебатов на присутствовавших членов было оказано давление в результате вмешательства неправомочного третьего лита;

что в нарушение существующего порядка протокол обсуждения не был опубликован;

что так называемое Национальное собрание заседало в Виши, в то время как, устанавливая местопребывание Национального собрания в Версале, законодатель ясно показал, что он не предвидит когда-либо в будущем возможности использования бедственного положения парламента, изгнанного и разобщенного наступающими армиями противника, для внезапного его созыва в кантональном центре, с тем чтобы путем запугивания принудить его к посягательству на основные законы республики;

учитывая, что, если бы на рассмотрение собрания в Виши был представлен в установленном порядке какой-либо проект пересмотра конституции, оно было бы обязано обсудить его постатейно, а затем проголосовать за окончательный текст, который, после опубликования, превратился бы в один из конституционных законов страны;

но что указанное собрание вместо выполнения своей основной функции ограничилось тем, что, отказавшись от принадлежащей ему одному компетенции, приняло противоречащее конституции бессмысленное решение: предоставить третьему лицу неограниченные полномочия для разработки и введения им самим новой конституции;

учитывая имеющееся в законе 1884 положение о том, что «республиканская форма правления не может стать предметом предложения о пересмотре»; [365]

что тем не менее, несмотря на это торжественное обещание, данное нации лжеправительство Виши, само назвавшее себя «правительством республики», стремясь добиться чрезвычайных полномочий, отменяло как по форме, так и по существу один раздел республиканской конституции за другим;

что оно изгнало из своих квазиконституционных актов даже самое слово «республика», предоставив главе так называемого ими «французского государства» неограниченную власть, подобную власти абсолютного монарха, которую он по собственному усмотрению может удержать до конца жизни или же передать другому, избранному им самим лицу и даже сделать ее наследственной;

что оно, наконец, не поколебалось отнять у народа право на свободное волеизъявление, считающееся во Франции традиционным и священным, и предоставило главе государства возможность одной своей подписью заключать и ратифицировать все договоры, в том числе даже договоры о заключении мира и уступке территории, что является посягательством на территориальную целостность, независимость и само существование Франции, ее колоний, протекторатов и мандатных территорий;

что хотя неограниченное полномочие, предоставленное этому так называемому правительству, и предусматривает, что новая конституция будет «утверждена нацией и будет проводиться в жизнь ассамблеями, которые она создаст», но это положение остается не имеющим практического значения пожеланием, поскольку так называемый глава государства имеет полную возможность подобрать по своему усмотрению угодный состав будущих ассамблей и установить порядок такого утверждения;

что он может отложить это утверждение на неопределенный срок и даже до бесконечности;

что за отсутствием свободного и нормально действующего парламента Франция могла бы выражать свою волю голосами своих генеральных советов; что генеральные советы могли бы даже, в соответствии с законом от 15 февраля 1872 и в связи с незаконностью органа Виши, позаботиться о создании центральной администрации страны, но что указанный орган так называемым декретом от 20 августа 1940 запретил им собираться и по так называемому закону от 12 октября 1940 заменил их комиссиями, назначенными центральной властью;

учитывая в конечном итоге, что конституция, несмотря на посягательства, совершенные против нее в Виши, законно остается в силе, что в этих условиях ни один француз и особенно ни [366] один свободный француз на связан никакими обязательствами по отношению к лжеправительству Виши, порожденному пародией на Национальное собрание и пренебрегающему правами человека и гражданина и правом народа на свободное волеизъявление, правительству, все действия которого к тому же со всей очевидностью свидетельствуют, что оно находится в зависимости от противника;

считая, что защита заморских территорий, так же как и освобождение метрополии, требуют, чтобы силы Франции, рассеянные по всему миру, были немедленно подчинены временной центральной власти;

что эта временная центральная власть вследствие непреодолимых обстоятельств, совершенно очевидно, не может быть в настоящее время создана в точном соответствии с законом;

что творцы конституции никак не могли предвидеть возникновения таких обстоятельств, при которых французы должны будут приступить к образованию власти вне пределов континентальной Франции; что нельзя более рассчитывать на создание в настоящее время этой власти на основе избирательной системы, поскольку осуществление этой системы в разгар войны под всеми широтами земного шара вызвало бы исключительные трудности и во всяком случае потребовало бы длительного времени;

что в настоящий момент достаточно того, чтобы воля свободных французов была по этому вопросу выражена без принуждения и с полной определенностью, при том непременном условии, что временно образуемая власть должна, так же как и всякая другая, отвечать за свои действия перед представителями нации, как только они получат возможность свободно и в нормальных условиях осуществлять свои полномочия;

исходя из вышесказанного,

мы, генерал де Голль,

Глава свободных французов,

заслушав мнение Совета обороны империи,

устанавливаем, что миллионы французов или французских подданных, индивидуально или коллективно выступая во всех частях света, а также на французской территории, призвали нас руководить ими в войне;

заявляем, что голос этих французов, которых не мог заставить замолчать враг и зависимый от него орган Виши, был голосом Родины и что вследствие этого нашим священным долгом [367] было взять на себя выполнение задачи, которая была на нас возложена;

заявляем, что мы выполним эту миссию в духе уважения к учреждениям Франции и дадим отчет во всех наших действиях представителям французской нации, как только она сможет свободно и нормальным путем избрать их.

Постановляем, что настоящая органическая декларация будет обнародована или опубликована повсюду, где это необходимо.

Браззавиль, 16 ноября 1940

Ш. де Голль. [368]

Лондон

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками на Среднем Востоке генералу Уэйвеллу

Лондон, 14 июля 1940

Получил вашу телеграмму от 12 июня, за которую искренне благодарю. Полностью согласен с вами в отношении следующих мероприятий:

1) Объединения в регулярные воинские части всех французских групп, которые окажутся в зоне ваших действий.

2) Усиления с помощью этих групп обороны территории Джибути, находящейся под командованием генерала Лежантийома.

3) Использования, в частности, с этой целью французского батальона на Кипре, перешедшего на мою сторону. Сегодня посылаю этому батальону через губернатора Кипра телеграфное приказание поступить в ваше распоряжение.

Направляемую сегодня в ваш адрес телеграмму прошу передать генералу Лежантийому.

Письмо генерала де Голля главнокомандующему войсками на Среднем Востоке генералу Уэйвеллу

Лондон, 28 августа 1940

Генерал!

Пользуюсь поездкой полковника Массона, чтобы передать, что был чрезвычайно рад увидеть вас.

Вы уже знаете, что с того времени ко мне присоединились Чад и Камерун. Надеюсь, вы согласитесь со мной, что это событие имеет большое значение, особенно в военном отношении. [369]

Командующий войсками в Форт-Лами полковник Маршан отличный офицер. Я считаю, что было бы весьма полезно, чтобы вы установили с ним контакт, дабы ободрить его и дать почувствовать, что он «прикрыт» с востока так же хорошо, как и запада. Если вы сообщите ему данные об итальянцах в Ливии, это, безусловно, ему пригодится.

Что касается французского батальона в Египте, я тороплюсь ввести в строй против итальянцев первую сформированную часть, с тем чтобы объявить, что она участвовала в бою.

Желаю успеха и славы, генерал, и прошу вас принять уверения в моих наилучших чувствах.

Телеграмма генерального инспектора колоний и начальника финансового управления в Индокитае Казо генералу де Голлю

Доставлена в Хайфон 16 сентября 1940

I. Значительная часть населения Индокитая остается верной англо-французскому союзу. Она с интересом следит за вашими усилиями. Однако учитывая опасение немедленных репрессий, присоединение здесь затруднительно, а любые разногласия среди французского населения в настоящее время ослабили бы защиту этой колонии.

II. По политическим, экономическим и географическим причинам мы в нынешних условиях не можем оказать вам поддержку в открытой и активной форме, не ставя под угрозу интересы колонии и ее жителей. Такое присоединение, вероятно, может произойти тогда, когда положение в Европе позволит сотрудничать в военном отношении с Великобританией.

III. Правительство Великобритании должно помочь нам получить из Америки самолеты и оружие, оплата которых будет произведена немедленно. Индокитай является аванпостом европейской колонизации на Дальнем Востоке, и его территориальная неприкосновенность служит реальной гарантией безопасности голландских колоний, Индии и Малайи. Правительство Великобритании и генерал де Голль могут совершенно не сомневаться в верности французских заморских владений и, в частности, Индокитая. Мы надеемся при известных обстоятельствах полностью сотрудничать с вами в борьбе за достижение победы во имя права и свободы. [370]

Ответ генерала де Голля генеральному инспектору колоний и начальнику финансового управления в Индокитае Казо

Дуала, 8 октября 1940

I. Благодарю вас за чувства преданности, выраженные в вашем послании, в частности в его разделах I и III. Мы прекрасно понимаем испытываемые вами трудности, но в настоящее время свободные французские силы не могут оказать вам эффективной поддержки. В ожидании того дня, когда они смогут это сделать, мы убеждены, что вы всегда будете защищать французские интересы на Дальнем Востоке и, когда наступит время обеспечить победу, будете активно сотрудничать с нами. Вы, разумеется, можете уже сейчас сообщить нам, каковы ваши первоочередные потребности, которые необходимо будет удовлетворить, как только обстановка станет благоприятной для действий. Во всяком случае, мы будем всегда рады получить от вас информацию, очень ценную для нас, и глубоко верим, что вы будете поддерживать и усиливать среди наших друзей дух Сопротивления.

II. Генерал Катру, присоединившийся ко мне, ознакомил меня с обстановкой, которая сложилась в первые недели после заключения перемирия. Выражаю вам свое дружеское доверие.

Телеграмма посланника Великобритании в Сиаме Джеймса Кросби министерству иностранных дел в Лондоне

, сообщенная генералу де Голлю

(Перевод)

Бангкок, 11 октября 1940

I. Французский посланник нанес вчера визит премьер-министру, который под большим секретом сделал ему следующее вызывающее тревогу заявление:

II. Германия и Япония побуждают Сиам захватить силой территории Индокитая, которые он хочет отнять у Франции. В этом случае Германия и Япония вмешиваются как арбитры в пользу Сиама. Германское правительство даже пообещало не позднее [371] двух суток после первого выстрела выступить в Виши и навязать французскому правительству новое территориальное размежевание, основанное на расовом принципе и дающее Сиаму все, чего он желает, включая Лаос и Камбоджу.

III. Премьер-министр заявил, что эти предложения ставят его в весьма затруднительное положение, так как принятие их свидетельствовало бы о его сближении с державами оси и тем самым отдалило бы его от Лондона и Вашингтона. Он не желает вести политику в этом направлении, ибо предпочитает сохранять нейтралитет и симпатии англичан и американцев. Однако исключительно непримиримая позиция, занятая армией, заставит его прибегнуть к силе, если правительство Виши откажется успокоить сиамцев-ирредентистов изменением границы на Меконге, что должно повлечь за собой уступку Сиаму двух участков на правом берегу этой реки. Премьер-министр настойчиво просил немедленно созвать заседание смешанной франко-сиамской комиссии для рассмотрения вопроса о фарватере реки Меконг и островах. Французский посол считает, что эта комиссия должна закончить свою работу в конце ноября, что даст нам еще пять-шесть недель отсрочки. По его мнению, тогда наступит критический момент, и если Виши заупрямится, правительству Сиама ничего не останется, как прибегнуть к силе. Тогда обещание Японии и Германии будет выполнено, и это приведет к результату, которого сильно опасается премьер-министр.

Телеграмма генерала де Голля премьер-министру Греции Метаксасу

Браззавиль, 2 ноября 1940

От имени всех французов, как продолжающих войну, так и тех, кто временно порабощен противником, выражаю вашему превосходительству, греческому правительству и греческому народу наше восхищение и нашу веру в его победу.

Встав снова на защиту своей независимости, греки показывают всему миру пример, достойный их античных традиций.

Объединившись с союзниками, мы победим наших общих врагов. [372]

Ответ премьер-министра Греции Метаксаса генералу де Голлю

Афины, 4 ноября 1940

Горячо благодарю за вашу телеграмму. Вся Греция убеждена в том, что в этот ответственный момент ее истории сердца всех без исключения французов бьются в унисон, желая успеха ее правому делу. Великая французская нация, столько раз следовавшая благородному примеру наших предков и мужественно поддерживавшая нас во время наших войн за независимость, не могла не оказаться и на этот раз на нашей стороне.

Телеграмма генерала де Голля Жаку де Сийесу

, в Нью-Йорк

Браззавиль, 4 ноября 1940

Правительство Виши создает на африканских территориях, еще находящихся под его юрисдикцией, сеть мощных радиопередатчиков, предназначенных в основном для того, чтобы глушить передачи Свободной Французской Африки. В качестве ответной меры мы намерены увеличить мощность радиостанции «Браззавиль» при помощи американской аппаратуры стоимостью около 150 тысяч долларов. Мы не располагаем долларами и надеемся, что организации «Франс фор эвер», может быть, удастся достать такую сумму, каковая будет использована в этих целях. Срочно уведомите нас, возможно ли это, так как мы готовы направить заказ одной американской фирме.

Постановление об учреждении Ордена Освобождения

Именем французского народа и Французской империи мы, генерал де Голль, Глава свободных французов, на основе постановления № 1 от 27 октября 1940 об организации государственной власти на период войны и создании Совета обороны империи [373] и постановления № 5 от 12 ноября 1940, определяющего условия, в которых будут приниматься решения Главы свободных французов, постановляем:

Статья 1. Учредить «орден Освобождения», кавалеры которого будут называться «соратниками в борьбе за освобождение».

Этим орденом будут награждаться отдельные лица или военные и гражданские коллективы, отличившиеся в борьбе за освобождение Франции и ее империи.

Статья 2. Единственный знак отличия этого ордена — крест Освобождения.

Статья 3. Принятие в орден Освобождения производится постановлением Главы свободных французов.

Статья 4. Порядок применения настоящего постановления будет определен особым декретом.

Статья 5. Настоящее постановление будет опубликовано в «Журналь оффисьель» «Свободной Франции» и временно в «Журналь оффисьель» Французской Экваториальной Африки.

Дано в Браззавиле, 16 ноября 1940

Ш. de Голль.

Письмо начальника английского имперского штаба генерала сэра Джона Дилла генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 26 ноября 1940

Дорогой генерал!

Я получил от генерала Уэйвелла телеграмму, в которой он сообщает мне о вашем желании направить в Грецию отряд французских войск из Египта.

Когда вы изъявили это желание, вам, вероятно, не было известно, что в Грецию не направлено ни одной английской воинской части, кроме батарей ПВО, предназначенных для обороны аэродромов, и что отправка туда каких-либо частей со Среднего Востока не предполагается.

Генерал Уэйвелл сообщил мне, что в настоящее время можно располагать лишь одним французским батальоном, который прекрасно [374] проявил себя в западной пустыне. Помимо всего, этот батальон явится резервом, весьма полезным на случай, если понадобятся войска для Сирии.

Я целиком согласен с мнением генерала Уэйвелла. Мне хотелось бы знать, продолжаете ли вы, учитывая сказанное выше, тем не менее настаивать на посылке французских войск в Грецию.

Рад воспользоваться случаем, чтобы выразить вам искренние поздравления по поводу недавних успехов в военных операциях в Западной Африке.

Искренне ваш.

Письмо генерала де Голля начальнику английского имперского штаба генералу сэру Джону Диллу

{189}

Лондон, 27 ноября 1940

Дорогой генерал!

Ваше письмо от 26 ноября по вопросу об отправке в Грецию отряда французских войск из Египта я получил. Как бы ни были серьезны причины чисто военного характера, которые, по вашим словам, препятствуют отправке этого отряда, гораздо важнее то политическое и моральное значение, которое будет иметь для Франции пребывание в Греции французской боевой части.

Поскольку Свободная Франция в настоящее время не в состоянии отправить авиацию, я продолжаю настоятельно просить направить в кратчайший срок в распоряжение Главного командования на греческой территории одну роту из состава французского восточного батальона.

Искренне ваш. [375]

Письмо начальника штаба военного кабинета и министра обороны Англии генерала Исмея генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 3 декабря 1940

Дорогой генерал!

Рад сообщить вам, что премьер-министр и начальники штабов согласны в целом с планом, который вы обсуждали с начальниками штабов на прошлой неделе.

Мы предлагаем зашифровать эту операцию названием «Мари»; начальники штабов настаивают на необходимости упоминать отныне об этой операции лишь под условным названием.

Первая часть операции состоит главным образом в переброске ваших войск, снаряжения и средств материального обеспечения из Экваториальной Африки на Средний Восток. Мы поняли, что вы собираетесь принять меры к тому, чтобы начать это передвижение войск в ближайшее время. Но если у вас возникнут какие-либо трудности или вопросы, которые вы пожелали бы обсудить с начальниками британских штабов, это можно будет легко урегулировать. Второй этап, более отдаленный по времени, — сама операция.

Начальники штабов были бы весьма рады обсудить с вами этот план, как только он будет подготовлен, и в особенности вопрос о той роли, которую, по вашему мнению, должны сыграть англичане во время вашей операции или после нее.

С наилучшими пожеланиями искренне ваш.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Лондон, 11 декабря 1940

Усилившееся влияние нашего движения на французскую метрополию, а также важнейшие задачи войны требуют, чтобы мы максимально и в кратчайший срок развернули военные действия против неприятеля.

Я решил придать значительный размах нашим усилиям на Среднем Востоке, направив туда немедленно: [376]

Иностранный легион,

отряд морской пехоты,

батальон сенегальских стрелков,

танковую роту,

взвод 75-миллиметровых орудий,

отряд радиосвязи,

автотранспортную роту,

вспомогательные части.

Все эти подразделения поступают в распоряжение полковника Магрена-Вернерэ.

Различные переговоры, которые я в связи с этим вел с правительством Великобритании в отношении перевозки войск и материальной части, только что завершились заключением соглашения. Но теперь я прошу вас принять все меры к тому, чтобы обеспечить готовность всех без исключения этих подразделений к погрузке не позднее чем в двадцатидневный срок, считая с сегодняшнего дня.

Эти указания относятся также к батальону сенегальских стрелков, формирование которого прошу поэтому ускорить. Он должен состоять по крайней мере из четырех, а если возможно — из шести рот.

Я прекрасно понимаю, что отправка этих войск в настоящее время может отрицательно сказаться на обороне Французской Экваториальной Африки и Камеруна. Я сознаю также трудности, с которыми вы столкнетесь при формировании хорошего маршевого батальона сенегальских стрелков в столь короткий срок. Но я вынужден пренебречь этими соображениями в силу ряда исключительно важных обстоятельств, связанных с проведением операций.

Генерал Лежантийом отправится в ближайшее время в Браззавиль и даст вам по этому вопросу необходимые разъяснения, которые нельзя сообщить телеграфно.

Письмо главнокомандующего войсками на Среднем Востоке генерала Уэйвелла генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Каир, 14 декабря 1940

Дорогой генерал!

Благодарю за ваше письмо, посланное из Браззавиля 16 ноября. Я очень признателен вам за решение направить мне замечательный [377] батальон Иностранного легиона, который я смогу использовать для активных действий в Судане, как только он прибудет.

Я весьма рад присутствию здесь генерала Катру, с которым поддерживаю тесный контакт. Положение в Сирии пока без существенных изменений, но мне кажется, что движение в пользу «Свободной Франции» начинает развертываться все шире, по крайней мере среди младших офицеров. Надеюсь, что последние события будут еще более способствовать этому.

Во время последних операций в западной пустыне часть 1-го батальона морской пехоты принимала участие в боях, но я не получил еще подробного отчета об этих операциях. В Судане недавно отличился отряд ваших спаги: он отбросил вражеский разведывательный отряд и уничтожил некоторое число итальянцев.

Сожалею, что ваше быстрое возвращение в Лондон лишило меня удовольствия встретиться с вами в Каире, но надеюсь, что вы сможете прибыть сюда позже.

Шлю Вам наилучшие пожелания успеха в великой миссии, выполняемой вами в интересах Франции и нашего общего дела. Прошу принять уверения в моем самом энергичном сотрудничестве.

Искренне ваш.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Лондон, 18 декабря 1940

Как я вам уже телеграфировал 11 декабря, отправка на Средний Восток нашей восточной бригады является исключительно срочным делом. Напоминаю, что в состав этой бригады должны входить Иностранный легион, морская пехота, батальон сенегальских стрелков шестиротного состава, танковая рота, взвод артиллерии, автотранспортная рота, отряд связи и вспомогательные части. Как вы знаете, англичане по договоренности со мной приняли необходимые меры к перевозке и конвоированию этих подразделений.

Ожидаю вашего отчета о том, как проходило передвижение сухим путем к Хартуму маршевого батальона с территории Чад. Ваше решение по этому вопросу одобряю. Это и будет тот стрелковый батальон, который предусмотрен в составе бри гады. Помимо [378] этого, следует отправить две стрелковые роты, снятые с побережья, чтобы довести этот батальон до шестиротного состава. Обе роты, снятые с побережья, вольются в батальон по его прибытии на место назначения.

Необходимо также отправить с побережья дополнительное вооружение для этого батальона. Здесь я полагаюсь на вас. Прошу докладывать мне о ваших действиях и о времени отправки различных подразделений бригады. Полностью одобряю вашу точку зрения на проводимые вами в настоящее время пропагандистские мероприятия и относительно невмешательства в дела колоний, признающих власть Виши.

Все имеющиеся у меня сведения говорят о том, что наше влияние во Франции быстро растет. Я согласен с вами, что решающее значение теперь приобретают наши действия против итальянцев. По этому вопросу держите меня в курсе ваших планов и приготовлений на границе между территорией Чад и Ливией.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Лондон, 18 декабря 1940

Как мы уже условились с вами во время нашей встречи в Форт-Лами, наши основные военные усилия должны в настоящее время развернуться против итальянцев на Среднем Востоке.

Паша 1-я восточная бригада, состоящая из батальона Иностранного легиона шестиротного состава, отряда морской пехоты, батальона сенегальских стрелков шестиротного состава, роты танков «Гочкис» образца 1939, взвода 75-миллиметровых орудий, отряда связи и вспомогательных подразделений, включая полевой госпиталь под общим командованием Магрена-Вернерэ (псевдоним Монклар) вскоре выступит на Средний Восток. Отправка начнется в этом месяце. Большинство подразделений будет отправлено морским путем, исключая батальон сенегальских стрелков с территории Чад, который выступит к Хартуму по сухому пути. Как вам известно, эта бригада предназначена по договоренности с генералом Уэйвеллом для проведения военных операций в Судане.

С другой стороны, Сото формирует в настоящее время из европейцев и туземцев Тихоокеанский полк. По вашей просьбе я намерен использовать этот полк в Египте. Первый его батальон [379] численностью 700 человек уже сформирован в Нумеа; я веду здесь переговоры о его перевозке в самое ближайшее время.

Я дал указание собрать все французское вооружение, оставшееся в Англии, оно будет немедленно отправлено вам. Я рассчитываю, что мне удастся снабдить вас всем необходимым, для того чтобы вооружить надлежащим образом Тихоокеанский полк, а также 2-й Египетский батальон, который вы начинаете формировать.

Таким образом, по-моему, надо не откладывая приступить к формированию. Одновременно с посылкой оружия и боеприпасов я направляю вам офицеров для пополнения ваших кадров. Наконец, мне очень хочется, чтобы наши летчики на Среднем Востоке вновь стали французскими летчиками, даже в том случае, если они должны в настоящий момент служить в английских эскадрильях.

Само собой разумеется, что все эти подразделения входят или войдут в ваше подчинение с того момента, когда они оказались или окажутся на Среднем Востоке, причем вопрос об их использовании должен быть решен по согласованию между вами и генералом Уэйвеллом, если только он не будет решаться в Лондоне между правительством Великобритании и мной.

В ближайшие дни я ожидаю прибытия сюда полковника Пети, которого, я полагаю, вы знаете и который будет моим начальником штаба.

Телеграмма генерала де Голля генералу де Лармина

, в Браззавиль

Лондон, 23 декабря 1940

Только что получены непосредственно из Виши, с одной стороны, через английские дипломатические каналы, а с другой -через посланных мной туда представителей, которым Виши разрешило возвратиться назад, вполне достоверные сведения об отношении Виши к Свободной Французской Африке.

Эти сведения позволяют сделать вывод, что правительство Виши относится в данный момент к нашей власти в Экваториальной Африке как к свершившемуся факту и что оно, очевидно, не намерено, если отбросить пропагандистские заявления, предпринять наступательные действия по крайней мере до начала февраля. Кроме того, начатые нами операции против итальянцев пользуются [380] исключительной популярностью даже в Виши. Таким образом, развитие этих операций является в настоящее время самым эффектным мероприятием, какое мы можем провести как в национальном, так и в международном плане. Прошу вас сообщить это членам нашего Совета — Эбуэ, Сисе, д'Аржанлье, Леклерку.

В связи с этим я рассчитываю, что восточная бригада, состав которой я уточнил вам в предыдущих телеграммах, прибудет полностью в Судан, являющийся ее первым местом назначения, в начале февраля; это относится не только к ее подразделениям и материальной части, отправляемым из Дуалы и Пуэнт-Нуара, но и к батальону сенегальских стрелков с территории Чад, двигающемуся по суше. Однако уже теперь необходимо подготовить второй эшелон, также предназначенный для действий на Среднем Востоке. Он должен будет состоять из двух батальонов сенегальских стрелков и взвода артиллерии.

Я прошу вас ускорить формирование этого эшелона, с тем чтобы он мог двинуться в путь в конце января. По всем этим вопросам поддерживайте связь с генералом Катру.

Одновременно сообщаю для вашего сведения, что Тихоокеанский полк также предназначается для использования на Среднем Востоке и что его первые подразделения будут незамедлительно грузиться в Нумеа. Наконец, новый батальон формируется в Египте.

В конечном итоге я надеюсь, что в начале весны мы сможем располагать на Среднем Востоке силами порядка девяти батальонов, в том числе пятью европейскими батальонами, небольшим количеством артиллерии и одной танковой ротой. И это независимо от действий войск на территории Чад в направлении оазисов Куфры и Мурзук. Эти действия вы, конечно, осуществите, как только будет возможно, вместе с авиацией и специальными войсками. Прошу передать Леклерку, что мы возлагаем на него большие надежды в этом вопросе.

Письмо Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 24 декабря 1940

Дорогой генерал де Голль!

Лорд Галифакс обратил мое внимание на два документа, которые вы ему передали 10 декабря. Речь идет прежде всего о манифесте, [381] выпущенном в Браззавиле 27 октября 1940, и относящихся к нему двух декретах — о создании Совета обороны империи и о назначении членов этого Совета, — изданных того же числа вами в качестве главы свободных французов. С другой стороны, речь идет об органической декларации от 16 ноября, изданной в дополнение к манифесту.

Как вы помните, 4 августа 1940 я заявил вам, что правительство Его Величества в Соединенном Королевстве одобряет ваш проект создать, как только будет возможно, совет, состоящий, как вы мне тогда дали понять, из руководящих лиц от французских колоний, решивших присоединиться к вам с целью продолжать войну против общих врагов.

Поэтому я пользуюсь случаем информировать вас, что правительство Его Величества в Соединенном Королевстве будет радо сотрудничать с вами как с признанным Главой свободных французов и с Советом обороны, учрежденным декретами от 27 октября 1940, по всем вопросам, касающимся его сотрудничества с французскими заморскими территориями, признавшими вашу власть, и относящимся как к объединению французских свободных вооруженных сил с вооруженными силами Его Величества для продолжения войны против общих врагов, так и к тем, которые связаны с политическими и экономическими интересами этих территорий.

Направляя вам настоящее письмо, я желаю, чтобы было совершенно твердо установлено, что правительство Его Величества не выражает какого-либо мнения относительно различных конституционных и юридических положений, содержащихся в манифесте и в органической декларации.

Искренне чаш.

Телеграмма верховного комиссара в Браззавиле генерала Лармина генералу де Голлю

, в Лондон

Браззавиль, 25 декабря 1940

План действий в Южной Ливии следующий: 1) Поиск, осуществляемый туземной группой Тибести в районе Теджери, в южной части Феццана, должен быть проведен немедленно. [382]

2) Разведка боем, проводимая смешанным франко-британским моторизованным отрядом в районе Вау-эль-Кебир, восточнее Мурзука.

Операция должна быть начата тотчас же после прибытия британского отряда, каковое было обещано после некоторого колебания, вызванного развертыванием наступления на Бардию.

3) Несколько позднее или одновременно, в зависимости от возможностей, разведка боем, проводимая моторизованными силами в районе Эль-Ауан; дата не назначена.

4) В случае успеха развертываемых действий в оазисе Куфра моторизованными силами совместно с мехаристами будет осуществлена крупная операция. Ее подготовка потребует значительного времени.

5) Намеченные воздушные бомбардировки оазиса Куфры задерживаются в связи с необходимостью подвоза на передовые базы бензина и бомб, а также вследствие занятости части грузовиков на территории Чад для переброски маршевого батальона.

6) Я буду докладывать вам о ходе подготовки и выполнения этих операций, осуществляемых во взаимодействии с англичанами.

Письмо командующего войсками территории Чад полковника Леклерка генералу де Голлю

, в Лондон

Форт-Лами, 31 декабря 1940

Господин генерал!

Позвольте мне придерживаться установившейся традиции посылки новогодних писем. Эта традиция дает мне повод написать вам письмо, но я, к сожалению, не знаю, когда вы его получите. В этом году не трудно выразить наши пожелания... поскольку мы потеряли все.

Я снова заверяю вас, что всегда буду рядом с вами в той гигантской борьбе, которую вы начали. Знаю, что я уже вызываю зависть и беспокойство у многих... Так бывает всегда, когда кто-нибудь стремится действовать против рутины и пассивности, этих основных принципов французской гражданской и военной власти. Но это меня мало волнует.

Резюмируем в нескольких словах события истекшего месяца и положение на территории Чад: мне изобразили дело так, как будто [383] над этой территорией нависла большая и непосредственная угроза. Но дело обстояло иначе: падение Либревиля страшно встревожило вишистов, они были убеждены, что дальше последуют операции против Нигера и Дагомеи, и начали поэтому проводить мероприятия двоякого порядка:

1) сосредоточивать на нашей границе силы, вдвое превосходящие наши, но помышляющие лишь об обороне;

2) развертывать широкую пропаганду, чтобы «не допустить преступления». С этой целью в Зиндер были направлены люди, прибывшие из района Чад... Последовал бесконечный поток писем и телеграмм, в которых комплименты чередовались с угрозами, сообщались семейные известия, хорошие и чаще плохие, давались обещания сенсационных разоблачений. Этот метод в духе бошей обычно оказывает влияние на слабонервных. Поэтому я поручил их ближайшему соседу Дио принимать любые меры: ему разрешено вступать с ними в переговоры, писать, соглашаться на встречи, всячески затягивать дело. Кроме того, я довожу до их сведения интересные документы, как например приказ об отправке маршевого батальона.

Если Нигер обнаружит агрессивные намерения, чего всегда можно ожидать, я вызову батальон Буйона из Маруа.

Теперь о ливийской границе. Согласно вашему распоряжению, я решил полностью использовать наши возможности в борьбе с итальянцами:

1) Я приказал туземной группе с нагорья Тибести совершить налет на Теджере между 3 и 10 января (к 3 января в район операции прибудут верблюды).

2) Д'Орнано и около десяти французских офицеров и унтер-офицеров примут участие в экспедиции Баньоля с 7 до 20 января.

3) Я уже почти решил предпринять в конце января максимально сильный рейд против оазиса Куфры. С этой целью Паразоль трудится не покладая рук, чтобы создать с нашими «бедфордами» отряд, подобный отряду в Баньоле.

Через два дня после прибытия верблюдов я смогу точно установить, чем мы там располагаем.

Авиация будет непосредственно участвовать на всех этапах операции.

Взаимодействие с англичанами будет установлено. В настоящий период мне предстоит преодолеть еще много препятствий: мне говорят о рискованности операции, злополучные перемены в личном составе выводят из строя всю машину в тот момент, когда [384] она начинает работать... Вновь приходится сталкиваться с излюбленными методами французского штаба, которому всегда невдомек, что лишь внутренняя спайка является залогом успеха. У меня иногда появляется желание бросить все, но довольствуюсь тем, что повторяю молитву, которой когда-то учил меня мой дед: «Господи, избавь меня от друзей, а от врагов я сам избавлюсь». Это не относится, разумеется, к генералу де Лармина, у которого очень трезвый взгляд на вещи.

Впечатление от войск, находящихся на территории Чад: европейские командные кадры весьма многочисленны, особенно на севере, но, к несчастью, они не имеют опыта ни этой, ни прошлой войны. Лучших из них забрал маршевый батальон.

Качество туземных войск очень и очень низкое. Причину этого надо по-прежнему искать в заблуждениях Бюрера, который утверждал, что стрелков можно фабриковать так же быстро, как консервные банки. Ощущается большой недостаток в командном составе. Надеюсь, что смогу добиться, чтобы в среднем на 30 рядовых у меня были 1 сержант-туземец и 2 капрала, в то время как туземная часть является подлинно боеспособной лишь тогда, когда на 10 туземцев приходится 1 европеец. Если мне придется выступить против оазиса Куфры, я произведу такой же отбор, как во время нашей операции в Либревиле.

Де Мармье уехал... Каковы бы ни были его недостатки, я никогда не забуду помощи, которую он мне оказал в борьбе за Либревиль. Без него часть наших самолетов до сих пор находилась бы еще в ящиках в Дуале.

Не разочаровывайтесь, если в течение трех или четырех недель наши самолеты все еще не будут бомбардировать итальянцев: я буду действовать самым решительным образом, нанося сразу же сильные удары. Самая трудная проблема — большие расстояния и вопрос об обеспечении водой машин и верблюдов.

Можете не сомневаться в том, что нас не испугают никакие трудности, откуда бы они на нас ни надвигались — с фронта или с тыла.

Примите выражение моей безграничной преданности, моей почтительной веры в вас и огромной благодарности за то, что вы дали мне возможность оставаться французом.

1.01.41. — Возвратившись сегодня из Унианга, я нашел телеграмму от генерала де Лармина, в которой говорится, что вы рассчитываете на меня, господин генерал. Благодарю вас за это доверие. Если бы вы видели нас отрезанными в течение трех дней от [385] всего окружающего мира в результате непрекращающейся песчаной бури, вы были бы вполне уверены, что все возможное будет сделано.

Воздушную разведку в районе оазиса Куфры удалось провести. Было обнаружено на земле семь самолетов. Форт Тадж является, по-видимому, солидной и хорошо оснащенной крепостью.

Поэтому я не рассчитываю овладеть им, но причиню максимальный ущерб авиабазе и другим внешним сооружениям форта. Для перевозки 200 бойцов мне придется использовать 70 грузовиков ввиду большого расстояния до объекта рейда и необходимости значительного запаса горючего для наших машин, отнюдь не приспособленных к такому виду спорта. Каковы бы ни были трудности, мы двинемся в путь и достигнем успеха. Мы будем думать о вас, генерал...

Еще раз прошу принять выражение моего почтительного доверия.

Письмо генерала де Голля министру иностранных дел Англии Э. Идену

Лондон, 4 января 1941

Господин министр!

Единственным основанием для обвинения адмирала Мюзелье в настоящий момент могут быть лишь «документы», исходящие от Виши, то есть от противника «Свободной Франции» и уже по одному этому внушающие подозрение.

С другой стороны, мне представляется весьма вероятным, что эти «документы» могли быть сфабрикованы Виши с целью нанести серьезный и, возможно, даже непоправимый удар по «Свободной Франции» и поссорить «Свободную Францию» с Англией.

Я вынужден заявить вам еще раз и вполне официально, что мне представляется весьма досадным то, как было начато это дело.

Считаю, что совершенно непроверенные утверждения, исходящие от тех, кто, естественно, стремится нанести ущерб «Свободной Франции» и ее союзу с Англией, не могут служить сами по себе достаточным оправданием для ареста французского вице-адмирала, который командует французским флотом, сражающимся вместе с военно-морскими силами Великобритании. Я считаю, кроме того, что при любых обстоятельствах арест мог произойти [386] лишь после предварительного уведомления меня об этом правительством Великобритании.

Наконец, я не могу согласиться с материальными и моральными условиями, при которых был арестован адмирал Мюзелье и в которых он содержится в тюрьме.

Поэтому я настоятельно требую, чтобы правительство Великобритании приняло необходимые меры к обеспечению достойного обращения с адмиралом Мюзелье и сообщило мне о причинах, оправдывающих дальнейшее содержание его под стражей.

Прошу вас, господин министр, принять уверения в моем высоком уважении.

Замечания относительно документов

, которые повлекли за собой арест вице-адмирала Мюзелье

Переданы генералу Спирсу 7 января 1941

1) Прежде всего следует отметить, что вообще документы, составленные и подписанные, очевидно, агентом Виши (генералом Розуа) с целью опорочить одного из главных военачальников свободных французов, не могут внушить ничего, кроме подозрения, и не могут рассматриваться как доказательство.

2) Поистине странные обстоятельства, при которых эти документы были якобы просто-напросто переданы неким иностранным дипломатом каким-то агентам службы безопасности после отъезда из Англии генерала Розуа, причем это произошло в обстановке политического заговора, лишь усиливают подозрение относительно подложности этих документов.

3) Если бы эти документы не были фальшивыми, то весьма маловероятно, чтобы генерал, направляя своему так называемому правительству важные и весьма конфиденциальные сведения, проявил бы неслыханную беспечность, написав их на официальном бланке со штампом французского генерального консульства и с казенной печатью, указав на этом бланке совершенно открыто, не прибегая к шифру, даже не сокращая фамилий всех лиц, от которых он якобы получает сведения, и, более того, назвав в тексте (письмо от 17 сентября) фамилию и адрес лица, которому корреспонденция направлялась. [387]

4) Все четыре документа касаются почти исключительно одного адмирала Мюзелье. Это может лишь усилить подозрение, тем более что в них содержится намек именно на те факты — Дакар, «Сюркуф», сдержанный прием, оказанный генералу Катру в Лондоне, — которые более всего могли бы вызвать определенную реакцию со стороны английских властей и генерала де Голля.

Письмо от 5 августа

5) Имеется основание полагать, что документ был составлен не в тот день, который указан на этом документе, а значительно позже. По словам, приписываемым адмиралу Мюзелье, «морское министерство составило план крупной операции против одной французской территории в Африке. Командир батальона Паран и его штаб уже выехали... Объектом операции может быть лишь Сенегал. Будет произведена попытка высадить десант в Дакаре... Адмирал Мюзелье осуждает эту безрассудную операцию».

Но дело в том, что хотя 4 августа и был в принципе решен вопрос о проведении дакарской экспедиции, план операции не был еще разработан. С другой стороны, полковник Паран и несколько офицеров действительно выехали из Англии в июле, но местом их назначения был отнюдь не Сенегал. Они направлялись через Аккру в Камерун, с тем чтобы по указанию генерала де Голля обеспечить присоединение этой территории (каковое произошло 27 августа).

Эти различные обстоятельства, которые были хорошо известны адмиралу Мюзелье 5 августа, находятся в явном противоречии со словами, которые он якобы сказал в тот же день.

Наконец, представляется неправдоподобным, чтобы адмирал Мюзелье мог охарактеризовать операцию как «безрассудную» в том виде, в каком она вырисовывалась 5 августа.

Письмо от 11 августа

6) Согласно этому письму, адмиралу Мюзелье было якобы передано 2000 фунтов стерлингов и намечалось передать новые суммы, для того чтобы он препятствовал рекрутированию моряков для ВМФ «Свободной Франции».

Неправдоподобие такой сделки со стороны адмирала Мюзелье бросается в глаза всем без исключения французам и англичанам, которым известна большая активность адмирала Мюзелье по комплектованию, несмотря на бесчисленные трудности, команд, [388] составляющих в настоящее время экипажи судов, находящихся под его командованием (при сем прилагается график рекрутирования личного состава ВМФ «Свободной Франции»).

Письмо от 17 сентября

7) «Катру прибыл сюда сегодня утром... Он, несомненно, производит самое лучшее впечатление на английскую публику. Полагают, что он заменит де Голля, акции которого с каждым днем все более падают».

Кажется маловероятным, чтобы уже в день прибытия в Лондон генерала Катру генерал Розуа смог точно знать о впечатлении, которое произвел Катру на английскую «публику».

С другой стороны, если после Дакара акции де Голля, естественно, упали в Лондоне, то представляется неправдоподобным, чтобы за четыре дня до Дакара и в тот момент, когда все осведомленные люди ожидали этого события с большой надеждой, можно было сказать, что акции де Голля «с каждым днем все более падают».

Письмо от 26 сентября

8) Следует отметить, что в этом письме содержатся такие намеки в отношении подводной лодки «Сюркуф» и способа передачи ее Виши, которые способны прежде всего вызвать у английских властей недоверие и гнев по отношению к свободным французам.

Следует также заметить, что капитан 2-го ранга Ортоли был назначен на должность командира подводной лодки «Сюркуф» самим адмиралом Мюзелье и что никогда не вставал вопрос о том, чтобы заменить его.

Вопреки утверждениям, содержавшимся в письме генерала Розуа, в ВМФ «Свободной Франции» был по крайней мере еще один старший офицер, на которого можно было возложить командование этой подводной лодкой (капитан 3-го ранга Кабанье).

Предписание генерала де Голля генералу Лежантийому

Лондон, 17 января 1941

В соответствии с соглашением, достигнутым между правительством Великобритании и генералом де Голлем, дивизионному [389] генералу Лежантийому, в распоряжении которого находятся войска и материальные средства, направленные в Порт-Судан, поручается руководство операцией «Мари» в случае, если таковая будет предпринята. Он должен уточнить детали выполнения операции непосредственно с заинтересованными британскими властями на Среднем Востоке.

Генерал Лежантийом будет подчинен непосредственно главнокомандующему союзными силами на Среднем Востоке генералу сэру Арчибальду Уэйвеллу, кавалеру ордена Бани (2-й степени) и орденов Св. Михаила и Св. Георгия (2-й степени), награжденному также Военным крестом.

Телеграмма генерала де Голля членам совета обороны империи

: Рене Кассену , в Лондон ; адмиралу Мюзелье , в Лондон ; генералу Катру , в Каир ; генералу де Лармина , в Браззавиль ; генерал-губернатору Эбуэ , в Браззавиль ; генералу медицинской службы Сисе , в Браззавиль ; полковнику Леклерку , в Форт-Лами ; капитану 1-го ранга д'Аржанлье , в Оттаву

Лондон, 18 января 1941

Я полагаю, что вам известна изложенная мной в недавних выступлениях по радио и в речи, которую я произнес в присутствии кардинала Хинсли, точка зрения «Свободной Франции» в отношении союзников и правительства Виши. Я хочу знать ваше мнение по трем следующим возможным случаям:

1) Считаете ли вы, что в нынешней обстановке, то есть пока Виши признает условия перемирия и сотрудничает пусть даже в ограниченных рамках с противником, мы, поскольку это нас касается, должны в своей деятельности исключить какие бы то ни было отношения с Виши?

2) Считаете ли вы, что в случае, если Виши откажется подчиниться условиям перемирия, перестанет сотрудничать с противником и решит переехать в другое место, не находящееся под контролем противника, не для того, чтобы оттуда возобновить войну, а для того, чтобы соблюдать там нейтралитет, мы по-прежнему должны будем не признавать власть Виши и не поддерживать с ним некоторых отношений, учитывая будущие события? [390]

3) Предположим, что правительство Виши решит переехать в Северную Африку и возобновит войну. На каких условиях внешнего и внутреннего порядка мы смогли бы тогда присоединиться к нему?

Телеграмма верховного комиссара в Браззавиле генерала де Лармина генералу де Голлю

, в Лондон

Форт-Лами, 20 января 1941

11 числа текущего месяца франко-британский отряд произвел внезапный налет на итальянский пост Мурзук. Блокировав огнем вражеский гарнизон форта, отряд атаковал и захватил аэродром. Взяты пленные. Уничтожено все оборудование, ангар и три самолета. Итальянцы потеряли убитыми и ранеными около 30 человек. Форт Траген был взят на следующий день. Гатрон был атакован 13 января. Отряд благополучно возвратился. Потери союзников: двое убитых и один раненый.

Письмо генерала де Голля постоянному заместителю министра иностранных дел Англии сэру Александру Кадогану

Лондон, 21 января 1941

Уважаемый г-н Кадоган!

Вам угодно было направить мне меморандум с изложением точки зрения правительства Великобритании на положение в Индокитае.

Со своей стороны считаю долгом направить вам прилагаемый при сем меморандум, уточняющий позицию Совета обороны Французской империи по этому вопросу.

Одновременно прилагаю текст заявления, которое Совет обороны Французской империи намеревается сделать. Этот текст был изменен с учетом высказанных вами соображений.

Искренне ваш. [391]

Меморандум

20 января 1941

1) В связи с тем, что Французский Индокитай оккупирован вооруженными силами Японии и Таиланда, Совет обороны Французской империи вынужден констатировать, что он не располагает в настоящее время материальными средствами, необходимыми для того, чтобы взять на себя извне дело защиты Индокитая. Однако в будущем это положение может измениться. При любых обстоятельствах Совет обороны Французской империи считает, что в его обязанность входит защита прав Франции всюду, где таковые находятся под угрозой.

2) Развертывание в Индокитае движения, направленного на замену властей, назначенных Виши, властями, назначаемыми Советом обороны Французской империи, может повлечь за собой немедленное расширение агрессии со стороны Японии, воспрепятствовать которому своими силами Индокитай в данный момент не в состоянии. Вследствие этого Совет обороны Французской империи не ставит своей целью вызвать такое движение. Совет обороны Французской империи принял к сведению тот факт, что вишистские власти в Индокитае, по-видимому, не собираются предпринимать какие-либо действия, могущие нарушить порядок во французских тихоокеанских владениях; впрочем, если бы указанные власти даже и пожелали это сделать, они, кажется, не смогли бы осуществить свое намерение.

3) Оставляя в стороне вопрос о своевременности тех или иных действий, мы считаем, что права Франции на Дальнем Востоке в любых случаях остаются одинаковыми с правами других держав. В частности, экспансия Японии и Таиланда в Индокитае, в особенности если она, как это можно предполагать, будет продолжаться в дальнейшем, не может не отразиться на нынешнем положении Британской империи, Соединенных Штатов и Голландии в этой части Азии.

4) Если бы попытка одной из этих держав выступить в роли посредника и не привела к желаемым результатам из-за позиции нынешних властей в Индокитае или Японии и Таиланда, коллективное посредничество трех держав, направленное по меньшей мере на прекращение военных действий, имело бы, несомненно, шансы на успех. Военное положение японцев, в особенности в Куанг-Си, и протяженность их коммуникаций с Индокитаем, очевидно, [392] могут заставить Японию при наличии такого предложения о коллективном посредничестве ограничить свои требования, в связи с чем ограничит свои требования и Таиланд. Наоборот, всякое ослабление возможностей Индокитая к сопротивлению побудило бы Японию и Таиланд занять непримиримую позицию.

5) Во всяком случае, до тех пор, пока нынешние власти в Индокитае будут склонны противодействовать по мере возможности захватническим тенденциям Японии и Таиланда, Совет обороны Французской империи ни в какой мере не возражает против оказания этим властям известной поддержки, чтобы помочь им в обеспечении порядка в стране и защите прав Франции. Это относится также к возобновлению некоторых экономических связей с союзными державами, а равно к предоставлению Индокитаю свободы действии в целях приобретения вооружения.

С этой точки зрения мы считаем, что отправка в Индокитай самолетов на авианосце «Беарн», хотя и связанная с многочисленными практическими трудностями, может быть допущена, однако на это следует идти лишь при условии обязательства властей в Индокитае никогда не допускать использования этих самолетов ни против французских сил, ни против союзников.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Лондон, 21 января 1941

В согласии с правительством Великобритании и английским командованием я разработал план участия наших вооруженных сил в операциях в Абиссинии.

Исходным пунктом этого плана является овладение Джибути свободными французскими силами к концу марта, если полученные в течение ближайших недель сведения о положении в Джибути дадут основание думать, что эта операция не вызовет слишком больших затруднений.

Выполнение операции поручено генералу Лежантийому. Он отправится из Англии 27 января самолетом в Браззавиль, откуда тотчас же вылетит в Каир, чтобы представиться вам и изложить план операции. Я рассчитываю, что он прибудет туда 12 февраля.

Учитывая, что наше участие в военных действиях осуществляется в рамках общего плана, ответственность за выполнение которого [393] несет генерал Уэйвелл, генерал Лежантийом в оперативном отношении будет подчинен генералу Уэйвеллу.

Само собой разумеется, что генерал Лежантийом и его войска во всех других отношениях, а именно в вопросах дисциплины, продвижения по службе и т. д., будут подчинены вам. Генерал Лежантийом должен во всем отчитываться перед вами.

С другой стороны, если нам придется управлять Французским Сомали, заботы об осуществлении этого управления возлагаю на вас. В вашу компетенцию будут входить также все политические вопросы, которые могут возникнуть, в особенности в отношении Абиссинии.

Впрочем, я рассчитываю встретиться с вами лично в Каире до начала операции. А пока прошу вас направлять мне все сведения и все предложения, которые вы сочтете полезными, обеспечивая, естественно, секретность, важность соблюдения которой вы прекрасно понимаете.

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в Соединенных Штатах Гарро-Домбаля генералу де Голлю , в Лондон

Нью-Йорк, 21 января 1941

Профессор Мэй продолжал беседы в правительственных кругах с целью выявления их взглядов. В результате этого установлено, что правительство Соединенных Штатов весьма обеспокоено недавними событиями в Индокитае, но в настоящий момент желает любой ценой избежать конфликта с Японией. Государственный департамент, рассматривающий Индокитай практически как доминион, поддерживает тесную связь непосредственно с послом Гэ и с адмиралом Деку, так что нам приходится оставаться в стороне.

Во время недавней встречи с сиамским посланником государственный секретарь Хэлл, видимо, оказал определенное давление, с тем чтобы ликвидировать нынешний конфликт. Мы лично не видим в настоящее время никаких шансов на то, что это давление приведет к какому-либо положительному результату. Тут замешан личный престиж диктатора Луанг Пибула. Всякая уступка или военное поражение нанесли бы смертельный удар его клике и были бы выгодны для его соперников. Кроме того, японцы, спровоцировавшие конфликт, не допустили бы, чтобы таковой [394] был ликвидирован по одной лишь просьбе американского правительства. Представляется, что в Соединенных Штатах считают вторжение в Индокитай неизбежным и не думают, что стоит этому препятствовать, предусматривая действия лишь в том случае, если круги, осведомленные в японских делах, сделают вывод, что японцы окончательно решили продвинуться как можно дальше к югу.

Телеграмма главного представителя в Каире генерала Катру генералу де Голлю

, в Лондон

Каир, 24 января 1941

Во время наступления на Тобрук в операциях принял участие отряд свободных французских сил в составе двух моторизованных рот под командованием майора Фоллио. Захватив укрепление, он вечером первого дня углубился на шесть километров в оборону противника. Итальянское радио упомянуло о нем. Блестящие действия спаги в Судане, заслужившие весьма высокую оценку, продолжаются.

Телеграмма генерала де Голля губернатору Новой Каледонии Анри Сото

, в Нумеа

Лондон, 28 января 1941

I. Учитывая общее положение и в особенности позицию Японии, необходимо усилить оборону Новой Каледонии и Таити.

II. Вследствие этого все войска, как уже имеющиеся в настоящее время в Новой Каледонии и на Таити, так и те, которые вы создадите, должны быть использованы впредь до моего нового приказа для обороны Новой Каледонии и Таити, за исключением 300 солдат из Новой Каледонии и отряда численностью в 300 солдат с Таити, которые нужно отправить на Средний Восток, когда они будут приведены в боевую готовность, то есть обеспечены командным составом, вооружены, оснащены и обучены.

III. Учитывая, что подготовка и переброска добровольцев из Новой Каледонии на Средний Восток проводится при содействии правительства Австралии, а также что оборона Новой Каледонии [395] может быть в случае необходимости поддержана правительством Австралии, я просил это правительство направить к вам офицеров связи для урегулирования всех вопросов, касающихся практической помощи, которую оно могло бы оказать нам.

Декрет о создании Совета Ордена

.Освобождения

Генерал де Голль,

Глава свободных французов,

постановляет:

Статья 1. Во исполнение постановления № 7 от 16 ноября 1940 об учреждении ордена Освобождения создается Совет ордена Освобождения.

Этот Совет, председателем которого будет Глава свободных французов, будет состоять из пяти членов; один из них будет выполнять обязанности канцлера.

Соратниками в борьбе за освобождение и членами Совета назначаются:

Капитан 1-го ранга Тьерри д'Аржанлье;

Генерал-губернатор Эбуэ;

Лейтенант д'Оллонд;

Офицер-радист торгового флота Попьель;

Летчик Букийар.

Капитан 1-го ранга Тьерри д'Аржанлье назначается канцлером ордена.

Статья 2. Совет ордена Освобождения будет собираться один раз каждые три месяца, если это позволят военные операции, и может быть созван на чрезвычайное заседание Главой свободных французов.

Протокол обсуждаемых вопросов будет вести секретарь, который будет хранителем печати ордена.

Совет будет обсуждать все предложения, которые будут переданы Главе свободных французов, и высказывая по ним свое мнение. Последний сможет также проконсультироваться отдельно с одним или с несколькими членами Совета, которые дадут свой ответ в письменной форме.

Статья 3. Знак ордена Освобождения представляет собой щит с мечом, увенчанным Лотарингским крестом, с надписью на обратной стороне: [396]

Patriam Servando Victoriam Tulit{190}.

Лента из черного и зеленого муара символизирует скорбь и надежду Родины.

Статья 4. Глава свободных французов награждает крестом Освобождения особым декретом после консультации с Советом ордена, либо по собственной инициативе, либо предложению верховных комиссаров, генерал-губернаторов и губернаторов колоний, представителей Главы свободных французов за границей, членов Совета обороны империи и всех других лиц, мнение которых относительно такого предложения может быть запрошено.

Статья 5. Крест Освобождения будет торжественно вручаться награжденному Главой свободных французов или от его имени и по его поручению любым лицом.

Иностранцы, которые окажут «Свободной Франции» важные услуги, могут быть награждены крестом Освобождения и будут считаться членами ордена Освобождения.

Статья 6. Дисциплина в ордене Освобождения будет поддерживаться Советом; последний сможет объявлять выговоры или вносить предложения об исключении из ордена; решение об исключении будет выноситься Главой свободных французов.

Решение об исключении наряду с дисциплинарными и судебными санкциями может быть вынесено за любой несовместимый с понятием чести проступок, совершенный лицами, награжденными крестом Освобождения, независимо от того, был ли инкриминированный проступок совершен после награждения крестом Освобождения или же он был совершен до этого, но выявлен и стал известным Совету после награждения.

Статья 7. Особыми постановлениями будет установлен порядок применения настоящего декрета, каковой будет опубликован в «Журналь оффисьель» «Свободной Франции».

Дано в Лондоне 29 января 1941.

Ш. де Голль. [397]

Письмо генерала де Голля главнокомандующему войсками Великобритании на Среднем Востоке генералу Уэйвеллу

Лондон, 30 января 1941

Дорогой генерал!

Генерал Лежантийом снова явится к вам. Я направляю его, как указано в полученном им предписании, в ваше распоряжение, прекрасно понимая, что военное командование при проведении операций не может и не должно быть раздроблено. Добавлю, что генерал Лежантийом очень счастлив и гордится этим назначением. Я известил о его назначении генерала Катру.

Как я вам уже писал, мое желание состоит в том, чтобы прибывшие из Экваториальной Африки и направленные мною в распоряжение генерала Лежантийома войска были использованы на одном участке. Когда эти войска прибудут полностью, они составят шесть батальонов, танковую роту и взвод артиллерии.

Если операция «Мари» станет возможной и увенчается успехом, эти силы значительно возрастут и в последующих операциях смогут участвовать все войска. В противном случае я весьма надеюсь, что вы используете войска, прибывшие из Экваториальной Африки, не дробя их. Вы поймете лучше, чем кто-либо другой, что независимо от других преимуществ эти действия французов будут иметь гораздо большее значение в политическом и моральном отношении, если они будут концентрированными.

До свидания, генерал. Приветствую вас и восхищаюсь вашими победами.

Сводка ответов по вопросу об отношении к Виши

, направленных генералу де Голлю членами совета , составленная секретарем совета обороны Империи Рене Кассеном

Лондон, февраль 1941

I. Резюме ответов на первый вопрос: отношение к правительству Виши в настоящее время.

1) Генерал Катру: [398]

С учетом всего того, что нам известно, наш долг состоит не в том, чтобы нападать на маршала Петена, а в том, чтобы воздействовать на него, выступая против отдельных лиц (например, генерал Лор).

2 ) Адмирал Mюзелье :

«Свободная Франция» должна стараться поддерживать отношения с некоторыми членами правительства Виши. Нужно завязать связь с губернаторами колоний, в частности в Северной Африке, каждого из которых в отдельности следует приблизить к нам, воздействуя на него непосредственно или через его окружение, с тем чтобы в их лице иметь всегда готовых к услугам посредников. Это не означает, что мы признаем власть Виши.

3) Генерал де Лармина:

Никаких иных отношений, кроме случайных и очень ограниченных. Мы не должны ни в коем случае признавать какие-либо французские власти, которые отказываются продолжать войну.

4) Генерал-губернатор Эбуэ:

Мы и впредь должны отказываться от каких-либо отношений с Виши и указывать французам, что власти Виши не могут быть признаны законными.

5) Профессор Кассен:

В принципе — отказ от отношений с Виши, чтобы в глазах французского народа наши моральные позиции не упали и к нам не стали бы относиться так же, как к вишистам. Контакты лишь в косвенной и скрытой форме. В настоящее время более целесообразно настаивать на отсутствии у властей Виши свободы действий и самостоятельности, чем на их незаконности, что уже всем известно. Сейчас не нападать на Петена. Удвоить энергию, если выжидательная политика в отношении Виши будет угрожать возможностям обороны империи.

6) Капитан 1-го ранга д'Аржанлье:

Нужно и впредь отказываться от каких бы то ни было официальных отношений с Виши; указывать на то, что это правительство, виновное в заключении перемирия, несет ответственность за его последствия и что оно утратило видимость власти; воздерживаться от публичных нападок на маршала.

7) Полковник Леклерк:

Ответ совпадает с ответом генерал-губернатора Эбуэ.

Общий вывод:

Несколько членов Совета высказываются в пользу неофициальных отношений с отдельными лицами из состава правительства [399] Виши, некоторыми видными военными руководителями, губернаторами и людьми из их окружения. Но больше всего подчеркивается необходимость осторожности, возможны только неофициальные контакты и отношения. Имеется единодушное мнение, что следует и впредь отказываться от признаний власти Виши, но не допускать выпадов против маршала.

II. Резюме ответов по второму вопросу: как поступать в случае, если правительство Виши переедет в Африку и будет соблюдать нейтралитет.

1) Генерал Катру:

Нужно будет усилить контакт с правительством, но отказываться признавать его законным, пока оно не возьмется за оружие. «Свободная Франция» не может прекратить борьбы. Ее верность Великобритании в войне — ответ на обязательства, взятые Черчиллем.

2) Адмирал Мюзелье:

Надо стремиться установить с этим правительством контакт, но не признавать его власть, ибо нейтралитет, проводимый вне досягаемости противника, является тем более гнусным и непростительным.

3) Генерал де Лармина:

Возможное расширение отношений, но по-прежнему отказ в признании законным правительства, не желающего продолжать войну.

4) Генерал-губернатор Эбуэ:

Тот же самый ответ.

5) Генерал медицинской службы Сисе:

Не признавать власти такого правительства, которое, даже не находясь под контролем противника, продолжало бы сохранять нейтралитет. Поддерживать некоторые ограниченные отношения, исходя из целей общего характера, намечаемых на будущее.

6) Профессор Кассен:

Возобновление неофициальных контактов, но без прекращения борьбы свободных французских сил, без признания де-юре и де-факто власти правительства Виши, без ослабления «Свободной Франции». Остерегаться стать орудием аморальной сделки в случае, если правительство в качестве условия для возобновления военных действий выдвинет признание законности Виши, его прежних действий и его исключительного права на руководящую роль.

7) Капитан 1-го ранга д'АржанЛье: [400]

Позиция без изменений. Поддержание или расширение неофициальных отношений.

8) Полковник Леклерк:

Ответ совпадает с ответом генерал-губернатора Эбуэ.

Общий вывод:

На случай, предусмотренный вторым вопросом, все высказали следующее единодушное мнение: установить или расширить неофициальные отношения, но ни в коем случае не признавать власти правительства, которое продолжало бы сохранять нейтралитет.

III. Резюме ответов по третьему вопросу: какой линии следует придерживаться, если правительство Виши переедет в Африку, с тем чтобы возобновить борьбу.

1) Генерал Катру:

Заявить о своей готовности признать его, передать ему наши территории, сражаться в его армиях при одном условии, что наши права и звания будут восстановлены, но не давать обязательства одобрить по окончании войны его действия в области внешней и внутренней политики.

В случае если бы оно не приняло такого условия, союз или объединение с этим правительством позволили бы сохранить за нами примкнувшие к нам колонии.

2) Адмирал Мюзелье:

Примкнуть к правительству при одном условии в области внешней политики: продолжать войну. В области внутренней политики: слияние французских территорий не будет осуществлено немедленно. Свободные французы должны быть восстановлены в своих правах; что касается требования об изменении характера правления, таковое не может быть выдвинуто сразу перед правительством, которое будет продолжать борьбу. Глава свободных французов должен занять важный пост в правительстве. Уже теперь нужно заручиться помощью со стороны Англии тем, кто решит возобновить борьбу.

3) Генерал деЛармина:

Нам нужно было бы присоединиться к правительству, заявившему о своем решении продолжать войну в союзе с Великобританией и гарантирующему выполнение всех мероприятий, проводимых «Свободной Францией». Основой этого союза должно быть признание известной автономии теперешней «Свободной Франции». Глава свободных французов должен занять первое место в правительстве.

4) Генерал-губернатор Эбуэ: [401]

Присоединиться к этому правительству на следующих условиях: в области внешних отношений — восстановление союза с Великобританией и тотальная война; в области внутренней — генерал де Голль становится главой государства. Отмена мер, принятых против свободных французов. Отстранение от деятельности лиц, выступивших по собственной инициативе против интересов Франции. Санкции против тех, кто вступил в сделку с противником. Пересмотр преимуществ, предоставленных Виши некоторым чиновникам и военнослужащим.

5) Генерал медицинской службы Сисе:

В области внешних отношений: тотальная война на стороне союзников; отказ от сепаратного мира; восстановление положения в Индокитае; сотрудничество на равных началах с союзниками. Во внутренних делах: арест предателей и коллаборационистов. Генерал де Голль должен стать во главе правительства.

6) Профессор Кассен:

Необходимо единое руководство в войне. Прежде всего нужно стремиться к объединению, обусловленному важнейшей гарантией — назначением генерала де Голля на пост первостепенной важности и использованием его ближайших сотрудников. В области внешних отношений: возобновление тотальной войны на стороне союзников; ратификация всех соглашений, заключенных «Свободной Францией» с союзниками. Во внутренних делах: оставление в силе всех мероприятий, проводимых «Свободной Францией», и отмена мер, принятых против свободных французов.

Правительство должно будет представлять совокупность национальных сил, сражающихся за освобождение, Подобно генералу де Голлю, оно должно дать обязательство отчитаться перед нацией и предоставить ей возможность распоряжаться своей судьбой. Оно должно удалить друзей противника и отменить исключительно несправедливые меры против наших сограждан, инспирированные представителями тоталитарного режима.

В случае если объединение не может быть осуществлено, нужно остановиться на формуле «союз» с сохранением известной автономии.

7) Капитан 1-го ранга д'Аржанлье:

Нужны гарантии честного возобновления войны на стороне союзников, исключающие возможность всякого нового подвоха (перемирие или сепаратный мир). На первых порах сотрудничество надо будет осуществлять со всей осторожностью. Союз обеспечил бы автономное существование «Свободной Франции» и движения, начатого лучшей частью общества. [402]

8) Полковник Леклерк:

Внутренние условия: генерал де Голль должен занять ведущее место в этом правительстве. Убрать всех, кто отвечает за поражение в результате проводившейся ими довоенной политики, а также тех, кто после перемирия выступал за сотрудничество с врагом. Распустить все политические партии. Обещать оставить в силе некоторые полезные мероприятия маршала Петена, в частности укрепляющие центральную власть и защищающие интересы семьи.

Внешние условия: восстановление союза с англичанами; заявление о целях войны с Германией, которая посредством территориальных изменений и необходимого контроля должна быть лишена возможности вновь стать великой державой.

Общий вывод:

Все согласны с тем, чтобы движение «Свободная Франция» присоединилось к правительству, решившему продолжать войну, в котором глава нашего движения будет играть важную роль и которое возобновит союз, ратифицирует акты, изданные в «Свободной Франции», и т. д.

Все согласны также с тем, что нельзя допустить, чтобы движение «Свободная Франция» растворилось и потеряло свою целеустремленность.

Относительно наилучшего метода достижения этой цели имеются расхождения. Один выступают за союз, предоставляющий «Свободной Франции» известную автономию, другие считают, что нужно немедленно заложить основы объединения, в котором «Свободная Франция» внесла бы свою решимость и свое имя в дело общей мобилизации национальных сил на борьбу с врагом.

Союз выдвигается как альтернатива в случае недостижимости объединения.

Телеграмма английского консула в Дамаске министерству иностранных дел Великобритании

, сообщенная генералу де Голлю , в Лондон

(Перевод английской миссии связи)

Дамаск, 1 февраля 1941

1. Фон Гинтиг и Розер прибыли в Дамаск 28 января и выехали 30 января в Алеппо через Хомс и, очевидно, Пальмиру и Дейр-эз-Зор. [403]

II. Официальная цель визита — обсуждение торговых вопросов, но не возникает сомнений в том, что поездка предпринята также и для осуществления следующих мероприятий:

дать отчет Берлину об общем положении на местах и об англо-французских отношениях;

установить контакт с националистами;

начать пропагандистскую кампанию против Великобритании.

III. Фон Гинтиг и Розер встретились с Шукри Куатли, Нагибом Азмахом Адибом и другими националистами. Эти последние являются рьяными сторонниками мятежников в Палестине. Немцы встречались также с другими сирийцами, женатыми на немках, и с рядом известных германофилов, в частности Сади Кайлани. Ночь они провели на даче последнего, где принимали неизвестных лиц. Они неоднократно связывались с членами итальянской комиссии по разоружению, в числе которых находится бывший итальянский консул.

IV. Французские власти тщательно за ними следили.

Визит вызвал волнение среди сирийцев. Позиции немцев укрепляются.

Выдержки из секретных донесений управления по вопросам перемирия Виши

, ставших известными генералу де Голлю

Бюллетень от 15января 1941

«Подкрепления в личном составе и в материальных средствах, предусмотренные итальянской и немецкой комиссиями по перемирию, были отправлены или готовятся в настоящее время к отправке, в частности, во Французскую Западную Африку.

Напротив, немецкая комиссия по-прежнему не соглашается усилить личным составом и материальными средствами оборону Индокитая. Предпринимаются новые попытки поколебать эту непримиримую позицию».

Бюллетень от 15 февраля 1941

«Немецкая комиссия по перемирию сообщила о своем окончательном решении запретить посылку любых подкреплений в [404] Индокитай, как личным составом, так и материальными средствами, из метрополии или с Мадагаскара.

Немецкая комиссия по перемирию отказалась от какого бы то ни было усиления средств обороны Индокитая. Этот отказ распространяется, в частности, на план перевозки в эту колонию американских самолетов, находящихся на борту авианосца «Беарн» и задержанных на Мартинике».

Меморандум генерала де Голля начальникам британских штабов

Лондон, 5 февраля 1941

Генерал де Голль придает исключительно большое значение операции «Мари». Он направил в распоряжение генерала Уэйвелла войска под командованием генерала Лежантийома именно для проведения этой операции и для развития ее успеха.

Что же касается вопроса о целесообразности проведения операции «Мари» в зависимости от сведений, которые будут получены в дальнейшем, то это должен определить генерал Лежантийом, несущий ответственность за эту операцию. Генерал Лежантийом прибудет в Каир через неделю.

Ознакомившись с мнением генерала Лежантийома, генерал де Голль и генерал Уэйвелл должны будут лично принять решение, согласовав его между собой. Ведь не кто иной, как генерал де Голль несет ответственность за хорошие или плохие последствия, которые может повлечь для Франции операция «Мари», ответственность же в стратегическом плане за все операции на Среднем Востоке несет генерал Уэйвелл. Генерал де Голль прибудет в Каир в начале марта.

В случае если генерал Уэйвелл и генерал де Голль сочтут, что проведение операции «Мари» невозможно или нежелательно, генерал де Голль согласен с тем, чтобы французские войска, прибывшие из Экваториальной Африки, были использованы генералом Уэйвеллом для боевых операций на другом участке Среднего Востока. В этом случае французские войска должны быть использованы как единое целое под командованием генерала Лежантийома. [405]

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в Соединенных Штатах Гарро-Домбаля генералу де Голлю , в Лондон

Нью-Йорк, 6 февраля 1941

В Вашингтоне вполне осознали в связи с полной капитуляцией Индокитая, что немцы при посредничестве японцев используют для вторжения в Сингапур базы, расположенные на индокитайском участке Малаккского полуострова, подобно тому как используют в настоящее время базы на французском берегу Ла-Манша. Американские официальные круги весьма озадачены создавшейся обстановкой. Кажется, что они до настоящего момента еще не определили своей позиции. Для Соединенных Штатов было бы логичным произвести исключительно сильное дипломатическое давление на Японию и Сиам, настаивая на категорической решимости Соединенных Штатов не допускать использования японскими самолетами и военными кораблями баз в Сиаме и Индокитае... Это, по-видимому, последняя из мер, могущих помешать или замедлить окончательное обоснование японских сил в Индокитае.

Письмо постоянного заместителя министра иностранных дел Англии сэра Александра Кадогана генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 7 февраля 1941

Дорогой генерал!

Горячо благодарю вас за ваше письмо от 20 января, вместе с которым вы любезно направили меморандум о позиции Совета обороны Французской империи в отношении положения в Индокитае.

Я весьма благодарен вам за то, что вы направили мне эти ценные сведения, касающиеся вашей точки зрения. С момента составления этого меморандума положение, естественно, сильно изменилось, и нужно очень внимательно следить за результатами нынешнего посредничества Японии. Тем не менее мы не имеем никаких комментариев по поводу коммюнике о положении в Индокитае, [406] которое Совет обороны намерен опубликовать и копия которого была приложена к вашему письму.

Искренне ваш.

Записка генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 8 февраля 1941

Для выполнения операции «Мари» необходимы следующие французские силы:

батальон Иностранного легиона,

отряд морской пехоты,

батальон сенегальских стрелков,

танковая рота,

взвод артиллерии.

Туземные войска должны отправиться морем из Дуалы и Пуэнт-Нуара в Порт-Судан.

Об этом было условлено между генералом де Голлем и начальниками британских штабов на совместном совещании в конце ноября 1940.

В настоящее время в пути находится лишь батальон Иностранного легиона на борту корабля «Неуралия».

Остальные войска с большим опозданием должны были погрузиться на корабль «Эмпайр Трупер», находящийся в настоящее время в Гибралтаре. Но этот корабль не может быть использован. В прилагаемой при сем телеграмме командующего военно-морскими силами в Северной Атлантике командующему военно-морскими силами в Южной Атлантике сообщается, что «Эмпайр Трупер» сможет прибыть в Лагос не ранее 3 марта.

Отсюда вытекает, что в связи с задержкой транспорта операция «Мари», решение о проведении которой было принято в ноябре и которая требует участия трех батальонов, не сможет быть проведена раньше конца апреля.

Из-за этого она лишится всякой практической ценности. В то же время, если бы она была проведена в феврале, как об этом было условлено, она принесла бы большую пользу. [407]

Телеграмма верховного комиссара в Браззавиле генерала де Лармина генералу де Голлю

, в Лондон

Браззавиль, 12 февраля 1941

Я возвращаюсь из Ньянги. Встретиться с Леклерком мне не удалось, но ему оставлены инструкции. Операции в районе оазиса Куфра протекали следующим образом: пришлось отказаться от первоначального плана нанесения массированного удара, потому что противник обнаружил передовые отряды двумя днями раньше, а его авиация и моторизованные силы оказали ожесточенное сопротивление, уничтожив 31 января 4 машины из отряда Клейтона, который сам попал в плен. Тогда Леклерк отдал приказ начать воздушную бомбардировку, которая была произведена 2 и 5 февраля. О результатах ее я сообщал в телеграмме от 10 февраля. 7 февраля ночью Леклерк атаковал оазис Куфра силами легкого моторизованного отряда, который произвел разрушения на аэродроме и на посту карабинеров, захватил пленных и доставил важные документы и сведения. Затем он отошел к Сарра... Я приказал ему вести наблюдение за оазисом Куфра и быть готовым овладеть им, как только представится возможность. Самолеты «бленхейм» должны были произвести 10 февраля бомбардировку военного поста в оазисе Куфра. Разумеется, мы заверили британское командование в том, что оставим им оазис Куфра, который входит в зону влияния Англо-Египетского Судана.

Письмо генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 13 февраля 1941

Дорогой премьер-министр!

При сем посылаю вам по вашей просьбе копию нескольких писем и телеграмм, относящихся к миссии генерала Лежантийома.

Как я полагаю, вы, так же как и я, сможете на основании их убедиться, что генерал Катру информирован отлично. Что же касается генерала Уэйвелла и сэра Майлса Лэмпсона, то информировать их, конечно, не мое дело. Однако я держал ваш имперский штаб в курсе событий. [408]

Это буря в стакане воды. Она очень скоро уляжется. Разумеется, я оставляю генерала Лежантийома на Среднем Востоке, поручив ему командование французскими войсками в Судане и Абиссинии. Надеюсь, что он нанесет итальянцам несколько хороших ударов и в некоторой степени приумножит славу Франции.

Прошу вас, дорогой премьер-министр, принять уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма генерала де Голля генеральному представителю в Каире генералу Катру

Лондон, 13 февраля 1941

Пришло время уточнить мои намерения в отношении операции, намечаемой нами в ближайший период в Абиссинии во взаимодействии с нашими английскими союзниками.

Как вы знаете, по согласовании вопроса с английским правительством и британскими генеральными штабами различных родов войск я решил, что было бы предпочтительно, чтобы эта операция была предпринята с территории Французского Сомали. Разумеется, этот план требует, чтобы мы овладели в первую очередь Джибути в порядке проведения подготовительной операции, известной под названием операции «Мари», не вступая по возможности в бой с гарнизоном нашей колонии.

Сама операция «Мари» может и должна быть проведена лишь после занятия исходных позиций не только Иностранным легионом, который в ближайшее время высадится в Порт-Судане, но также морской пехотой, сенегальским батальоном, танковой ротой и артиллерийской батареей, которые по причине задержки транспортов прибудут в Порт-Судан только в середине апреля.

Итак, если в течение апреля данные, собранные о Джибути, и общая военная обстановка позволят прийти к выводу, что операцию «Мари» можно провести без столкновения между французами, то таковая должна быть проведена, с тем что французские войска, выступив со всей территории, примут затем участие в наступлении союзников.

Генерал Лежантийом обладает всеми необходимыми данными, чтобы установить предварительную связь со своими бывшими подчиненными в Джибути и собрать все необходимые сведения. Он также достаточно подготовлен для руководства боевыми [409] действиями наших войск в Абиссинии. Поэтому я доверил ему командование всеми войсками, направляемыми мной из Экваториальной Африки на этот театр военных действий, а также войсками, которые могут влиться к нам в самом Джибути. Добавлю, что сам генерал Лежантийом не желает примириться с положением, которое создалось в Джибути в момент его отъезда. Я одобряю его решение и предоставляю ему возможность действовать.

Однако будет ли в конечном счете проведена операция «Мари» или нет, мы должны без промедления всеми имеющимися у нас средствами принять участие в действиях наших союзников, уже развернувшихся в Эритрее, в которых принимают участие наши спаги.

Нашими войсками там будет командовать генерал Лежантийом. Я просил генерала Уэйвелла о том, чтобы все они были сосредоточены на одном участке фронта, и у меня есть основания полагать, что генерал Уэйвелл с этим согласен. Я уже поставил вас в известность о том, что генерал Лежантийом и его войска в оперативном отношении, естественно, подчиняются генералу Уэйвеллу. Во всем остальном они подчиняются вам. Я убежден, что благодаря вашим высоким личным качествам вы сумеете в качестве Верховного комиссара «Свободной Франции» и моего генерального представителя как можно лучше использовать в интересах Франции усилия наших храбрых войск.

Я по-прежнему рассчитываю прибыть на Средний Восток в середине марта.

Прошу вас сообщить текст этой телеграммы генералу Лежантийому.

Телеграмма генерала де Голля представителю

«Свободной Франции » в Соединенных Штатах Гарро-Домбалю

Лондон, 13 февраля 1941

Как я указывал в предыдущей телеграмме, американская политика на Дальнем Востоке была в последние годы неизменно направлена на то, чтобы заставить Англию и Францию проявлять твердость по отношению к Японии. Вместе с тем Соединенные Штаты отказывались разделять риск, вызываемый такой политикой. [410]

События, развертывающиеся в настоящее время в Индокитае, являются не чем иным, как еще одним следствием такой политики.

Что касается нас, представителей «Свободной Франции», мы, конечно, никогда не согласимся признать никаких изменений, произведенных в Индокитае под нажимом Японии. Но в настоящее время мы должны руководствоваться в своей политике заботой с том, чтобы не увеличивать опасность для Новой Каледонии и Таити.

Действуя в полном контакте с английскими властями, мы стремимся ограничить экспорт в Японию железной руды и прекратить продажу никеля, возобновленную после перемирия.

Эти действия уже вызывают протесты Японии, в связи с чем перед Новой Каледонией и Таити со всей остротой могут встать важные вопросы в области обороны.

Я считаю, что в настоящее время именно в Лондоне, осуществляя непосредственную связь с правительством Великобритании, а также, по мере возможности, с представителями Австралии и Голландской Индии, мы сможем лучше всего согласовать нашу политику в бассейне Тихого океана.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Лондон, 17 февраля 1941

Продвижение английских войск по направлению к Триполи позволяет предвидеть крах сопротивления итальянцев в Ливии. Следовательно, в ближайшем будущем для нас не исключена возможность занять Феццан, опираясь на который, мы сможем захватить Гаг и даже Гадамес. Исходя из этого, прощу вас без промедления подготовить все необходимое для этой операции.

Сам факт, что Феццан и оазисы Западной Ливии будут завоеваны и заняты французскими войсками, приобретет, как вы сами понимаете, огромное значение во всех отношениях.

Прошу вас также сообщить мне, к какому времени батальон Аршамбо и батальон из Камеруна будут в состоянии начать свое продвижение на Средний Восток.

Подтверждаю, что в скором времени в Экваториальную Африку будут направлены 80 молодых унтер-офицеров, прошедших [411] здесь семимесячную подготовку, а затем 80 молодых кандидатов на офицерский чин. Все они очень хорошо подготовлены. 180 добровольцев-европейцев из Гвианы, среди которых есть опытные унтер-офицеры, следуют во Фритаун, откуда присоединятся к вам.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Лондон, 19 февраля 1941

Я несколько обеспокоен последней фразой вашей телеграммы от 12 февраля. Исходя из документации, которой мы здесь располагаем, Англия при обмене нотами с Италией в 1934 году полностью отказалась от имени Англо-Египетского Судана от всяких прав на территорию, расположенную к западу и к северу от пограничной линии, установленной следующим образом...

Если верно, что до 1934 года Куфра находилась в зоне английского влияния, то теперь это только часть итальянской территории, и в случае если Куфра будет оккупирована нашими войсками, мы не должны заранее отказываться от прав, на которые могла бы претендовать Франция, если в будущем встанет вопрос о разделе итальянских владений в Ливии. Сообщите мне, на каких документах основывается ваша точка зрения, что Куфра находится в зоне английского влияния.

Коммюнике

«Свободной Франции »

Лондон, 22 февраля 1941

От имени «Свободной Франции» генерал де Голль и Совет обороны Французской империи настоящим заявляют:

1) Временный разгром Франции не может ни в коей мере оправдать посягательств со стороны иностранных держав ни на территориальную целостность Французской империи, ни на права Франции в какой-либо части земного шара.

2) Любой отказ правительства Виши или его представителей от этих прав не будет признаваться Советом обороны Французской империи и будет считаться недействительным. [412]

3) Это заявление и это решение распространяются, в частности, на Индокитай.

Совет обороны Французской империи ни в коей мере не отрицает полезность заключения соглашений, гармонически сочетающих интересы Французского Индокитая с интересами иностранных держав, но «Свободная Франция» не может считать законными и окончательными уступки, полученные путем угрозы или применения силы, и посягательства на территориальный и политический статут Индокитая, действовавший до 23 июня, дня вступления в силу «соглашений о перемирии».

Совет обороны Французской империи заявляет, что он заранее одобряет действия Индокитая, направленные против подобных посягательств.

Телеграмма командира эритрейской бригады полковника Монклара генералу де Голлю

, в Лондон

I марта 1941

20 февраля 3-й Сенегальский батальон (Чад) атаковал передовые позиции, а 23 февраля — Кюб-Кюб, одновременно английская механизированная колонна произвела охват позиций противника. Операция закончилась весьма успешно, хотя позиции противника легко можно было оборонять. Мы взяли в плен 430 солдат и офицеров и захватили 4 орудия. 3-й моторизованный батальон и Иностранный легион сосредоточены сейчас в районе Порт-Судана.

Циркулярная телеграмма комитетам

«Свободной Франции » за границей

Лондон, 2 марта 1941

С каждым днем растет количество фактов, свидетельствующих о мощном движении солидарности и единства французов, живущих за границей и еще имеющих возможность объединиться и примкнуть к «Свободной Франции». В течение февраля месяца сумма денежных пожертвований, полученных генералом де [413] Голлем от различных комитетов за границей, превысила 2 миллиона франков. За границей имеется 42 комитета «Свободной Франции», самый значительный из которых находится в Буэнос-Айресе, где издается бюллетень тиражом в 110 тысяч.

Наряду с французскими колониями за границей к этому движению примыкает все большее и большее число отдельных лиц из состава дипломатических представителей Франции за границей и французских офицеров из военных миссий. Совсем недавно к движению присоединились: поверенный в делах Франции в Монтевидео Леду, назначенный представителем «Свободной Франции» в Южной Америке; бывший посланник в Бангкоке Леписье, бывший поверенный в делах в Афганистане Бонно, глава французской военной миссии в Парагвае генерал Пети, недавно назначенный начальником штаба генерала де Голля; подполковник Броссэ из военной миссии в Колумбии; подполковник Дассонвиль из военной миссии в Перу; полковник Анжено из французской военной миссии в Парагвае. Сегодня на митинге в Лондоне, организованном Ассоциацией французов, находящихся в Англии, 3 тысячи французов устроили овацию генералу де Голлю после его выступления и приняли следующую резолюцию:

«Французы, находящиеся в Англии, собравшись 1 марта 1941 года в количестве 3 тысяч человек и заслушав речь генерала де Голля, выражают ему свое доверие, восхищение и признательность в связи с его борьбой за освобождение Родины и в связи с тем, что Франция продолжает сражаться рядом с Англией и се союзниками. Они просят его передать всем вооруженным силам «Свободной Франции», ее войскам, как ведущим бои на четырех фронтах Африки, так и готовящимся к борьбе, морякам военного и торгового флотов «Свободной Франции», ее летчикам свой братский привет и выражение симпатии и восхищения».

Телеграмма верховного комиссара в Браззавиле генерала де Лармина генералу де Голлю

, в Лондон

Браззавиль, 2 марта 1941

Сообщаю, что 1 марта в 9 часов оазис Куфра капитулировал. Это первый укрепленный пункт противника, взятый французскими войсками, первый шаг к победе. Да здравствует Франция! [414]

Телеграмма

Из Браззавиля, 5 марта 1941

Генерал де Лармина опубликовал сегодня следующее официальное коммюнике:

«Наши войска овладели оазисом Куфра. Взято в плен 350 человек, в том числе 11 офицеров, захвачено 4 орудия и 40 пулеметов. Наши войска овладели всем оазисом и осуществляют управление им».

Телеграмма генерала де Голля губернатору Новой Каледонии Анри Сото

, в Нумеа

Лондон, 7марта 1941

Сегодня я встретился с премьер-министром Австралии и обсудил с ним следующие вопросы:

Во-первых: отправка добровольцев. Премьер-министр постарается обеспечить их переброску в Порт-Судан, где они получат оружие и присоединятся к французским войскам.

Во-вторых: премьер-министр согласен начать конфиденциальные переговоры по вопросу обороны колоний. Поскольку вам поручено защищать любые наши интересы в бассейне Тихого океана, премьер-министр согласен, чтобы вопросы, интересующие Новую Зеландию, обсуждались вами при посредничестве австралийского правительства, с тем чтобы у вас был только один канал связи.

Учитывая, что Новая Зеландия также заинтересована в обороне Таити и занимает выгодное в этом отношении географическое положение, прощу вас официально предложить австралийскому правительству через его представителя в Нумеа начать трехсторонние переговоры, имеющие целью выработать соответствующие предложения и представить их на рассмотрение австралийскому правительству и мне.

В-третьих: премьер-министр понимает, насколько важно в политическом отношении избежать всего того, что может создать впечатление о наличии британского или австралийского контроля над французскими колониями в бассейне Тихого океана.

Я был глубоко тронут симпатией Мензиса к «Свободной Франции» и ее интересам, когда он сказал мне, что Новая Каледония [415] и Новые Гебриды могут рассчитывать на самую щедрую экономическую помощь Австралии.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

10 марта 1941

Я не касаюсь вопроса о будущем оазиса Куфра, но продолжаю считать, что сейчас брать на себя какие-либо обязательства в отношении этого оазиса несвоевременно, так как мы, например, не знаем, какова была бы позиция Англии, если бы мы когда-нибудь поставили вопрос о Феццане. Такого рода соглашения затрагивают общие проблемы, о которых необходимо мне докладывать.

Телеграмма посла Великобритании в Токио сэра Роберта Крейги министерству иностранных дел Великобритании

, переданная генералу де Голлю

(Перевод)

Токио, 12 марта 1941

Вот основные пункты франко-таиландско-японского коммюнике, опубликованного 11 марта вечером.

...План японского посредничества, представленный 24 февраля, был принят правительствами Франции и Таиланда...

1) Франция уступает Таиланду округ Пак-Лай, упоминаемый в статье второй конвенции от 13 февраля 1940, заключенной между Францией и Сиамом, а также район, расположенный севернее границы между провинциями Баттамбанг и Пурсат, и район на правом берегу реки Меконг, ограниченный линией, идущей на север оттого пункта, где южная граница между провинциями Сием-Реап и Баттамбанг подходит к озеру Тонле-Сап, до 13,5° северной широты, затем на восток, вдоль этой параллели, до реки Меконг.

2) Все вышеуказанные районы, отходящие к Таиланду, будут представлять собой демилитаризованные зоны. Французские граждане и население Французского Индокитая будут пользоваться [416] во всех этих районах абсолютным равенством в правах в отношении въезда, выбора места жительства и деятельности.

3) Правительство Таиланда будет относиться с уважением к могилам королевской династии Луанг-Прабанга, находящимися поблизости от Луанг-Прабанга, и предоставит необходимые условия для содержания могил в порядке и отправления религиозных обрядов.

4) Граница по реке Меконг будет проходить по средней линии фарватера, с тем, однако, что острова Кхонг и Кхон отойдут к Таиланду, но будут управляться Францией и Таиландом совместно, а находящиеся на островах французские учреждения будут принадлежать Франции.

Во время подписания этих условий состоялся обмен письмами между Японией и Францией, а также между Японией и Таиландом, в которых указывалось, что Япония гарантирует окончательный характер урегулирования пограничных споров.

Письмо полковника Леклерка генералу де Голлю

Форт-Ламп, 13 марта 1941

Генерал!

Вернувшись из Куфры, спешу поблагодарить вас за вашу телеграмму, которая глубоко тронула меня, и за орден Освобождения, которым вы меня наградили. В столь высоких наградах не было необходимости, так как, уверяю вас, я был достаточно вознагражден за свои усилия, увидев, как на высокой мачте форта Тадж перед строем взволнованных солдат нашего небольшого экспедиционного корпуса взвился трехцветный французский флаг. Прилагаю подробное донесение об этой операции и рапорт о вытекающих из нее основных выводах.

...В нашей экспедиции все было волнующим; прежде всего это плавание по пескам Сахары, когда широко растянувшаяся колонна автомашин напоминала караван судов. Затем — огромные расстояния, которые делали практически невозможной всякую связь с тылом, что исключало всякую мысль о поражении. Столкновения с сахарской ротой, намного лучше вооруженной, но разбитой из-за ее слабой маневренности. И, наконец, осада силами шести взводов хорошо укрепленного пункта и связанные с ней многочисленные [417] проолемы тактического... и морального порядка.

...А теперь о будущем. Если бы англичане продолжали свое наступление на Триполитанию, я пошел бы на Феццан даже со своими усталыми и малочисленными войсками. Поскольку они медлят, я не могу выступить один с теми силами, которыми я сейчас располагаю, так как итальянцы, имеющие в Феццане очень сильные и хорошо вооруженные войска, могут подтянуть туда в кратчайший срок резервы.

Тем не менее я, конечно, уже начал подготовку будущей операции, сохраняя ее, разумеется, в полном секрете. Желательно, чтобы мне были присланы дополнительно унтер-офицеры из европейцев. Генерал де Лармина уведомлен о моей просьбе. Если это невозможно, то обойдемся своими силами. Напротив, получение мотомеханизированных средств является непременным условием. Генерал получил мое ходатайство об этом. Мы будем упорно трудиться, чтобы создать сильный моторизованный отряд.

Вы понимаете, господин генерал, что все это не сломило морального духа батальона Чад. Опыт лишний раз подтвердил, что побеждает тот, кто умеет держаться до конца. Виши не сумело сделать этого.

Телеграмма губернатора Новой Каледонии Анри Сото генералу де Голлю

, в Лондон

Нумеа, 23 марта 1941

Переговоры с австралийской миссией начались и проводят в атмосфере сердечности и взаимного доверия. Собравшись в узком составе, миссия обсудила вопрос о различных военных учреждениях колонии и о том, как улучшить их деятельность. Миссия предлагает рекомендовать правительству Британского содружества наций:

1) Создать в Нумеа базу военных гидропланов. Личный состав и гидропланы будут предоставлены австралийскими королевскими военно-воздушными силами, находящимися на Новой Каледонии. На французскую сторону ложится ответственность по устройству наземных сооружений.

2) Оборудование на холме Упледж Торо позиций для одной шестидюймовой батареи двухорудийного состава. Выполнение [418] этих двух важных мероприятий может быть предпринято немедленно.

Миссия намеревается также выслать нам винтовки, в которых мы сейчас очень нуждаемся и при наличии которых мы сможем призвать в армию новые контингента, а также поставить грузовые автомобили военного образца, прожекторы, радиооборудование, снаряжение, обмундирование и материалы для строительства военных сооружений.

Глава миссии и Болард заверили нас от имени правительства Британского содружества нации, что мы получим это вооружение, причем пока с нас снимается забота о его оплате в иностранной валюте.

Рапорт высылаю почтой.

Телеграмма губернатора Новой Каледонии Анри Сото генералу де Голлю

Нумеа, 16 мая 1941

Австралийский поенный кабинет изучил предложения, представленные франко-австралийским военным совещанием в Нумеа, на котором присутствовали представитель австралийского правительства в Нумеа Болард и капитан Дюбуа, которого я направил к Канберру в качестве своего представителя.

Военный кабинет принял следующее решение:

1) Создать на Новой Каледонии передовую оперативную авиабазу, включающую базу для гидропланов на 55-м километре колониальной дороги, и выделить из личного состава австралийских королевских военно-воздушных сил постоянную группу, примерно около 40 человек, необходимую для устройства и содержания этой базы. Указанный личный состав и все оборудование будут находиться под контролем и управлением австралийского правительства, полностью несущего ответственность за все действия этой базы.

2) Направить австралийских инструкторов для обучения местного состава обращению с вооружением и техническим оборудованием, присылаемым австралийским правительством. Эти инструкторы будут отозваны обратно по окончании обучения упомянутого состава.

3) Направить из Австралии отряд для оборудования позиции батареи береговой обороны и обучения местного личного состава. [419]

По окончании обучения австралийский отряд возвратится в свою страну.

4) Австралийское правительство оказывает вооруженным силам «Свободной Франции», действующим в районе Тихого океана, финансовую помощь для приобретения нижепоименованной военной техники и материалов, необходимых для строительства оперативной авиабазы и батареи береговой обороны на Новой Каледонии, а также для оплаты расходов по содержанию рабочей силы и снабжению имеющимися на месте материалами.

Буду вам очень благодарен, если вы дадите как можно скорее свое согласие на эту важную и эффективную помощь австралийского правительства.

Уточняю, что предварительные работы по сооружению базы для гидропланов в Нумеа и аэродрома на 55-м километре уже начаты.

Телеграмма генерала де Голля Губернатору Новой Каледонии Анри сото

Каир, 2 июня 1941

Одобряю проект военного соглашения между австралийским правительством и нами в отношении Новой Каледонии на следующих условиях: мы должны добиться того, чтобы оперативное использование австралийской авиации и гидропланов, базирующихся на Новую Каледонию, находилось в руках французского командующего, поскольку речь идет об обороне острова. Мы должны ограничить число австралийских офицеров и других австралийцев, используемых для связи. Они не должны никоим образом вмешиваться в вопросы организации и использования наших сил, а также в вопросы распределения вооружения, предоставленного нашим силам. Они должны быть приданы непосредственно французскому командующему, а не кому-либо из его подчиненных. Со своей стороны мы также должны иметь офицера связи в Австралии.

Губернатор Сото должен заключить соглашение не от имени Новой Каледонии, а от имени генерала де Голля и Совета обороны Французской империи. [420]

Восток

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

Фритаун, 21 сентября 1940

Я должен выразить вам протест по поводу действий английского правительства, которое направило генерала Катру в Египет, не получив предварительно моего согласия. Я рассматриваю такие действия как нарушение взятых английским правительством и мною обязательств, которые я со своей стороны полностью выполняю и намереваюсь выполнять в дальнейшем.

С другой стороны, тем самым создан источник разногласий. Конечно, генерал Катру — самый авторитетный деятель, способный представлять «Свободную Францию» на Востоке, и я без колебаний просил бы его отправиться туда, если бы меня вовремя информировали о положении в Сирии. Но несмотря на то, что я прибыл сюда 16 сентября и с тех пор мог бы получить вашу информацию и ваши предложения, мною по этому вопросу ничего получено не было и я поставлен сейчас перед совершившимся фактом.

На территории стран Леванта, находящихся под французским мандатом, генерал Катру может действовать только как представитель свободных французов, главой которых, как вы, прочем, это признали, являюсь я. Он может действовать там лишь по моему поручению. В противном случае я вынужден буду дезавуировать любое его действие. Надеюсь, что я получу в самый кратчайший срок информацию о мерах, которые предполагает принять правительство Великобритании в связи с настоящими замечаниями.

Для того чтобы Франция могла успешно продолжать борьбу в этой войне, которую она ведет бок о бок со своими союзниками, чрезвычайно важно, чтобы английское правительство способствовало сосредоточению усилий и, наоборот, остерегалось бы содействовать их распылению. [421]

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, находящемуся на борту парохода вблизи Дакара

(Перевод)

Лондон, 22 сентября 1940

Вследствие поступавших со всех сторон настойчивых требований о посылке генерала Катру в Сирию я беру на себя ответственность предложить от вашего имени генералу Катру направиться туда. Само собой разумеется, что он получает свое назначение только от вас, что я ему еще раз уточню.

Иногда бывает необходимо принимать решения срочного характера на месте, поскольку их трудно согласовать с отсутствующими и находящимися далеко лицами.

Еще есть время вернуть, если вы того пожелаете, генерала Катру, ноя полагаю, что такое решение едва ли будет благоразумным.

Желаю успеха в вашем завтрашнем предприятии.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

С борта парохода, 22 сентября 1940

Одобряю ваш отъезд в страны Леванта, где вы можете во многом содействовать успеху нашего предприятия. Я вынужден был заявить протест английскому правительству по поводу его действий в этом вопросе. Однако мое выступление не имеет отношения лично к вам. Ведь мое доверие к вам столь же велико, как и мои чувства дружбы и уважения. К тому же вы обладаете всеми необходимыми качествами, чтобы возглавить наши действия на Востоке.

Телеграмма генерала катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Каир, 3 ноября 1940

1. Проблема Сирии требует большого терпения. Там есть значительное количество лиц, относящихся благожелательно к нашему [422] движению, и строгие меры, принятые полковником Бурже, не только не сломили наших сторонников, а, напротив, придали им новые силы, хотя и заставили их быть более осторожными.

Но сознание многих других кажется уснувшим: они не стремятся больше к идеалу и, оставшись без руководителя, потеряли вкус к борьбе и смирились с поражением.

2. Необходим серьезный моральный толчок, чтобы заставить стряхнуть эту глубокую апатию, особенно заметную у пожилых людей. В последние дни у меня возникла надежда, что я смогу произвести такой толчок, используя в качестве пропагандистского оружия условия мира, на которые, как об этом заявляют, согласилось правительство Виши. Но теперь Виши опровергло эти условия, а генерал Вейган заявил, что правительство, возглавляемое Петеном, не соглашалось и не согласится на мир, противоречащий чести и интересам Франции, а также принципам, которыми оно руководствуется в выполнении своей миссии. Безусловно, заявления, опубликованные одновременно и сделанные, по-видимому, Лавалем, снижают значение заявления Вейгана, но я чувствую, что необходимо выждать до тех пор, пока правительство Виши не определит ясно своей позиции. В результате таких противоречивых заявлений у меня создается впечатление, что либо в правительстве Виши существуют глубокие разногласия, либо все это является широко задуманным маневром, направленным на то, чтобы усыпить общественное мнение.

3. Я откладываю личное выступление, о котором я упомянул, по причинам, указанным в предыдущем пункте, а сейчас продолжаю вести пропаганду очень активную, но анонимно.

4. Что касается дальнейших шагов, то совершенно ясно, что я без колебаний решусь захватить власть в Сирии, как только буду уверен, что за мной пойдет две трети армии и большая часть авиации. Эта операция будет проведена без поддержки английских войск, каковой следует избегать по психологическим соображениям. Если я не выступлю в Сирии, то постараюсь сколотить максимальное число воинских частей. Их затем можно будет использовать в намечаемых операциях, о которых я скажу ниже.

5. Если армия Леванта будет сломлена, перед Англией и Турцией может возникнуть необходимость оккупации Сирии. В этом случае наши войска в качестве отряда союзников примут участие в операциях.

6. Я изложил вышеуказанный план действий Идену и заинтересованным английским властям и получил их одобрение. [423]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Браззавиль, 6 ноября 1940

1. Вашу телеграмму от 3 ноября получил.

Пользуюсь случаем вновь сообщить, что я полностью одобряю ваш план и ваши действия. Если события будут стремительно развиваться и приведут к оккупации Сирии англичанами и турками, то в высших национальных интересах будет крайне необходимо, чтобы в этой операции участвовал отряд свободных французских сил, даже если таковой будет весьма незначительным. В этом случае вы, конечно, сочтете необходимым ваше личное участие, чтобы имя выдающегося французского военного деятеля было связано с этой операцией. Я с вами вполне согласен, что это имеет огромное значение. С другой стороны, вам лучше чем кому-либо понятно, что вступление турок в Сирию во многом повредило бы делу. Было бы гораздо лучше, чтобы в этой операции участвовали, если возможно, только войска Англии и «Свободной Франции».

II. Что касается Вейгана, то я лично считаю, что, направляя его в Африку, Виши преследовало три цели.

Во-первых, попытаться добиться от немцев и итальянцев умеренности, намекая на возможность вспышки в Африке мятежа, инспирированного Вейганом. Во-вторых, постепенно заставить армию и население Африки свыкнуться с мыслью о возможности проникновения туда противника, на что Петен и Лаваль, конечно, дадут свое согласие. Наконец, восстановить африканские войска против «Свободной Франции» и заставить их выступить против нее. Впрочем, Вейган слишком стар, слишком боится риска и слишком скомпрометировал себя своим поражением и заключением перемирия, чтобы он был способен принять какое-нибудь категорическое решение и порвать с Виши. Кроме того, все основные базы находятся под полным контролем военно-морского флота, который слепо подчиняется Дарлану, несомненно, решившему до конца вести игру на стороне Петена и Лаваля. Одного этого достаточно, чтобы запугать Вейгана и Ногеса. Во всяком случае, как только положение прояснится, я намереваюсь публично заклеймить Вейгана.

III. Смогли бы вы направить один из наших отрядов для участия в боях в Греции, где в него влились бы французские добровольцы, [424] находящиеся в Греции и Югославии? Это имело бы большое значение, особенно если все будет быстро выполнено.

IV. Я не изменил решения об отправке генералу Уэйвеллу бригады, о которой я ему сообщил. Но войска будут отправлены на Восток несколько позже, чем я это предполагал, в связи с тем, что я хочу завершить некоторые операции в Габоне. Митзик, Н'Джоле и Ламберене были захвачены блестяще. Вопрос о свободном объединении Экваториальной Африки, Камеруна и территории Чад уже окончательно решен. Мы будем строить наше здание постепенно, камень за камнем.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Браззавиль, 16 ноября 1940

Назначаю нас Верховным комиссаром «Свободной Франции» на Востоке и представителем главы «Свободной Франции» и Совета обороны империи с полномочиями принимать любые меры, которые вы сочтете необходимыми, и устанавливать любые контакты с местными английскими гражданскими и военными властями. В зону вашей деятельности входят Сирия, Балканы, Египет и Судан.

Я полагаю, что Иностранный легион прибудет в Судан морем к Рождеству. Это замечательные войска, которые одним ударом решили участь Либревиля.

Я продолжаю настаивать на том, чтобы вы послали из Египта отряд наших войск в Грецию.

Важные обстоятельства общего характера обязывают меня прибыть в Лондон к 23 ноября и остаться там на некоторое время. Но я намереваюсь как можно скорее возвратиться в Африку и сразу же встретиться с вами.

Вашу речь в Каире я считаю превосходной.

Письмо генерала Катру генералу де Голлю

, в Лондон

Каир, 8 декабря 1940

Сирия — это горький плод, который никак не хочет созреть, и я боюсь, что нам придется захватить страну силой. У нас там есть [425] сторонники, чье терпение и усердие мы поддерживаем, но нет никого, кто возглавил бы их и привел в движение...

Нужно ждать. Между тем совершенно ясно, что если Сирия окажется в руках у противника, то вступить туда необходимо будет, послав наш египетский батальон, английские войска и при поддержке восстания изнутри.

Я сделал попытку повлиять на Вейгана. Вот уже месяц, как я послал ему любезное (?) письмо, в котором детально обрисовал стратегическую обстановку и показал ему, какую огромную роль он мог бы сыграть. Я повторил свой демарш, направив к нему эмиссара с меморандумом. Ответа еще нет. Но больших надежд я не питаю, так как боюсь, что Вейган будет упорно пребывать в состоянии бездействия и заблуждения.

Такова же позиция адмирала Годфруа. Вся эта публика обманывает себя надеждой, что Франция обретет мир без борьбы. Это либо наивные, либо недобросовестные люди.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Лондон

Каир, 13 декабря 1940

1. Недавно я предложил Пюо и генералу Арлабоссу, как перед этим генералу Вейгану, воспользоваться представившейся на Средиземном море возможностью, чтобы вновь взяться за оружие, так как полагал, что теперь, когда Пюо свободен от своих обязательств по отношению к Виши, он, может быть, примет это предложение более охотно.

2. Пюо ответил, что он больше не у власти. Генерал Арлабосс тоже ответил в своем письме вежливым отказом, который согласовал с Пюо и генералом Фужером. Он указал, что причиной отказа является разочарование, вызванное поражением Франции, поведение англичан во время и после войны и его вера в Петена. Арлабосс считает, что в Сирии никакой — ни внешней, ни внутренней — угрозы Франции не существует, и заявил, что Сирию будут защищать от любого агрессора, в том числе и от англичан, Он полагает, что нам лучше быть в стороне от борьбы, пока воюющие лагери изматывают друг друга.

3. Этот жалкий образ мысли отражает мнение всех старших офицеров. Только младшие офицеры и некоторая часть унтер-офицеров [426] еще не утратили боевого духа. Следовательно, в настоящее время на французские войска в Сирии мы рассчитывать не можем.

4. Такие настроения могут лишь процветать при генерале Денце, который служил в Сирии с одинаковым усердием под началом столь различных но своему складу генералов, как Вейган и Саррай, и который будет неукоснительно проводить в жизнь политику Виши.

Из сказанного выше следует, что в настоящий момент сирийский вопрос может быть разрешен только силой, а это невозможно и нежелательно. По всей вероятности, до весны общая обстановка не потребует такого решения. Если необходимость действий возникнет в настоящее время, в операциях должны принять участие французы и англичане...

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Лондон

Каир, 7 января 1941

1. В своих первых заявлениях в Бейруте генерал Денц выразил от имени Франции ее волю продолжать выполнение своей миссии в Леванте и защищать экономические интересы Сирии. Он особенно подчеркнул мысль, что благосостояние и безопасность населения могут быть обеспечены только в том случае, если удастся избежать войны, чему он полностью посвятит себя. Из этих заявлений ясно видно, что сейчас изучаются мероприятия, направленные на установление политического и экономического сотрудничества.

2. Таким образом, нам, в свою очередь, представляется возможность опубликовать нашу точку зрения на разрешение сирийского вопроса и прежде всего на связанные с ним политические проблемы. Со своей стороны считаю, что после войны Франция сможет удержаться в странах Леванта только при условии установления отношений с Ливаном и с Сирией на базе предоставления им политической независимости и заключения с ними договора о союзе. Я не преминул бы сделать с вашего согласия заявление по этому вопросу, если бы меня не удерживали следующие соображения:

3. Такое политическое заявление, которое привлекло бы на нашу сторону большинство населения, вызовет, конечно, в странах [427] Леванта нервозность и даже волнения, а мы не будем в состоянии ни успокоить их, ни ввести в определенное русло. Против этих волнений выступят и армия и власти, чем смогут воспользоваться державы оси и Турция. Генерал Уэйвелл опасается, что в то время, когда он будет занят на другом театре военных действий, на палестинской границе может создаться положение, которое вынудит его снять войска с фронта.

4. Эти обстоятельства вынудили меня повременить с заявлением и выждать, пока обстановка станет более благоприятной.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Лондон, 25 января 1941

Новый контингент резервистов должен быть незамедлительно отправлен из Сирии во Францию на пароходе «Провиданс».

Учитывая, что французские власти в Сирии, по их собственному признанию, уже репатриировали на других транспортах значительное количество военнослужащих, благожелательно относящихся к «Свободной Франции», английское правительство намеревается потребовать, чтобы пароход «Провиданс» направился в порт Хайфа и до отбытия в Марсель получил там разрешение на продолжение рейса. В этом случае необходимо, чтобы один из наших офицеров находился в Хайфе, когда туда прибудет «Провиданс», и совместно с английскими властями удостоверился, что ни один из наших сторонников не репатриируется во Францию против своего желания.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Лондон, 30 января 1941

Получил вашу телеграмму по поводу установления связи с генералом Вейганом. Ваши сведения дополняют и уточняют данные, полученные мною из других источников. Ясно, что сейчас Вейган представляет себе общую обстановку иначе, чем в июне. Установлено также, что окружение Вейгана воздействует на него в правильном направлении. Наконец, известно, что глубокая [428] личная вражда между Дарланом и Вейганом содействует выбору последним правильной линии. Полностью признавая важность такого факта, как начавшаяся эволюция Вейгана, я тем не менее не склонен в настоящее время считать, что это может иметь какое-либо практическое значение по следующим причинам:

1) Хотя Вейган находится в Африке по приказу маршала Петена и действует в согласии с ним, положение Вейгана все-таки непрочно, так как верить в постоянство Петена, в особенности сейчас, трудно. Тем более Петен, как это вам известно, не питает особой склонности к Вейгану, а сам Вейган в значительной степени утратил во Франции и в армии свой престиж. Достаточно будет серьезного нажима немцев на Виши, чтобы Вейган был отозван или вынужден бежать.

2) Вейгану 74 года. Он никогда не любил рисковать. Кроме того, он уже заранее чувствует себя дискредитированным и не сможет деятельно руководить военными действиями, после того как был активным участником перемирия.

3) Если бы Вейган даже и захотел вновь начать войну в Африке, он не смог бы этого сделать без Дарлана, так как Дарлан держит в своих руках порты Касабланка, Оран и Дакар, через которые можно было бы получать оружие и продовольствие из Америки и Англии. А воевать Дарлан не хочет. Он собирается в один прекрасный день заменить Петена, но сделать это без поддержки немцев не может. Необходимо добавить, что авторитет Вейгана в Африке является скорее иллюзорным, чем реальным. Ведь Марокко находится под влиянием Ногеса, который терпеть не может Вейгана. В Алжире влиянием пользуется Абриаль, в Тунисе — Эстева, а оба они подчиняются Дарлану. Западная Африка — под влиянием Буассона, который является хозяином положения в Дакаре.

Отмечу смутное обещание Вейгана, что он не нападет на нас в Экваториальной Африке. Впрочем, я думаю, что если бы даже он и захотел это сделать, то почти все или даже все его войска отказались бы выполнять его приказы. Хотя, конечно, наш план предусматривает в настоящее время сосредоточение сил против итальянцев, я отнюдь не намерен обещать, что не предприму ничего в целях присоединения к нам других территорий Виши. Мы никогда не должны допускать, чтобы нас приравняли к тем, кто не борется за Францию. На нас возложены права и обязанности, и мы сделаем все, что мы считаем необходимым, насколько нам позволяют наши средства.

Наконец, я одобряю ваши действия по дальнейшему установлению контактов с Вейганом, что, по всей вероятности, может быть [429] нам полезным. Совершенно очевидно, что эти попытки должны исходить только от вас и не обязывать ни нашего Совета обороны, ни меня лично; но рассчитываю, что вы будете держать меня в курсе событий, как вы это до сих пор очень правильно делали.

Письмо генерала де Голля министру иностранных дел Великобритании Идену

Лондон, 3 февраля 1941

Уважаемый господин Иден!

Генерал Спирс уведомил меня, что английское правительство якобы дало разрешение пароходу «Провиданс» следовать в Марсель непосредственно из Бейрута без захода в Хайфу, как это было обещано мне ранее.

Как вам известно, этот пароход должен перевезти из Сирии во Францию военнослужащих, часть которых проявила сочувствие делу союзников и «Свободной Франции».

Если подобное решение действительно принято правительством Великобритании, я должен заявить вам категорический протест.

Заверение, которое мог бы дать вишистский правительственный верховный комиссар в Сирии, что при переброске этих военнослужащих во Францию мои сторонники не пострадают, не является достаточной гарантией, тем более что всякое передвижение судов Виши может осуществляться только с согласия висбаденской комиссии по перемирию, то есть, в конечном итоге, в соответствии с интересами наших общих врагов.

Примите, уважаемый господин Иден, уверения в моих самых лучших и почтительных чувствах.

Письмо министра иностранных дел Великобритании Идена генералу де Голлю

, в Лондон

Лондон, 6 февраля 1941

Уважаемый генерал!

Я тщательно изучил ваше письмо от 3 февраля относительно парохода «Провиданс». [430]

Прежде всего хочу разъяснить, что мы, конечно, не давали своего согласия на то, чтобы на этом пароходе во Францию были отправлены лица, сочувствующие «Свободной Франции». Напротив, наша задача состоит в том, чтобы не допустить этого. Речь идет в частности о следующем: можно ли считать достаточной гарантией, если генерал Денц лично даст заверения, что на пароходе репатриируются только резервисты.

Вот почему у меня создалось впечатление, что ваше письмо основано на каком-то недоразумении. Однако я горячо желаю сделать все, чтобы вы были удовлетворены, хотя я и не в состоянии изменить политику, которую мы решили проводить в этом вопросе. Для начала я попытаюсь добиться, кроме заверения, данного Верховным комиссаром, дополнительных гарантий.

Поэтому я еще раз запросил телеграфно нашего генерального консула в Бейруте о возможности добиться этих новых гарантий и буду ждать его сообщения, прежде чем принять окончательное решение.

Примите уверения в моих искренних чувствах к вам.

Письмо генерала де Голля министру иностранных дел Великобритании Идену

Лондон, 19 февраля 1941

Господин министр иностранных дел!

Генерал Спирс сообщил мне, что правительство Великобритании, не считаясь с моими замечаниями, которые я направил вашему превосходительству в письме от 3 февраля, решило предоставить пароходу «Провиданс» возможность свободно следовать из Бейрута в Марсель.

Я вынужден заявить вашему превосходительству, что это решение может неблагоприятно отразиться на чувстве доверия, которое испытывают свободные французы в отношении поддержки, которую Англия оказывает им в совместной борьбе.

Считаю возможным добавить к этому, что французская нация, которая в своем подавляющем большинстве одобряет совместные действия Британской империи и «Свободной Франции» и возлагает на них большие надежды, будет вынуждена с сожалением отметить, что некоторая часть людей, желающих бороться за свою страну, могла быть выдана на милость врага или его пособников, [431] а правительство Великобритании фактически не воспрепятствовало этому, хотя имело к тому возможность.

Нельзя, конечно, считать приемлемыми туманные заверения -текст которых к тому же не был доведен до моего сведения, — данные в Бейруте представителем так называемого правительства, вступившего в открытое сотрудничество с врагом и выполняющего распоряжение висбаденской комиссии.

Прошу ваше превосходительство принять уверения в моем высоком к вам уважении.

Письмо постоянного заместителя министра иностранных дел Великобритании сэра Александра Кадогана генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 24 февраля 1941

Уважаемый генерал!

В связи с отсутствием министра иностранных дел настоящим уведомляю о получении вашего письма от 19 февраля относительно разрешения беспрепятственного движения парохода «Провиданс».

Крайне огорчен, что вы сочли нужным заявить Идену протест в связи с нашим решением по этому вопросу. Мы считали и продолжаем считать, что в настоящих условиях это решение оправдано соображениями, которые я просил генерала Спирса разъяснить вам. Но, конечно, я передам ваше письмо Идену, когда он возвратится.

Искренне ваш.

Письмо генерала де Голля генералу Вейгану

, в Алжир

Лондон, 24 февраля 1941

Генерал!

У нас были разногласия. Но теперь, когда Францию постигло несчастье, нужно исходить из реальной обстановки. [432]

Уже невозможны больше никакие сомнения в том, к чему приведет сотрудничество с немцами и какие люди осуществляет его. Но победа Гитлера — это конец независимости. Еще остается несколько дней, предоставляющих вам возможность сыграть выдающуюся роль на благо нации. Потом будет слишком поздно.

Предлагаю объединить наши усилия. Сделаем совместное заявление о том, что мы ведем войну за освобождение Родины. Обратимся к империи с призывом принять в ней участие. Вам известны настроения в армии и среди населения. Вы знаете, что наш союз вызовет у всех французов огромный энтузиазм и повлечет за собой немедленную поддержку со стороны союзников.

Если вы ответите «да», то примите уверения в моем уважении.

Нота генерала де Голля У. Черчиллю

Лондон, I марта 1941

Значение французских территорий в Северной и Западной Африке в военном отношении трудно переоценить. С точки зрения обороны присутствие немцев в Бизерте, Оране, Касабланке и Дакаре было бы очень опасным. С точки зрения наступательных операций территория Французской Северной Африки является наилучшей базой для последующих действий на континенте. Необходимо добавить, что для Соединенных Штатов возможность располагать или не располагать этим плацдармом в районе боевых действий может сильно повлиять на их тактику и политику в войне.

Все более открытое сотрудничество Виши с Германией должно, казалось бы, развеять наконец всякие иллюзии в отношении эффективного противодействия Виши немецкому проникновению в Африку.

С другой стороны, стало очевидным, что теперешние власти во Французской Северной и Западной Африке сами по себе не выступят против врага. К тому же, если бы даже власти той или другой территории и были способны на это, висбаденская комиссия с согласия Виши уже давно расправилась бы с ними.

Правда, армия, а также французское и туземное население Северной и Западной Африки в своей массе стоят за сопротивление врагу и, в частности, благожелательно настроены по отношению к «Свободной Франции». Если бы противник попытался сейчас [433] захватить эти территории силой, несомненно, завязались бы бои. Но нет никаких основании считать, что противник будет действовать именно так. Напротив, следует полагать, что он прибегнет к другому способу действия, так удачно им осуществляемому по отношению к народам, преданным их правительствами. С согласия Виши немцы уже начали «мирное» проникновение в Северную и Западную Африку. Посредством деморализации и запугивания они смогут создать настроения в пользу отказа от сопротивления, в результате чего получат возможность использовать впоследствии морские и авиационные базы, чтобы в дальнейшем постепенно установить полным контроль над страной.

Будучи убежден в том, что выражаю волю всей французской нации, угнетаемой врагом и коллаборационистами из Виши, я лично решил действовать так, чтобы помешать противнику высадиться во Французской Северной и Западной Африке. Я добиваюсь, чтобы эти мои действия были широко поддержаны всеми союзными государствами.

Операция будет состоять в том, что силы союзников осуществят одновременное проникновение в Северную Африку на территорию Сахары с нескольких сторон, с тем чтобы разобщить силы противника, если он попытается оказать сопротивление, и установить в широком масштабе дружеские контакты с населением и войсками. Вопрос о территориях Западной Африки в целом будет затронут позднее.

Данная операция потребует участия значительных морских, воздушных и наземных сил. Что касается наземных войск, то понадобится 7-8 дивизий. Вооруженные силы «Свободной Франции» выставят до одной дивизии, а также все имеющиеся в их распоряжении корабли и три авиаэскадрильи.

Военнное наступление будет сочетаться с деятелыюстыо созданных заранее в тылу противника на этих территориях комитетов, которые будут осуществлять руководство от имени «Свободной Франции».

Необходимо, чтобы все союзные правительства публично заявили, когда это понадобится, о том, что они обязуются уважать все права Франции на территориях, входящих в ее империю, и что присутствие вооруженных сил союзников в Северной н Западной Африке имеет лишь целью не допустить туда противника и ускорить освобождение Франции. Желательно, чтобы эти заявления были, если возможно, подкреплены гарантией Соединенных Штатов. Необходимо также развернуть широкую дипломатическую кампанию, чтобы добиться от Испании нейтралитета. Прилагаю при сем докладную записку с изложением военного плана этой операции. [434]

Докладная записка секретаря совета обороны Империи Рене Кассена генералу Катру

, в Каир ; вице-адмиралу Мюзелье , в Лондон ; генералу де Лармина , в Браззавиль ; генерал-губернатору Эбуэ , в Браззавиль ; генералу медицинской службы Сисе , в Браззавиль ; полковнику Леклерку , в Форт-Лами

Лондон, 3 марта 1941

Генерал до Голль хотел бы знать мнение членов Совета обороны относительно того, какую позицию должна занять «Свободная Франция» в целях обеспечения безопасности своих коммуникаций, необходимых для ведения военных действий против Германии, в случае если Англия и Турция будут вынуждены оккупировать целиком или частично территорию стран Леванта, находящихся под французским мандатом.

Должны ли мы в подобном случае заявить протест против такого рода действий?

Должны ли мы будем не препятствовать этому, ограничившись письменным заявлением, резервирующим права Франции на эти территории?

Не должны ли мы, скорее всего, от имени Франции присоединиться к выступлению, перед которым, с нашей точки зрения, будут стоять три задачи:

Во-первых, создать в одной из частей французской империи необходимые условия для возобновления военных действий против общего врага.

Во-вторых, сохранить наши права самым фактом нашего присутствия там.

В-третьих, помочь нашим союзникам.

Ожидаем вашего срочного и обоснованного ответа.

Ответ генерала Катру

Каир, 7 марта 1941

Два первых решения я отклоняю. В случае, рассматриваемом в докладной записке, мы должны действовать сообща с англичанами как с целью сохранить права Франции на страны Леванта, [435] так и для того, чтобы продемонстрировать нерушимость нашего союза.

Еще до получения вашей записки я в соответствующем духе изложил Энтони Идену свои намерения направить в указанном случае контингент вооруженных сил «Свободной Франции» для участия в оккупации стран Леванта и взять в свои руки власть на подмандатных территориях. Энтони Иден выразил согласие с этим планом.

Ответ генерала де Лармина

Браззавиль, 10 марта 194 /

1. Такое событие вызвало бы войну между Англией и Францией, а следовательно, вмешательство французского флота, и погубило бы движение «Свободная Франция». Поэтому необходимо сделать все, чтобы избежать этого путем комбинированных политических и дипломатических действий. Трудно представить, что страны Леванта смогут оказать сопротивление одновременному давлению Англии и Турции, сочетающемуся с возможностью внутренних волнений, для того только, чтобы принести себя в жертву из-за прекрасных глаз Германии. Вместе с тем опасность войны между Англией и Францией настолько велика, что необходимо тщательно взвесить, с одной стороны, эту опасность, а с другой — преимущества присоединения стран Леванта. Следует отметить в этой связи, что пропускная способность железной дороги Эль-Кантара — Халеб — Тавр очень незначительна и равна примерно трем эшелонам в сутки в отношении оперативных перевозок.

Дипломатическое давление на страны Леванта должно проводиться умело, с учетом местных условий. Большое значение имело бы личное выступление генерала Катру и, быть может, даже ваше.

Я целиком в вашем распоряжении, если вам может оказаться полезным мое знание местных условий.

2. Мы не можем связываться с какой-либо военной операцией, а должны действовать с максимальной энергией, чтобы предотвратить ее и создать в странах Леванта условия, необходимые для возобновления военных действий против Германии. Если такая военная операция осуществится, наш публичный протест был бы неуместным, так как он противоречил бы интересам союза. [436]

В этом случае мы должны добиться заверения в том, что права Франции будут сохранены.

Ответ генерала медицинской службы Сисе

Браззавиль, 11 марта 1941

Я против того, чтобы мы и наши союзники проводили какие-либо наступательные действия против любой части империи, не оккупированной нашими общими врагами, кроме того случая, если находящиеся там французские войска нападут на нас.

Вместе с тем присутствие войск противника в любой части империи оправдает и вызовет необходимость наших военных действий, и, напротив, отсутствие его войск повлечет за собой осуждение нашего наступления, что послужит удобным поводом для нового вероломства Виши.

1) Необходимо сделать категорическое заявление нашим союзникам по поводу принадлежащих нам территорий стран Леванта. Если они будут упорствовать в своем решении, считаю, что мы должны письменно резервировать все права Франции на эти территории. Я не советую выступать с публичным протестом, который был бы недружественным актом.

2) Мы должны постоянно осуществлять энергичное воздействие на всех французов, находящихся в странах Леванта, и на местное население, учитывая их образ мышления и местные влияния, чтобы убедить их, что бездействие в настоящее время является преступлением против интересов и судеб этих территорий и что их единственный долг — вновь подняться вместе с нами на войну против общего врага и сокрушить германскую гегемонию.

Неуспех чреват слишком тяжелыми последствиями для нас, свободных французов, а поэтому мы без колебаний должны пустить в ход все средства воздействия на население этих территорий.

Ответ генерал-губернатора Эбуэ

Браззавиль, 18 марта 1941

1) Нет. [437]

2) Нет.

3) Да — поскольку совместные действия обеспечили бы сохранение за Францией ее прав, позволили бы возобновить борьбу на новых фронтах, поддержали бы престиж Франции на Востоке и оказали бы благотворное влияние на Северную Африку.

Эти действия, возможно, будут связаны с опасностью, но таковую легче оправдать, чем наше бездействие.

Из-за отсутствия информации я не могу предвидеть, какую выгоду могли бы извлечь из такой обстановки прогерманские элементы Виши и не воспользуются ли они этим, чтобы начать военные действия против Великобритании. В связи с возможностью такого развития событий долг подсказывает мне, что для того, чтобы найти правильное решение, следует целиком положиться на генерала де Голля.

Ответ полковника Леклерка

Форт-Лами, 2J марта 1941

1) Никакого протеста заявлять не следует, ибо самое главное -добиться победы. Но оккупация должна сопровождаться совершенно ясным заявлением английского, премьер-министра, где еще раз будет подтверждено, что Великобритания не имеет намерения аннексировать какую-либо часть Французской империи, а также заявлением генерала де Голля, где будет подчеркнута абсолютная необходимость для Англии занять, прежде чем это сделает противник, территорию, которую Виши не способно защищать.

2) Так или иначе, никакого столкновения не должно быть. Не следует предусматривать никакого вмешательства вооруженных сил «Свободной Франции», переброшенных из других районов. Напротив, в целях облегчения оккупации территорий англичанами необходимо будет максимально использовать малейшую благоприятную реакцию французов и местного населения внутри страны, что позволит британским властям во время проведения этой операции открыто опереться на эти элементы и установить полное взаимопонимание с местным населением. [438]

Ответ профессора Кассена

Лондон, 24 марта 1941

1) Нет.

2) Нет.

3) В этом пункте я подчеркиваю мысль, что мы должны с помощью деклараций и целеустремленных действий сохранить права Франции в странах Леванта. Однако надо по возможности избежать материального риска и моральной ответственности в связи с возможным началом военных действий между Великобританией и Виши. Поэтому в полном согласии с департаментом иностранных дел я высказываюсь за такие действия, которые обеспечат нам непосредственную поддержку местного населения. Кроме преимуществ, о которых говорилось уже ранее, эта политика имеет то преимущество, что ее можно проводить по этапам. На первом этапе вы могли бы сделать от имени Совета обороны заявление, которое было бы тщательно изучено здесь, в Лондоне, за ним последовало бы заявление англичан и согласие с этими заявлениями руководителей местного населения. Второй этап — этап действий, имеющих целью восстановление мандата — мог бы начаться либо до действий соседей, вызванных немецким нападением, либо одновременно с ними и опираясь на них, в зависимости от реакции среды, имеющихся средств и удобства момента.

Ответ вице-адмирала Мюзелье

Лондон, 26 марта 1941

Я не думаю, чтобы Англия и Турция были вынуждены оккупировать вооруженными силами подмандатные французские территории Леванта. Мое мнение основано, в частности, на том, что Англия может направлять свою помощь Турции морем через Ирак (Басра) или даже в это время года по суше, из Палестины в Багдад.

Оккупация Турцией всех или части этих территорий немедленно привела бы к серьезным столкновениям с большей частью местного населения. Англии слишком хорошо известна обстановка, чтобы она могла допустить турецкую оккупацию. [439]

Если, вопреки тому, что я думаю, англичане решили бы в настоящее время оккупировать эти территории без предварительного согласия «Свободной Франции», нужно будет немедленно потребовать, чтобы управление этими территориями осуществлялось «Свободной Францией», в ожидании, пока победа даст возможность этим странам вновь установить прочные связи с новой Францией, что находится в соответствии с обещаниями англичан в отношении целостности французских владений.

Во всяком случае, уже сейчас желательно выработать план оккупации Сирии в сотрудничестве с англичанами. Эта операция должна автоматически закончиться установлением временного правительства, подчиняющегося главе «Свободной Франции» и возглавляемого одним из его представителей.

Прежде чем приступить к оккупации, «Свободная Франция» должна выступить с заявлением о будущем политическом устройстве этих стран. Это заявление должно, с одной стороны, максимально учитывать законные притязания различных народностей Сирии и с другой — энергично защищать наши права.

Особое внимание нужно обратить на то, что договоры Вьено никогда не были ратифицированы французским парламентом. В соответствии с международным правом в Сирии и Ливане продолжает существовать режим мандата и действует статут, признанный Лигой Наций. Поэтому в обязанность оккупационных войск входит лишь обеспечение внутреннего порядка и защита от нападения извне. Исходя из этого факта, Сирия и Ливан никогда не были в состоянии войны с Германией и Италией и правительство маршала Петена не имело права допустить в эти страны комиссии по перемирию.

В заявлении на это должно быть обращено особое внимание, и я уверен, что такая конструктивная позиция встретит одобрение как в Сирии и Ливане, так и у наших союзников. В соответствии с торжественным обещанием мандат должен быть упразднен и заменен договором о союзе, который ограничит нашу прямую ответственность за управление страной и предоставит нам право разместить сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы в пунктах, откуда мы сможем осуществлять эффективный контроль над территорией всей страны.

Этот контроль даст нам возможность гарантировать целостность территории Сирии, поскольку сами сирийцы, будучи расколоты в политическом и религиозном отношении, не в состоянии создать армию. [440]

Контроль должен обеспечить мирное сосуществование в рамках одной страны четырех крупных народностей Сирии: арабов, ливанцев, друзов и алауитов, а также различных малых народностей и религиозных меньшинств.

Контроль должен обеспечить защиту наших культурных и экономических прав в Сирии.

Чтобы осуществлять этот контроль, Франции нужны сухопутные, морские и авиационные базы на побережье. Вот схема их возможного размещения:

на юге — в Ливане, в Бейруте или поблизости от него;

в центре — около Триполи, в районе выхода мосульского нефтепровода;

на севере — в Латакии.

Эти пункты должны быть переданы Франции на срок в 99 лет с правом возобновления договора, что обеспечит за ней право строить там необходимые административные и военные сооружения.

В политическом и административном отношении Сирия будет разделена на пять государств:

На юге — Ливанская республика, связанная с Францией договором о союзе.

В центре — арабская Сирия со столицей в Дамаске и выходом к морю вдоль железной дороги Хомс — Триполи. Это государство будет связано с Францией договором о союзе.

Территория друзов, на юго-западе, и территория алауитов, на севере, в соответствии с неоднократно выраженным желанием населения снова вернутся под непосредственное управление французской администрации, с местонахождением ее в городах Сувейда и Латакия. Эта администрация будет санкционировать решения советов нотаблей, избранных местным населением. Данный режим в дальнейшем будет изменен по образцу режима Ливана и Дамаска, когда сами заинтересованные страны выразят такое желание и примут решение о полном самоопределении.

Аналогичный режим будет установлен в Джезире с главным городом Дейр-эз-Зор, где в связи с наличием местного смешанного населения, ассиро-халдейских беженцев, а также других меньшинств требуется непосредственное управление французской администрацией, что, впрочем, соответствует в настоящее время желанию населения.

Вся Сирия включается в единый таможенный союз, который обеспечит каждому государству справедливое участие в доходах. [441]

ПИСЬМО У. ЧЕРЧИЛЛЯ ГЕНЕРАЛУ ДЕ ГОЛЛЮ, В ЛОНДОН

(Перевод)

Лондон, 4 марта 1941

Дорогой генерал!

Пишу вам, чтобы сообщить, что я отдал распоряжение направить генералу Вейгану письмо, которое вы ему адресовали и которое было приложено к вашему письму на мое имя от 24 февраля.

Ваше послание уже отправлено. Я, разумеется, немедленно перешлю вам ответ, который придет, через посредство правительства Его Величества.

Искренне каш.

Письмо генерала де Голля майору Люизе

, в Танжер

Лондон, 6 марта 1941

Дорогой друг!

Необходимо быстро и в широком масштабе провести подготовительную работу в Северной Африке.

Существенным условием является предварительное образование тайных, но состоящих из серьезных людей комитетов, способных выступить на месте и взять власть от имени «Свободной Франции» внутри страны, как только будут начаты действия извне.

Я полагаю, что нужно создать один комитет в Марокко, один в Тунисе и один в Алжире, а также связанные с ними местные комитеты. Однако их необходимо создавать с участием минимального числа людей. Энтузиазм участников комитетов в данном случае важнее занимаемых ими постов.

Могу ли я рассчитывать на вас в претворении этого плана в жизнь и установлении связи между комитетами и нами?

Если вы берете на себя эту основную миссию, вы должны будете избрать такой способ действий, чтобы находиться в наилучших условиях для ее выполнения.

Дежан многое сделал, чтобы держать меня в курсе событий. Это верный и решительный человек. Отныне он будет поддерживать с вами связь. [442]

Глубоко верю в вас и остаюсь вашим искренним другом.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Лондон, 11 марта 1941

Вашу телеграмму получил. Благодарю вас за нее и приму к сведению ответ, который вы мне направили как член Совета обороны империи. Что касается вашей роли Верховного комиссара, то может возникнуть необходимость осуществлять от имени «Свободной Франции» в странах Леванта, находящихся под французским мандатом, полномочия, которые я возложил на вас еще раньше, при назначении вас Верховным комиссаром на Востоке. Сточки зрения международного права и на ocнове прецедента Камеруна само осуществление мандата входит в прерогативы генерал аде Голля и состоящего при нем Совета обороны империи. Прилагаю копию уведомления, которое было направлено мною по этому поводу Генеральному секретариату Лиги Наций:

«Имею честь поставить вас в известность, что начиная с 28 августа 1940 я, как глава «Свободной Франции» и с одобрения населения, взял на себя управление частью Камеруна, находящейся под французским мандатом, со всеми правами и обязанностями, вытекающими из этого мандата. Я назначил подполковника Леклерка комиссаром для обеспечения внутреннего порядка, благосостояния населения и обороны территории. Прошу вас информировать об этом мандатную комиссию Лиги Наций».

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции »{191} в Лондон

Браззавиль, 28марта 1941

«Свободная Франция» должна заявить о своей позиции в отношении Югославии. Если вся страна или часть ее откажется принять требования немцев, мы заявим, как через официальные каналы, так и путем опубликования декларации, что французская [443] нация, несмотря на временное существование власти Виши, горячо одобряет сопротивление Югославии и хранит в памяти славные воспоминания, в частности о совместном участии в великой войне.

Если правительство Югославии подчинится немецкому ультиматуму, мы должны обратиться к Свободной Югославии, по образцу «Свободной Франции», особенно к армии, многочисленные отряды которой, имея возможность достигнуть Греции, несомненно, примут участие в борьбе на стороне союзников.

Прошу вас сделать все необходимое в этом отношении.

Телеграмма генерала де Голля начальнику штаба вооруженных сил

«Свободной Франции », в Лондон

Браззавиль, 30 марта 1941

Учитывая опыт боев в Мурзуке и Куфре, я решил сформировать на территории Чадсахарский моторизованный отряд, которому, кроме имеющегося на месте вооружения, необходима следующая боевая техника:

50 полуторатонных грузовиков;

100 трехтонных грузовиков, желательно «шевроле» ;

10 бронеавтомобилей;

все машины должны иметь шины, предназначенные для передвижения по песку, и запасные части;

5 противотанковых и зенитных орудий калибра 20 мм; 12 пулеметов калибра 13,2 мм;

6 обычных пулеметов;

8 противотанковых ружей;

ко всем видам оружия должны быть боеприпасы.

Прошу немедленно принять меры к получению этой боевом техники и отправке ее.

Коммюнике главного штаба вооруженных сил

«Свободной Франции » в Эфиопии и Судане

Хартум, 31 марта 1941

В Эритрее наши войска сыграли значительную роль и блестяще проявили себя в операциях, закончившихся падением [444] Керена. В ходе упорных боев, которые велись в чрезвычайно тяжелых условиях труднопроходимой местности и тропической жары. Иностранный легион, колониальные войска Экваториальной Африки и Камеруна, морская пехота, спаги, артиллеристы, превосходя друг друга в мужестве и умении маневрировать, сломили всюду сопротивление храбро сражавшихся итальянских войск. Взято 915 пленных, в том числе 28 офицеров. Захвачено большое количество боевой техники. Победе во многом способствовали эффективные действия наших бомбардировщиков.

Телеграмма У. Черчилля де Голлю

, в Каир

(Перевод)

Лондон, 4 апреля 1941

Мы очень признательны за помощь, которую нам оказали вооруженные силы «Свободной Франции» в победоносной кампании в Африке. Если бы не катастрофа Бордо, все Средиземное море стало бы теперь англо-французским внутренним озером и все североафриканское побережье было бы освобождено и участвовало бы в битве за свободу. Вы, никогда не испытывавший ни колебаний, ни сомнений в служении общему делу, завоевали максимальное доверие правительства Его Величества и воплощаете надежды миллионов французов и француженок, которые не потеряли веры в будущее Франции и Французской империи.

Коммюнике главного штаба вооруженных сил

«Свободной Франции » в Эфиопии и Судане

Хартум, 10 апреля 1941

После взятия Массауа наши части достигли в Эритрее намеченных целей. С начала операций в Африке нами взято свыше 4 тысяч пленных. [445]

Письмо генерала де Голля командующему английскими вооруженными силами на Востоке генералу Уэйвеллу

Каир, 11 апреля 1941

Дорогой генерал!

В развитие нашей вчерашней беседы имею честь подтвердить вам, что я передаю в ваше распоряжение 1-ю дивизию «Свободной Франции» для использования ее на киренаико-египетском театре военных действий.

В состав этой дивизии, которой командует генерал Лежантийом, входят 6 пехотных батальонов, одна артиллерийская батарея, один кавалерийский эскадрон спаги, одна рота легких (12-тонных) танков, одна транспортная рота. Как вам известно, часть этой дивизии (два батальона плюс одна рота) находится в настоящее время в Массауа, остальная часть сосредоточивается в районе Порт-Судана. Две роты, уже участвовавшие в боях в Киренаике, должны быть также включены при первой возможности в состав дивизии, которая будет, таким образом, доведена почти до семибатальонного состава.

Я придаю особое значение тому, чтобы 1-я дивизия «Свободной Франции» действовала как единое целое под начальством своего командира. С другой стороны, необходимо, чтобы генералу Лежантийому было предоставлено время для полного укомплектования дивизии, прежде чем вводить ее в бой. Я прошу вас поэтому назначить район предварительного сосредоточения дивизии.

Наконец, я считаю своим долгом еще раз подчеркнуть, что, с моей точки зрения, огромное значение имеет присоединение Джибути к «Свободной Франции». Для осуществления этого следует в настоящее время установить контакт моих офицеров с войсками гарнизона, выпускать листовки и прежде всего проводить полную блокаду. Я настаиваю на том, чтобы во всех этих мероприятиях генералу Лежантийому была оказана поддержка, особенно в отношении Адена.

Прошу вас, дорогой генерал, принять уверения в моей преданности и уважении. [446]

Телеграмма генерала де Голля генералу Лежантийому

Каир, 11 апреля 1941

Я решил сформировать 1-ю дивизию к 15 апреля. В состав этой дивизии, которой будете командовать вы, войдут все воинские части и подразделения, находящиеся в настоящее время на Среднем Востоке или направляющиеся туда, включая 1-й батальон морской пехоты и 1-й эскадрон спаги. По просьбе генерала Уэйвелла я согласился также направить вашу дивизию на киренаико-египетский театр военных действий при условии, что дивизия будет действовать там под вашим командованием как единое целое.

От меня, конечно, не ускользнула необходимость полного сосредоточения вашей дивизии до ее введения в бой. С этой целью я просил генерала Уэйвелла выделить для вас особый район. Однако стремительный ход военных операций в настоящее время может потребовать значительного сокращения сроков подготовки, весьма желательных в других отношениях. Я прошу вас поэтому незамедлительно провести необходимые организационные мероприятия.

Тем временем вы будете продолжать руководить всей подготовкой операции по присоединению Джибути.

Я рассчитываю направиться в Хартум в среду 16 апреля, а затем при первой возможности поехать в Порт-Судан. Вам я предписываю не вносить никаких изменений в перемещения, которые вы сочтете необходимым совершить.

Письмо генерала де Голля его превосходительству Сирри Паше

, председателю совета министров Египта

Каир, 15 апреля 1941

Господин председатель совета министров!

Я хочу выразить вашему превосходительству чувство самой искренней благодарности за исключительно любезный прием, оказанный мне вами лично и египетскими властями во время моего пребывания в Египте. [447]

Кроме того, я был глубоко тронут той огромной симпатией, которую питает к моей родине благородный египетский народ.

Я с огромным удовлетворением отметил также, что верный своим традициям египетский народ разделяет с французским народом все более обоснованную веру в победу справедливости и свободы во всем мире.

Прошу вас, ваше превосходительство, принять уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Хартум, 16 апреля 1941

Уезжая из Египта и Судана в Браззавиль, сообщаю вам краткий итог моих наблюдений и тех мер, которые были приняты мною на месте.

Мы участвовали в боях в Эритрее силами нашего Иностранного легиона, двух сенегальских батальонов, одной роты морской пехоты и одного эскадрона спаги. Эти войска, за исключением эскадрона спаги, который действовал отдельно, все время вели бои на левом фланге союзных войск вдоль оси Кюб-Кюб — Керен — Массауа. Они сражались отлично, взяли 450 пленных в Кюб-Кюбе, 900 — в Керене, 700 — на подступах к Массауа и несколько тысяч — в самом городе. Наши потери незначительны и не превышают с начала военных действий 150 человек, включая большое число раненых. Батальоны Деланжа, Буйона, Ру, солдаты морской пехоты, танки, артиллерия, находящиеся в пути на суше или на море, не имели возможности принять участия в боях.

Дивизия Лежантийома, заканчивающая формирование к 15 апреля, будет сосредоточена южнее Каира.

Эскадрилья Вийата, оснащенная самолетами типа «бленхейм», провела многочисленные разведывательные и бомбардировочные операции в ходе боев за Керен и Массауа, а также в направлении Гондара. Она дралась отлично.

В Египте, где, на мой взгляд, положение на некоторое время стабилизируется, превосходно действовал батальон морской пехоты. Теперь он вольется в дивизию.

Наши летчики-истребители на самолетах типа «Харрикейн» последнее время весьма успешно участвовали в боях в Киренаике. [448] Я уже сообщал вам о принятых мною по договоренности с маршалом авиации Лонгмором мерах по созданию французской авиации на Востоке. Теперь чрезвычайно важно, чтобы на Средиземном море начали действовать наши военные корабли.

В целом участие французских войск в военных операциях было значительным и блестящим.

В ходе проведенных нами собраний в Каире, Александрии и Исмаилии большинство французов проявило к нашему движению безграничный энтузиазм. Все газеты, выходящие на французском языке, заодно с нами, а «Независимое французское агентство» проводит большую работу. Однако местные политические условия затрудняют работу каирского и иерусалимского радио. Что же касается радио «Левант — «Свободная Франция», то оно работает превосходно и его передачи слушают повсюду, несмотря на то, что их заглушает Бейрут. Некоторые французы по соображениям материального порядка стыдливо остаются в стороне. Большинство французских учреждений присоединилось бы к нам, если бы мы смогли давать им субсидии в размере около 100 тысяч фунтов стерлингов в год, каковые они получают от Виши.

Французский военно-морской флот в Александрии, который содержится в полном порядке и экипажи которого получают достаточное денежное довольствие, стоит в стороне от событий, но дело обходится без инцидентов.

На месте я понял, что, учитывая современную обстановку и трудности связи, целесообразно сохранить пока систему верховного комиссариата. Я урегулировал все необходимые в этом отношении вопросы с генералом Катру.

С точки зрения общего положения я думаю, что в ближайшие месяцы союзники столкнутся с большими трудностями одновременно на Балканах, в Египте и Малой Азии. Противник развернет наступление по обоим берегам Средиземного моря, опираясь на арабских мятежников.

Не нужно бояться реально смотреть на вещи. Я полагаю, что улучшение положения наступит к сентябрю.

Я считаю, что двусмысленному положению Виши как во внутренней, так и во внешней политике приходит конец, так как успехи заставят немцев сбросить маску, Виши перейдет к открытому сотрудничеству и вместе с тем окончательно потеряет поддержку, еще оказываемую частью французского общественного мнения. Одним из признаков этого являются нападки на нас по радио. Поэтому наш голос должен звучать тверже и громче, чем когда-либо, [449] ибо совершенно очевидно, что мы воплощаем единственную возможность возрождения независимости Франции.

Я направляюсь в Браззавиль, где в течение нескольких недель будет находиться моя ставка.

Сомкнем ряды и пойдем прямой дорогой к нашей цели!

Телеграмма генерала де Голля У. Черчиллю

, в Лондон

Браззавиль, 19 апреля 1941

После поездки на Восток я хочу информировать вас о моем намерении сделать по мере моих возможностей более ощутимым участие французских войск в боях на этом театре военных действий.

Что касается сухопутных сил, то подразделения небольшой по численности дивизии находятся уже на месте.

Я договорился с генералом Уэйвеллом о том, что эта дивизия, которой командует генерал Лежантийом, будет передана мной в его распоряжение. Она должна быть сосредоточена в районе южнее Каира, а затем примет участие под командованием генерала Лежантийома в боевых операциях в Египте или Ливии.

Вторая дивизия формируется во Французской Экваториальной Африке и будет готова к боевым действиям в сентябре. Это не должно нанести ущерба нашей оккупации этого района, в особенности территории Чад, как в настоящее время, так и в будущем.

С другой стороны, французские войска территории Чад продолжают удерживать Куфру. Сахарская ударная группа, овладевшая этим оазисом, пополнена в предвидении дальнейшего развития военных действий.

Что касается военно-воздушных сил, я урегулировал с маршалом авиации Лонгмором вопрос о создании на Востоке двух французских истребительных и двух бомбардировочных звеньев. Два из этих авиазвеньев уже участвуют в боях.

О военно-морских силах. Я считаю важным перебросить в восточный район Средиземного моря большую часть французских кораблей, находящихся в настоящее время в Англии. Я встречался по этому поводу с адмиралом Каннингэмом. Не думаю, что с английской стороны могут возникнуть по этому вопросу серьезные возражения. [450]

Я завязал связи с Джибути: с точки зрения французских интересов присоединение Джибути к «Свободной Франции» имеет очень важное значение. Это зависит от блокады. Но нужно, чтобы блокада проводилась на деле. С точки зрения англичан и абиссинцев, снабжение Абиссинии в значительной мере будет зависеть от порта и железной дороги Джибути: соглашение с Виши по этому вопросу поставило бы снабжение Абиссинии в зависимость от Виши, то есть, в конечном итоге, от противника. В этом случае существовала бы постоянная угроза вооруженного столкновения в Джибути между англичанами и французами. Противник в любой момент смог бы спровоцировать такое столкновение, заставив Виши закрыть порт.

Что касается Сирии, то положение там с точки зрения арабского вопроса неудовлетворительное. Оно еще осложняется в связи с волнениями арабов в Ираке, которые вскоре могут перекинуться и в другие места. С другой стороны, нет ничего невозможного в том, что немцы создадут свои базы в Сирии, если это понадобится им для наступления на Востоке. Я не думаю, чтобы проводимая вишистами в Сирии политика сдерживания путем всевозможных и прежде всего экономических уступок была удачной.

Я предлагаю Уэйвеллу, Каннингэму и Лонгмору план операций, которые в основном должны будут проводиться вооруженными силами «Свободной Франции».

В заключение я должен сказать, что английские вооруженные силы, с которыми мне пришлось встретиться на Востоке, и их командование произвели на меня прекрасное впечатление. С другой стороны, все свободные французы на Востоке, военнослужащие и гражданские лица, также обладают высокими моральными качествами и как никогда полны решимости бороться вместе со своими английскими союзниками до победного конца, несмотря ни на какие превратности войны.

Телеграмма генерала де Голля У. Черчиллю

, в Лондон

Браззавиль, 23 апреля 1941

: Возможно, что, несмотря на трудности ведения боевых действий в условиях пустыни и тропического климата, немцы и итальянцы [451] попытаются предпринять с территории южной Ливии воздушные или наземные наступательные операции, или и те и другие одновременно, против территории Чад.

В этом случае они смогут сосредоточить свои усилия против Форт-Ламп, откуда они создадут угрозу французскому Камеруну и английской Нигерии, а также воздушной трассе из Такоради на Средний Восток.

Укрепленные позиции на территории Чад заняты отборными полностью укомплектованными частями вооруженных сил «Свободной Франции». Но у них совершенно нет средств противовоздушной обороны. Противотанковые средства тоже очень скудны. На африканских территориях «Свободной Франции» бронетанковые силы фактически отсутствуют. Что же касается авиации, то вооруженные силы «Свободной Франции» имеют в своем распоряжении на африканской территории только восемь самолетов типа «лисандр» и два самолета типа «бленхейм». Правда, в случае необходимости можно было бы отозвать со Среднего Востока одно звено самолетов типа «гленн-мартен», которое формируется в настоящее время в Такоради и предназначено для отправки на Средний Восток. Однако это потребовало бы значительного времени и было бы проблематичным, хотя такой возможностью пренебрегать не следует. Кроме того, в Центральной Африке вооруженные силы «Свободной Франции» совершенно не имеют ни одного подразделения истребителей, и создание их в этом районе не предусматривается.

Генерал Джиффард находится в настоящее время в Браззавиле. Он вместе с нами изучал обстановку с целью выяснения характера помощи британских вооруженных сил, потребной для обороны территории Чад.

Его визитом и нашей совместной работой мы были очень довольны, хотя должны констатировать, что самым существенным, то есть авиацией, зенитными, противотанковыми и бронетанковыми средствами, британские вооруженные силы в Западной Африке в настоящее время оказать нам непосредственную помощь не смогут.

Я считаю очень важным чтобы в самое ближайшее время вооруженные силы «Свободной Франции» были снабжены легкими бронетанковыми средствами, а также противотанковым и зенитным оружием.

Что касается легких бронетанковых средств, то достаточно было бы немедленно предоставить в распоряжение вооруженных [452] сил «Свободной Франции» танки и бронеавтомобили, предназначенные для формирования трех мотомеханизированных колонн. Вооруженные силы «Свободной Франции» хотели бы безотлагательно получить те из них, которые срочно необходимы для территории Чад.

В отношении противотанкового вооружения в дополнение к тому, что уже получено и имеется на подходе, необходимо было бы получить в кратчайший срок 36 противотанковых орудий с боеприпасами.

Что касается средств противовоздушной обороны, необходимо в первую очередь срочно прислать 24 зенитных орудия «бофорс» с боеприпасами. В дальнейшем надо будет прислать еще 36 зенитных орудий, чтобы полностью обеспечить систему противовоздушной обороны.

Наконец, я считаю весьма желательным, чтобы были приняты меры, предусматривающие в случае необходимости помощь со стороны английских военно-воздушных сил нашей авиации на территории Чад.

Телеграмма генерала де Голля делегации Свободной Франции

, в Лондон

Браззавиль, 23 апреля 1941

Я намереваюсь выступить с декларацией по поводу подмандатных Франции государств Леванта. Содержание этой декларации в основном сводится к следующему:

«Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи в соответствии с обязательствами, принятыми Францией во время установления мандата, и политикой, неизменно подтверждавшейся всеми французскими правительствами вплоть до 18 июня 1940, готовы признать независимость и суверенитет Сирии и Ливана и заключить с этими государствами военный и политический союз, который обеспечит их защиту от любого нападения и вместе с тем будет способствовать сохранению самых существенных интересов Франции на Востоке. Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи приглашают авторитетных представителей населения Сирии и Ливана направиться в Браззавиль, главный город территорий «Свободной Франции» в Африке, чтобы обсудить с ними обоюдные условия союза». [453]

Прошу вас проконсультироваться по поводу этого текста с Плевеном, адмиралом Мюзелье, профессором Кассеном и майором д'Аржанлье и предложить мне возможные изменения и дополнения, которые были бы с вашей точки зрения полезными.

Прошу вас также:

1. Сообщить английскому правительству о моем намерении.

2. Запросить у него, намеревается ли оно со своей стороны публично подтвердить по этому поводу, что будет уважать все права Франции в странах Леванта.

Обратите внимание, что в этом проекте декларации нет упоминания о договорах 1936 года. Действительно, нынешние настроения населения Сирии и Ливана, а также ущерб, к сожалению, нанесенный престижу Франции июньской капитуляцией, показывают, что эти договоры оставлены далеко позади событиями и утратили свою притягательную силу.

Письмо генерала де Голля верховному комиссару

«Свободной Франции » на Востоке генералу Катру

Браззавиль, 25 апреля 1941

Имею честь препроводить вам вместе с этим письмом план намечаемой операции в Сирии.

Вам надлежит получить от соответствующих британских властей согласие на проведение этого плана в той части, которая затрагивает вопрос об их помощи.

Я, конечно, готов рассмотреть любое изменение, которое вы сочтете полезным предложить как по вашему собственному почину, так и по инициативе наших союзников. Однако поскольку подготовка этой операции потребует значительного времени, а удобный момент для ее осуществления может представиться очень скоро, я прошу вас настаивать перед британскими властями на Востоке, чтобы они возможно скорее дали ответ в принципе и чтобы в случае их согласия с планом необходимые средства были переданы вам в кратчайший срок.

Это письмо, а также 1-й и 2-й экземпляры плана направляются вам через генерал-майора Спирса, который с планом ознакомлен. [454]

План операции

«Жорж »

I. Цель операции — направить в Дамаск, а затем в Бейрут вооруженные силы, могущие обеспечить там власть Верховного комиссара «Свободной Франции».

В то же время овладение Райаком должно предотвратить сколько-нибудь серьезное противодействие авиации Виши и обеспечить авиабазу «Свободной Франции».

Есть основания полагать, что, овладев Бейрутом, Дамаском и Райаком, Верховный комиссар «Свободной Франции» без особого труда сможет установить свою власть на всей территории Сирии и Ливана.

II. Взятие Дамаска будет осуществлено следующим образом: Первая колонна в составе:

3 батальонов мотопехоты,

1 танковой роты,

1 взвода бронеавтомобилей (10 машин),

1 артиллерийской батареи

двинется на Дамаск из района Сафеда через Кунейтру. Вторая колонна в таком же составе двинется на Дамаск из района Ирбид через Деръа и Изра.

Третья колонна в составе отделения бронеавтомобилей (5 машин) и до одной мотороты двинется на Дамаск из Рутба вдоль дороги Багдад — Дамаск.

Все три колонны получают задачу двигаться строго по намеченному маршруту, не задерживаясь для выполнения операций по прочесыванию и ставя себе единственную цель — достигнуть Дамаска.

Однако в Кунейтре и Деръа нужно будет оставить по одной роте. Эти роты направят разведгруппы на Мардж-Уюн и Сувейду.

III. Овладение авиабазой в Райаке будет осуществлено следующим образом:

1) На рассвете дня «Ж» над базой пролетят в большом количестве самолеты с французскими опознавательными знаками, которые сбросят листовки. Затем будет выброшена парашютно-десантная рота с задачей занять аэродром.

2) В районе перевала Софар будет выброшена на парашютах разведгруппа с задачей перерезать коммуникации на Бейрут.

3) После занятия аэродрома в Райаке на нем будет высажена доставленная на транспортных самолетах рота без тяжелого оружия с задачей усилить парашютно-десантную группу и удерживать [455] несколькими отрядами перевал Софар и Захла, используя имеющиеся на месте транспортные средства.

IV. Как только войска вступят в Дамаск, в нем будет оставлено 2 батальона и 1 танковая рота. Остальные части выступят сразу же на Бейрут через Захла и перевал Софар.

В Захла будет оставлена одна рота, а на Хомс будет направлена разведгруппа в составе 1 отделения бронеавтомобилей и 1 роты.

V. Во время всей операции колонны и разведгруппы должны продвигаться безостановочно и как можно быстрее, не отвлекаясь побочными задачами. Основная задача — как можно скорее достигнуть намеченной цели.

На всех подвижных средствах должен быть французский трехцветный флаг. Кроме того, у каждого солдата на груди должна быть трехцветная нашивка.

VI. Во второй половине ночи с «Ж»-1 на «Ж» в Латакии будет высажен отряд морской пехоты для овладения городом и высылки разведки на Триполи.

Эта операция имеет целью добиться присоединения к нам некоторых слоев населения в районе Северной Сирии, относящегося к нам, по-видимому, благожелательно, а также произвести тактическую диверсию.

VII. Военно-морские силы «Свободной Франции» будут прикрывать высадку морской пехоты в Латакии, а затем через Джеблу, Банияс, Тартус прибудут в Триполи.

Они подойдут к Бейруту, как только сухопутные войска перейдут через перевал Софар.

VIII. На рассвете дня «Ж» над городами Сирии, где имеются гарнизоны, и прежде всего над Дамаском, Бейрутом, Кунейтрой, Суром, Сайдой будут летать самолеты с французскими опознавательными знаками и сбрасывать:

1) листовки, содержащие обращение к войскам и населению;

2) приказ Верховного комиссара «Свободной Франции» о том, что он берет на себя управление государствами Леванта и командование войсками и предписывает всем воинским частям и подразделениям оставаться на месте, в своих лагерях и казармах, и ждать его распоряжений, а также предупреждает всех командиров и начальствующих лиц, что если они отдадут приказ стрелять по войскам «Свободной Франции» или разрушать коммуникации, то будут нести за это личную ответственность вплоть до предания суду военного трибунала.

IX. В течение всей операции радиопередатчики Лондона, Леванта, «Свободной Франции», Браззавиля, Иерусалима и Каира [456] будут непрерывно передавать приказы и воззвания к войскам и населению Сирии и Ливана.

X. После того как подготовка операции будет закончена, приказ о начале се проведения будет отдан в связи с каким-либо событием, которое благоприятно настроит по отношению к «Свободной Франции» сирийские войска. Таким событием может быть:

— нападение Германии на Турцию;

— проникновение немцев в Сирию или непосредственная их угроза стране;

— захват Германией, Италией или Испанией французских территорий в Северной Африке и т.д.

XI. Вооруженные силы «Свободной Франции» располагают необходимыми для выполнения плана сухопутными и военно-морскими частями. Но им недостает:

1) транспортных средств и мотоциклов, необходимых для моторизации 4 батальонов,

2) 32 легких танков,

3) 25 бронеавтомобилей.

Следует отметить, что вооружение, предназначенное Англией для вооруженных сил «Свободной Франции» на Востоке, включает средства моторизации для 2 батальонов, а также 32 танка и 24 бронеавтомобиля. Однако это вооружение еще не отправлено из Англии. Поэтому необходимо, чтобы вышеуказанное вооружение было немедленно предоставлено генералу Лежантийому на месте для оснащения его дивизии.

В отношении авиации вооруженные силы «Свободной Франции» имеют в своем распоряжении только около пятнадцати самолетов — бомбардировщиков и разведчиков. Весьма необходимо, следовательно, чтобы английские военно-воздушные силы оказали нам в этом отношении необходимую помощь.

Телеграмма министерства иностранных дел Великобритании английскому генеральному консулу в Бейруте

, переданная генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 1 мая 1941

Из телеграммы министерства колоний за № 645, адресованной Верховному комиссару по делам Палестины, а также из моей телеграммы [457] за № 1329, направленной в Каир, вы, вероятно, поняли, что правительство Его Величества решило немедленно заключить торговое соглашение, не оговаривая его особыми политическими условиями. Я надеюсь, что вы извлечете максимум пользы из этого решения в ваших отношениях с французскими властями. Вы должны воспользоваться этим обстоятельством, чтобы указать на особую опасность, которая возникнет в связи с дальнейшим, хотя бы и самым незначительным, проникновением немцев в Сирию. Я целиком полагаюсь на ваше усмотрение в выборе аргументов, но факты, несомненно, говорят о том, что немцы намереваются заставить французов путем шантажа и лести вырыть себе могилу и что в настоящее время нет такой уступки, на которую не пошло бы правительство Виши.

Не может ли Верховный комиссар добиться от Виши по крайней мере твердого обещания, что оно не сделает немцам никаких уступок за счет Сирии, за исключением того, что строго соответствует договору о перемирии, и что ни при каких обстоятельствах Виши не даст немцам разрешения войти в Сирию без предварительной консультации с правительством Виши?

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Каир, 2 мая 1941

1. В связи с тем, что правительство Великобритании обратило внимание генерала Денца на угрозу, какую представляет для Сирии сосредоточение авиации на острове Лерос, и запросило его о мерах, которые он намерен предпринять в случае попытки высадить войска, Денц заявил, что он воспрепятствует этому и что к этому у него есть возможности.

2. Английские военно-воздушные силы готовы нанести немедленный удар, если произойдет указанная выше попытка.

3. Если генерал Денц окажет в случае высадки эффективное вооруженное сопротивление, я намереваюсь установить с ним связь и попытаюсь добиться его присоединения к «Свободной Франции», заверив его, что за ним будет сохранен его пост и полномочия. Если же он откажется, я попробую добиться от него по крайней мере согласия сотрудничать с нами.

4. Если Денц, по собственному почину или выполняя инструкции Виши, не окажет сопротивления и отведет свои войска в [458] Ливан, то я, опираясь на имеющиеся в моем распоряжении силы и на возможную поддержку англичан, попытаюсь вступить в Сирию и привлечь на нашу сторону максимальное количество тамошних войск.

5. Прошу вас телеграфировать мне свое мнение по поводу этих намерений.

6. Ввиду того, что правительство Ирака не подчинилось требованию отвести свои войска, угрожающие британским авиабазам в Мессопотамии, сегодня была проведена воздушная операция для оказания давления на иракское правительство. Британское посольство надеется, что эта демонстрация силы произведет желаемый эффект.

7. Со вчерашнего дня противник ведет наступление на Тобрук с целью прорыва фронта. Точных сведений о развитии этого наступления еще нет.

Телеграмма генерала Спирса генералу де Голлю

, в Браззавиль

(Перевод)

Каир, 9 мая 1941

1. В связи с последними событиями транспортировка войск «Свободной Франции» может быть обеспечена не ранее чем через месяц.

2. Это значит, что в настоящее время никакой операции для войск «Свободной Франции» не предусматривается.

3. Меня информировали, что через нашу миссию в Браззавиле вам будет передано послание с извещением о решении нашего правительства по поводу Джибути.

4. Поскольку генерал Каннингэм будет уполномочен вести переговоры с губернатором Джибути, я просил привлечь к участию в переговорах генерала Лежантийома.

5. Главнокомандующий поручил мне передать вам, что, хотя лично он всегда рад видеть вас, в настоящее время и в ближайшем будущем он не видит необходимости в вашем приезде в Каир. Эта поездка даже не в ваших интересах. Посол разделяет это мнение.

6. Поскольку нет каких-либо явных причин для вашего вторичного приезда в Каир, ваш новый визит создал бы неблагоприятную [459] атмосферу и снизил бы успех вашего первого посещения Каира.

7. Прошу вас срочно информировать меня о ваших планах. Если вы не приедете в Каир, я сам в ближайшее время прибуду к вам в Браззавиль. Надеюсь, что тогда можно будет немедленно возвратиться в Лондон. Учитывая обычные трудности пользования воздушным транспортом, я очень просил бы вас, если это возможно, сообщить мне, на какое число нужно будет заказать для вас места на самолете.

Телеграмма генерала де Голля генералу Спирсу для генерала Уэйвелла

, в Каир , переданная генералу Катру

Браззавиль, 10 мая 1941

Я отнюдь не намереваюсь ехать в Каир, принимая во внимание односторонние решения правительства и командования Великобритании относительно Сирии и Джибути. Возможно, конечно, что я приеду туда позже, чтобы посетить французские войска на Востоке. Но в этом случае я лишь произведу смотр войскам. Но вместе с тем я не намерен отправляться и в Лондон.

Считаю весьма достойным сожаления факт задержки с сосредоточением дивизии Лежантийома. Эта задержка помешает войскам «Свободной Франции» предпринять какие-либо действия в Сирии, в случае если высадка немцев в эту страну, что в настоящее время вполне возможно, вызовет благожелательные для нас настроения во французской армии, находящейся в странах Леванта.

Надежда на то, что Денц отдаст приказ об оказании сопротивления немцам, является чистейшей иллюзией. Денц не выступит против Виши, и прибытие немцев в Сирию, если оно произойдет, совершится в силу соглашения о сотрудничестве между Виши и Германией.

Во всяком случае, я считаю, что в связи с настоящим положением и развитием событий на Востоке территории «Свободной Франции» в Африке, и в особенности Чад, приобретут большое стратегическое значение. Я решил поэтому направить свои усилия и средства, которыми располагаю, на возможную оборону этих французских территорий. [460]

Вместе с тем, если в ближайшем будущем генералу Уэйвеллу потребуются на Востоке французские войска, я охотно передам их в его распоряжение для обороны Египта, при условии, что все они будут находиться под командованием генерала Лежантийома, как мы об этом условились.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Браззавиль, 10 мая 1941

Я закончил инспектирование территории Свободной Французской Африки и отметил огромный прогресс во всех отношениях: экономическом, военном и моральном. Повсюду я наблюдал организованность, повиновение, полный порядок. Это очень важно, так как в связи с настоящей обстановкой и возможным развитием событий территории «Свободной Франции» в Северной Африке смогут приобрести большое стратегическое значение. Действительно, наступление немцев в районе Средиземного моря распространится в ближайшее время на Сирию и Северную Африку, опираясь, по-видимому, на сотрудничество Виши.

Мы должны, в частности, предвидеть возможную потерю нашими английскими союзниками Египта. В этом случае война будет перенесена на линию: Французская Западная Африка — Чад -Англо-Египетский Судан.

Я решил сосредоточить наши усилия и средства на территории Свободной Французской Африки как в целях обороны, так и для того, чтобы начать оттуда наступление. Поэтому там и формируются наши части. Прошу сообщить мне, каково состояние нашего батальона и артиллерийской батареи, находящихся в настоящее время в Англии. При первой возможности я переброшу их сюда. Как только танковая рота получит вооружение и будет готова, она также будет направлена сюда. Напоминаю, что вы должны доставить в Пуэнт-Нуар или Дуалу американское вооружение для трех пехотных батальонов нормального типа, а на Восток — вооружение для двух моторизованных колонн и трех пехотных батальонов нормального типа.

Возвращаться в Лондон в настоящее время я не собираюсь. [461]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Каир

Браззавиль, 12 мал 1941

Учитывая неблагожелательную политику, которую наши английские союзники сочли необходимым проводить по отношению к нам на Востоке, я считаю, что присутствие в Каире столь значительной особы, как вы, больше себя не оправдывает. Равным образом я считаю нецелесообразным держать в Каире Верховного комиссара как представителя «Свободной Франции». Я не исключаю в будущем возможности вашего возвращения в Каир, если того потребуют события, связанные с восстановлением прежних отношений с англичанами. Однако сейчас я прошу вас покинуть Каир при первой возможности. Я хочу, чтобы вы прибыли ко мне в Браззавиль, с тем, чтобы оттуда отправиться инспектировать наши войска во Французской Африке, пока мы не определим ваше будущее назначение.

Прошу вас уведомить представителей Великобритании в Каире об этом решении. Нет никаких оснований скрывать от них причину вашего отъезда. Напротив, я прошу вас подчеркнуть им это. Со своей стороны я поставлю об этом в известность лондонское правительство.

Вы, разумеется, будете продолжать выполнять ваши прежние обязанности. Я назначаю Палевского моим политическим представителем по делам Востока, а Лежантийома — командующим войсками. Палевский вылетит из Браззавиля в Каир в среду. Лежантийом будет иметь своего офицера связи при Уэйвелле, а Тюлан останется начальником штаба военно-воздушных сил...

Жду вашего скорейшего приезда и благодарю вас за все, что вами было сделано. По не зависящим от меня и от вас обстоятельствам вы не могли сделать большего.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Браззавиль, 12 мая 1941

В связи с неблагожелательной политикой, проводимой по отношению к нам англичанами в вопросе о Сирии и Джибути, я решил, [462] что генерал Катру должен покинуть Каир, где в настоящее время пребывание Верховного комиссара не оправдывается никакими соображениями.

Я назначил Палевского политическим представителем на Востоке, а генерала Лежантийома — командующим войсками. Тюлан остается начальником штаба военно-воздушных сил на Востоке. Прошу известить об этом английское правительство.

Я предупредил непосредственно генерала Катру, который при первой возможности должен покинуть Каир и прибыть ко мне в Браззавиль, где мы определим его новое назначение.

Французские владения будут непосредственно подчиняться нашему центру в Лондоне.

Вчера я пригласил к себе британского генерального консула и сообщил ему некоторые соображения общего порядка относительно английской политики, проводимой по отношению к нам в последнее время. Я указал ему, что такая политика опасна тем, что она может повлиять на моральное состояние во Франции, а следовательно, и на сотрудничество Виши с немцами. Ведь чем больше Англия будет пренебрегать нами, тем больше охладится французское общественное мнение к нам и тем шире будет сотрудничество Виши с немцами. После этой беседы Парр направил телеграмму своему правительству.

Попросите министерство иностранных дел ознакомить вас е текстом этой телеграммы.

Телеграмма генерального консула Великобритании в Бейруте Хейварда

, направленная в Лондон и в Каир и переданная генералу де Голлю , в Браззавиль

(Перевод английской миссии связи)

Бейрут, 12 мая 1941

Сегодня утром я просил начальника политического отдела дать разъяснения по поводу сообщений, полученных мною из трех достоверных источников, в которых говорится, что под давлением итальянской комиссии по перемирию французские власти два дня тому назад отправили военные материалы, в том числе пулеметы, 75-миллиметровые орудия и снаряжение, в Телль-Кочек, откуда все это должно быть переправлено иракским мятежникам. [463] Начальник политического отдела разрешил эту отправку и заявил, что будто бы это вооружение предназначено для усиления обороны французских границ, в случае если группы мятежников попытаются силой вступить в Сирию. Я не могу сказать, соответствует ли это действительности, но французские унтер-офицеры, наблюдавшие за отправкой вооружения, убеждены, что оно предназначено для Ирака.

Телеграмма генерального консула Великобритании в Бейруте Хейварда генералу де Голлю

, в Браззавиль

(Перевод английской миссии связи)

Бейрут, 12 мая 1941

1. Сегодня утром я просил начальника политического информбюро дать объяснение относительно трех немецких самолетов. Вначале он утверждал, что ничего об этом не знает, но по моему настоянию позвонил Верховному комиссару, который подтвердил, что указанные самолеты приземлились в Алеппо (а не в Бейруте) без всякого предварительного уведомления, мотивируя это тем, что они якобы сбились с курса. Верховный комиссар сообщил, что в соответствии с полученными инструкциями он изолировал самолеты и их экипажи, пока устранялись неисправности, а затем потребовал от летчиков вылететь, чего они не сделали.

2. Генеральный консул Соединенных Штатов до этого информировал меня, ссылаясь на информацию, полученную от адмирала Леги, что одно высокопоставленное лицо из Виши сообщило ему о следующих инструкциях, якобы данных Верховному комиссару:

а) если немецкие самолеты будут производить полеты над Сирией, огня по ним не открывать;

б) если они приземлятся, задерживать их и запрашивать указания;

в) если английские самолеты будут совершать полеты над Сирией, открывать по ним огонь и стараться сбить.

В ответ на мой запрос Конти заявил:

а) что это соответствует действительности;

б) что согласно приказам, полученным Верховным комиссаром, разрешаются только вынужденные посадки самолетов; в [464] этом случае следует потребовать, чтобы был произведен минимально необходимым ремонт, а затем приказать летчику покинуть по кратчайшему маршруту пределы страны;

в) что касается английских самолетов, то при полете над Сирией они, по-видимому, будут атакованы только в случае их приближения к сирийским аэродромам. Конти просил меня разъяснить вам этот вопрос, учитывая, что французы не хотели бы столкновений с английской авиацией. Я обратил его внимание на то, что если немецкая авиация по ошибке или по другой причине будет систематически пользоваться сирийскими аэродромами, это может вызвать ответные мероприятия английских военно-воздушных сил.

3. Сегодня рано утром около десяти самолетов пролетело над Алеппо в восточном направлении с интервалом в несколько минут. Один из этих самолетов, пролетавший очень низко, имел, вне всякого сомнения, опознавательные знаки Ирака; принадлежность других установить не удалось. В ответ на мой запрос начальник политического отдела заявил, что, по его мнению, все самолеты были французскими. Он добавил, что в Сирии имеется около ста французских самолетов, которые периодически совершают тренировочные полеты. Это, по всей вероятности, соответствует действительности. Однако оживленная воздушная деятельность в таком масштабе представляет собой крайне необычайное явление.

Телеграмма английского консула в Дамаске Гарденера

, направленная в Лондон и Каир и переданная генералу де Голлю , в Браззавиль

(Перевод английской миссии связи)

Дамаск, 12 мая 1941

Верховный комиссар не отрицает, что самолеты держав оси приземлились в Дамаске. Представитель Франции фактически признал это. Верховный комиссар сообщил, что из трех самолетов, приземлившихся в Алеппо, два были иракские, а третий -французский. Он заявил, что инструкции, которыми он руководствуется, в настоящее время не предусматривают оккупации Сирии германскими войсками, но если приказания такого порядка им будут получены, он подчинится. [465]

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Каир, 13 мая 1941

I. Генерал Денц заявил недавно английскому генеральному консулу, что будет противодействовать агрессии со стороны Германии. Может быть, он вполне искренен. Однако он, несомненно, подчинится приказам Виши не оказывать сопротивления и, вероятно, отведет свои войска в Ливан, где, кажется, готовит нечто подобное укрепленному району.

2. Численный состав армии, находящейся в странах Леванта, приблизительно достигает 45 тысяч человек; одна треть ее состоит из местных уроженцев. Вооружение и материальная часть этих войск заменены не были.

3. Эти войска дислоцированы следующим образом: одна треть -на южной границе, одна четверть — на северной границе, остальные войска, разбитые на две основные группы, размещены в Бейруте и Дамаске.

4. Итальянская комиссия весьма внимательно следит за выполнением оборонительных работ на южной границе. Она также занимается автотранспортными средствами. Она, наконец, распорядилась лимитировать горючее как для гражданских целей, так и для нужд армии и флота. Политическая активность итальянской комиссии незначительна, в то время как немецкая комиссия широко развернула таковую.

Телеграмма английского генерального консула в Браззавиле Парра

, направленная министерству иностранных дел Великобритании и переданная генералу де Голлю

(Перевод)

Браззавиль, 13 мая 1941

Сегодня утром генерал де Голль ознакомился с вашими телеграммами. Он сообщил мне, что, по его мнению, чем больше мы будем помогать Виши, тем больше Виши будет сотрудничать с немцами и итальянцами. Спустя двое суток после отправки нами в Сирию боеприпасов и продовольствия немецкие войска высадились [466] в Дамаске. Мы пытались воздействовать на Вейгана и намеревались поднять Северную Африку, однако это было покушением с негодными средствами, дополнительным доказательством чего служит доклад офицера, направленного самим де Голлем для связи в Северную Африку, датированный 6 мая. Как указывается в докладе, Вейган заявил этому офицеру:

«Две трети Франции оккупированы бошами, а одна треть, что еще хуже, военно-морским ведомством. Я не могу ничего поделать. Дарлан установил за мной постоянную слежку, и я не имею возможности порвать с Виши».

Далее генерал де Голль подчеркнул необходимость для правительства Его Величества признать тот факт, что приспособленческая политика не приносит никакой выгоды. Он прочел мне в связи с этим циркуляры Виши, требующие создания благоприятных условий для деятельности немецких миссий. Виши направило эти циркуляры своим главным представителям в Западной и Северной Африке.

Всякое проявление вежливости и терпимости, всякая уступка и льгота вишистам ослабляют «Свободную Францию», порождают растерянность и уныние среди общественного мнения Франции и Французской империи и способствуют укреплению врага. Генерал де Голль привел в качестве примера наше поведение во время ареста Эгаля в Шанхае и его сторонников в Сирии. Де Голль вынужден был давать по этому поводу объяснения свободным французам. Теперь ему придется давать объяснения в отношении бездействия в Сирии и Французском Сомали.

Говоря о телеграммах, с которыми я его ознакомил, генерал де Голль заметил, что политика Соединенных Штатов, так же как и наша политика по отношению к Виши, порочна тем, что мы имеем дело с людьми, которые совершают предательство по отношению к своей стране, а мы не замечаем этого.

Движение «Свободной Франции» погибнет, если французский народ вынужден будет прийти к выводу, что мы уважаем правительство Виши и готовы помочь ему в ущерб сражающимся французам. В этом случае французский народ примирится с победой немцев. Мы должны понять и учесть тот факт, что значение «Свободной Франции» — не столько в ее материальном вкладе в совместную борьбу союзников, сколько в ее моральном положении, в воплощении Франции, верной своему долгу, Франции, для которой Германия является врагом. Если вместо того, чтобы помогать «Свободной Франции», мы будем постоянно ослаблять ее позиции, действуя на [467] руку противнику, мы потеряем доверие Франции, независимо от того, каков будет исход войны. Сам генерал де Голль не сможет бесконечно нести на своих плечах груз, который мы все время возлагаем на него своим непониманием положения Франции.

Телеграмма Идена генералу де Голлю

, в Браззавиль

(Перевод)

Лондон, 14 мая 1941

Плевен, которого я только что видел, направит вам телеграмму с подробным изложением нашей позиции и нашей политики в отношении Джибути и Сирии. Несомненно, из-за трудности связи создалось впечатление — о чем я весьма сожалею, — что в отношении обоих этих районов мы проводили неблагожелательную политику. Но это — ложное впечатление, и вы можете быть уверены, что наша политика будет положительной в той мере, в какой это позволят наши военные возможности. Учитывая содержание телеграммы, направленной вам генералом Спирсом 14 мая, я очень надеюсь, что вы сможете оставить генерала Катру в Палестине для обсуждения всех вопросов, связанных с обстановкой, могущей там возникнуть. События могут потребовать неотложного решения.

Телеграмма главы английской миссии связи генерала Спирса генералу де Голлю

, в Браззавиль

(Перевод)

Каир, 14 мая 1941

Во время встречи, состоявшейся сегодня между главнокомандующим на Среднем Востоке и генералом Катру и имевшей большое положительное значение, были урегулированы следующие вопросы:

1. Сирия: генерал Катру информирует французов по иерусалимскому радио о том, что немцы внедряются в Сирию. Характер его последующих выступлений будет зависеть от обстоятельств. [468]

2. Катру подготовит листовки, которые должны быть сброшены над Сирией в ночь на четверг и на пятницу.

3. Части «Свободной Франции», находящиеся в настоящее время в Хастине (Палестина), останутся там. Близость железной дороги позволяет срочно перебросить их на границу. Во всяком случае это единственно возможный транспорт.

4. Если пропаганда встретит положительный отклик, главнокомандующий окажет войскам «Свободной Франции» всю возможную помощь в зависимости от сложившейся обстановки.

5. Джибути:

а) блокада сохраняется;

б) Броссэ будет выполнять функции советника при генерале Каннингэме.

6. Генерал Катру направится, так же как и я, 15 мая в Палестину.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, в Браззавиль

(Перевод)

Лондон, 14 мая 1941

Вопрос о Джибути обсуждался на заседании комитета обороны, состоявшемся сегодня во второй половине дня. Мы приняли на нем решение:

1. Сохранить полную блокаду Джибути.

2. Просить вас не отзывать генерала Катру из Палестины. Быть может, он уже приступил там к действиям?

3. От всего сердца просить вас приехать в Каир, если только вы сочтете это совместимым с безопасностью территорий «Свободной Франции».

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Браззавиль

Лондон, 14 мая 1941

I. Ваше послание было получено нашей делегацией за несколько часов до того, как я встретился с Иденом, который вызвал меня для обсуждения различных текущих дел. [469]

Поэтому Иден первым был извещен о решениях, которые вы предложили мне довести до сведения английского правительства.

2. Это позволило мне очень подробно объяснить Идену развитие событий, которые привели вас к необходимости принять решения, о которых говорится в вашей телеграмме, и прежде всего сделать выводы, что английское правительство взяло курс на проведение политики, неблагоприятной для наших интересов в Джибути и Сирии.

3. Иден с большой убежденностью, в искренности которой я не сомневаюсь, заявил, что ваше впечатление, несомненно, объясняется отсутствием необходимой связи.

4. Что касается Джибути, то несколько дней тому назад в связи с упорным сопротивлением итальянцев в Абиссинии военная обстановка как будто вызвала настоятельную необходимость попытаться в кратчайший срок обеспечить возможность эксплуатации аддис-абебской железной дороги. Теперь же окончательный крах итальянской обороны позволит пересмотреть эту позицию.

Иден сообщил мне, что сегодня во второй половине дня состоится заседание комитета обороны, где он поддержит точку зрения о необходимости сохранения блокады Джибути и что премьер-министр намеревается сделать то же самое.

Решение комитета обороны сразу же по окончании заседания будет сообщено мне для передачи вам.

5. Сирийский вопрос: необходимость начать действия в Ираке вынудила англичан направить туда войска, которые предназначались для ведения совместных с нами действий в Сирии.

Правительство Великобритании дало распоряжение главнокомандующему на Среднем Востоке обеспечить транспортными средствами войска «Свободной Франции» для их переброски на границу и оказывать им всю возможную помощь, в частности в отношении авиации, как только генерал Катру и генерал Лежантийом решат, что настало время выступить.

Вы уже, вероятно, получили телеграмму генерала Спирса, в которой он подтверждает изложенное выше и сообщает, что генерал Катру завтра будет выступать по иерусалимскому радио на Сирию.

Будут распространены листовки, и в зависимости от позиции, которую займут войска и население, генерал Катру сможет решить, не пора ли выступить.

По последним сведениям, над Сирией недавно пролетели 17 немецких самолетов. Иными словами, начало проникновения немцев в страну характеризуется обычными методами. [470]

С огромной убежденностью Иден заявил, что англичане никогда столь горячо не желали, чтобы наше движение росло и ширилось и что отношение Виши и Дарлана к немецкому проникновению в Сирию ему представляется вполне ясным.

Ему кажется, что было бы очень печально, если в тот момент, когда приближается время решительного удара, Катру не будет на месте, чтобы поддержать своим престижем действия войск в Сирии.

Поэтому он выразил пожелание, чтобы теперь, когда факты, на которых вы основывались, полностью выяснены, вы пересмотрели бы свое решение.

6. Здесь нам кажется, что сведения, которые получены вами из Каира, совершенно недостаточны, в то время как английское правительство считает информацию, направленную вам оттуда, исчерпывающей.

7. Я лично не скрыл от Идена своего удивления по поводу телеграммы Спирса, который советовал вам не ездить в Каир в тот момент, когда нужно было принять важные решения.

Мне показалось, что он разделяет мое удивление, и для меня не будет неожиданным, если премьер-министр сам направит вам телеграмму, советуя выехать в Каир.

Кроме того, Иден телеграфировал вам о предстоящей посылке мной телеграммы.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Каир, 14 мая 1941

Ваше послание, излагающее ваше намерение отозвать меня отсюда, прибыло в то время, когда:

Во-первых, в вопросе о Джибути Уэйвелл обещает, что блокада не будет снята, и заверяет меня, что никакие переговоры начаты не были, а Каннингэм ограничился тем, что попросил губернатора точно ответить на сделанные предложения. Уэйвелл согласен, чтобы Броссэ было поручено представлять при нем наши интересы во время предстоящего обсуждения.

Во-вторых, что касается Сирии, то немецкие самолеты, получившие доступ к сирийским аэродромам, используются для поддержки Ирака и подготавливают оккупацию стран Леванта, относительно [471] которой Денц недавно заявил, что он этому не будет противодействовать, если таков будет приказ его правительства.

Англичане еще не приняли окончательных решений о том, как они будут реагировать на это в военном и дипломатическом плане.

Возможно, что их авиация будет пущена в ход, но, по-видимому, ввод их войск в Сирию исключен ввиду того, что английские части заняты на других фронтах.

Армия, находящаяся в Леванте, никак не реагирует на прибытие немцев в Сирию.

Я обращаюсь сегодня в листовках и по радио с призывом к армии, доказывая, что подобное пособничество врагу является позорным, и призывая войска взяться за оружие; я предупреждаю их, что если они изберут этот последний путь, то я с моими частями нахожусь у границ Сирии для их поддержки.

Я избрал такую тактику с согласия англичан.

В-третьих, я информировал вас относительно моих действий и жду их результата, чтобы окончательно принять решение.

Во всяком случае было бы несвоевременным выполнить распоряжение, содержащееся в вашем послании, и уведомить англичан о том, что я отозван.

Прошу вас поэтому отсрочить отъезд Палевского.

Приказ генерала де Голля по территориям Свободной Французской Африки

Браззавиль, 15 мая 1941

Проведенное мною инспектирование территории Свободной Французской Африки показало, каких успехов мы там добились. Территории Свободной Французской Африки находятся на подъеме в военном, экономическом и моральном отношении.

Это тем более необходимо, что в Африке идет война. Наши территории играют в ней все возрастающую роль благодаря своему вкладу в общие усилия союзников и своему стратегическому положению. Эта роль требует от Свободной Французской Африки активности, самоотверженности и дисциплины. В борьбе, охватившей весь мир, все это имеет огромное значение.

Мы уже кое-что сделали, но нам предстоит сделать значительно больше. Согласно намеченному мной плану некоторые необходимые [472] мероприятия уже осуществляются, о проведении других недавно были приняты решения, наконец, остальные будут проводиться в жизнь постепенно. Однако, чтобы добиться максимально возможного результата, к чему мы все стремимся, необходимо выполнить три основных условия.

Необходимо прежде всего, чтобы повсюду строго соблюдалось единоначалие. Командиры и начальники несут возложенную на них ответственность. Им следует повиноваться. Обязанность высших инстанций — поддерживать их. Я сам помогу им в этом, невзирая на лица.

Необходимо затем положить конец всяким раздорам и подозрениям, которые могут лишь ослабить нас. Все французы, участвующие в осуществлении священной миссии, лежащей на «Свободной Франции», то есть в войне в защиту империи и за освобождение страны, являются людьми, достойными уважения, и добрыми соратниками. В нашем деле не принимаются во внимание политические, религиозные и социальные убеждения.

Право оценки личных заслуг в государственном масштабе и служебных достоинств каждого принадлежит руководителям, и только им одним. Я требую от них сурово пресекать все, что может посеять разногласия.

Необходимо, наконец, развивать инициативу сверху донизу. Это не исключает дисциплины, а, наоборот, укрепляет ее. В настоящее время наши средства ограничены. Мы должны максимально использовать все возможности. Критерий оценки личных достоинств каждого только один: его дела.

Мы представляем сейчас внушительную силу. Первый этап пройден. Вперед, ко второму этапу! У Франции есть защитники.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

(на английском яз.)

Браззавиль, 15 мая 1941

1. Благодарю вас.

2. Катру остается в Палестине.

3. Вскоре я направляюсь в Каир.

4. Вы выиграете войну. [473]

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Браззавиль, 16 мая 194 )

В связи с благоприятным изменением позиции наших английских союзников в отношении Сирии и Джибути я решил пока не отзывать генерала Катру. Вскоре я направляюсь в Каир.

События требуют от нас больших усилий в Сирии. Основой этих усилий является пропаганда. Необходимо поэтому сосредоточить в этом направлении деятельность нашего радио. Кроме того, Би-Би-Си также должно включиться в эту работу, но в возможно менее широких масштабах и только согласно нашим указаниям.

Вот основное содержание нашей пропаганды, которая должна быть очень активной.

В Левант прибывают немцы. Франция стала жертвой предательств в Леванте, как и во время июньского перемирия; ее предали те же люди. Настоящий солдат не подчиняется предателям.

Отдадут ли офицеры и солдаты, находящиеся в Леванте, врагу территорию, которую им вверила Франция? Ведь они тогда окончательно потеряют воинскую честь, не сделав за всю войну ни одного выстрела по немцам. К оружию! Стреляйте в бошей!

Выступления для Джибути должны быть следующие: долг воина — сражаться. «Свободная Франция» — это борьба, честь и победа.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Браззавиль, 16 мая 1941

Наши союзники полагались на Петена и Денца и до прошлой недели продолжали снабжать Сирию, несмотря на мои предупреждения. Что касается Джибути, то они продолжали вести переговоры, от которых мы были отстранены. Наконец, они просили меня не ездить в Каир. Английское командование в Каире систематически задерживало отправку боевой техники на палестинский театр военных действий. Оно не предоставило никаких транспортных средств Лежантийому, что почти полностью парализовало его. [474]

Перебои в поддержании связи между Каиром и Браззавилем не имеют никакого отношения к позиции, которую я вынужден был занять и которая произвела нужный эффект. Я говорю об этом, чтобы внести полную ясность в данный вопрос.

Во всяком случае, к настоящему времени англичане заняли более твердую позицию.

Возможно, что в ближайшем будущем Катру представится случай начать действия согласно моим инструкциям, несмотря на то, что войска, находящиеся в его распоряжении, испытывают во многом недостаток. Я прошу Плевена, адмирала Мюзелье, профессора Кассеиа, д'Аржанлье, Дежана направить ему ободряющую телеграмму...

В связи с соглашением между Гитлером и Дарланом не исключена возможность потери Египта и вступления немцев во Французскую Северную и Западную Африку. В этом случае территории Свободной Французской Африки будут иметь решающее значение в войне на этом континенте. Поэтому мы должны безотлагательно направить основное усилие на укрепление наш их территорий в Африке.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Браззавиль, 17 мая 1941

Прошу направить всем правительствам, аккредитованным в Лондоне, через их представителей следующее сообщение:

«В связи с «соглашениями», заключенными между «правительством» Виши и гитлеровской Германией, и предвидя возможные последствия этих соглашений для интересов Франции и отношения к ней других государств, генерал де Голль и Совет обороны Французской империи считают необходимым довести до сведения правительства... следующие замечания:

1. «Правительство» Виши, заключив перемирие, поставило себя в такое положение, которое лишает его всякой независимости по отношению к оккупантам.

2. Это самое «правительство» взяло власть и в корне изменило институты Франции, полностью игнорируя мнение французского народа и лишив его представителей возможности высказать свою точку зрения в условиях элементарной свободы и человеческого достоинства. [475]

3. Узурпировав власть, «правительство» Виши осуществляет ее без какого бы то ни было контроля со стороны французской нации, которая лишена всякой возможности высказать свое мнение, поскольку две трети страны оккупированы врагом, а одна треть, находящаяся под его контролем, поставлена в условия такого режима, который вынуждает людей к полному молчанию.

4. В соответствии с так называемыми «конституционными» текстами, произвольно заменившими конституцию Франции, власть «правительства» Виши полностью сосредоточена в руках восьмидесятипятилетнего старца, о котором уже несколько лет известно, что возраст ослабил его умственные способности.

5. Из этих фактов следует, что «правительство» Виши не в состоянии выполнять функции верховной власти Франции и что оно не имеет на это права. В частности, меры, которые оно принимает в «сотрудничестве» с захватчиком, не являются ни свободными, ни законными, а поэтому их нельзя рассматривать как меры, налагающие обязательства на французский народ.

6. Повсюду, где французские граждане имеют возможность высказать свои подлинные чувства, они в подавляющем большинстве выражают желание, чтобы Франция продолжала войну оставшимися в ее распоряжении средствами. Таково положение на всех территориях Французской империи, которые удалось освободить из-под власти Виши, и во всех зарубежных странах, несмотря на применение со стороны Виши, по приказу захватчика, строгих санкций к тем, кто продолжает борьбу.

Все сведения, собранные на территории Франции, показывают, что французы, каждый в отдельности, в подавляющем большинстве разделяют эти чувства.

7. Являясь выразителем истинных чувств своих сограждан и обеспечивая в полную меру своих возможностей выполнение договоров и обязательств, подписанных Францией до 18 июня 1940, генерал де Голль и Совет обороны Французской империи, власть которых добровольно признана всеми французскими территориями, уже освобожденными из-под контроля врага, заявляют:

а) что Франция не может и не должна считаться ответственной за акты, совершенные якобы от ее имени правителями, узурпировавшими власть и поставившими себя в зависимость от врага, использовав военное пораженце французской армии, сражавшейся за общее благо свободных народов;

б) что французская нация продолжает участвовать в войне всеми своими военными силами и территориями, которые не находятся [476] под контролем врага, и должна, следовательно, рассматриваться всеми государствами как воюющая страна, а теми государствами, которые борются с общим врагом, — как союзник;

в) что французская нация не признаёт в настоящем и не признает в будущем никакого посягательства на какие-либо свои права со стороны любого государства мира, под предлогом и воспользовавшись положением, в которое Франция поставлена врагом и зависящими от него узурпаторами, претендующими на право управлять ею.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Каир, 19 мая 1041

В результате моего призыва и действий английской авиации создалась достаточно благоприятная обстановка, позволяющая мне принять решение двинуться на Дамаск.

Я только что добился, конечно, не без трудностей, чтобы наши части были в ближайшее время переброшены под Деръа, и надеюсь, что через несколько дней я смогу перейти к действиям. Предварительно я обращусь к армии и населению с новым призывом, в котором провозглашу окончание мандата и начало независимости.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю

, в Браззавиль

Иерусалим, 21 мая 1941

Точные сведения, полученные на границе от одного моего собеседника, показывают в противоположность ранее имевшимся данным, что:

1. Отвод войск Сирии в Ливан не был произведен.

2. Напротив, части, находящиеся в Сирии, осуществляя план обороны, заняли позиции на главной линии сопротивления и перед ней.

3. Солдаты и офицеры подчиняются приказу, требующему оказать сопротивление. [477]

Принимая во внимание эту точно воспроизведенную картину обстановки, не может быть и речи не только о том, чтобы направить на Дамаск один батальон мотопехоты, но даже о том, чтобы провести наступление силами одной лишь дивизии Лежантийома, испытывающей большой недостаток в артиллерии. Необходимо усилить войска, участвующие в этой операции, за счет поддержки англичан. Мой собеседник считает, что он больше не может, не подвергаясь опасности, оставаться в инертной и враждебной среде. Он намеревается перейти утром 22 мая в Трансиорданию с 8 или 10 черкесскими эскадронами и рассчитывает привести с собой некоторые другие подразделения. Я переговорю с вами в Каире относительно нового плана. Но уже сейчас вы должны принять во внимание, что попытка привлечь на нашу сторону армию одним психологическим ударом провалилась.

Телеграмма верховного комиссара Свободной Французской Африки генерала де Лармина генералу де Голлю

, в Каир

Браззавиль, 24мая 1941

Наши предположения о благоприятной реакции Французской Западной Африки становятся более определенными. Понтон установил связь с полковником Мюло, командующим войсками Берега Слоновой Кости, и добился тайной встречи с губернатором Того. Я даю указания немедленно начать энергичные действия. Считаю, что мы должны быть инициаторами выступления во Французской Западной Африке, используя опыт Сирии и руководствуясь лозунгом: опередить своими действиями Германию. Если сведения подтвердятся, я в понедельник направляюсь в Лагос, а по вторник — в Аккру.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Каир, 31 мая 1941

После многих не зависящих от нас проволочек и колебаний время начать действия в Сирии приближается. До тех пор я намереваюсь остаться в Каире, затем, если все будет в порядке, поеду [478] на некоторое время в Сирию. В противном случае я возвращусь в Браззавиль и, возможно, в Лондон.

Наша политическая позиция в Сирии будет следующая: мы провозгласим независимость, но не заявим о безоговорочной отмене мандата. Прежде всего, это было бы неправильно с юридической точки зрения и вызвало бы недовольство тех, кто строго придерживается решений Лиги Наций. Кроме того, необходим переходный период для передачи полномочий. Наконец, территория Сирии находится в зоне военных действий, поэтому нельзя в разгар войны нарушать существующий там порядок правления. Мы только заявим, что пришли, чтобы покончить с режимом мандата и заключить договор, гарантирующий независимость и суверенитет страны.

Наша позиция в военных вопросах будет следующая: мы преобразуем французские, сирийские и ливанские сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы, находящиеся в странах Леванта, и я передам эти силы в распоряжение английского главнокомандующего всеми вооруженными силами на Среднем Востоке.

Что касается Джибути, то англичане наконец поняли, что надо покончить с прежней политикой и восстановить полную блокаду. Переговоры прекращены. Палевский является моим представителем в Хараре по всем этим вопросам. Посыльные суда «Саворньян де Бразза» и «Дюбок» находятся в Красном море, чтобы принимать участие в блокаде.

Я встретился здесь с сыном президента Соединенных Штатов. Он продемонстрировал полную осведомленность и выразил мне свою симпатию.

Я ему много рассказывал об общем руководстве войной.

Он ответил, что обязательно поговорит об этом с отцом.

С точки зрения общего положения основной центр интересов постепенно перемещается в Вашингтон. Абсолютно необходимо, чтобы там начали считаться с тем, что мы существуем, Я возлагаю большие надежды в этом отношении на поездку Плевена, с которой надо поторопиться.

Письмо генерала де Голля английскому послу в Каире сэру Майлсу Лэмпсону

Каир, 3 июня 1941

Господин посол! [479]

Я буду весьма признателен, если вы распорядитесь отпечатать приложенный к письму текст обращения генерала Катру к населению Сирии и Ливана. Я хотел бы, чтобы текст перевода этого документа на арабский язык, до того как он будет сдан в печать, был сообщен капитану Лесерфу, состоящему в штабе генерала Катру. Что касается заявления английского правительства, то я считаю необходимым повторить, что, не возражая против его опубликования, мы не считаем его необходимым в том, что касается обещания независимости, которое я поручил генералу Катру сделать от моего имени одновременно с заявлением о том, что режим мандата будет заменен договором между государствами Леванта и «Свободной Францией».

Обстоятельства войны могут вызвать в этом и в других вопросах те или иные трудности во взаимоотношениях между представителями Франции, с одной стороны, и населением Сирии и Ливана — с другой.

Подумать об этих трудностях нас заставляют, в частности, недавние события в Ираке. Если эти трудности возникнут, мы, конечно, не будем считать, что заявления, данные английским правительством, могут сделать его ответственным за разрешение этих трудностей. Мы считаем, что урегулирование любых политических вопросов в Сирии и Ливане входит в компетенцию представителя Франции совместно с представителями населения этих стран. К этому добавлю, что я оставляю за собой право послать это сообщение в секретариат Лиги Наций.

Примите, господин посол, уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма генерала де Голля Идену

, в Лондон

Каир, 4 июня 1941

Представляется вполне вероятным, что соглашение, недавно заключенное между Германией и Виши, содержит, в частности, обязательства Виши овладеть присоединившимися ко мне французскими колониями в Африке.

Эта операция, если бы ее удалось осуществить, полностью нарушила бы прямые коммуникации между английскими колониями в Западной Африке и Востоком, позволила бы немцам вновь овладеть [480] Камеруном и выйти к берегам реки Конго, а в дальнейшем открыла бы перед ними широкие возможности одновременно для наступления от истоков Нила до его устья и ликвидации английских баз в Нигерии, на Золотом Берегу, в Сьерра-Леоне и Гамбии.

Следует полагать, что в целях порабощения Свободной Французской Африки немцы поставляют в настоящее время вишистам в Северную и Западную Африку средства, которые были отобраны у Виши после перемирия, в частности танки и самолеты. Известно, что вишистские власти в Северной и Западной Африке уже почти добились согласия Соединенных Штатов снабжать их горючим и, быть может, даже оружием, создавая иллюзию возможности их выступления против Германии, что я никогда не переставал считать обманом.

Насколько мне известно, эта иллюзия, по крайней мере у американцев, еще полностью не рассеялась.

Я и Совет обороны Французской империи несем ответственность за оборону французских территорий в Африке, признавших нашу власть. Тем не менее мне необходимо знать:

1. Какова будет позиция правительства Великобритании в случае нападения Виши на территорию Свободной Французской Африки?

2. В случае если английское правительство решит оказать помощь своими вооруженными силами обороне территории Свободной Французской Африки против нападения Виши, какие наземные, военно-морские и военно-воздушные силы Великобритании смогли бы участвовать в военных действиях, в какие сроки и на каких условиях?

3. Какие виды снабжения, в частности горючее, транспортные средства и т. п., прибыли, прибывают или прибудут из Соединенных Штатов или других стран во Французскую Северную Африку и Французскую Западную Африку, которые находятся под властью Виши?

Я был бы очень признателен вашему превосходительству за скорейший ответ по всем этим пунктам.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, в Каир

(Перевод)

Лондон, 6 июня 1941

Хочу передать вам свои наилучшие пожелания в связи с успехом нашего общего предприятия в Леванте. Надеюсь, [481] вы с удовлетворением отмечаете, что было сделано все возможное для помощи вооруженным силам «Свободной Франции».

Вы, несомненно, согласитесь со мной, что эти действия, да и вся наша будущая политика на Среднем Востоке, должны проводиться в духе взаимного доверия и сотрудничества. Наша политика по отношению к арабам должна основываться на одних и тех же началах. Насколько вам известно, мы, англичане, не стремимся добиться каких-либо особых преимуществ во Французской империи и не имеем ни малейшего намерения использовать в своих интересах трагическое положение Франции.

Поэтому я одобрительно отнесся к вашему решению обещать независимость Сирии и Ливану и, как вам известно, считаю существенным подкрепить это обещание всем авторитетом нашей гарантии.

Я согласен с вами, что ради урегулирования сирийского вопроса мы не должны ставить под угрозу стабильность положения на Среднем Востоке. Но с этой оговоркой мы оба должны сделать все возможное для удовлетворения чаяний и стремлений арабов. Я уверен, что вы учтете важность этого вопроса.

Мы всеми мыслями с вами и солдатами «Свободной Франции». В этот час, когда Виши вновь опускается в пучину позора, преданность и мужество свободных французов спасают славу Франции.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

Каир, 7 июня 1941

Только что получил ваше послание от 6 июня. Я полностью согласен с вами, что наша общая политика в арабском и во всех других вопросах должна основываться на взаимном доверии. Глубоко благодарен вам за то, что вы думаете о моих войсках. Что бы ни случилось, свободные французы, как верные и стойкие союзники, полны решимости сражаться и победить вместе с вами. [482]

Письмо генерала де Голля бывшему премьер-министру Сирии Джемилю Мардам бею

Каир, 8 июня 1941

Дорогой премьер-министр!

Вступая в Сирию с вооруженными силами «Свободной Франции», генерал Катру обратится с воззванием к населению.

Это воззвание, одобренное мной и по духу и по содержанию, будет сделано от моего имени и от имени «Свободной Франции», то есть от имени самой Франции.

Признавая за народами Леванта суверенитет и независимость, гарантированные договором, оно принесет патриотам, одним из которых вы являетесь, удовлетворение их самых сокровенных чаяний.

Таким образом, будет закреплен успех дела, которому вы так горячо и благородно посвятили свои силы.

Я счастлив сообщить вам об этом и выражаю надежду, что это важное событие явится для вас серьезным поощрением в деле сотрудничества со «Свободной Францией» и ее представителем, генералом Катру.

Примите, дорогой премьер-министр, уверения в моем глубоком уважении.

Телеграмма министра иностранных дел Великобритании Идена генералу де Голлю

, в Каир

(Перевод)

Лондон, 9 июня 1941

I. Положение в Виши еще неясно, но никакого решения пока не принято. Вейган свой отъезд отложил. Его взгляды на войну против деголлевцев в Африке коренным образом расходятся со взглядами Дарлана. Вейган информировал правительство, что, с одной стороны, силы, находящиеся в его распоряжении, слишком слабы для осуществления этою плана, а с другой — такая война может вызвать серьезные волнения во всех частях Французской Африки и приведет к вмешательству Соединенных Штатов, чего Вейган стремится избежать любой ценой. К тому же он отказался обратиться за военной помощью к немцам, так как это ускорило [483] бы американское вмешательство. Вейган считает, что, поскольку донесения Денца об обстановке и настроениях среди военнослужащих и чиновников носят все более пессимистический характер, Сирию невозможно оборонять и ею придется пожертвовать.

II. До сих пор большинство членов правительства соглашалось с Вейганом, несмотря на усилия Дарлана, которого поддерживают губернаторы колоний, настроенные против де Голля. Дарлан дал твердые обязательства Германии в вопросе о войне против деголлевцев и продолжает отстаивать свою точку зрения, доказывая членам правительства, что его флот может начать военные действия против деголлевцев и что Гитлер будет ему содействовать в деле отправки вооружения в Северную Африку, с тем чтобы спровоцировать вооруженную борьбу против де Голля.

III. В ожидании переброски оружия в Африку Дарлан проводит чистку Марселя, Ниццы, Тулона и т. д. ... подвергая арестам и высылке сотни евреев и лиц, обвиняемых в проанглийских настроениях и в симпатиях к де Голлю. Дарлан, по-видимому, будет добиваться новой встречи с немцами, чтобы сообщить им о трудностях, создаваемых Вейганом, и попросить дополнительной помощи. Точка зрения Вейгана по сирийскому вопросу была одобрена, а на Денца возложена обязанность принять меры к «спасению чести». В настоящее время Виши не намерено сражаться за Сирию.

Телеграмма Идена генералу де Голлю

, в Каир

(Перевод)

Лондон, 9 июня 1941

I. Мы внимательно обсудили возможность нападения на Свободную Французскую Африку. По нашей просьбе правительство Соединенных Штатов дало недавно указание Мерфи заявить Вейгану, что Соединенные Штаты окажут помощь Северной Африке при условии, что Вейган не будет атаковать свободные французские вооруженные силы в Центральной и Западной Африке и не помешает, таким образом, помощи, которую правительство Соединенных Штатов может оказать правительству Его Величества. В ответ на это Вейган заявил Мерфи, что сезон дождей и другие обстоятельства сделали бы невозможным наступление на территории свободных французов до 1 сентября, что он вообще [484] не имеет ни намерения, ни желания наступать на эти территории и что если бы он даже отдал приказ об этом, то большая часть его офицеров не выполнила бы такой приказ.

II. От Буассона получено подтверждение, что наступление было бы невозможно до осени в связи с климатическими условиями и отчасти вследствие недостатка горючего.

III. Нами получены совершенно секретные сообщения, согласно которым на происходящих в настоящее время в Виши совещаниях якобы изучается вопрос о представлении немцам военно-морских и военно-воздушных баз в Северной Африке. По всей вероятности, Вейган согласится с Петеном, который решил уступить нажиму немцев. В связи с этим мы выразили правительству Соединенных Штатов надежду, что в этих условиях не может быть и речи о том, чтобы приступить к реализации их плана снабжения Северной Африки. По нашим сведениям, никаких поставок до сих пор ни в Северную, ни в Западную Африку не прибывало.

IV. Вопросы 1 и 2 параграфа V вашей телеграммы от 4 июня изучаются начальниками Генерального штаба.

Телеграмма английского посла в Каире сэра Майлса Лэмпсона Идену

, в Лондон , переданная генералу де Голлю , в Иерусалим

(Перевод)

Каир, 10 июня 1941

Министр иностранных дел Югославии сообщает мне что он получил телеграмму от посла Югославии в Париже Пурича, говорящую о том, что немцы просили у Виши предоставить им право свободно распоряжаться портами Сирии и Туниса и требовали, чтобы Виши начало войну против «Свободной Франции». Пурич добавляет, что правительство Виши пошло на уступки в вопросе о Сирии, чтобы спасти Африку. В связи с решением правительства о Тунисе Вейган подал в отставку, однако она еще не принята. По климатическим условиям кампания против «Свободной Франции» отложена на осень. Пурич доносит, что Дарлан ведет себя как союзник Германии. [485]

Заявление генерала де Голля

, переданное представителям печати и радио свободных стран

Каир, 10 июня 1941

«Свободная Франция» ведет войну. Однако с согласия правительства Виши немцы начали обосновываться в Леванте. С военной точки зрения это представляет огромную опасность. В политическом же отношении это означает выдачу на произвол тирана народов, которые мы обязались привести к независимости. В моральном отношении это означает для Франции потерю остатков своего престижа на Востоке.

Вот почему мы вступили в Сирию и Ливан совместно с нашими английскими союзниками. К несчастью, действительно верно, что наше продвижение может встретить сопротивление со стороны наших же товарищей по оружию, служащих в войсках Леванта. Некоторые из них, плохо разбираясь в событиях, считают долгом, хоть и с тяжелым сердцем, выступить с оружием против нас. Против этих людей мы никогда первыми не откроем огонь. Но если по их вине произойдут столкновения, мы выполним свой долг.

Зато сколько других только что присоединилось к нам! Я могу сообщить, что в рядах свободных французских вооруженных сил на Востоке в настоящее время служат 63 офицера, прибывшие из Сирии, несмотря на наказания, угрозы и репрессии. Правительство Виши отправило в Марсель или посадило в тюрьму более 200 других офицеров.

Франция не хочет, чтобы победила Германия. Франция жаждет освобождения. Мы выполним волю Франции.

Телеграмма министра иностранных дел Великобритании Идена генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 11 июня 1941

I. Сообщаем вам нашу последнюю информацию. Вейган убедил Петена сотрудничать с немцами в Сирии в ограниченном масштабе и противодействовать любым попыткам наступления [486] против Северной и Западной Африки. Горячо поддержали Вейгана в этом отношении Эстева и Буассон. Последний, в частности, решительно заявил, что не допустит перехода Дакара под контроль немцев.

И. 8 июня Вейган заявил Мерфи, что его личная точка зрения по вопросу о Северной Африке остается неизменной, что Виши продолжает свою политику защиты Северной Африки против всякого наступления, что лично он, Вейган, не намерен наступать на колонии «Свободной Франции» и что слухи о неизбежном наступлении на эти колонии не соответствуют действительности.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Иерусалим, 13 июня 1941

По достоверным сведениям, Виши весьма серьезно продолжает планировать наступление против нас в Свободной Французской Африке. Сообщают, что Вейган приводил многочисленные возражения, ссылаясь на нежелание офицеров участвовать в таком предприятии и на отказ многих из них повиноваться. Но Дарлан, кажется, принял твердое решение. Немцы, по-видимому, готовы поставлять Виши все необходимое для такого нападения, в частности самолеты и танки. Может быть, они даже сами примут участие в операции.

Мы должны быть готовыми отразить это нападение и даже использовать его для улучшения своего положения, особенно в Дагомее, Того и на Нигере. Но наступление против нас на суше, безусловно, будет сопровождаться мощными ударами военно-воздушных и военно-морских сил. Оно будет также поддержано усиленной пропагандой внутри колонии. Все это, возможно, будет проводиться в сочетании с военными действиями немецких и итальянских частей против северной части территории Чад.

Ваша система обороны должна основываться не только на сопротивлении укрепленных пунктов, но главным образом на маневренных действиях подвижных резервных групп, одни из которых должны подчиняться командующим войсками соответствующего района, а другие — находиться в вашем распоряжении. Камерун, Габон и даже Нижнее Конго могут быть втянуты [487] в военные действия. Надеюсь, что вооружение, о котором вам сообщали, наконец, прибудет к месту назначения.

Что же касается собственно обороны укрепленных пунктов, то рекомендую вам не ограничиваться пределами их самих. Эти укрепления были бы сразу же уничтожены с воздуха. Поэтому оборона должна опираться на систему различных укреплений и, во всяком случае, должна включать оборону аэродромов.

Я запросил правительство Великобритании о том, какие английские сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы могут предположительно участвовать в наших операциях и на каких условиях. Иден ответил мне, что правительство Великобритании придает весьма большое значение этим действиям и что начальники Генерального штаба подготавливают в настоящее время исчерпывающий ответ на мой вопрос. Я, естественно, буду держать вас в курсе дела.

Телеграмма генерала де Голля представителю

«Свободной Франции » в Вашингтоне Рене Плевену

Иерусалим, 14 июня 1941

На основании достоверных сведений сейчас представляется вероятным, что Виши решило напасть на Свободную Французскую Африку при непосредственной поддержке немцев или без таковой. В настоящее время немцы готовы поставлять Виши необходимое вооружение, в частности самолеты и танки. Вейган, по-видимому, возражал против этого, но можно не сомневаться, что в конечном счете он подчинится Петену и Дарлану.

Я констатирую, что Соединенные Штаты проявляют растущий интерес к положению «Свободной Франции» в Африке.

По моему мнению, это объясняется главным образом их стремлением подготовить себе непосредственный доступ в Африку на случай вступления их в войну.

5 июня я передал посланнику Соединенных Штатов в Каире ноту для его правительства. В этой ноте я заявил, что мы готовы согласиться на создание американских воздушных баз на африканской территории, находящейся под нашей властью, и готовы оказать свое содействие всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами. [488]

С другой стороны, консул США в Леопольдвиле посетил 9 июня Лармина и задал ему от имени своего правительства вопрос, считает ли он нападение на нас со стороны Виши или Германии или обоих вместе вероятным. Лармина ответил, что считает это вполне возможным и неизбежным. Тогда консул спросил, чем могли бы быть нам полезны Соединенные Штаты. Лармина представил ему список потребного нам вооружения, особенно средств ПВО, которые у нас почти полностью отсутствуют.

Я прошу продвинуть оба эти вопроса, получив согласие лорда Галифакса. Важность как практических последствий этих мероприятий для нашей обороны, так и общих последствий для наших взаимоотношений с Соединенными Штатами в целом вам, как и мне, должна быть совершенно ясна.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу де Лармина

Иерусалим, 14 июня 1941

Я полностью одобряю ваш ответ на запрос американского консула в Леопольдвиле.

5 июня я передал посланнику Соединенных Штагов в Каире ноту, в которой подчеркивалась исключительная важность территорий Свободной Французской Африки с точки зрения ведения войны, а Соединенным Штатам предлагалось создать на этих территориях авиационные базы, если они сочтут это целесообразным. Я заверил правительство США в том, что если оно направит туда комиссию для изучения данного вопроса, то со стороны властей «Свободной Франции» этой комиссии будет оказано всяческое содействие.

Речь генерала де Голля

, произнесенная в Каире 18 июня 1941 во Французском Национальном комитете Египта

17 июня 1940 в Бордо перестало существовать последнее законное правительство Франции. Среди всеобщей паники клика пораженцев и предателей захватила путем заговора власть в свои руки. Кучка обанкротившихся политиканов, бесчестных аферистов, [489] чиновников-карьеристов и бездарных генералов узурпировала государственную власть и одновременно очутилась в порабощении. Восьмидесятичетырехлетний старик, одетый в жалкую оболочку былой славы, был поднят на щит поражения, чтобы прикрыть его именем капитуляцию и обмануть потрясенный народ.

На другой же день родилась «Свободная Франция». В боях, в страданиях, в надежде прошел год. Ни на один день мы не останавливали свое движение к цели, которую диктовал нам долг: сделать так, чтобы империя и Франция вновь вступили в войну ради освобождения родины и для спасения свободы мира. Благодаря нам французские территории, французские вооруженные силы и французские идеи вновь стали играть роль, достойную Франции. Благодаря мужеству, сплоченности и самоотверженности всех наших дорогих соратников мы выковали оружие борьбы, которое ничто не сможет сломить. Самое важное состоит в том, что мы воскресили дух Сопротивления Франции и воплотили чаяния огромного большинства нации.

Конечно, наш путь тяжел и сопряжен с жертвами, Враг знает, какое решающее значение приобретает в этой национальной, мировой и моральной борьбе возвращение Франции на поле битвы. Чтобы воспрепятствовать этому, он прибегает к помощи тех же самых правителей, которые в результате своего бесчестия оказались полностью в его руках. Чтобы создать ширму, прикрывающую врага, эти люди не только пустили в ход отвратительную машину террора и лжи, которую они заимствовали у своих хозяев, но даже дошли до того, что, злоупотребляя воинской дисциплиной, готовы противопоставить нам кадровые войска.

Весь мир содрогнулся от ужаса, когда стало известно, что клика Виши заставляет солдат империи сражаться совместно с немецкими воздушными эскадрильями против нас и наших союзников, чтобы создать в Леванте плацдарм для армий «фюрера».

Эти козни носят на себе печать Гитлера, дьявольский гений которого всегда использует для своих военных замыслов моральное растление других. Но нужно ли говорить, что это только укрепляет решимость свободных французов вырвать свою страну из рук врага и бороться всеми силами рядом с теми, кто поклялся его разбить. И в этот самый час наши солдаты, наши военные моряки, наши летчики своими славными подвигами подтверждают это под Дамаском, на территории Чад, в Ливии и в Эфиопии — повсюду, на морях и в воздухе. В этой освободительной борьбе мы до [490] конца, до смерти или до победы, останемся связанными с достойной восхищения Британской империей, мощь и решимость которой столь блистательно олицетворяет Уинстон Черчилль. Мы останемся верными всем нашим союзникам в Европе, территории которых сегодня оккупированы врагом, но которые сохранили твердость духа и не складывают оружия. Мы останемся вместе со справедливой Америкой, которая под руководством великого президента Рузвельта решила обеспечить торжество добра над злом. Но прежде всего мы останемся верны Франции, ее чести, ее величию, ее судьбе!

Франция с нами!

Телеграмма Идена английскому послу в Каире сэру Майлсу Лэмпсону

, переданная генералу де Голлю , в Каир

(Перевод)

Лондон, 18 июня 1941

I. Государственный департамент передал нам чрезвычайно срочную и конфиденциальную телеграмму, которую он только что получил от генерального консула США в Бейруте. Вот ее основное содержание:

II. «По поручению французского Верховного комиссара директор политического отдела Конти только что просил генерального консула США осведомиться у британских властей, как бы по собственной инициативе, об условиях, на которые французы в Сирии могли бы рассчитывать, если они найдут своевременным обратиться к генеральному консулу США с просьбой о посредничестве в целях прекращения военных действий.

Конти ссылался на слухи, согласно которым свободные французы якобы приговорили Денца и ряд других французских должностных лиц к смертной казни. Он подчеркнул, что это, естественно, не может создать благоприятную атмосферу для переговоров. В связи с этим французские власти в Сирии весьма озабочены тем, чтобы узнать самым детальным образом, как намерены поступить правительство Его Величества и деголлевцы в отношении: 1) французской армии в Леванте, 2) французских должностных лиц в Сирии и Ливане, 3) всех прочих французских граждан и их семей, которые проживают в этих двух странах. [491]

Хотя Конти прямо не заявил об этом, но дал понять, что говорит от имени Верховного комиссара. Равным образом он намекал, что затронутый вопрос является весьма срочным и что к нему нужно отнестись со всей осторожностью, так как французские власти вовсе не хотят создать впечатление, что они просят мира.

Генеральный консул США ответил, что, хотя он не может передать по собственной инициативе эти вопросы британским властям на Ближнем Востоке, он будет рад сообщить об этом телеграфно в Вашингтон и просить довести эти вопросы до сведения правительства Англии.

Конти согласился на такую процедуру при условии, что генеральный консул США будет в состоянии, если французские власти решат просить его об этом, выполнить свою посредническую миссию, не ожидая новых инструкций.

Генеральный консул США считает симптоматичным тот факт, что Конти не ссылался на правительство Виши и что он не говорил о простом перемирии или о переговорах чисто военного характера. Наоборот, Конти заявил, что французские власти стремятся узнать, «какое политическое соглашение» может быть заключено с британскими властями и свободными французами.

У генерального консула создалось впечатление, что французы устали и что они не получили из Франции подкреплений. По его мнению, они, безусловно, готовы принять условия, могущие вполне удовлетворить требования англичан в отношении сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил и, с другой стороны, достаточно великодушные, чтобы позволить французам прекратить с честью сопротивление».

III. Одновременно государственный департамент передал следующее сообщение, исходящее от Уэллеса:

«1) Правительство США надеется, что в целях ускорения событий правительство Его Величества сможет дать свой ответ завтра, 19 июня, утром; 2) по его мнению, представляется случай, когда благородный и «рыцарский» ответ правительства Его Величества может оказаться весьма выгодным для этого правительства».

IV. Сотрудники государственного департамента убеждены, что если правительство Его Величества желает, чтобы консул США сам вел переговоры по этому вопросу, то правительство Соединенных Штатов будет готово предоставить ему свободу действий, что, впрочем, видимо, вполне соответствует желаниям французского Верховного комиссара в Сирии. [492]

Нота

, врученная генералом де Голлем послу Великобритании и английским главнокомандующим во время конференции , состоявшейся в Каире 19 июня 1941

Генерал де Голль считает возможным заключить соглашение с Верховным комиссаром в Леванте. Это соглашение должно основываться на следующем:

1) Почетные условия для всех военнослужащих и гражданских чиновников.

2) Великобритания дает гарантии, что правам и интересам Франции в Леванте не будет нанесен ущерб. Францию в Леванте представляют власти «Свободной Франции» в рамках независимости, обещанной ими государствам Леванта и гарантированной Великобританией.

3) Те из военнослужащих и гражданских чиновников, кто пожелает служить вместе с союзниками, смогут остаться вместе со своими семьями. Лица, не пожелавшие этого, а также их семьи будут репатриированы, когда позволят обстоятельства. Однако союзники оставляют за собой право принять меры к тому, чтобы обеспечить каждому подлинную свободу выбора.

4) Все военное имущество должно быть передано союзникам.

5) Что касается кораблей — возражений не имеется.

6) Генерал де Голль, никогда не предававший суду тех из своих товарищей по оружию, которые сражались против него во исполнение полученных приказов, не намерен делать это и в данном случае.

7) Генерал де Голль считает необходимым, чтобы в переговорах участвовал его представитель и чтобы ответ в Бейрут был дан как от его имени, так и от имени британских властей.

Телеграмма сэра Майлса Лэмпсона

, адресованная Идену , в Лондон , и переданная генералу де Голлю , в Каир

(Перевод)

Каир, 19 июня 1941

I. После совещания с генералом де Голлем командующие войсками в полном согласии с ним единодушно считают, что [493] вишистским властям в Сирии могут быть предложены при посредничестве генерального консула США в Бейруте следующие условия:

1. У союзников нет в Сирии иных целей, кроме намерения воспрепятствовать превращению этой страны в базу действий наземных и военно-воздушных сил врага против их собственных стратегических позиций на Среднем Востоке. На них лежат также обязанности по отношению к арабскому населению, вытекающие из гарантии независимости, данной генералом Катру в момент вступления в Сирию и подтвержденной Великобританией.

Францию будут представлять в Леванте свободные французские власти, действующие в рамках обещанной Сирии и Ливану и гарантированной Великобританией независимости.

2. Союзники не питают никакого предубеждения по отношению к французам в Сирии и готовы предоставить полную амнистию тем из них, кто принимал участие в недавних боевых действиях. Они не предъявят никакого обвинения ни командирам, ни представителям власти, ни воинским частям в Сирии. Генерал де Голль, никогда не предававший суду тех из своих товарищей по оружию, которые сражались против него во исполнение полученных приказов, не намерен делать это и в данном случае.

3. Однако союзники должны принять меры к тому, чтобы военные материалы, находящиеся в Сирии, не были использованы против них. В связи с этим таковые должны быть переданы союзникам.

4. Необходимо предоставить французским войскам все возможности присоединиться к союзникам для ведения войны против держав оси. В связи с этим союзники оставляют за собой право принять все необходимые меры к обеспечению каждому военнослужащему подлинной свободы выбора и исчерпывающему разъяснению каждому предоставленных ему возможностей сделать таковой. Все военнослужащие, не пожелавшие присоединиться к союзникам, будут репатриированы вместе со своими семьями, как только обстоятельства это позволят.

5. Всем пожелавшим присоединиться к союзным вооруженным силам будут предоставлены почетные условия. Лицам, состоящим на военной службе, будет предоставлена возможность остаться в армии с сохранением чина и всех прав на дальнейшее производство и пенсию. Прочим будет гарантировано почетное обращение впредь до их репатриации.

6. Все французы — гражданские служащие, желающие помочь делу союзников, получат соответствующее их положению и рангу [494] назначение с сохранением оклада и права на пенсию. Те, кто не пожелает этого, будут находиться на равных условиях с офицерами, принявшими аналогичное решение. Они будут репатриированы также, как и их семьи.

7. Железные дороги, порты, пути сообщения, радиостанции, нефтяное хозяйство и т. п. не будут ни разрушены, ни повреждены, но в целях их использования подлежат передаче в полной сохранности в распоряжение союзников. Союзные вооруженные силы будут иметь право на военную оккупацию Сирии на весь период войны.

8. Все немцы и итальянцы, находящиеся в Сирии, должны быть переданы союзникам для интернирования.

9. Все военные корабли должны быть переданы в исправном состоянии. Они будут интернированы в Бейруте, исключая тот случай, когда в интересах безопасности главнокомандующий военно-морскими силами на Средиземном море сочтет целесообразным направить их в какой-нибудь иной порт. Возвращение судов после войны или, за невозможностью его, возмещение их стоимости гарантируется Франции в том случае, если она к тому времени присоединится к своим союзникам.

10. Блокада снимается; Сирия и Ливан немедленно присоединяются к стерлинговому блоку.

11. В переговорах должен участвовать представитель генерала де Голля. Ответ, отправленный в Бейрут, должен быть дан как от его имени, так и от имени командующих войсками.

III. Я лично согласен со всем вышесказанным.

Телеграмма Идена английскому послу в Вашингтоне

, переданная генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 19 июня 1941

I) В ответ на вашу телеграмму от 18 июня сообщаю: можете заверить государственный департамент, что правительство Его Величества готово рассмотреть любое соглашение, обеспечивающее в полной мере потребности, вытекающие из нашей стратегии в Сирии. Отнюдь не намереваясь навязывать генералу Денцу позорные условия, правительство Его Величества готово оказать воинские почести ему и другим офицерам и должностным лицам, [495] выполнявшим лишь то, что они считали долгом по отношению к своему правительству.

2) Следовательно, не может быть и речи о том, чтобы генерал Денц или какой-либо другой офицер или должностное лицо были приговорены к смертной казни или к какому-нибудь иному наказанию.

3) Ниже следуют в общих чертах условия, которые мы считаем приемлемыми:

1. Переговоры, имеющие целью прекращение военных действий, будут вести представитель британского командования генерал Вилсон и представители властей Виши в Сирии.

2. Военные действия будут прекращены немедленно, а вооруженные силы Виши будут сосредоточены в указанных для этого зонах. Им будут оказаны все воинские почести.

3. а) Передача в полной исправности всех военных кораблей и портовых сооружений. Примечание: если бы эта статья оказалась неприемлемой, вместо нее можно было бы выдвинуть следующие условия: «Военные корабли передаются в полной исправности для интернирования в Бейруте. Численность их экипажей впоследствии будет сокращена до размеров, необходимых для содержания кораблей в должном порядке и для перемещения их по приказу главнокомандующего военно-морскими силами на Средиземном море, если этого потребуют соображения безопасности». В том и другом случае гарантируется возврат после войны кораблей дружественной Франции или выплата соответствующей компенсации.

б) Все другие корабли, в том числе английские, а также портовые сооружения и службы передаются в исправном состоянии.

4. Принадлежащие Виши или державам оси самолеты и поенное имущество подлежат передаче в исправном состоянии.

5. Военнослужащим будет предоставлена возможность присоединиться к свободным французским вооруженным силам. Те, кто не пожелает этого, будут по возможности репатриированы.

6. Верховный комиссар, личный состав его штаба, гражданские должностные лица и французские граждане будут по возможности репатриированы, за исключением тех, кто пожелает остаться.

7. Все порты, аэродромы, пути сообщения, запасы горючего и сооружения передаются в исправном состоянии, чтобы союзники имели возможность использовать их. [496]

8. Нам должны быть сообщены точные данные о местонахождении минных полей.

9. Административные учреждения и предприятия коммунального обслуживания продолжают функционировать временно под руководством союзных военных властей.

10. Телеграф и радио прекращают свою работу и передаются в исправном состоянии.

4) Правительство Его Величества считает желательным, чтобы генеральному консулу Соединенных Штатов были даны указания связаться с генералом Вилсоном, которому поручено информировать его по всем вопросам. Мы были бы благодарны генеральному консулу за его услуги в качестве посредника.

Телеграмма верховного комиссара в Браззавиле генерала де Лармина генералу де Голлю

, в Каир

Браззавиль, 19 июня 1941

В связи с только что полученными сведениями считаю необходимым подготовить отвлекающую операцию против колонии Виши. За отсутствием необходимого вооружения я не могу ничего сделать для надлежащего усиления территории Чад. Угроза или, при удобном случае, прямые военные действия против Берега Слоновой Кости, Дагомеи и Того могут явиться лучшим средством отразить или нанести ответный удар. Для выполнения этой операции мною будут направлены в Лагос и Аккру необходимые части.

Я еще не получил, но могу рассчитывать заранее на получение согласия англичан. Сосредоточение наших частей могло бы быть закончено к 10 июля. Недостаток этого маневра состоит в ослаблении береговой обороны Свободной Французской Африки вследствие отвлечения ее отборных частей и может вызвать ответные действия Виши, которые не соответствовали бы нашим целям. Тем не менее считаю, что действовать необходимо. Прошу сообщить мне ваше решение. [497]

Телеграмма генерала де Голля Идену

, в Лондон

Каир, 20 июня 1941

Сегодня в 10 часов я ознакомился с телеграммой, направленной вашим превосходительством 19 июня в Вашингтон и излагающей условия, которые правительство Великобритании готово принять за основу переговоры с властями Виши.

Не могу скрыть от вашего превосходительства удивления по поводу этого одностороннего и категорического ответа по делу, которое столь же касается «Свободной Франции», как и Англии, и во имя которого солдаты «Свободной Франции», как и британские, отдают свою жизнь. Ведь этот ответ касается судьбы французских военнослужащих и гражданских лиц и будущего территории, находящихся под властью Франции.

Обращаю ваше внимание на то, что представитель Верховного комиссара Виши в Бейруте, несомненно, учитывающий значение в настоящем и в будущем точки зрения «Свободной Франции», просил ознакомить его с условиями, выдвигаемыми не только правительством Великобритании, но и «Свободной Францией». А между тем ваше превосходительство направили в Вашингтон телеграмму, создавая впечатление, будто бы право на ответ имеет одно лишь ваше правительство, что я считаю совершенно необоснованным.

Вы, ваше превосходительство, конечно, поймете, что в этих обстоятельствах я ни в какой мере не чувствую себя связанным соображениями и выводами, содержащимися в вашей телеграмме, посланной в Вашингтон, и что придерживаюсь исключительно условий, изложенных в телеграмме, текст которой был мною одобрен вечером 19 июня и согласован с послом Великобритании и командованием английских войск.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару в Браззавиле генералу Лармина

Каир, 21 июня 1941

Я одобряю в принципе все операции, имеющие целью предупредить нападение Виши на Свободную Африку и присоединить к нам новые территории в Западной Африке. Я всегда был убежден, [498] что мы попадем в Париж, лишь пробив силой дорогу через Дакар, Бейрут и Алжир.

Но мы можем и должны предпринять вооруженное выступление подобного рода лишь в случае, если будут налицо благоприятные условия, то есть:

1) если мы добьемся согласия англичан, как только мы займем наши исходные позиции на их территории. Эти наши действия могут навлечь большую угрозу на их колонии в Западной Африке. Следовательно, мы не сможем перебросить свои войска на их территорию, не получив предварительно их официального согласия;

2) если мы будем располагать достаточными средствами для того, чтобы быстро добиться успеха. Несмотря на мои настойчивые возражения, англичане выставили в Сирии лишь незначительные силы, что весьма способствовало активизации сопротивления Виши;

3) если на территории, которую мы хотим присоединить, мы встретим реальную и серьезную поддержку изнутри.

Прошу вас срочно сообщить мне:

а) в чем точно состоит операция, которую вы намечаете;

б) имеются ли и в какой мере три вышеуказанных условия осуществления этой операции.

Телеграмма Идена английскому послу в Каире сэру Майлсу Лэмпсону и сообщенная генералу деГоллю

(Перевод)

Лондон, 22 июня 1941

С огорчением узнал из телеграммы Спирса о недовольстве генерала де Голля. Составляя текст условий, мы полностью учитывали точку зрения генерала де Голля и командующего войсками на Среднем Востоке на условия перемирия, которое запросил бы Денц. Мы равным образом имели в виду и значительное увеличение сил «Свободной Франции», которое произошло бы в результате американского предложения в случае быстрой оккупации Сирии. Вот почему мы не считали необходимым представлять командующему и генералу де Голлю текст нашей телеграммы, направляемой в Вашингтон, поскольку изложенные в нем условия [499] не отличались от согласованных ранее, а вопрос не терпел отлагательства.

Надеюсь, что командующий сумеет убедить генерала де Голля, что у нас нет никаких намерений действовать в вопросах, касающихся Сирии или французских колоний, не посоветовавшись предварительно с ним по существу намечаемой нами политики. Но мы не можем представлять ему предварительно текст всех наших телеграмм, ввиду необходимости действовать быстро и вследствие того, что по основным вопросам уже достигнуто соглашение. Мы надеемся, что вам удастся убедить генерала де Голля, что в подобных случаях он вполне может положиться на нашу добросовестность.

Письмо генерала де Голля генералу Катру

Дамаск, 24 июня 1941

Генерал!

Декретами от сего числа я назначил вас генеральным и полномочным представителем и главнокомандующим в Леванте.

Вы будете осуществлять свои полномочия и прерогативы от моего имени и от имени Совета обороны Французской империи. Ваша миссия будет состоять главным образом в руководстве восстановлением внутриполитического и экономического положения в Леванте и приближении его, насколько это позволяют условия военного времени, к нормальному уровню; в ведении переговоров с правомочными представителями населения о заключении договоров, устанавливающих независимость и суверенитет стран Леванта, равно как и союз этих государств с Францией при сохранении прав и интересов последней; в обеспечении обороны всей территории против врага; в сотрудничестве с союзниками в проведении военных операций на Востоке.

В ожидании, пока будет введен в действие в результате будущих договоров новый порядок, что должно быть сделано как можно быстрее, вы будете осуществлять всю полноту власти, какой был облечен до настоящего времени Верховный комиссар Франции в Леванте, и выполнять его обязанности. В дальнейшем вы будете пользоваться полномочиями представителя Франции, обусловленными договорами, а также главнокомандующего нашими вооруженными силами. [500]

o На вас возлагается обязанность содействовать созыву в возможно кратчайший срок представительных собраний, выражающих волю всего населения, и образованию правительств, утверждаемых этими собраниями. Вам надлежит немедленно начать с созданными таким образом правительствами переговоры по вопросу о заключении союзных договоров. Последние должны заключаться между этими правительствами и мною.

Невзирая на все трудности и раздоры, вызванные временными неудачами французской армии и происками оккупантов в нашей стране, мандат на Левант, доверенный Франции в 1923 Лигой Наций, должен осуществляться, как того требуют его условия, и миссия Франции должна продолжаться. Исходя из этого, в переговорах со странами Леванта вы возьмете за основу договоры о союзе, заключенные в 1936. Вы предложите правительствам стран Леванта, чтобы совместные решения временного характера, которые необходимо принять, учитывая нужды нашей общей обороны в настоящей войне, были предметом особых соглашений.

Я оставляю за собой право заявить в нужный момент в Лиге Наций о замене режима мандата новым, отвечающим целям, ради которых мандат был установлен.

Примите, дорогой генерал, уверения в моих сердечных чувствах и преданности.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

Каир, 28 июня 1941

В тот момент, когда «Свободная Франция» благодаря нашим совместным усилиям в ближайшее время, несомненно, сможет занять в Сирии и Ливане место Виши, считаю нужным высказать вам свою точку зрения на вытекающие из этого факта последствия и на франко-английские отношения на Востоке.

Позиция, которую займет английское правительство по вопросу о Сирии, явится критерием чрезвычайной важности. Английские вооруженные силы впервые вступают совместно с войсками «Свободной Франции» на территорию, подвластную Франции. Не следует также забывать, что направление английской политики там редко совпадало с направлением французской политики. В связи с двумя этими обстоятельствами французское [501] и мировое общественное мнение будет особенно внимательно следить за тем, каким образом Великобритания поведет себя в отношении прав Франции в этом районе.

Если наше общее выступление в Сирин и Ливане повлечет за собой, к удовольствию Виши, Берлина и Рима, ослабление позиции Франции в этих странах и если там будет проводиться чисто английская политика, я убежден, что это произведет удручающее впечатление на общественное мнение моей страны. Должен добавить, что тем самым будут в сильнейшей степени скомпрометированы и мои собственные усилия, направленные на создание моральных и материальных условий, укрепляющих французское Сопротивление в борьбе против общего врага бок о бок с Англией.

Я уверен, что такова и ваша точка зрения. Но мне хотелось бы, чтобы в этом же направлении действовали и все представители британских властей на местах. Я хотел бы также, чтобы их разведывательная, информационная, экономическая и другая деятельность носила строго определенный и ограниченный характер, дабы не создавалось впечатления, будто оккупация Сирии, проводимая под руководством английского командования и при участии английских воинских частей, влечет за собой либо лишение Франции ее власти, либо установление над этой властью известного контроля.

В связи с этим важно, чтобы между Катру, осуществляющим свои полномочия от имени Франции, и английскими властями, временно заинтересованными в Сирии в связи с военными обстоятельствами, были установлены соответствующие отношения.

По моему мнению, следовало бы объединить представителей различных английских ведомств в одну миссию во главе с единым руководителем, который поддерживал бы связь с Катру и вел бы с ним — и ни с кем другим — переговоры по всем вопросам, в которых необходимо франко-английское сотрудничество. Исключая вопросы чисто военные, это сотрудничество должно быть, как правило, ограничено организацией экономических отношений с Палестиной и Трансиорданией, установлением обменного курса между фунтом стерлингов и сирийским фунтом и обменом информацией. Я не возражаю против того, чтобы глава этой английской миссии при Катру подчинялся английскому военному командованию. С другой стороны, я понимаю, что может возникнуть необходимость также в том, чтобы глава этой миссий непосредственно информировал обо всем происходящем миссию Спирса в Лондоне. [502]

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Каир, 1 июля 1941

Медленный ход военных действий в Сирии зависит главным образом от того, что англичане до настоящего времени выставили на этом участке лишь сравнительно слабые и плохо подготовленные силы. Тем самым сопротивление Виши получило новый импульс, особенно потому, что тут было затронуто профессиональное самолюбие. Однако достигнутые результаты, особенно взятие Дамаска, теперь настолько сократили силы Денца, что можно предвидеть конец его сопротивления. Уже имеются случаи перехода его людей к нам; число их, несомненно, возрастет, когда операция будет закончена, при том, однако, условии, что англичане не станут спешить с репатриацией всех, кто этого потребует. А между тем местное английское командование склонно поступать именно так прежде всего потому, что это легко, а также, возможно, из-за скрытою пожелания допустить, чтобы в Сирии была сформирована сильная французская армия. В связи с этим я занял в данном вопросе самую твердую позицию, подтверждение чего вы найдете в моих телеграммах Идену, о которых, надеюсь, вы уже поставлены в известность.

При личной поездке и на основе полученной мною информации я убедился, что если говорить о власти Франции в Сирии, мы осуществляем ее, не встречая серьезных политических и экономических трудностей со стороны сирийцев и ливанцев.

Трудности создают англичане, так как в Генеральном штабе, в посольстве в Каире и в окружении Верховного комиссара Палестины имеется целая группа проарабски настроенных лиц, выступавших всегда против Франции в арабских странах и склонных продолжать эту политику и в настоящее время. В связи с этим я направил позавчера премьер-министру Великобритании телеграмму, составленную в очень откровенных выражениях, содержание которой попросите сообщить вам. Не упускайте случая подчеркивать в ваших отношениях с английскими учреждениями и в особенности с министерством иностранных дел, что мы все весьма озабочены этим вопросом. [503]

Служебная записка генерала де Голля генеральному представителю и главнокомандующему войсками в Леванте генералу Катру

Каир, 2 июля 1941

I. Следует настойчиво и методически добиваться перехода на нашу сторону максимального количества войск в Леванте, после того как они прекратили или прекратят сопротивление.

Принимая во внимание подлинные настроения большинства офицеров и солдат, успех этого дела зависит прежде всего от организационной работы. Я не сомневаюсь, что вы уже предусмотрели соответствующие мероприятия по этому вопросу, но я прошу вас свести их в общий план и приступить к его исполнению прежде всего в отношении тех лиц, на которых мы уже можем оказывать влияние.

II. Во всяком случае, необходимо строго придерживаться следующих правил:

1) Обращаться с каждым из переходящих на нашу сторону с почетом и дружелюбием.

2) Немедленно зачислять всех в состав французских воинских частей. Ввести всю деятельность с ними в строгие рамки приказов.

Требовать соблюдения формы одежды, дисциплины и отдания чести (на условиях строгой взаимности). Если необходимо прибегать к наказаниям, применять только предусмотренные уставом и в порядке, установленном уставом. Удалять и изолировать немедленно всякого, кто нарушает дисциплину или высказывает враждебное отношение (тюрьма, строгий арест, заключение в крепость).

3) Обеспечить перешедших к нам всеми видами информации: газеты, журналы, радио. В дальнейшем проводить с ними беседы, избегая острых вопросов. Поручать эти беседы подготовленным офицерам.

4) Устанавливать с ними личный контакт, сохраняя достоинство и сдержанность.

5) Ежедневно проводить во всех гарнизонах и лагерях торжественный подъем национального флага, на котором должен присутствовать командир части и почетный караул.

6) Немедленно по переходе на нашу сторону офицера, унтер-офицера или солдата зачислять его в уже существующую [504] или формирующуюся часть свободных французских вооруженных сил.

III. Во всех случаях и как общее правило офицеры должны быть отделены от солдат. Но кроме того, очень важно разбить офицеров по категориям и установить различия в обращении с каждой группой.

1. Генералы и старшие офицеры

За отдельными исключениями, которые можно быстро установить, от этой категории офицеров, каковы бы ни были их подлинные настроения, ожидать ничего не приходится вследствие их карьеристских соображений и долголетних привычек. Поэтому генералов и старших офицеров следует немедленно отправить в Палестину, где разместить с надлежащим почетом, но под строгим надзором в намеченных для этого пунктах без права передвижения. Они должны быть изолированы в ожидании репатриации.

2. Капитаны

Должны быть разбиты на небольшие по численности группы, в которые включать лиц разных родов оружия, разных должностей и частей. Как правило, эти группы будут размещены в Сирии и Ливане, но на достаточном удалении от больших гарнизонов. Те из капитанов, у которых в Леванте находятся семьи, могут получать кратковременный отпуск к ним на сутки или на двое, но при условии, что они не будут в течение этого времени покидать свою квартиру.

Эти офицеры будут иметь право свободного перемещения в большом районе вокруг назначенного их группе пункта пребывания. Их семьям должна быть предоставлена возможность жить совместно с ними, если это позволяют материальные условия.

3. Лейтенанты, младшие лейтенанты, кандидаты на получение офицерского звания

Надлежит приложить все усилия к тому, чтобы добиться вступления в ряды наших вооруженных сил молодых офицеров и кандидатов на получение офицерского звания.

Для этого нужно прежде всего создать у них впечатление, что ничто не отделяет их от нас, и приблизить их, насколько это возможно, к нашей военной жизни.

В связи с этим младшие офицеры и кандидаты на офицерское звание должны быть разбиты по группам для отправки в гарнизоны, размещены в казарменных помещениях и освобождены от какого бы то ни было явного надзора. Им следует разрешить посещение офицерских клубов и столовых. Постепенно их надо назначать [505] на равном основании с офицерами свободных французских сил в различные наряды по гарнизону: раздача припасов, посещение госпиталей, командование патрулями по несению внутренней службы и охране внешнего порядка, проверка караулов и прочее.

Они должны участвовать в смотрах и парадах вместе с офицерами, находящимися в резерве. Между ними и их товарищами из свободных французских вооруженных сил следует поощрять личные отношения, не допуская, конечно, резких споров.

4. Французские унтер-офицеры

Поступать так же, как и по отношению к лейтенантам и младшим лейтенантам. Женатые унтер-офицеры могут получать отпуск от 24 до 48 часов для посещения своих семей.

5. Солдаты

Солдаты должны быть размещены в лагерях под командой наших офицеров и унтер-офицеров. Их лагери должны примыкать к лагерям соответствующих свободных французских войск (Иностранный легион, морская пехота, североафриканцы, сенегальцы, артиллеристы, танкисты и т. д.).

Ответ бывшего председателя совета министров Сирии Джемиля Мардам бея генералу де Голлю

Дамаск, 2 июля 1941

Ваше превосходительство!

Письмом от 6 июня вам было угодно уведомить меня о твердой решимости «Свободной Франции» удовлетворить национальные чаяния сирийского народа.

Имею честь подтвердить получение этого чрезвычайно обязывающего меня сообщения, которое было мне доставлено только 1 июля. Еще до получения письма мне представился приятный случай прочитать заявление, сделанное генералом Катру от вашего имени, и иметь с ним беседу по поводу этого документа, подтвержденного вашим превосходительством на собрании, состоявшемся в правительственной резиденции 24 июня 1941.

Как я уже имел случай выразить вашему превосходительству от имени всех своих коллег, присутствовавших там, Сирия с самым [506] глубоким удовлетворением принимает ваши торжественные заявления, касающиеся ее независимости и суверенитета.

Считаю своим долгом еще раз заверить вас в настоящем письме в чувствах нашей горячей признательности. Надеюсь, что это счастливое событие не замедлит произойти, и убежден, что новый режим, который возникнет в результате этого решения, сделает отношения между Францией и Сирией еще более прочными и дружескими, чем когда-либо.

Прошу вас, ваше превосходительство, принять уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма делегации

«Свободной Франции » в Лондоне генералу де Голлю , в Каир

Лондон, 8 июля 1941

По поводу вашего письма от 24 июня генералу Катру. Это письмо составлено в духе политической линии, принятой от имени «Свободной Франции» до вступления наших войск в подмандатные страны.

I. Насколько мы понимаем, принято решение ликвидировать мандат.

В настоящее время вопрос заключается в том, чтобы осуществить это решение. Переговоры начнутся безотлагательно. Некоторые военные и политические факторы, имеющиеся в странах Леванта, будут изменяться по мере освобождения этих стран.

Но мандат, доверенный Франции союзниками в 1920, и ответственность Франции как его держательницы прекращаются с того момента, когда вы уведомите Лигу Наций о заключении союзных договоров с государствами Леванта, существование которых будет признано Францией и ее союзником и гарантом — Англией.

II. Совет обороны Французской империи, о котором вы упоминаете в письме, мог бы оказать двоякую помощь тому из своих членов, на которого вы возложили ведение указанных переговоров, затрагивающих интересы и права Франции: во-первых, в форме консультации по поводу проектов, выработанных генеральным представителем или его штабом; во-вторых, в виде предварительного одобрения проекта договора.

III. Разумеется, лишь всеобщий мир позволит Франции придать статуту окончательный характер, что возможно при наличии [507] полной и недвусмысленной договоренности с Англией по всем политическим проблемам на Ближнем Востоке, достижение которой должно быть облегчено недавними заявлениями премьер-министра, подтвердившего, что Великобритания не имеет никаких территориальных притязаний в Сирии.

Письмо генерала де Голля генералу Катру

Каир, 4 июля 1941

Дорогой генерал!

Ваше назначение на пост генерального представителя и главнокомандующего войсками в Леванте вынуждает меня видоизменить систему представительства на Востоке, с тем чтобы дать вам возможность сосредоточить внимание на многочисленных и сложных задачах, вытекающих из ваших новых обязанностей.

В связи с этим я решил ликвидировать с 8 июля занимаемый вами пост генерального представителя, прерогативы которого распространялись на весь Восток. С этого числа администрация французских владений в Индии и мои теперешние или будущие представители в Египте, Эфиопии, Турции, Иране и Афганистане будут подчиняться исключительно центральным учреждениям «Свободной Франции» в Лондоне.

Я назначил своим представителем в Египте барона де Бенуа с немедленным освобождением его от обязанностей председателя Каирского комитета. В Каирское представительство направляются Финоль и Горе.

Позднее я предполагаю создать представительство в Иерусалиме.

Однако эта новая система нашего политического представительства отнюдь не уменьшает ваши военные полномочия, соответствующие полномочиям командующего английскими войсками на Среднем Востоке.

Ставя вас в известность о своем решении, считаю своим долгом выразить вам, генерал, свое удовлетворение вашей деятельностью в качестве представителя «Свободной Франции» на Востоке. Высокие личные качества, продемонстрированные вами при выполнении этих обязанностей, дают мне полную уверенность в успехе вашей новой и ответственной миссии [508] на службе «Свободной Франции», то есть Франции в целом.

Примите, генерал, уверения в моей дружбе и преданности.

Телеграмма делегации

«Свободной Франции » в Лондоне генералу де Голлю , в Каир

Лондон, 6 июля 1941

Несмотря на все усилия, мы не смогли добиться удовлетворительного ответа на вашу телеграмму от 28 июня премьер-министру, какого заслуживает ее содержание и особенно ее 6-й параграф. Это объясняется отчасти противодействием, которое вызывают здесь ваши декреты, о чем мы уже уведомляли вас в одной из своих предыдущих телеграмм, и боязнью расширения полномочий миссии связи, а отчасти недостаточным знакомством с фактами, о которых говорится в первых пунктах вашей телеграммы.

Министерства технического характера послали в Каир конфиденциальные инструкции, основывающиеся на неправильной установке, что в теперешних условиях полномочия гражданской администрации в Сирии должны исходить от английского главного командования.

Хотя инструкции сохраняют за генералом Катру максимум полномочий, совместимых с правами английского командования, они исходят из совершенно ошибочной основы, поддерживать которую невозможно. Я заявил, что эти инструкции неприемлемы, и, учитывая, что заседание комитета Мортона должно состояться днем 7 июля, представил свои позитивные и одновременно критические контрпредложения, вполне совпадающие с вашей точкой зрения. Они таковы, что могут коренным образом изменить положение и позволить вам начать в Каире переговоры по практическим вопросам.

Два основных положения бесспорны:

Во-первых, верховное командование в Леванте находится в руках англичан, так как это предусмотрено в отношении ваших войск подписанными вами соглашениями от 7 августа 1940 и поскольку это вполне естественно в отношении территорий, где ведутся военные действия, во время которых гражданские власти обязаны оказывать полное содействие властям военным. [509]

Во-вторых, генерал Катру является одновременно и командующим французскими вооруженными силами в Леванте и главой гражданской администрации, за которую «Свободная Франция» несет ответственность, поскольку действие мандата, подлежащего отмене, еще фактически продолжается.

В этих условиях генерал Катру обязан выполнять директивы английского командования, а подчиненные ему представители гражданской администрации должны удовлетворять нужды верховного командования. Последнее в лице своих офицеров имеет право требовать непосредственного сотрудничества, как если бы освобожденная Сирия была французским протекторатом или даже нашей национальной территорией в процессе освобождения.

Положение в корне меняется, если на вражескую территорию (Ливия) или на территорию, не находящуюся под политическим влиянием какого-либо из союзников, вступают две союзные армии.

Я намерен выдвинуть самые решительные возражения политического, психологического и практического порядка против системы, которая превратила бы генерала Катру и представителей гражданской администрации в простых уполномоченных английского командования.

В самом деле, если допустить такое решение вопроса не только на время текущих военных операций, но и на все время войны, практическая его абсурдность соответствовала бы его абсолютной несправедливости. В этом случае переговоры между «Свободной Францией» и государствами Леванта были бы совершенно парализованы.

Завтра мы сообщим вам по телеграфу текст меморандума, который мы вручим Мортону перед заседанием комитета.

Телеграмма делегации

«Свободной Франции » в Лондоне генералу де Голлю , в Каир

Лондон, 7 июля 1941

Сегодня утром мы вручили сотруднику английского министерства иностранных дел Стрэнгу, майору Мортону и миссии Спирса меморандум, выражающий нашу общую точку зрения и определяющий в основных чертах нашу позицию в отношении [510] временного гражданского управления, которое должно быть установлено в Сирии.

У нас создалось впечатление, что на первый взгляд указанные выше представители английских властей в принципе согласны с нами. В дальнейшем мы сообщим вам о позиции, которую займет в данном вопросе комитет Мортона, который соберется сегодня после полудня. Мы подчеркнули, что в данном случае имеет место не демарш от вашего имени, а лишь передача документа, составленного техническим аппаратом и ставящего целью осветить существующее положение.

В связи с этим нам чрезвычайно важно знать, одобряете ли вы следующий текст этого меморандума:

«Определение соответствующих прав английского командующего союзными войсками в Сирии, с одной стороны, и командующего свободными французскими войсками в Леванте и генерального представителя главы свободных французов для государств Леванта генерала Катру — с другой, должно, по нашему мнению, исходить из следующих соображений:

1) Верховная власть как в военной, так и в гражданской области принадлежит английскому командующему союзными войсками. Эта прерогатива основывается на:

а) определяемых международными обычаями и установлениями основах военного права в отношении стран, оккупируемых армией, ведущей войну;

б) положениях соглашения между Черчиллем и де Голлем от 7 августа 1940, в статье 6 которого указано, что генерал де Голль, осуществляющий верховное командование французскими войсками, «выполняет общие директивы английского командования».

2) В рамках и с ограничениями, вытекающими из факта осуществления верховного командования английским генералом, командующим союзными войсками, в Сирии, генерал Катру осуществляет командование французскими войсками в Сирии не но уполномочию английского командования, а по назначению генерала де Голля.

3) В тех же рамках и с теми же ограничениями генерал Катру является верховным главой гражданской администрации. Он облечен правами и прерогативами Верховного комиссара Франции в том объеме, в каком они предусмотрены режимом мандата. Следовательно, полномочия всех административных органов [511] проистекают не от английского командующего, а от генерала Катру.

4) Намеченный здесь в общих чертах режим гражданского управления может, конечно, носить лишь временный характер. Срок его действия зависит:

а) от длительности войны,

б) от продолжительности режима мандата.

При существующем положении дел можно предполагать, что режим мандата прекратится раньше прекращения состояния войны. Характер изменений, которые он должен будет в связи с этим претерпеть, будет зависеть прежде всего от договоров, которые будут заключены между «Свободной Францией», на которой лежит забота о французском достоянии, с одной стороны, и Сирией и Ливаном как государствами — с другой, и которые определят условия предоставления независимости обоим государствам.

Но уже в настоящее время никакие английские притязания не могут быть обоснованы тем, что режим мандата должен прекратиться в более или менее близком будущем.

Этот вопрос касается в первую очередь державы-мандатария и стран, находящихся под мандатом.

5) Каковы бы ни были в будущем соответствующие позиции Франции и Великобритании в Леванте, для ведения войны в общем плане весьма важно, чтобы Великобритания в настоящее время избегала всего того, что может создать впечатление, будто она намерена вытеснить Францию из подвластной ей страны и сама занять ее место. Для всей Французской империи и французского общественного мнения случай с Сирией будет показательным. Если создастся впечатление, что Великобритания ограничивается стремлением оградить страну от немецкого захвата, полностью соблюдая французские права, то можно будет рассчитывать на благоприятные отклики в других заморских французских владениях. В противном случае создается благоприятная почва для пропаганды Берлина и Виши.

6) Каковы бы ни были трудности, которые Великобритания и «Свободная Франция» могут встретить сейчас при согласовании своих точек зрения относительно Сирии, очень важно, чтобы они создали в настоящий момент в представлении сирийского народа и всего мира впечатление полного согласия». [512]

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Браззавиль, 10 июля 1941

В момент, когда наша общая операция в Сирии завершается благоприятно, считаю нужным выразить вам свое твердое убеждение, что мы уже в ближайшем будущем найдем решение вопроса о франко-английских отношениях на Востоке, отвечающее как интересам и правам Франции в Сирии, так и задачам межсоюзнического командования на этом театре военных действий.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Браззавиль, 13 июля 1941

Я не могу одобрить параграф 1 вашего меморандума по вопросу о власти в Сирии. Верховная власть в Сирии принадлежит Франции, и ни в какой степени не иностранному главнокомандующему. Английские войска в Сирии не оккупируют завоеванную территорию, а лишь сотрудничают в военных операциях на союзной территории. Когда фельдмаршал Хэйг вел военные действия во Франции, верховная власть в тех департаментах, в которых действовали его войска, оставалась в руках правительства республики.

Вполне попятно, что в зоне, занятой армиями, французское или союзническое военное командование имеет право принимать необходимые меры для обеспечения безопасности и снабжения, а также для использования путей сообщения, портов, средств связи и общественных служб. Но оно может делать это лишь по уполномочию верховной власти или по соглашению с таковой и только в той мере, в какой это необходимо для ведения военных операций. Кроме того, оно должно осуществлять это через посредство местных властей.

В конкретном случае с Сирией обязанность принимать решения по всем подобным вопросам, о которых будет просить военное командование, лежит на генерале Катру. С другой стороны, отнюдь не обязательно, чтобы командующим войсками в Сирии был англичанин. По соглашению от 7 августа 1940 я согласился [513] на то, чтобы подчиняться при ведении военных операций общим директивам английского командования, но никак не на то, чтобы наши войска были непременно под командованием англичан. Впрочем, соглашение от 7 августа, которое выполняется англичанами только частично, в особенности в отношении вооружений, было заключено тогда, когда мы еще не несли ответственности за территории, на которых осуществляется суверенитет Франции. Теперь мы несем эту ответственность, и она может оказаться несовместимой с директивами британского командования. В таких случаях я оставляю за собой право отклонить эти директивы, особенно в Сирии, и даже в том, что касается военных операций.

Заключение. Я договорюсь с Литтлтоном относительно соглашения, которое должно будет сохранить в неприкосновенности суверенитет и верховную власть Франции в Сирии, обеспечить английскому командованию необходимые условия для ведения операции и создать на Востоке межсоюзническое командование в таком виде, в каком это не будет затрагивать нашей ответственности в отношении Сирии в национальном и международном плане. Всякий другой режим был бы неприемлемым, и я не пойду на его установление. Таковы указания, которыми я прошу руководствоваться при обмене мнениями по данному вопросу с английскими учреждениями.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, сообщенная генералу Спирсу , английскому послу в Каире и командующему английскими войсками

Браззавиль, 15 июля 1941

Надеюсь, что вы не были поставлены в необходимость подписать соглашение о перемирии, противоречащее моим планам и указаниям.

Оставление вишистских войск под командой своих офицеров и обещание репатриировать их в ближайшем будущем на судах Виши делают невозможным присоединение к нам значительного числа военнослужащих. Это тот же самый метод, какой англичане уже применили по отношению к нашим солдатам и морякам в Англии. [514]

Может быть, это устраивает англичан, которые все еще находятся во власти своих иллюзий относительно Виши и прежде всего стремятся освободиться от французов, так как не понимают, чем они могут быть нам полезны. Но результат такого отношения чрезвычайно неблагоприятен для Франции, ибо это затрудняет восстановление нашей армии.

В результате этих условий регулярные войска, получившие за наш счет боевой опыт, с боевыми настроениями будут переброшены в Северную Африку и во Французскую Западную Африку, и мы в один прекрасный день сможем встретиться с ними где-нибудь на территории Чад или даже в Северной Африке, как только Гитлер отдаст об этом приказ Дарлану.

Поэтому я не соглашаюсь на эти условия, относительно которых, кстати, со мной никто не консультировался во время переговоров, хотя они продолжались три дня. В связи с этим, как только в моем распоряжении будет соглашение со всеми подробностями, я считаю себя вынужденным принять меры к тому, чтобы ответственность за это соглашение падала лишь на англичан.

Равным образом я изучаю в настоящее время, в какой мере вы разрешили насущные для нас вопросы. Я буду в Каире в пятницу.

Меморандум

, врученный делегацией «Свободной Франции » в Лондоне министерству иностранных дел Великобритании

Лондон, 17 июля 1941

I. Представительство генерала де Голля в Лондоне с чувством живейшего удовлетворения узнало о заключении перемирия, положившего конец конфликту, тягостному для союзников и в особенности горестному для вооруженных сил «Свободной Франции», вынужденных, чтобы воспрепятствовать захвату немцами Сирии, сражаться против французских войск.

II. Однако представительство генерала де Голля с сожалением констатирует, что соглашение между командующим союзными войсками в Палестине и Сирии генералом Вилсоном и представителем генерала Денца генералом Вердилаком, подписанное 14 июля, весьма отличается от проекта, на который генерал де Голль дал свое согласие 19 июня. Независимо от того факта, что [515] «Свободная Франция» целиком устранена от этого соглашения, трудно понять, каким образом некоторые его условия могут быть совместимы с недавно сделанными английской стороной заверениями относительно уважения прав Франции в Сирии. Перемирие в том виде, в каком оно подписано 14 июля, не может не повлечь за собой самых тягостных последствий как с военной, так и с политической стороны. Оно к тому же никак не может содействовать введению в государствах Леванта временного режима гражданского управления, обеспечивающего правильный учет положения и имеющихся интересов.

III. Военным интересам «Свободной Франции», а следовательно и союзников, нанесен серьезный ущерб условиями, устанавливающими порядок репатриации армии Денца целыми частями, порядок распределения захваченных военных материалов и создания сирийских и ливанских воинских частей.

Опыт, проделанный прошлым летом в Англии, показал, что если будут сохраняться воинские части Виши, в которых солдаты продолжают находиться под постоянным воздействием своих командиров, их переход на нашу сторону возможен только в ограниченных размерах.

Свободные французские силы не только лишаются возможного пополнения, но, в силу статьи 6 соглашения, они лишаются и военных материалов, в которых испытывают исключительно острую нужду. Кроме того, представляется несправедливым то, что англичане оставили за собой право принять на английскую службу так называемые «специальные войска Леванта», сформированные и обученные под руководством французов и привыкшие служить под французским знаменем и под командой французских офицеров.

IV. По всей вероятности, военные статьи соглашения о перемирии, подписанного 14 июля, приведут к значительному сокращению контингентов, могущих быть использованными как для обороны Сирии в тот самый момент, когда немецкая угроза Кавказу делает более чем когда-либо необходимым превращение Сирии в надежную военную базу, так и при формировании частей, действующих на других театрах военных действий.

Но зато правительство Виши получает в свое распоряжение значительные по численности контингента, и как раз в тот момент, когда, согласно полученным из различных серьезных источников сведениям, оно дало обязательство Германии начать с октября наступательные операции против присоединившихся к [516] «Свободной Франции» африканских территорий, значение которых нет необходимости подчеркивать. Есть все основания опасаться, что мы снова можем встретить французские войска, которые находятся в настоящее время в Сирии и подлежат передаче в распоряжение правительства Виши, где-нибудь в районе территории Чад или в другом месте, действующими на стороне немцев.

V. Не менее плачевными будут вероятные политические последствия перемирия, подписанного генералом Вилсоном и генералом де Вердилаком. Возвращение во Францию войск из Сирии будет расцениваться, с одной стороны, как личный успех Дарлана, недоброжелательные намерения которого по отношению к союзникам хорошо известны, и с другой — как тягчайший удар, нанесенный сторонникам движения Сопротивления.

В общем перемирие представляет для правительства Виши двойную выгоду.

Устранение «Свободной Франции» от участия в заключении этого соглашения может дискредитировать ее, в то время как влияние, которое она оказывает на огромное большинство французов, было до сих пор и остается главным препятствием для политического, экономического и военного сотрудничества Виши с нацистами.

Кроме того, Виши не упустит, конечно, случая использовать тот факт, что перемирие было заключено только с английскими властями, чтобы обвинить английское правительство в империалистических замыслах как в отношении Сирии, так и других частей Французской империи.

o Впрочем, некоторые комментарии английской печати могут лишь облегчить в этом отношении задачи пропаганды Виши и Берлина.

VI. Представительство генерала де Голля вполне осведомлено о некоторых серьезных соображениях, которые могли оказать влияние на поведение англичан во время переговоров.

Ему прекрасно известно, что численность свободных французских войск на фронте составляет лишь половину имперских войск. Однако потери были приблизительно одинаковыми с обеих сторон. Что же касается вопроса о кадрах административного аппарата, который встанет в связи с принятием на себя «Свободной Францией» управления в Сирии и Ливане, его разрешение может вызвать затруднения лишь второстепенного порядка. Несомненно, что достаточно будет заменить некоторых лиц, возглавляющих отдельные административные учреждения, [517] чтобы эти учреждения продолжали функционировать нормально, как это уже имело место на других территориях «Свободной Франции».

VII. В целях ослабления указанных выше тяжелых военных и политических последствий представительства генерала де Голля было бы весьма обязано английскому правительству, если бы оно рассмотрело, в какой мере можно было бы выправить условия перемирия в процессе их выполнения.

В данном случае речь идет о том, чтобы принять по согласованию с командованием свободных французских сил все необходимые меры, чтобы добиться перехода на нашу сторону максимального числа военнослужащих, выделить свободным французским вооруженным силам часть того военного имущества, передачи которого англичане потребовали, фактически уступить свободным французским силам оставленное за собой англичанами право принять к себе на службу «специальные войска Леванта». Вот три пункта, имеющие важнейшее значение.

Не подлежит сомнению, что проведение этих мер позволило бы в значительной мере увеличить численность свободных французских вооруженных сил. Таким образом, оказалось бы возможным приступить к разрешению проблемы командования, что значительно облегчило бы необходимое сохранение режима французского мандата вплоть до того времени, когда вступят в действие договоры, подлежащие обсуждению и заключению между державой-мандатарием и государствами Сирии и Ливана.

Вопрос об отношениях французских и английских властей значительно упростился бы, если бы командование союзными силами в Сирии могло бы быть поручено французскому генералу. В военном отношении он мог бы подняться верховному командованию союзными войсками Среднем Востоке, штаб которого находится в Каире.

Нота

, переданная генералом де Голлем министру без портфеля в английском правительстве Литтлтону во время беседы 21 июля 1941

Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи ознакомились с текстом соглашения о перемирии и дополнительного протокола, подписанных 14 июля с. г. между английским военным командованием на Востоке и «властями» Виши в Сирии, действовавшими в согласии с врагами Франции и под их контролем. [518]

Генерал де Голль и Совет обороны Французской империи констатируют, что вышеуказанное соглашение и дополнительный к нему протокол, которыми завершилась кампания, предпринятая в Сирии по инициативе Совета обороны Французской империи французскими войсками в сотрудничестве с английскими войсками, несовместимы по своим условиям с военными и политическими интересами Франции и противоречат условиям, свое мнение о необходимости которых они своевременно довели до сведения английского правительства и английского командования.

Эти условия были уточнены в телеграмме, направленной 13 июня с. г. генералом де Голлем Уинстону Черчиллю, в документе, составленном 19 июня совместно с послом Великобритании в Каире, английскими командующими на Востоке и генералом де Голлем, в телеграмме, направленной 28 июня премьер-министру генералом де Голлем, а также в неоднократных устных и письменных заявлениях, сделанных генералом де Голлем послу Великобритании в Каире, генерал-майору Спирсу и командующим английскими войсками на Востоке. Никогда никаких возражений в отношении всех этих документов и заявлений с английской стороны сделано не было.

В связи с вышесказанным генерал де Голль и Совет обороны Французской империи имеют честь поставить в известность правительство Его Величества о нижеследующем:

«Свободная Франция», то есть Франция, никоим образом не считает себя связанной данным соглашением о перемирии и дополнительным протоколом к нему и оставляет за собой право действовать соответствующим образом.

«Свободная Франция», то есть Франция, не согласна более передавать английскому командованию право командования французскими войсками на Востоке. 24 июля 1941, в полдень, генерал де Голль и Совет обороны Французской империи вновь принимает на себя полное и неограниченное распоряжение всеми вооруженными силами «Свободной Франции» в Леванте.

Письмо генерала де Голля Литтлтону

Каир, 21 июля 1941

Дорогой капитан Литтлтон!

Как я уже сегодня утром имел честь известить вас, я и Совет обороны Французской империи решили, что начиная с полудня [519] 24 июля французские вооруженные силы Леванта выходят из подчинения английскому командованию на Востоке.

Это решение, мотивы которого я уже вам объяснил, не означает, естественно, что мы отказываемся сотрудничать в военном отношении с английскими войсками и их командованием на Востоке. Наоборот, я готов рассмотреть с вами условия этого сотрудничества, каковое я считаю необходимым и каковое должно базироваться на условиях, приемлемых для обоих наших народов, объединенных союзом в войне против общего врага.

Искренне ваш.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

Каир, 21 июля 1941

По прибытии в Каир я ознакомился с подробностями условий перемирия в Сирии, которое английское военное командование заключило с Виши. Вынужден заявить вам, что лично я и все свободные французы считаем это соглашение по существу противоречащим военным и политическим интересам «Свободной Франции», то есть Франции, а по форме чрезвычайно затрагивающим наше достоинство. Я сообщил капитану Литтлтону о конкретных мероприятиях, которые я и Совет обороны Французской империи считаем себя обязанными предпринять на месте в связи с изложенным выше.

Мне, однако, хотелось бы, чтобы вы лично поняли, что подобная позиция Англии в вопросе, имеющем для нас жизненно важное значение, серьезно увеличивает стоящие передо мной трудности и будет иметь последствия, которые с точки зрения выполняемой мною миссии я считаю достойными сожаления.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Каир, 21 июля 1941

Получил текст вашего меморандума от 17 июля по поводу англо-вишистского перемирия. Я одобряю этот меморандум. [520]

Сегодня утром я сообщил устно и письменно Литтлтону:

1) что мы полностью отвергаем соглашение и протокол и оставляем за собой право действовать, как сочтем нужным.

В частности, мы установим контакт с войсками Виши непосредственно и в любой, нужной нам форме и сами восстановим «специальные войска Леванта»;

2) что начиная с полудня 24 июля наши войска в Леванте выходят из подчинения английскому командованию.

Беседа, продолжавшаяся два часа и достаточно спокойная но тону, была категорической по существу. Я, в частности, сказал Литтлтону, что поведение англичан в этом вопросе было несовместимо с честью и интересами Франции и нашим достоинством, и добавил, что не исключена даже возможность разрыва нашего союза, на который мы пойдем с горечью, но без колебаний, ибо мы сражаемся не за Англию, а за Францию.

Литтлтон беседовал со мной внешне сдержанно, но заметно волнуясь и показался мне очень смущенным и обеспокоенным... Я нахожусь здесь вместе с генералом де Лармина. 25 июля мы отправляемся в Бейрут и встретимся там в Сисе.

Прошу всех членов Совета обороны Французской империи поддержать меня по существу в моих решительных переговорах, которые, впрочем, закончатся, по моему мнению, нашим успехом.

Письмо генерала де Голля Литтлтону

Каир, 22 июля 1941

Дорогой капитан Литтлтон!

В своей ноте от 21 июля 1941 я имел честь довести до вашего сведения, что «Свободная Франция», то есть Франция, никоим образом не считает себя связанной соглашением о перемирии и протоколом, заключенным 14 июля с. г. между английским командованием на Востоке и «властями» Виши в Сирии. Я добавлял, что «Свободная Франция» оставляет за собой право действовать в соответствии с принятым решением.

Сегодня считаю своим долгом передать вам докладную записку по этому вопросу, представленную генералом де Лармина. Со всеми его выводами я целиком согласен. Из этой докладной записки вы узнаете, каковы те изменения, весьма существенные как [521] по содержанию, так и по форме, которые лично я и Совет обороны Французской империи считаем необходимыми, для того чтобы мы могли признать законность соглашения о перемирии и согласились проводить его в жизнь.

Считаю своим долгом обратить ваше внимание на исключительную срочность решения по этому вопросу, в случае если вы признаете таковое необходимым. Между английскими властями и английскими войсками, которые, несомненно, проводят это соглашение в жизнь, и свободными французскими войсками, которые не обязаны его выполнять, в любую минуту могут возникнуть инциденты, которых я всячески хотел бы избежать.

Искрение ваш.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Каир, 22 июля 1941

Вчера я встретился с Литтлтоном по просьбе последнего. Хотя тон этой второй беседы был менее натянутым, чем накануне, я повторил ему, что в наших отношениях с Великобританией положение остается весьма серьезным. Причина этому — условия англо-вишистского соглашения о перемирии и методы проведения в жизнь этого соглашения англичанами. Именно тем самым они сосредоточивают армию Виши, возглавляемую Денцем, вокруг Триполи. Они преднамеренно создают у солдат Виши впечатление, что их отправка под командованием своих офицеров будет произведена обязательно в ближайшем будущем.

Однако у меня создалось впечатление, что сам Литтлтон и посольство Великобритании начинают отдавать себе отчет как в абсурдности перемирия, так и в его оскорбительном характере для нас и в тяжких последствиях, которые оно влечет для союза Англии со «Свободной Францией». Возможно, что им удастся заставить английское военное командование вступить на более разумный путь в деле проведения в жизнь условий перемирия.

Во всяком случае, я полностью прервал всякие отношения подчиненности наших войск английскому командованию. Я приказал немедленно приступить к формированию специальных войск Леванта, что уже начато в широком масштабе и, конечно, [522] без всякого вмешательства англичан. Я предписал также генералу Катру организовать в нужных случаях прямой контакт с войсками Виши и вступать в непосредственное владение военными материалами всюду, где они будут обнаружены. Я предупредил Литтлтона, что ответственность за все возможные в связи с этим инциденты между нашими и английскими войсками падает исключительно на англичан, которые своими действиями нанесли ущерб нашему достоинству и чести.

Явно стремясь разрядить создавшееся напряжение, Литтлтон заявил мне, что правительство Великобритании решило совершенно не вмешиваться в политические и административные дела в Сирии и что лично он собирается направить мне по этому поводу официальное письмо. Я ответил ему, что всегда буду рад получить от него письмо, но что вопрос о политическом суверенитете и административной власти в Леванте не подлежит обсуждению. Это исключительно дело Франции, то есть наше.

Прошу в ваших отношениях с английскими учреждениями всячески подчеркивать, до какой степени мы считаем поведение англичан в этом деле с перемирием неприемлемым. Старайтесь без колебания создать у них впечатление чрезвычайной серьезности положения и дайте им понять, что весь наш Совет обороны Французской империи и все свободные французы единодушны в своей решимости, невзирая ни на какие последствия, не проводить в жизнь условия перемирия.

Война будет либо выиграна Англией вместе с Францией, либо вообще не будет выиграна.

Я буду в Бейруте в пятницу.

ПИСЬМО ЛИТТЛТОНА ГЕНЕРАЛУ ДЕ ГОЛЛЮ

(Перевод)

Каир, 23 июля 1941

Уважаемый генерал!

Настоящим сообщаю, что я согласен, чтобы соглашение о перемирии в Сирии было предметом пояснительного соглашения, проект которого вы предложили мне. Сегодня утром наши представители должны обсудить его. Как только пояснительное соглашение [523] будет одобрено и подписано, оно, естественно, будет немедленно проводиться в жизнь соответствующими военными и гражданскими властями.

Примите, генерал, уверения в моих искренних чувствах.

Письмо генерала де Голля О. Литтлтону

Кипр, 23 июля 1941

Уважаемый капитан Литтлтон!

Я с удовольствием получил ваше письмо от 23 июля, в котором вы предлагаете мне установить между нами пояснительное соглашение к соглашению о перемирии, заключенному между английским командованием и Виши, с тем что это соглашение будет немедленно проводиться в жизнь всеми заинтересованными властями.

Я назначаю своими представителями генерала де Лармина и полковника Валена для участия в имеющем состояться сегодня утром совместно с вашими представителями обсуждении проекта текста этого соглашения.

Прошу вас, уважаемый капитан Литтлтон, принять уверения в моих наилучших чувствах.

Письмо генерала де Голля Литтлтону

Каир, 23 июля 1941

Господин министр!

Из рапортов генерала Катру и генерала Сисе мне стало известно, что власти Виши принуждают французских военнослужащих, оставленных в силу соглашения о перемирии под командованием их офицеров, подписывать торжественное обещание не присоединяться к свободным французским силам.

Я расцениваю это действие как тягчайшее нарушение духа и буквы статьи 8-й соглашения о перемирии, предусматривающей для всех французских военнослужащих свободу выбора.

Прошу вас, господин министр, принять уверения в моем высоком уважении. [524]

Письмо Литтлтона генералу де Голлю

(Перевод)

Каир, 24 июля 1941

Дорогой генерал де Голль!

Направляю при сем текст соглашения, который был выработан вчера нашими представителями. Это соглашение содержит в себе разъяснение соглашения о перемирии в Сирии и должно рассматриваться властями Великобритании и «Свободной Франции» как пользующееся приоритетом в отношении соглашения о перемирии. Это соглашение является исключающим. Для властей Великобритании и «Свободной Франции» оно заменяет всякое другое толкование соглашения о перемирии и превалирует над ним.

Если комиссией по разоружению будет установлено, что со стороны войск Виши имело место существенное нарушение соглашения о перемирии, то, само собой разумеется, мы в качестве санкции заявим, что командование войсками Великобритании и «Свободной Франции» считает себя вправе принять все меры, какие оно найдет нужными, чтобы добиться присоединения войск Виши к «Свободной Франции». В этом случае статья 2 приложенного при сем пояснительного соглашения будет считаться не имеющей силы.

Настоящий обмен письмами не должен стать достоянием печати без нашего обоюдного согласия.

Прошу известить меня о вашем согласии. Как только я получу от вас письмо с подтверждением такового, текст будет считаться обязательным для соответствующих военных и гражданских властей.

Искрение ваш.

Пояснительное соглашение к соглашению о перемирии от 14 июля 1941

, положившему конец военным действиям в Леванте , обязательное для властей Великобритании и «Свободной Франции »

Статья 1

Настоящим признается, что командование войск «Свободной Франции» имеет преимущественные интересы во всех вопросах, [525] касающихся войск Виши. Эти интересы должны особенно учитываться во всем том, что касается размещения этих войск и укомплектования их командным составом. В частности, перемещение в необходимых случаях групп и отдельных лиц будет производиться по соглашению между командованием обеих заинтересованных сторон.

Статья 2

Статья 8 соглашения о перемирии предусматривает, что каждое лицо будет свободно в выборе: присоединиться ли ему к делу союзников или подвергнуться репатриации. Эта свобода выбора означает только, что свободным французским властям будет предоставлена возможность разъяснять свою точку зрения упомянутому выше личному составу с такой же полнотой и свободой, какие предоставлены властям Виши самым фактом присутствия среди солдат вишистских офицеров и унтер-офицеров.

Никакое иное соглашение, могущее быть принятым впоследствии и противоречащее в этом пункте соглашению о перемирии, не может ни в чем нарушать принципы, установленные вышеуказанным перемирием. Будут приняты все необходимые меры по размещению и укомплектованию командным составом воинских частей во исполнение статьи 8 данного соглашения.

Статья 3

Что касается репатриации войск Виши, английское командование примет во внимание пожелания командования свободных французских сил о полном проведении в жизнь положений статьи 8 относительно обеспечения свободы выбора{192}.

Статья 4

Настоящим устанавливается, что военные материалы являются французской собственностью. Передача их командованию свободных французских сил будет произведена по соглашению между обоими командованиями. Командование свободных французских сил использует эти материалы преимущественно на Среднем Востоке.

В целях создания необходимых резервов командование свободных французских сил по соглашению с английским командованием предоставит в распоряжение последнего все военные материалы, которые оно не будет в состоянии само использовать в [526] ближайшее время. Как только командование свободных французских сил будет в состоянии использовать эти материалы, оно по соглашению с английским командованием вновь сможет получить их в свое распоряжение.

Прием и обследование военного имущества и вооружения будет производиться совместно техническим персоналом свободных французских сил и английских войск. Любая умышленная порча оружия влечет за собой ответственность лица, у которого оно находилось на руках, и его начальников. На этих лиц не будут распространены гарантии, установленные соглашением о перемирии.

Статья 5

Военные службы вишистских войск будут продолжать выполнять свои функции согласно указаниям оккупационных властей.

Статья 6

Начальники и личный состав всех военных учреждений (интендантство, связь, артиллерия, медицинская служба, обозы, ремонтные мастерские, парки и мастерские военно-воздушных и военно-морских сил) обеспечивают согласно указаниям оккупационных властей работу этих учреждений и несут ответственность за сохранность и содержание в порядке военного имущества, как это предусмотрено предыдущей статьей. Эта ответственность будет прекращаться только после предъявления в полной исправности оправдательного документа.

Статья 7

Специальные войска Леванта, которые командование свободных французских сил сочтет необходимым сохранить, войдут в состав свободных французских вооруженных сил.

Статья 8

Принимая во внимание большое значение поддержания порядка в Джебель-Друзе для ведения военных операций, настоящим устанавливается, что французский генеральный представитель договорится с английским главным командованием относительно всех мер, необходимых для поддержания порядка в этом районе.

Статья 9

Настоящим устанавливается, что гражданские лица, упомянутые в статье 8 соглашения о перемирии, будут находиться под юрисдикцией французских властей, с оговоркой о необходимости установить особое соглашение по вопросу о сотрудничестве французских и английских учреждений, ведающих службой безопасности. [527]

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Каир, 24 июля 1941

Сегодня утром после долгих перипетий я подписал с Литтлтоном соглашение относительно истолкования соглашения о перемирии. Об условиях этого соглашения вы будете поставлены в известность по телеграфу. Таким образом, у нас есть средство эффективного воздействия на войска Виши и получения военного имущества. Выезжаю сегодня в Бейрут, чтобы провести соглашение в жизнь и наладить наш политический и административный режим в Леванте.

Литтлтон написал мне письмо, которым признает наш полный суверенитет над государствами Леванта. Все это доставило мне большое удовлетворение.

Теперь надлежит воспрепятствовать репатриации войск Виши. Я телеграфировал сегодня по этому вопросу Уинстону Черчиллю. Поведение Виши в отношении Индокитая и позиция, занимаемая в настоящее время Денцем в Сирии, полностью подтверждают нашу правоту.

С другой стороны, я считаю, что капитуляция Джибути неизбежна. Я добился от англичан посылки их местным властям удовлетворяющих нас инструкций. В общем сейчас происходит изменение линии англичан в благоприятном для нас направлении. Кризис был очень серьезным, и он еще не вполне ликвидирован.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Лондон

Каир, 24 июля 1941

Сотрудничество Виши с врагом становится все более явным. События в Индокитае вновь подтверждают это. Мы должны предвидеть расширение театра военных действий на Северную Африку и Французскую Западную Африку. Считаю себя обязанным заявить, что соглашение о перемирии в Сирии между английским командованием и Виши чревато и для вас и для нас большими опасностями. Лично я не могу согласиться, чтобы целая армия, состоящая из регулярных воинских частей, побывавшая [528] в боях против союзников, была с такой поспешностью передана в распоряжение Виши. В ближайшем будущем англичанам и французам в Тунисе или Форт-Лами, в Дакаре или в Бейруте опять придется столкнуться с этими войсками, которые будут вновь использованы вишистами по приказу Гитлера. Считаю своим долгом еще раз повторить, что в интересах самой элементарной безопасности мне представляется необходимым отменить репатриацию армии Денца и предоставить свободным французам помочь этим несчастным людям, обманутым вражеской пропагандой, выполнить свой долг.

Добавлю, что Денц, под командованием которого до настоящего момента остается вся его армия, насильно заставляет офицеров и солдат подписывать обязательство никогда не служить вместе с союзниками. Это, как и другие грубые нарушения духа и буквы условий соглашения, целиком оправдало бы отмену репатриации.

Считаю, что если мы ведем войну, то должны вести ее всеми нашими силами.

Телеграмма делегации

«Свободной Франции » в Лондоне генералу де Голлю , в Бейрут

Лондон, 25 июля 1941

1) Мы уже сообщили вам, а также властям в Лондоне о нашей точке зрения на условия перемирия и о недопустимом отношении к нам в этих тяжелых обстоятельствах. Поэтому мы от всего сердца присоединяемся к вашему справедливому протесту по этому вопросу.

2) Тем не менее от внимания наших союзников не могло ускользнуть то обстоятельство, что перед тем, как вы сочли долгом принять и довести до сведения правительства. Его Величества срочные решения, которые влекут за собой официальную ответственность Совета обороны Французской империи, не было заслушано мнение семи членов Совета из девяти{193}.

Мы опасаемся, что это может умалить в глазах правительства Великобритании формулу «генерал де Голль и Совет обороны [529] Французской империи» и, следовательно, умалить значение ваших заявлении.

3) Ответственность Англии в данном вопросе, будучи преимущественной, не является, однако, исключительной, учитывая присутствие генерала Катру при переговорах. Следовательно, мы не можем полностью снять с себя в одностороннем порядке ответственность за результаты, хотя бы и весьма досадные, того предприятия, которое мы проводили совместно.

4) С другой стороны, мы придаем чрезвычайно важное значение союзу с Великобританией. В тот момент, когда козни Виши делают особенно ценным и трудным для выполнения обещание, данное вам нашими союзниками в соглашении от 7 августа восстановить Францию во всем ее величии и независимости, мы не можем, не подвергаясь огромному риску, открыто объявить по собственному почину недействительным договор, имеющий для нас как по существу, так и по форме жизненное значение.

5) По нашему мнению, именно мы должны опираться на дух этого союза, чтобы показать, что некоторые из наших партнеров отошли от него, а другие охотно идут на поводу соглашения с американскими кругами, во что бы то ни стало стремящимися потворствовать Виши. Тогда у нас было бы больше оснований добиваться, чтобы английская политика более точно соответствовала заявлениям ответственных руководителей Великобритании.

6) Горячо желая успеха вашим действиям, мы полагаем, что лучший способ добиться этого успеха — это обратиться за помощью к английским властям, которые, сожалея о допущенных ошибках, готовы пойти нам навстречу в смысле внесения необходимых поправок.

По нашему мнению, козни Виши, подстрекаемого немцами, могут только облегчить новую постановку столь важной проблемы, как репатриация и переход вишистских войск на нашу сторону. Наконец, мы убеждены, что вы получите значительное удовлетворение в вопросе о командовании в Леванте.

7) В конечном счете ваше энергичное «нет» с последующими переговорами в узком составе, в которых вас будут поддерживать все члены Совета, окажет эффект, достаточный для восстановления полного сотрудничества. Действия же, ведущие к разрыву, могут причинить ущерб самому основному. [530]

Письмо О. Литтлтона генералу де Голлю

, в Бейрут

(Перевод)

Каир, 25 июля 1941

Дорогой генерал де Голль!

Направляю при сем текст основного и дополнительного соглашений о сотрудничестве между английскими и свободными французскими властями на Среднем Востоке, составленных нами совместно сегодня утром.

Хочу воспользоваться этим случаем, чтобы заверить вас, что мы, англичане, признаем исторические интересы Франции в Леванте. Великобритания не имеет никаких интересов в Сирии и Ливане, кроме желания выиграть войну. У нас нет никаких намерений посягать каким-либо образом на позиции Франции. И «Свободная Франция» и Великобритания обещали независимость Сирии и Ливану. Мы охотно допускаем, что как только этот этап будет окончательно завершен, Франция должна будет занять в Леванте доминирующее и привилегированное положение по сравнению со всеми другими европейскими странами. Именно в этом духе мы и рассматривали обсуждаемые проблемы. Вы имели возможность ознакомиться с недавними заверениями премьер-министра, сделанными в этом духе. Я счастлив подтвердить их сегодня. Был бы рад получить от вас подтверждение вашего согласия и одобрения в отношении прилагаемых документов.

Искренне ваш.

Соглашение о сотрудничестве властей Великобритании и

«Свободной Франции » на Среднем Востоке

Статья 1

Средний Восток представляет собой единый театр военных действий. Наступательные и оборонительные операции союзников на этом театре военных действий должны быть согласованы.

С другой стороны, принимая во внимание особые обязанности Франции по отношению к территории государств Леванта, «Свободная Франция» решила в данной обстановке использовать [531] французские вооруженные силы Востока, а также сирийские и ливанские части в первую очередь для обороны территории этих государств.

Статья 2

Любой план военных операций, предусматривающий использование французских вооруженных сил совместно с английскими или непосредственно затрагивающий территории государств Леванта, должен вырабатываться совместно английским и французским командованием.

Принимая во внимание, что в настоящее время английские вооруженные силы на Востоке преобладают над французскими вооруженными силами, разработка военных планов и определение задач французских вооруженных сил в общих операциях на Востоке возлагается на английское командование. Английское командование ставит эти задачи свободным французским войскам по уполномочию генерала де Голля. Подобное же уполномочие предоставляется командиру любого соединения, подчиненному командующему английскими войсками на Востоке, если командующий возложит на этого командира руководство проведением операции на территории государств Леванта или если в операции будут использованы свободные французские вооруженные силы. Однако если французское командование найдет, что план или задача, определенные для французских вооруженных сил, несовместимы с особой ответственностью Франции по отношению к государствам Леванта, оно доводит об этом до сведения генерала де Голля. Вопрос в подобном случае разрешается по соглашению между правительством Его Величества в Соединенном Королевстве и генералом де Голлем.

Статья 3

Английскими и французскими вооруженными силами, действующими в одной зоне военных действий, командует, как правило, английский или французский офицер, в зависимости от того, каких войск больше в данной зоне. Во всех случаях органическая целостность воинских частей, больших или малых, по возможности сохраняется. Командирам английских частей, подчиненных французскому командующему, или французских частей, подчиненных английскому командующему, представляется право и возможность докладывать о своем положении, задачах и нуждах непосредственно высшей инстанции своей собственной армии и поддерживать с нею прямую связь. Эти доклады могут делаться в секретной форме. [532]

Статья 4

Каковы бы ни были пропорциональные размеры и задания английских и французских вооруженных сил, территориальная администрация (руководство или контроль военных властей над общественными учреждениями, государственная безопасность, жандармерия, полиция, использование местных ресурсов и т. д.) осуществляется в Сирии и Ливане французскими властями.

Английские вооруженные силы, действующие на территории Сирии и Ливана, и французские вооруженные силы, действующие на других территориях Среднего Востока, могут сами обеспечивать там свою непосредственную безопасность и использовать там все необходимые им ресурсы. По мере возможности они должны проводить эти мероприятия при содействии территориальной администрации.

На неприятельской территории функции территориальной администрации распределяются между английскими и французскими властями пропорционально количеству английских и французских вооруженных сил на различных участках данной территории.

Статья 5

В вопросах дисциплины, организации войск и служб, назначения командного состава и использования военного имущества, формы одежды воинских частей, почтовой цензуры и пр. английские и французские войска соответственно подчиняются исключительно английскому или французскому командованию.

Дополнительное соглашение о сотрудничестве властей Великобритании и

«Свободной Франции » на Среднем Востоке

Статья 1

Генерал де Голль признает за английским командованием в Леванте право принимать против общего врага все меры обороны, какие оно сочтет необходимыми.

Если окажется, что какая-либо из этих мер представляется противоречащей интересам Франции в Леванте, вопрос будет поставлен на рассмотрение правительства Великобритании и генерала де Голля. [533]

Статья 2

Генерал де Голль в принципе согласен вербовать для военных нужд вспомогательные войска в районах пустыни.

Он не исключает возможности прикомандирования в случае надобности к сформированным в разных районах пустыни частям английских офицеров-специалистов.

Генерал де Голль не возражает, чтобы сформированные английскими властями в Неджде, Трансиордании, Ираке или на других территориях вспомогательные части были использованы в сирийской пустыне.

Статья 3

В целях обеспечения связи с английским командованием и с органами государственной безопасности соседних государств, а также в целях согласования с соответствующими французскими органами совместных мероприятий, которые английское командование найдет необходимым провести, к органам государственной безопасности государств Леванта будут прикомандированы сотрудники английской военной службы безопасности.

Письмо генерала де Голля Литтлтону

, в Каир

Бейрут, 27июля 1941

Дорогой капитан Литтлтон!

Ваше письмо от 24 июля 1941 и соглашение, выработанное нашими соответствующими представителями в качестве пояснения к соглашению о перемирии в Сирии, я получил.

Я с удовольствием уведомляю вас о том, что этот текст мной одобрен и с настоящего момента является обязательным для всех заинтересованных французских военных и гражданских властей.

Одновременно я принимаю к сведению ваше согласие на санкции, которые надлежит применять к французским раскольническим — так называемым «вишистским» — элементам, если будет установлено, что таковые, как я считаю, действительно нарушили соглашение.

Разумеется, что ни ваше письмо от 24 июля, ни мой ответ не будут опубликованы без нашего обоюдного согласия.

Искренне ваш. [534]

Письмо генерала де Голля Литтлтону

, в Каир

Бейрут, 27 июля 1941

Дорогой капитан Литтлтон!

Я получил ваше письмо от 25 июля. Я рад принять к сведению заверения, которые вы соблаговолили дать мне относительно отсутствия у Великобритании интересов в Сирии и Ливане и признания заранее Великобританией доминирующего и привилегированного положения, которое Франция должна иметь в государствах Леванта, после того как эти государства получат независимость.

Соглашение и дополнение к нему, текст которых я нашел в приложении к вашему письму и которые были совместно выработаны в Каире 25 июля, будут немедленно приняты к исполнению соответствующими французскими военными властями.

Искренне ваш.

Речь

, произнесенная генералом де Голлем в Сирийском университете в Дамаске 29 июля 1941

Если нужны доказательства, что дружба между Сирией и Францией не только не пострадала в связи с недавними тяжелыми событиями, но и вышла из них более жизненной и действенной, чем когда-либо, то великолепный прием, который был оказан мне вчера в вашей гордой и благородной столице, и присутствие сегодня здесь вашего правительства вместе со столькими видными общественными деятелями представляют собой эти доказательства.

Мне кажется, что столь очевидное совпадение чувств и стремлений Сирии и Франции проистекает в первую очередь от того, что в охватившем мир водовороте событий, горестные последствия которых вы только что испытали на своей земле, наше взаимопонимание стало более четким и ясным. Мы, французы, хорошо поняли, что самый характер этой войны за свободу, а также эволюция, которая уже произошла и продолжает происходить в вашей стране, с необходимостью требуют, чтобы в Сирии был установлен новый режим. Мы пришли к выводу, что для Франции [535] настало время положить в полном согласии с вами конец режиму мандата и приступить к переговорам об условиях, на которых должны быть обеспечены в полной мере ваш суверенитет и независимость, и установить условия союза, искренне и горячо желаемого обеими сторонами.

Вы, сирийцы, тоже поняли, что смена отдельных личностей, свидетелями которой вы были здесь, отнюдь не нарушает непрерывности французской истории, и вы констатировали, что временное военное поражение не помешало Франции, как, впрочем, это уже неоднократно случалось в ее истории, быстро воспрянуть духом и вновь взяться за оружие.

Вот почему, господа, я не думаю, чтобы когда-нибудь были два народа столь же близких друг другу по существу, как наши народы сегодня, чтобы два народа когда-либо нашли в себе больше моральной силы для совместного урегулирования своих дел и организации своего сотрудничества, чем их находят сегодня подлинная Сирия, каковой являетесь вы, и подлинная Франция, каковой являемся мы.

Но я не думаю также, чтобы события когда-либо более настоятельно требовали от нас и от вас этого объединения нашей воли и сил. Ибо мы ведем войну, а все народы, и оба наших народа в том числе, в этой войне поставили на карту свою свободу и даже самое свое существование.

Утверждение, что нынешний конфликт является мировой войной и войной моральной, стало банальным. Но это произошло потому, что оно представляет абсолютную истину. Гигантская битва, развернувшаяся между свободой и тиранией, не признает иных пределов, кроме всего земного шара, и иного конца, кроме полной победы одного из противников. Свободе Сирии, как и всякого другого государства угрожают те, кто стремится уничтожить свободу других народов и заменить ее режимом насилия, подкупа и эксплуатации, который является не чем иным, как современным видом рабства.

В соответствии со своим долгом и в союзе с вами, господа, Франция всеми силами, находящимися в ее распоряжении здесь, и теми, которые у нее будут в дальнейшем, сумеет помешать этому в сотрудничестве со своим мужественным английским союзником, который прибыл сюда исключительно по стратегическим соображениям. Кстати, мне приятно напомнить по этому поводу о заявлениях, сделанных Великобританией и об обязательствах, взятых ею на себя, в силу которых она совершенно отказывается [536] от политических притязаний в Сирии и Ливане и решила полностью уважать позицию Франции.

Я не слишком рассчитываю, впрочем, на то, что эти обязательства, какими бы категорическими они ни были, окажутся достаточными для того, чтобы положить конец вражеской пропаганде или даже необоснованным разговорам, которые кое-где еще ведутся.

Но я рассчитываю на то, что прочный союз Англии и Франции по вопросу о присутствии и одновременных действиях наших армий на территории государств Леванта будет содействовать укреплению в Сирии и Ливане уверенности в том, что их свобода и национальное единство будут сохранены от Тифа до Средиземного моря и от границ ТрансИордании до границ Турции.

Впрочем, не оспаривая того, что нынешняя война еще несет нам длительные и тяжелые испытания, мы уже теперь можем определить, на чью сторону начинает клониться чаша весов, на чьей стороне сила, то есть судьба. Перед врагом стоят Британская империя, вооруженная лучше, чем когда-либо, и более решительная, чем когда-либо; Америка, мобилизующая свои колоссальные ресурсы; Россия, наносящая врагу самые большие потери, какие он когда-либо терпел; Восток, который стал свидетелем крушения империи Муссолини и чувствует себя сегодня под мощной защитой; Франция, с каждым днем все более и более возрождающаяся в моральном и военном отношении; многие народы Европы, территории которых временно захвачены врагом, но дух сопротивления которых не сломлен. И враг скоро потеряет, если в этот самый час, когда я выступаю перед вами, не потерял ее уже, всякую надежду на победу. И напротив, лагерь свободы видит, как появляются на горизонте все признаки его победы.

Господа, солнце победы будет солнцем мира! Того мира, в результате которого все нации и все люди на земле смогут пользоваться свободой и безопасностью. В тот день, когда Франция и Сирия, тесно сплоченные между собой и борющиеся за одни идеалы, подпишут совместно договоры, кладущие конец величайшей в истории человечества драме, к числу благодеяний, рожденных в испытаниях, они присовокупят и свой прочный союз и нерушимую дружбу. [537]

Телеграмма командующего английскими войсками в Палестине и Леванте генерала Вилсона генералу де Голлю

, в Бейрут

(Перевод)

Иерусалим, 30 июля 1941

1. Генерал Вилсон просит приостановить движение войск французских свободных сил до тех пор, пока он и генерал Катру не смогут встретиться для обсуждения этого вопроса в свете статьи 8 пояснительного соглашения к соглашению о перемирии. Статья 8 предусматривает, что генерал Катру должен договариваться с главнокомандующим английскими войсками относительно всех важнейших мероприятий, касающихся Джебель-Друза.

Генерал Вилсон официально заявляет, что прибытие свободных французских войск в Джебель-Друз в настоящих условиях может повлечь за собой беспорядки, которые неблагоприятно отразятся на военной безопасности всей страны. Решающее слово по этому вопросу, в силу статьи 1 дополнительного соглашения о военном сотрудничестве, принадлежит генералу Вилсону, если не последует прямого обращения генерала де Голля к правительству Великобритании.

2. В доказательство своей доброй воли генерал Вилсон согласен, чтобы французский представитель в Сувейде вступил тем временем во владение «Французским домом» и чтобы английский комендант разместился в другом упомянутом в письме генерала Катру помещении, над которым и будет поднят английский флаг.

3. Генерал Вилсон решительно заявляет, что отказ принять его требование может повести к весьма серьезным последствиям, могущим отразиться на отношениях со «Свободной Францией».

4. Генерал Вилсон одновременно считает необходимым подчеркнуть, что английское правительство совершенно не имеет никаких притязаний на территорию Джебель-Друза, хотя, видимо, французские власти и подозревают наличие таковых.

Телеграмма генерала де Голля генералу Вилсону

, в Иерусалим

Бейрут, 30 июля 1941

1. Не желая обсуждать вопрос, входит или нет отправка одного французского батальона из Дамаска в Сувейду в число [538] важных мероприятий, относящихся к поддержанию порядка в Джебель-Друзе и нуждающихся в договоренности между обоими командующими, генерал де Голль констатирует, что английские войска находятся в настоящее время в Джебель-Друзе без согласования этого вопроса между двумя командующими, хотя соглашение о военном сотрудничестве вступило в силу 27 июля.

2. Генерал де Голль не считает, что статья 1 дополнительного соглашения о военном сотрудничестве дает генералу Вилсону право проводить любое мероприятие по обеспечению внутренней безопасности.

Указанная статья 1 соглашения имеет в виду лишь мероприятия по обороне против общего врага.

3. Генерал де Голль с удовлетворением принимает к сведению заявление, что представитель французской власти, осуществляющей суверенитет в Сирии, получит возможность вступить во владение домом представителя Франции в Сувейде.

4. Генерал де Голль ставит генерала Вилсона в известность, что выдвижение французского батальона на окраину Сувейды было закончено к моменту получения его телеграммы, вследствие чего ему было бы невозможно удовлетворить требование генерала Вилсона.

5. Однако, чтобы доказать ему желание французской армии сотрудничать с английской армией на территории государств Леванта, находящихся под французским мандатом, генерал де Голль дает указание генералу Катру при первой же возможности связаться с генералом Вилсоном, чтобы урегулировать с ним все вопросы, связанные с расквартированием английских и французских войск в Джебель-Друзе.

6. Генерал де Голль сожалеет, что генерал Вилсон нашел возможность угрожать ему серьезными осложнениями в отношениях по военным вопросам между английской и французской армиями в Леванте, основываясь на единственной причине — передвижении одного батальона. Несмотря на это, генерал де Голль сейчас, как и прежде, продолжает стремиться к честному военному сотрудничеству, при условии, что на суверенные права Франции в Сирии и достоинство французской армии не будет никаких посягательств. [539]

Письмо Литтлтона генералу Катру

, сообщенное последним при рапорте генералу де Голлю

(Перевод)

Каир, 30 июля 1941

Дорогой генерал Катру!

Как вам известно, я придаю самое большое значение тому, чтобы английский командующий шел с вами в ногу во всех делах в Сирии. Среди этих дел весьма важным, разумеется, является обсуждение договоров с сирийским и ливанским правительствами. Поэтому я весьма настоятельно прошу вас предоставить генералу Спирсу, начальнику нашей миссии, возможность присутствовать на заседаниях, на которых обсуждаются договоры.

Я пока задерживаюсь в Каире, так как я прибыл туда недавно и должен ознакомиться с рядом дел. Но я надеюсь, что скоро буду более свободен и смогу доставить себе удовольствие посетить вас и познакомиться с вами.

Прошу вас, дорогой генерал, принять уверение в моей преданности.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Бейрут, 1 августа 1941

Капитан Литтлтон только что направил генералу Катру письмо, в котором просил как о чем-то само собой разумеющемся, чтобы генерал Спирс мог присутствовать при переговорах о заключении франко-сирийского и франко-ливанского договоров. Естественно, что генерал Катру ответил на это категорическим отказом.

Если эта просьба Литтлтона соответствует политике его правительства, то ясно, что такая политика несовместима с суверенными правами Франции. Равным образом ясно, что мы не можем потакать подобным посягательствам на наши права.

Я убежден, что вмешательство Англии во французские политические дела в Сирии и Ливане приведет нас к очень серьезным осложнениям. Все свободные французы, которые находятся [540] здесь, единодушны в этом вопросе, не говоря, конечно, о других французах, позиция которых по отношению к Англии хорошо известна.

Мне кажется, что сомнительные выгоды, которые английская политика могла бы извлечь из подобного забвения прав Франции, были бы весьма посредственными в сравнении с чрезвычайными затруднениями, какие могли бы возникнуть в результате ссоры между «Свободной Францией» и Англией.

Испросите у Идена аудиенцию и сделайте ему от моего имени откровенное заявление по этому вопросу.

Послание генерала де Голля О. Литтлтону

Бейрут, 4 августа 1941

До настоящего времени наши соглашения по разъяснению условий перемирия, с одной стороны, и по вопросу о сотрудничестве французских и английских властей в Леванте — с другой — еще не проводятся в жизнь. Учитывая, что для английских военных и военно-воздушных властей могут возникнуть известные трудности в связи с изменением ориентировки, которое наши соглашения налагают на них, считаю необходимым со всех точек зрения, чтобы они незамедлительно сообразовали свои действия с этими соглашениями. Положение не может оставаться таким, каким оно является в настоящее время.

Если я лично стремлюсь к тому, чтобы между нашими военными властями установилось предусмотренное нами сотрудничество, то в интересах нашего союза и общего дела я ожидаю от командования английских военных и военно-воздушных сил лояльного выполнения всех условий, установленных нами совместно.

Я могу допустить, чтобы сроки выполнения предусмотренных мероприятий были растянуты на весь август, но начать их проведение в жизнь следует немедленно, а закончить не позднее 31 августа, с тем чтобы к этому дню последние вишистские группы либо присоединились к «Свободной Франции», либо покинули Левант. [541]

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Бейрут, 6 августа 1941

Подобно тому как мы наблюдали в Сирии, Виши делает все от него зависящее, чтобы не вести в Джибути переговоры непосредственно с нами. Вследствие подобного положения мы выглядим ничего не значащей величиной и между нами и англичанами можно вызвать любые трения. Наконец, это дает возможность Виши, Берлину и Риму в дальнейшем кричать, что мы продолжаем работать только на англичан. Что касается наших союзников, то они в Джибути, так же как и в Сирии, имеют — по крайней мере в местных масштабах — задние мысли и стремятся прибегнуть к любым комбинациям, которые дали бы им возможность вмешаться во внутренние французские дела. Следовательно, они склонны и всегда будут склонны договариваться непосредственно с Виши через нашу голову, пока не поймут, что подобный образ действий с их стороны может привести нас к ссоре, если не к разрыву. Проведение в жизнь соглашения Литтлтон — де Голль здесь пока не начато ни в какой мере, и мы находимся в разгаре серьезного кризиса.

Письмо О. Литтлтона генералу де Голлю

(Перевод)

Бейрут, 7 августа 1941

Дорогой генерал!

В качестве заключения нашей сегодняшней беседы я счастлив вновь заверить вас, что Великобритания не имеет в Сирии и Ливане никаких других, интересов, кроме желания выиграть войну. Мы не имеем намерения посягать каким-либо образом на позиции Франции. «Свободная Франция» и Великобритания равно обещали предоставить Сирии и Ливану независимость. Как только этот существенный этап будет окончательно завершен, и не касаясь его снова, мы искренне признаем, что Франция должна иметь доминирующее положение в Сирии и Ливане по сравнению со всеми другими европейскими державами. Именно в таком духе мы всегда действовали. Вы имели возможность ознакомиться с недавними заявлениями [542] премьер-министра по этому вопросу, сделанными в таком же духе. Я счастлив подтвердить их сегодня нашим друзьям и союзникам, пользующимся нашей полной поддержкой и горячей симпатией.

Что касается нас, то я счастлив снова получить от вас заверение относительно решимости «Свободной Франции» неустанно продолжать, в качестве друга и союзника Великобритании и в согласии с подписанными соглашениями и сделанными вами заявлениями, войну до победного конца против общего врага. Я счастлив, что мы вновь подтвердили таким образом наше полное взаимопонимание и совершенное согласие.

Искренне ваш.

Письмо генерала де Голля О. Литтлтону

Бейрут, 7 августа 1941

Дорогой капитан Литтлтон!

Я получил письмо, которое вы направили мне в качестве заключения нашей сегодняшней беседы. Счастлив принять к сведению ваши новые заверения об отсутствии у Великобритании интересов в Сирии и Ливане и о том, что Великобритания заранее признает преимущественное и привилегированное положение Франции в этих государствах после приобретения ими независимости в согласии с взятыми на себя «Свободной Францией» обязательствами в отношении их.

Спешу повторить вам по этому случаю, что «Свободная Франция», то есть Франция, полна решимости продолжать до полной победы войну против общего врага рядом со своим другом и союзником Великобританией.

Примите, дорогой капитан Литтлтон, уверения в моих самых лучших чувствах.

Телеграмма делегации

«Свободной Франции » в Лондоне генералу де Голлю , в Бейрут

Лондон, 10 августа 1941

По сведениям, полученным 8 августа из вполне достоверного источника в Виши, опасения, высказанные в вашей телеграмме премьер-министру от 7 августа, подтверждаются. [543]

Немцы требуют базы в Северной Африке и в Дакаре. Дарлан готов уступить. Маршал не оказывает сопротивления. Протесты Вейгана едва ли к чему-либо приведут. Немецкие успехи на Украине несомненно послужат для Виши предлогом для оправдания этой новой уступки.

Мы не можем скрывать от себя, что в результате этого для Франции вообще и для «Свободной Франции» в частности создается исключительно тяжелое положение.

Мы прекрасно понимаем и разделяем чувства, с которыми вы наблюдаете, как грузятся в Северную Африку войска, направляемые туда, чтобы сражаться за дело немцев. Но будучи откровенными до конца, мы должны сказать, что нам показалось неуместным говорить о разрыве с Великобританией. В военном и финансовом отношении существовать без поддержки Англии мы не можем, С политической точки зрения разрыв между нами и англичанами привел бы в замешательство французский народ и внес бы смятение в наши ряды к большой радости Германии и Виши. Благодаря этому разрыву английское правительство было бы освобождено от своих обязательств восстановить Францию. Фактически разрыв означал бы конец «Свободной Франции», то есть гибель последней надежды на спасение нашей несчастной страны.

Мысль, что для огромного большинства французов вы олицетворяете эту надежду, должна, казалось бы, поставить вас выше разочарований, принесенных вам сирийскими делами, вся важность которых не заставит нас забыть, что на карту поставлено самое существование нашей родины.

Угрозы, которые не выполняются, могут только дискредитировать нас. Кроме того, нам известно, что, поскольку эти угрозы исходят от вас, они очень огорчили Черчилля.

Более чем когда-либо мы убеждены, что ваше возвращение сюда совершенно необходимо.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Бейрут, 12 августа 1941

В течение трех недель после заключения англичанами перемирия с Виши образ действий местных английских властей был невыносимым. Вилсон открыто угрожал введением здесь чрезвычайного [544] положения по английским законам и взятием в свои руки всей полноты власти. Я официально сообщил ему, что если он позволит себе это сделать, то мы будем рассматривать это как узурпацию прав Франции и порвем с Англией. Я пригласил генерального консула Соединенных Штатов и заявил ему то же самое. До 7 августа включительно английские власти заявляли мне, что им ничего не известно о существовании соглашения Литтлтон — де Голль. Наконец 7 августа Литтлтон прибыл ко мне в Бейрут. Он выразил мне всяческие сожаления и отдал распоряжения такого порядка, что положение дел становится в настоящее время приемлемым. Катру фактически взял в свои руки административную власть.

Открытое вмешательство английских официальных агентов в наши дела, в частности в Джебель-Друзе и на Евфрате, прекратилось, по крайней мере в настоящее время. С другой стороны, Катру взял под свой контроль войска Виши, и мы смогли приступить к работе по привлечению вишистских солдат на нашу сторону. Но здесь работает группа англичан — заядлых сторонников арабов, которую поддерживает премьер-министр и министерство колонии. Эти господа увидели в событиях в Сирии случай изгнать оттуда Францию...

Роль Спирса в этом деле была скверной и вызывающей тревогу... Если Иден говорит о доверии, то ему необходимо знать, что после этих событий доверие возможно лишь на определенных условиях.

Как бы то ни было, я думаю, что этот действительно серьезный кризис может быть даже спасительным, если в Лондоне поймут, что для того чтобы рассчитывать на нас, необходимо рассчитывать вместе с нами.

Думаю, что теперь вскоре буду иметь возможность выехать из Бейрута в Каир и Браззавиль, а оттуда в Лондон.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Бейрут, 13 августа 1941

Ваши телеграммы от 25 июля и 10 августа получил. Больше чем кто-либо я учел важные последствия в национальном и международном плане, которые мог бы повлечь за собой разрыв [545] «Свободной Франции» с Великобританией. Именно поэтому я и должен был указать Англии на последствия, какие могут произойти, если она будет действовать против нас недопустимым образом.

Я считаю недопустимой всякую политику или позицию, в которой наша помощь используется для того, чтобы вредить интересам или положению Франции на той самой территории, где эта помощь оказывается. Именно так это происходит в Сирии. Мы потеряли бы сразу свою честь и свой престиж во Франции, если бы согласились пойти на это. Я на это не пошел, и все наши товарищи здесь и в Африке едины со мной в этом вопросе.

Именно таким образом я мог исправить положение и спасти самое существенное. Я понимаю, какое раздражение должны были почувствовать англичане, но оно очень мало значит в сравнении с нашим долгом перед Францией. Я даже считаю, что кризис был благотворным для наших отношений с Англией. По крайней мере Черчилль поймет, конечно, что опираться можно только на тех, кто проявляет твердость.

Вопреки вашей точке зрения считаю, что новая капитуляция Виши по вопросу об Африке вызовет усиление авторитета «Свободной Франции» во французском народе и за границей, особенно у американцев.

Что касается данной Великобританией гарантии независимости Сирии и Ливана, то я ее никогда не признавал.

Вопреки вашим предположениям эта гарантия совсем не фигурирует в декларации генерала Катру, первоначальный проект которой я по прибытии в Каир изменил. Впрочем, письмом от 3 июня я уведомил английского посла в Каире, что, не имея возможности воспрепятствовать опубликованию англичанами этой гарантии, я ее не одобряю и считаться с ней не буду. Слово Франции не нуждается в гарантии иностранной державы. Так же точно не могло быть допущено участие генерала Спирса в наших переговорах в Дамаске и в Бейруте. Считаю, что присутствие представителя третьей державы в переговорах Франции с государством, находящимся под ее мандатом, явилось бы неоправданным вмешательством в наши внутренние дела, и я его не допущу.

В заключение призываю вас быть более твердыми и не создавать впечатления, что мое представительство не придерживается точно моей политики. Наше величие и сила заключаются единственно в нашей непримиримости во всем, что касается прав Франции. Эта непримиримость будет нам нужна до самого Рейна. [546]

Союзники

Соединенные Штаты Америки

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену

, в Лондон

Браззавиль, 19 мая 1941

Учитывая позицию Соединенных Штатов, почти находящихся в состоянии войны, все более явное сотрудничество Виши с Германией и, наконец, особые экономические условия в наших свободных владениях в Африке и Океании, наступил момент наладить наши отношения с Америкой. Я намерен поручить эту миссию лично вам.

Вы отправитесь в США в ближайшее время и пробудете там так долго, как это потребуется для нашего дела, то есть пока вы не выполните следующих основных задач:

1) Добиться восстановления постоянных и непосредственных отношений с государственным департаментом; эти отношения в дальнейшем должны поддерживаться через авторитетного политического представителя «Свободной Франции».

2) Наладить финансовые и экономические отношения Свободной Французской Африки и Французской Океании с США.

3) Организовать, если это возможно, непосредственные закупки военных или необходимых для ведения войны материалов на основе системы, применяемой бельгийцами.

4) Создать или восстановить наши комитеты.

5) Наладить нашу информацию и пропаганду в США.

6) Организовать помощь нашему движению со стороны сочувствующих нам американцев.

Прошу вас с сегодняшнего дня начать подготовку к этой миссии, которую необходимо, конечно, держать в секрете, в особенности [547] от англичан. Выполнить ее необходимо как можно основательнее и полнее.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену

, в Лондон

Каир, 3 июля 1941

В ваших беседах с представителями американских властей прошу сделать им следующие предложения, коротко излагаемые ниже. Вам их надо будет в разговорах развить.

Если обстоятельства в дальнейшем приведут США к вступлению в войну, естественно возникнет очень важный вопрос о развертывании их вооруженных сил. В современной войне мощь армии зависит прежде всего от того, насколько сильна ее авиация. А это выдвигает вопрос о базах и коммуникациях.

Территория Великобритании по своим малым размерам и вследствие небезопасности ее коммуникаций с Америкой является малопригодной для этой цели. Наоборот, Африка благодаря своей географической близости как бы предназначена самой природой для того, чтобы стать основной базой для все возрастающих операций США против жизненных центров врага в Европе. Однако создание такой базы должно быть подготовлено заранее. Впрочем, заблаговременная ее организация не является актом войны.

Французская Северная Африка представляет идеальную базу, но сотрудничество Виши с Германией не позволяет рассчитывать на нее.

Мы предлагаем Соединенным Штатам все условия, необходимые для создания американских воздушных баз в Свободной Французской Африке, в частности в Камеруне, в районе озера Чад и в Убанги. Имеется возможность выгружать военные материалы и продовольствие в Дуале и в Пуэнт-Нуаре. Там легко будет создать мастерские по сборке самолетов.

Свободная Французская Африка скоро станет географическим центром военной зоны в Африке. [548]

Телеграмма Рене Плевена из Соединенных Штатов генералу де Голлю

, в Каир

Вашингтон, 1 июля 1941

Резюмирую свои впечатления по истечении первой недели, проведенной в Соединенных Штатах:

1) Удивительно, как мало американская публика знает о «Свободной Франции». А то, что она знает, очень часто невыгодно характеризует это движение. Виши, несомненно, ведет весьма активную пропаганду, направленную на то, чтобы представить в ложном свете это движение и намерения его главы. Необходимо предпринять большие усилия, чтобы показать наше движение в истинном свете и показать, что оно олицетворяет дух Франции и пользуется поддержкой нации.

2) Французы, проживающие в Соединенных Штатах, также мало информированы о нашем движении. Они делятся здесь на две основные группы: французская колония в Соединенных Штатах и все растущее число эмигрантов — политических и культурных деятелей, сосредоточенных главным образом в Нью-Йорке. Руководство французской колонии пока находится под влиянием посольства и консульства. Организации «France for Ever» не удалось сплотить вокруг себя более независимые элементы, в частности просто народ. Эмигранты же, в числе которых находятся Доливе, Жюль Ромен, Ложье, де Сен-Жан, Пертинакс, Женевьева Табуи, Анри Бернстейн, Анри Торрес, Сент-Экзюпери, Маритэн, Фосийон, Пьер Кот, Анри Бонне, пока придерживаются независимой политики, либо потому что организация «France for Ever» не является органом, способным объединить всех французов, отрицательно относящихся к сотрудничеству с Германией, либо потому, что они не знакомы с нашим движением.

Многие из этих людей понимают, что пришло время действовать, и я думаю, что большинство из них готово сотрудничать с нами. У других, по-видимому, имеется стремление создать нечто подобное Национальному комитету, чтобы проводить политику либо совершенно независимую, либо очень мало связанную с движением «Свободной Франции» и представлять дух сопротивления в этой стране. Ходят слухи, что такие тенденции поддерживает Пьер Кот.

3) Политика Виши и его сопротивление в Сирии вызвали здесь сожаление и всеобщее порицание. Эти чувства были публично [549] выражены Хэллом. Популярность Петена весьма пострадала в связи с этим. Ряд докладов и смелых статей Анри Бернстейна о Петене в «Нью-Йорк геральд трибюн», по-видимому, возбудил у общественности значительный интерес.

4) Поскольку Хэлла сейчас нет в Вашингтоне, лорд Галифакс обратился к Самперу Уэллесу с вопросом, может ли он представить ему меня. Уэллес ответил, что он пока предпочитает не принимать меня, но что я должен непременно встретиться с начальником европейского отдела государственного департамента, которому я и был представлен сегодня английским посланником Батлером. По-моему, можно утверждать, что государственный департамент теперь уже не питает больших иллюзий по отношению к Диши, но еще проводит различие между Петеном и Дарланом и еще большее — между Виши и Вейганом. По-видимому, здесь считают, что еще можно выиграть время, разрешив доставку на французских судах некоторого количества продовольствия: сахара, чая и растительного масла — в Северную Африку, чтобы помочь Вейгану или его окружению воспрепятствовать пропаганде и проникновению немцев в Марокко...

5) Нет никакого сомнения, что теперь обращают значительно больше внимания на наши африканские колонии и что психологически мой приезд пришелся как раз вовремя.

6) Я уехал из Соединенных Штатов ровно год тому назад и теперь, вспоминая отношение, которое проявлялось тогда в США ко всему французскому, я совершенно удручен тем катастрофическим влиянием, которое оказала политика Виши на позиции Франции в Америке. Нам необходимо убедить американцев, что «Свободная Франция» и есть та Франция, которую они любили.

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции », в Лондон

Каир, 9 июля 1941

Пора восстановить окончательно, не прибегая к полумерам, авторитет «Свободной Франции» на Тихом океане, использовать для военных нужд все ресурсы, которыми мы там располагаем, и обеспечить вместе с нашими союзниками защиту тамошних французских территорий от возможной и, пожалуй, весьма близкой опасности. [550]

Выполнение этого задания я поручаю капитану 1-го ранга д'Аржанлье, декрет о назначении которого Верховным комиссаром французских владений на Тихом океане опубликован сегодня. Он будет облечен от моего имени всей полнотой военной и гражданской власти.

Верховный комиссар немедленно отправится на место назначения и примет там по отношению к отдельным лицам меры, какие найдет нужными... С другой стороны, я повторяю приказ об отправке на Тихий океан одного или нескольких наших военных судов.

Об отъезде Верховного комиссара и об отправке указанного (или указанных) выше корабля (ей) прошу донести мне.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Браззавиль

Вашингтон, 13 июля 1941

1) В течение этой весьма напряженной недели я имел продолжительные беседы с министром финансов Моргентау, с федеральным администратором предприятий по закону о ленд-лизе и личным советником президента Гарри Гопкинсом и морским министром полковником Ноксом. У меня также состоялся ряд бесед с заместителем военного министра и многими руководящими работниками этого министерства. На будущей неделе я встречусь с военным министром Стимсоном.

2) Лорд Галифакс лично вручил Самнеру Уэллесу меморандум, в котором я изложил моральные и экономические соображения, вследствие которых ленд-лиз должен быть, по нашему мнению, официально и непосредственно распространен на нас. Этот демарш лорда Галифакса, являющийся доказательством того, что Англия целиком поддерживает нашу точку зрения, произвел в данных условиях весьма сильное впечатление.

3) Я не имею возможности доложить о каком-нибудь определенном результате, но отношение к «Свободной Франции» определенно улучшается... [551]

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Бейрут

Вашингтон, 26 июля 1941

1) Я продолжаю встречи с государственными деятелями США, в числе которых я посетил вице-президента США Уоллеса, министра Стимсона и сенатора Пеппера, выражающего в сенате точку зрения правительства.

2) Пока конкретные результаты состоят лишь в следующем:

а) Американское правительство предложило американскому Красному Кресту изучить вопрос об использовании фондов, выделенных правительством в распоряжение этой организации, для снабжения Свободной Французской Африки медицинскими материалами, необходимыми для европейского и туземного населения, а также для армии.

б) Военное министерство приняло сделанное мною от вашего имени предложение направить в Свободную Французскую Африку офицера американской армии для связи с нашим командованием, посещения воздушных и морских баз и обсуждения в общих чертах всех вопросов, интересующих обе стороны. Надеюсь, что военно-морской флот сделает то же самое и что представитель военно-морской авиации отправится вместе с представителем армии, каковым, вероятно, будет полковник Каннингэм...

в) Государственный департамент уведомил английское посольство о своей готовности начать трехсторонние переговоры с возможным моим участием, однако не как представителя, а как эксперта. Хотя государственный департамент, несомненно, теперь готов помогать нам значительно больше, чем раньше, он по-прежнему чрезвычайно озабочен вопросами процедуры, чтобы в данной политической обстановке не дать повода Виши или Вейгану для дипломатических выступлений. Однако капитуляция Индокитая перед Японией без малейшей попытки оказать ей сопротивление значительно уменьшила уважение, которое официальные круги сохраняли по отношению к Виши.

Государственный департамент надеется еще, что у него будет возможность проводить по отношению к Вейгану политику, которую я назвал бы деголлевской. Но здесь вообще непрерывно растет, даже в самом государственном департаменте, число людей, начинающих отдавать себе отчет в том, что лучше быть деголлистом [552] вместе с де Голлем, чем становиться на сторону тех, кто подписал перемирие.

Телеграмма генерала де Голля губернатору сото

, в Нумеа

Браззавиль, 30 июля 1941

Ваше письмо от 21 июля получил. Декретом от 9 июля я назначил капитана 1-го ранга д'Аржанлье Верховным комиссаром Франции в наших владениях на Тихом океане с правом осуществлять от моего имени всю полноту военной и гражданской власти. Настал момент мобилизовать для военных целей все ресурсы и обеспечить вместе с союзниками оборону этих французских территорий. Капитан 1-го ранга д'Аржанлье отправился туда в срочном порядке.

Мое полное доверие к вам остается неизменным. Прошу вас отнестись к создавшемуся положению спокойно.

Я просил телеграфно генерал-губернатора Брюно также сохранять спокойствие впредь до прибытия капитана 1-го ранга д'Аржанлье, который на месте, в Таити, примет все необходимые меры.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Бейрут

Вашингтон, 8 августа 1941

Движение общественного мнения в пользу политики оказания помощи свободным французским территориям продолжает развиваться одновременно, как в официальных кругах, так и в широких слоях общественности. В журналах «Лайф», «Тайм», «Литэрери дайджест» помещены за эту неделю интересные статьи о генерале де Голле и «Свободной Франции». В печати часто пишут об участии «Свободной Франции» в военных усилиях и высказывают мнение, что теперь, когда стало очевидным, что Виши все более и более подпадает под контроль Германии, можно рекомендовать оказание помощи нашему движению... [553]

Государственный департамент согласился обсудить некоторые вопросы практического порядка, имеющие значение для Свободной Французской Африки...

Решение послать военную миссию подтвердилось. Она прибудет во Французскую Экваториальную Африку морем около 5 сентября. Главой миссии назначен полковник Гарри Френсис Каннингэм.

Телеграмма генерала де Голля рене плевену

, в Вашингтон

Алеппо, 9 августа 1941

Вашу телеграмму от 26 июля я получил только сегодня. Я высоко оцениваю вашу деятельность и убежден, что она принесет свои плоды. В общем вы хорошо поняли, что мы просим у Соединенных Штатов не подаяния, а только вооружения. Однако я вижу, что государственный департамент предлагает пока медикаменты, а не оружие. Если нам не дадут оружия, мы откажемся от медикаментов. В Вашингтоне, очевидно, свирепствуют примиренческие иллюзии, которые благоприятствуют Виши, то есть Гитлеру, который создал Виши.

Я не соглашаюсь на то, чтобы вы, представитель Франции, присутствовали на трехсторонней конференции лишь в качестве эксперта. Вы либо будете присутствовать на ней на равных правах с другими участниками, либо не будете участвовать в ней вовсе. Однако я по-прежнему не отказываюсь от своего предложения принять в Браззавиле одного или нескольких американских офицеров.

...Я рассчитываю вернуться в Лондон к концу этого месяца и прошу вас возвратиться туда одновременно со мной.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Браззавиль

Вашингтон, 14 августа 1941

Получил сегодня от государственного департамента сообщение о том, что он намерен дополнительно назначить в военную миссию Каннингэма своего представителя. Таким образом, состав [554] миссии будет следующим: представитель военного министерства полковник Каэннингэм, представитель морской авиации капитан-лейтенант Митчелл и представитель государственного департамента Лоуренс Тэйлор, ранее входивший в дипломатический состав американского посольства в Париже.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Браззавиль .

Вашингтон, 24 августа 1941

...Официальная позиция в вопросе о французских владениях в западном полушарии такова:

Правительство Соединенных Штатов удовлетворено существующими соглашениями, которые, по его мнению, практически дают Соединенным Штатам возможность полностью контролировать положение. Этот контроль вытекает из того факта, что в основном снабжение Антильских островов зависит от строгого выполнения соглашения с США. заключенного несколько месяцев тому назад адмиралом Робером. Это соглашение дает Соединенным Штатам право патрулировать на море и в воздухе, и адмирал Робер, видимо, озабочен тем, чтобы не вызывать подозрений у американцев. До того момента, пока во французской политике не произойдет решительного поворота, США не очень заинтересованы в том, чтобы обсуждать положение на Антильских островах. В настоящее время руководящие круги больше интересуются Мадагаскаром, откуда Соединенные Штаты хотели бы получать графит, слюду и ваниль. Ваниль является существенным продуктом для изготовления мороженого, а это имеет большое политическое значение...

Телеграмма генерала де Голля делегации

«Свободной Франции » в Лондоне

Браззавиль, 25 августа 1941

Что касается нашего отношения к декларации Черчилля -Рузвельта, озаглавленной «Атлантическая хартия», то мы должны быть особенно осторожны в отношении смысла и формы первой [555] статьи, где говорится о «приобретении». Не поднимая в настоящее время разговора о Рейне, мы тем не менее должны оставить за собой возможность расширения наших позиций в прирейнских областях в случае крушения рейха. Ибо в этом случае, учитывая материальную и моральную разруху, начавшуюся на Рейне, там могут произойти непредвиденные события.

Иными словами, мы не добиваемся никакого расширения территории, но не отказываемся от компенсаций другого рода.

Что касается статьи 4, то она должна вызвать с нашей стороны формальные возражения. Мы не можем согласиться на доступ Германии и Италии в послевоенный период к сырью на равных основаниях с Францией, которую они беспощадно ограбили.

Вообще мы должны пропагандировать идею, что настоящая война — только эпизод в мировой войне, начавшейся в 1914. Участие Франции в общем деле борьбы за свободу в мировой войне должно учитываться, начиная с 1914. То же можно сказать и о ее жертвах, а в связи с этим — и о всякого рода репарациях, на которые она будет иметь право.

Телеграмма генерала де Голля губернатору Сото

, в Нумеа

Лондон, 4 сентября 1941

Я получил телеграммы от вас и от административного совета. Повторяю: я назначил капитана д'Аржанлье Верховным комиссаром Франции, облеченным всеми полномочиями, с заданием укрепить военные позиции Франции на Тихом океане в связи с критической международной обстановкой.

С другой стороны, задача д'Аржанлье состоит в том, чтобы закрепить результаты присоединения этой территории к «Свободной Франции», убежденным сторонником которого вы сами являлись.

Капитан 1-го ранга д'Аржанлье изучит на месте все вопросы, в том числе вопрос о распределении обязанностей между губернаторами, с одной стороны, и Верховным комиссаром — с другой. В связи с этим я не смогу принять ваше бескорыстное предложение -уволить вас в отставку с поста губернатора Новой Каледонии и Верховного комиссара на Новых Гебридах. Вы продолжаете пользоваться моим полным доверием и авторитетом и как губернатор [556] и как член Совета обороны Французской империи. Я поручил капитану 1-го ранга д'Аржанлье торжественно вручить вам крест Освобождения.

Сообщите административному совету, что я высоко ценю преданность его и всего населения острова «Свободной Франции». Но поскольку обязанность руководить французскими усилиями во время войны лежит на мне, один я располагаю всеми необходимыми данными для принятия решений общего характера. В частности, напоминаю, что расходы по местному бюджету на нужды национальной обороны являются обязательными.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Лондон

Вашингтон, 6 сентября 1941

Вчера на пресс-конференции государственный секретарь Корделл Хэлл на вопрос, касающийся возможности предоставления «Свободной Франции» преимуществ по ленд-лизу, ответил следующее:

«Несколько недель тому назад я, кажется, уже обращал ваше внимание на то, что наши отношения с этой группой со всех точек зрения являются самыми сердечными. Мы ведем с ними взаимную торговлю настолько нормально, насколько это позволяют ненормальные обстоятельства.

Англичане непосредственно и в первую очередь оказывают потребную этой группе помощь, которую они в состоянии оказать ей».

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену

, в Вашингтон

Лондон, 11 сентября 1941

Правительство Великобритании известило нас о желании командования военно-воздушными силами США совместно организовать посадочные площадки для тяжелых бомбардировщиков на некоторых островах Тихого океана. Правительство Великобритании согласилось участвовать в этом и запрашивает нас, можем [557] ли мы согласиться на включение в этот план Новой Каледонии и Новых Гебрид. Мы отвечаем следующее: генерал де Голль и Совет обороны уже выработали совместно с правительством доминиона Австралии план обороны этих островов. Однако «Свободная Франция» готова принять в настоящее время участие в разработке совместно с правительством США, правительством Его Величества в Великобритании и правительствами Австралии и Новой Зеландии общего плана, касающегося Тихого океана. В связи с разработкой этого плана она согласна представить все необходимые данные, касающиеся Новой Каледонии, Новых Гебрид и других островов Тихого океана, которые не были упомянуты, но могут быть существенно важными для воздушно-морских баз, как например острова Таити и Маркизовы. В порядке взаимности «Свободная Франция» была бы рада получить подобные сведения относительно тех островов Тихого океана, которые не принадлежат Франции.

У вас уже имеются полномочия на переговоры в Вашингтоне с представителями США. Равным образом я уполномочиваю вас принимать на аналогичных условиях совместно с представителями Великобритании и, в частности, с делегацией английского морского министерства, находящейся в США, участие в переговорах с правительством США о создании воздушных баз на Тихом океане.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Лондон

Вашингтон, 20 сентября 1941

I. Государственный департамент одобрил создание организованного представительства без определенного дипломатического статута, предназначенного служить единственным посредником при обсуждении всех вопросов, связанных с интересами «Свободной Франции» вообще и французских колоний в частности.

Государственный департамент высказывает пожелание, чтобы во главе этого представительства находился человек, с которым он мог бы поддерживать официальный контакт и который нес бы ответственность за весь состав представительства. Государственный департамент желал бы узнать заблаговременно фамилию главы представительства, чтобы иметь возможность поставить [558] нас в известность, рассматривается ли данное лицо как персона грата.

Мне приходилось задерживать все предложения о создании этого представительства до тех пор, пока государственный департамент не принял изложенные выше принципы. Государственный департамент неофициально уведомил меня, что на посту главы представительства он предпочел бы видеть лицо, не очень тесно связанное с образовавшимися в Нью-Йорке после перемирия группировками французов.

2. Вот два лица из числа французов, находящихся в настоящее время в США, лояльность которых вне всяких подозрений. Эти лица не принадлежат ни к одной из французских группировок Нью-Йорка и согласны работать на этом посту: это — Этьен Бегнер, сын председателя Союза протестантских церквей Франции, с которым вы встречались прошлой зимой в Лондоне, и директор Международного бюро труда в Вашингтоне Тиксье. Однако Тиксье сможет освободиться лишь после 1 ноября, когда закончится работа Международной конференции труда.

...Другими членами представительства могли бы быть: Рауль де Русси де Саль, которому можно поручить информацию и печать, Жак де Сейес, который должен заниматься вербовкой и представлять вас на церемониях, и Рауль Аглион, исполняющий в настоящее время обязанности генерального секретаря представительства...

3. Что касается организации сочувствующих «Свободной Франции» в США, то я считаю, что единственной значительной организацией в Соединенных Штатах является «France For Ever»... Нашему представительству придется оказывать постоянное воздействие на комитет этой организации, дабы помешать ему превратиться в новый вариант «комитета Маскюро», в котором люди с известным политическим прошлым попытались бы снова проводить свою прежнюю линию. Задача эта окажется осуществимой, если наше представительство будет пользоваться необходимым авторитетом...

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену

, в Вашингтон

Лондон, 22 сентября 1941

В случае если вам придется беседовать с Самнером Уэллесом и Корделлом Хэллом, я прошу вас обратить их внимание на следующие моменты: [559]

1. Не вдаваясь в критику побуждений, которыми руководствуются вишисты, можно констатировать, что позиция, которую они заняли по отношению к врагу, лишает их возможности осуществлять суверенитет Франции и защищать ее интересы за границей. Убедительным доказательством этого являются события в Сирии и Индокитае. Но из этого следует, что Франция действительно не представлена больше на международной арене.

2. Условия, при которых вишисты захватили власть во Франции, самый характер полномочий, которые они себе присвоили, а также метод осуществления этих полномочий противоречат суверенитету французской нации. Это не что иное, как прямая узурпация власти.

3. Несмотря на кровавый гнет, которому Виши и оккупанты подвергают французский народ, и на полную невозможность для него сколько-нибудь свободно выражать свою волю, в настоящее время нет сомнения, что проводимая Виши политика сотрудничества с врагом и диктатуры внутри страны полностью противоречит желанию подавляющего большинства французских граждан.

4. Является фактом, что имеющие важное значение французские колониальные территории в Африке и на Тихом океане, а также немалые вооруженные силы Франции присоединились к «Свободной Франции», чтобы вместе с союзниками и прежде всего в союзе с Британской империей продолжать борьбу против оккупантов, захвативших родину. Это обстоятельство налагает на генерала де Голля и власти «Свободной Франции» обязанность осуществлять на этих территориях и в отношении этих вооруженных сил полномочия правительства. Но генерал де Голль всегда торжественно заявлял, что эти полномочия он осуществляет лишь временно, как лицо, охраняющее национальное достояние Франции, и что заранее готов подчиниться воле французского народа, как только она сможет быть свободно выражена.

5. В ожидании этого времени генерал де Голль создает в данный момент, с одной стороны, Национальный исполнительный комитет, который должен помогать ему в осуществлении его полномочий, и, с другой стороны, Консультативную ассамблею, которая должна как можно шире выражать общественное мнение Франции.

6. Что касается территорий, которые находятся ныне под нашим управлением либо контролем, или же тех, которые в будущем перейдут под наше управление или наш контроль, то мы готовы [560] облегчить, насколько это в нашей власти, доступ туда, открыто или с соблюдением тайны, любых сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил США, которые окажутся необходимыми для оказания прямого или косвенного содействия разгрому захватчиков Франции.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену

, в Вашингтон

Лондон, 23 сентября 1941

Получил вашу телеграмму от 20 сентября. Ваше мнение представляется мне весьма правильным и полностью соответствует моим намерениям. Что касается главы нашего представительства, то я выбираю Тиксье. Он известен как человек лояльный и надежный. Кроме того, французские профсоюзы, как христианские, так и те, что входили в бывшую ВКТ, занимают во Франции совершенно правильную позицию. И, наконец, социальный вопрос -это важнейший вопрос завтрашнего дня.

До того времени, когда Тиксье сможет приступить к этой работе, главой нашего представительства должен быть Бегнер, с тем чтобы он и в дальнейшем оставался в его составе. Согласен со всеми остальными кандидатурами.

Как только вы урегулируете это дело, немедленно возвращайтесь. Вы нужны нам здесь. Вы должны стать душой Национального комитета, который я создам на днях.

Телеграмма верховного комиссара Франции на Тихом океане адмирала д'Аржанлье генералу де Голлю

, в Лондон

Папеэте, 23 сентября 1941

1. 23 сентября прибыл в Папеэте и немедленно приступил к исполнению обязанностей Верховного комиссара.

2. Сегодня исполняется годовщина со дня событий в Дакаре. В память этого дня прошу вас принять заверения в моем высоком уважении и глубокой преданности вам лично, а также в беззаветной верности Франции, с какой я буду выполнять возложенную на меня миссию. [561]

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Лондон

Вашингтон, 25 сентября 1941

В течение последних месяцев общественность Америки проявляет чрезвычайное разочарование в отношении французской нации в целом. Обращения некоторых комитетов, занимающихся сбором и отправкой посылок военнопленным французам и продовольствия детям, за пожертвованиями встречают у американской общественности все более слабый отклик. Так, например, в августе самый значительный из этих комитетов, во главе которого стоит Анна Морган, получил лишь 1225 долларов, в том числе чек на 1000 долларов, переданный Шарлем Буайе.

Но в то же время начало активного сопротивления во Франции и действия героических солдат «Свободной Франции» усилили симпатии американцев к нам и возродили веру во французский народ. Шарль Буайе, который является убежденным сторонником «Свободной Франции» и активно участвует во всех филантропических мероприятиях в пользу Франции, сказал мне, что недалек тот час, когда уже можно будет от имени «Свободной Франции» обратиться к американцам с призывом о помощи французским военнопленным в Германии и детям во Франции. Я разделяю это мнение.

Речь идет о том, чтобы организовать комитет, который смог бы обратиться с этим призывом...

Разумеется, что такие действия могут иметь место лишь при том условии, что английское правительство не сочтет их нежелательными в связи с блокадой. Припоминая ваше письмо Черчиллю от июля 1940, я полагаю, что в случае, если вы одобряете эту идею, вы смогли бы обсудить ее лично с премьер-министром.

Телеграмма верховного комиссара д'Аржанлье генералу де Голлю

, в Лондон

Папеэте, 2 октября 1941

Официальный прием 23 сентября прошел в полном порядке, в атмосфере учтивости и достоинства. В колонии царит полный порядок, и она открыто выражает свою преданность «Свободной [562] Франции». Большое впечатление произвело прибытие эсминца «Триомфан».

Неделю с 23 по 30 сентября я совместно с генерал-губернатором Брюно и высшими должностными лицами посвятил внимательному изучению внутреннего положения, а также учету военных сил и средств. Мне также удалось установить контакт с губернатором де Кюртоном и его сотрудниками на острове Муреа, а также со многими видными местными деятелями. Я пообещал разобраться в их деле со всей справедливостью и лишь после этого принять нужные меры. Все они заявляют, что, несмотря на эти месяцы испытаний, они верны нашему движению и желают служить в войсках «Свободной Франции».

Сегодня, 1 октября, я в соответствии с вашими указаниями сделал официальное заявление об окончании полномочий генерал-губернатора Брюно в Океании.

В силу предоставленных мне полномочий я назначил на должность губернатора Орселли.

...Он обладает познаниями не только в военной, но также и в финансовой и экономической областях. Мой выбор получил всеобщее одобрение.

Я намереваюсь к 10 октября прибыть через острова Фиджи в Новую Каледонию. Одновременно генерал-губернатор Брюно выедет согласно вашему приказанию в Лондон.

Телеграмма Рене Плевена генералу де Голлю

, в Лондон

Вашингтон, 4 октября 1941

1 октября я был принят Уэллесом. Он заявил мне, что политика правительства Соединенных Штатов направлена на восстановление независимости и целостности Франции и Французской империи, причем это определяется не только соображениями морального порядка, но и убеждением американского правительства в том, что для мира имеет существенное значение, чтобы Франция продолжала играть важную роль в мировой политике. Он обратил мое внимание на то, что, следовательно, имеется полное совпадение целей политики правительства США по отношению к Франции и политики «Свободной Франции». Из этого вытекает, что возможные расхождения между нами сводятся [563] единственно к нахождению лучшего метода, которому нужно следовать в этой политике.

Коснувшись этого вопроса, он заявил, что какие бы меры ни принимало правительство США, оно всегда принимало их после консультации с английским правительством и в полном согласии с ним. Это полное согласие с правительством Англии является также одной из особенностей политики правительства США по отношению к Франции. Он добавил, что любое предложение, интересующее «Свободную Францию» и получившее поддержку английского правительства, встретит с его стороны благоприятное отношение. По этому поводу он заметил, что английское правительство ознакомило его с содержанием переговоров относительно создания Национального комитета.

Я спросил у него, не считает ли он, что в наших общих интересах было бы желательно направить представителя США в Лондон для поддержания непосредственного контакта с генералом де Голлем и Национальным комитетом, не затрагивая при этом вопроса о дипломатическом признании и других юридических вопросов. Он ответил, что, по его мнению, возможностей идти дальше того, что уже достигнуто в области взаимного контакта, нет. Тогда я обратил его внимание на тот факт, что в полном согласии с английским правительством мы поставили вопрос о предоставлении нам возможности пользоваться непосредственно помощью по закону о ленд-лизе, причем я отметил, какие моральные выгоды обеспечила бы нам эта возможность.

Всячески избегая дать отрицательный ответ, он заявил, что этот вопрос находится еще в стадии изучения, заметив, однако, что, поскольку по точному смыслу закона помощь по ленд-лизу предоставляется только правительствам, самый факт распространения этого закона на нас означал бы дипломатическое признание. Я заметил, что формальные трудности можно было бы, как всегда, преодолеть, но он возразил, что в данном случае это ему представляется маловероятным...

Уэллес неизменно держится весьма холодно. В разговоре со мной он проявил особенную сдержанность и ни разу не дал мне возможности более широко изложить перспективы движения «Свободной Франции». Не следует принимать всерьез его слова насчет того, что государственный департамент всегда принимает меры в отношении Франции якобы по согласованию с английским правительством. Все здесь отлично понимают, что Уэллес и его сторонники думают, что в делах, касающихся Франции, они [564] разбираются лучше, чем наши английские союзники и даже чем мы сами.

Истинная подоплека всего этого состоит в том, что, основываясь на сообщениях адмирала Леги и американских наблюдателей во Франции и в Африке, они полагают, что американское влияние на Виши и на Вейгана все еще может воспрепятствовать осуществлению последними планов сотрудничества с немцами в духе Дарлана и что хотя они и готовы помочь нам повсюду, где мы осуществляем власть, но боятся, поддерживая слишком открыто «Свободную Францию», уничтожить остатки своего влияния в Виши и Северной Африке. Однако эта политика (это признает и сам Уэллес) нуждается в поправках в свете текущих событий, и нет никакого сомнения, что симпатии как большинства американских официальных лиц, так и общественных кругов склоняются в нашу сторону.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару д'Аржанлье в Папеэте

Лондон, 9 октября 1941

Получил вашу телеграмму от I октября. Принятые вами меры и позиция, занятая вами на Таити, представляются мне целесообразными. Утверждаю назначение Орселли на пост губернатора... Я возлагаю большие надежды на действия, которые вы лично предпримете в Нумеа. Мне представляется, что с Сото нужно считаться и его следует подбодрить. Прошу вас установить связь с Сиднеем, Сингапуром, Батавией и, если возможно, с Пондишери.

Письмо генерала де Голля министру иностранных дел Великобритании Энтони Идену

Лондон, 13 октября 1941

Господин Иден!

Сведения, поступающие из многочисленных и разнообразных источников, единогласно свидетельствуют о том, что почти все население островов Сен-Пьер и Микелон выступает за присоединение к «Свободной Франции».

Я полагаю, что настало время в соответствии с твердым желанием населения присоединить острова Сен-Пьер и Микелон [565] к «Свободной Франции», устранив силой власть Виши.

Эту операцию могли бы без труда выполнить два корвета ВМС «Свободной Франции» («Мимоза» и «Алисе»), которые в настоящее время находятся в ньюфаундлендских водах под командованием умелого и опытного офицера (капитана 2-го ранга Бирс). Я склонен к тому, чтобы отдать приказ о проведении подобной операции.

Я был бы благодарен, если бы вы сочли возможным сообщить ваше мнение по этому вопросу.

Искренне ваш.

Письмо Э. Идена генералу де Голлю

(Перевод)

Лондон, 20 октября 1941

Генерал!

В своем письме от 13 октября вы просили сообщить мое мнение относительно возможной операции французских военно-морских сил против островов Сен-Пьер и Микелон.

Мы считаем своим долгом проконсультироваться по этому вопросу с правительством Канады. После ознакомления с его точкой зрения мы должны будем консультироваться с правительством США. Вы понимаете, разумеется, что географическое положение этих островов не позволяет нам санкционировать какую-либо операцию, ведущую к изменению их статус-кво, не заручившись недвусмысленным согласием правительств Канады и США.

О результатах этих переговоров я незамедлительно поставлю вас в известность.

Искренне ваш.

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции », в Вашингтон

Лондон, 3 ноября 1941

Вам предоставляется право подписать соглашение с «Pan American Airways», одобренное генералом де Голлем. Можете сообщить [566] «Pan American Airways», что она могла бы использовать в качестве удобного промежуточного порта аэродром в Пуэнт-Нуаре, которым уже теперь успешно пользуется компания «British Airways».

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции », в Вашингтон , и верховному комиссару Франции , в Нумеа

Лондон, 13 ноября 1941

Сообщаем директивы Национального комитета, касающиеся переговоров с правительством США относительно установления линий воздушного сообщения на Тихом океане.

1. Оборудование необходимых наземных сооружений (воздушных баз, радиостанций, посадочных площадок) может производиться всякий раз лишь по согласованию с местными органами властей «Свободной Франции».

2. Хранилища горючего должны быть оборудованы в соответствии с французскими правилами безопасности.

3. Оборудованные таким образом сооружения перейдут в собственность Франции.

4. Организация приема и отправки самолетов на аэродромах, полета над аэродромами и обеспечение общего порядка на аэродромах и в морских аэропортах возлагается на французские власти.

5. Командование аэродромами возлагается на французских офицеров или иных французских должностных лиц.

6. В случае если предусматриваемая концессия подлежит продлению на послевоенное время, права Франции на взаимность признаются заранее.

Телеграмма представительства

«Свободной Франции » в Вашингтоне Национальному комитету в Лондоне

Вашингтон, 28 ноября 1941

26 ноября де Русси де Саль и Бегнер нанесли визит Самнеру Уэллесу. Целью этого визита было узнать у заместителя государственного [567] секретаря США, может ли он высказать мнение относительно изменения положения во Франции и влияния, которое это изменение могло бы оказать на отношения между США и «Свободной Францией».

Уэллес заявил, что на положение во Франции он смотрит весьма пессимистически. Все силы, способные оказать сопротивление, исчезли или близки к исчезновению, и, по-видимому, нет никаких средств, чтобы задержать подобный ход событий.

Де Русси де Саль спросил у Уэллеса, внушает ли ему такой же пессимизм положение дел в Северной Африке. Уэллес ответил, что, согласно полученной информации, положение там не изменилось, но он не склонен доверять этой информации и лично полагает, что положение в Северной Африке так же неблагоприятно, как и в метрополии.

Уэллес не скрыл, что считает игру во Франции проигранной и что все заставляет предполагать о разрыве в ближайшем же будущем. Объявленная встреча между Петэном и Герингом говорит об этом очень много.

Де Русси де Саль и Бегнер показали Уэллесу, что если положение во Франции настолько неблагоприятно, как он это думает, то из этого вытекает важное следствие, касающееся роли «Свободной Франции». Ведь если Виши окажется втянутым в союз с Германией, как это предполагает Уэллес, то возникнет серьезная опасность, как бы мировое общественное мнение не стало видеть в 40 миллионах французов соучастников вишистов. Руководители «Свободной Франции» глубоко обеспокоены этим. Между тем правительство США, по-видимому, имеет все возможности избежать какого-либо смешения между правительством Виши и французским народом, если бы произошло худшее, и поэтому было бы необходимо широко осведомить народ США о движении Сопротивления во Франции и открыто одобрить линию поведения, которой вот уже более года придерживается генерал де Голль.

Де Русси де Саль и Бегнер прямо спросили Уэллеса, могут ли сторонники «Свободной Франции» получить заверение о его согласии с такой точкой зрения. Уэллес дал вполне утвердительный ответ.

Итак:

Уэллес считает, что постепенно, но неизбежно отношения между Вашингтоном и Виши будут все более ухудшаться.

Уэллес согласен, что в связи с этим встанет важнейший вопрос: как бы не допустить того, чтобы французский народ сочли связанным решениями правительства Виши. [568]

Можно предположить, что в зависимости от того, насколько «Свободная Франция» сможет представить на деле общее движение Сопротивления французского народа, государственный департамент будет оказывать ей все возрастающую поддержку.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару д'Аржанлье

, в Нумеа

Лондон, 28 ноября 1941

Положение, создавшееся на Дальнем Востоке и на Тихом океане, со все большей необходимостью требует координации действий наших представителей. В целях обеспечения необходимой преемственности и согласованности нашей политики в районах, связь с которыми особенно затруднена и где нам приходится защищать весьма значительные интересы Франции, Национальный комитет решил поручить вам рассмотрение всех вопросов, касающихся Тихого океана, и присвоить вам звание «Национального комиссара во французских владениях на Тихом океане».

Вам надлежит выбрать местопребывание там, где вы сочтете наиболее удобным как с точки зрения ваших разъездов, так и с точки зрения обеспечения тесной связи с представителями сотрудничающих с нами в деле обороны держав на Дальнем Востоке: Австралии, Новой Зеландии, Китая (Чунцин), а также и с местными властями: британскими (Гонконг, Сингапур), американскими (Манила) и голландскими (Батавия).

Все наши дипломатические и административные представители в районе Тихого океана будут находиться под вашим руководством... Вы будете направлять политическую деятельность этих представителей, которые будут отчитываться перед вами, как и перед Национальным комитетом. Однако о делах, затрагивающих принципиальные вопросы или касающихся общей политики Национального комитета, следует докладывать Комитету.

Обо всем сказанном выше будет доведено до сведения Эскарра, Барона, Вийоке, Вешана, Бренака.

Кроме того, об этом будет сообщено правительствам заинтересованных стран. [569]

Телеграмма адмирала Мюзелье генералу де Голлю

, в Лондон

На борту «Мимозы », 9 декабря 1941

1. Отплыву в Галифакс с кораблями «Мимоза», «Алисе», «Аконит», которыми я могу располагать до 16 декабря. «Сюркуф» будет в Галифаксе.

2. Я готов к операции на островах Сен-Пьер и Микелон. Ввиду новой общей обстановки я немедленно отправлюсь в Оттаву, чтобы заручиться согласием Канады и Америки.

3. Прошу вас испросить согласия англичан и сообщить мне о результатах ваших переговоров с ними.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, на борт корвета «Мимоза »

Лондон, 9 декабря 1941

С точки зрения намеченной операции никаких изменений в обстановке нет, и мне нечего добавить к тому, что я сказал вам при нашей последней встрече.

Письмо генерала де Голля Уинстону Черчиллю

Лондон, 10 декабря 1941

Дорогой премьер-министр!

Как вам известно, население французских островов Сен-Пьер и Микелон, вблизи Ньюфаундленда, горячо поддерживает «Свободную Францию».

В настоящее время адмирал Мюзелье с тремя французскими корветами «Мимоза», «Алисе» и «Аконит» отбыл из Ньюфаундленда к Галифаксу. Он предлагает немедленно осуществить присоединение Сен-Пьера и Микелона к «Свободной Франции», и эта операция не встретит, по-видимому, особых затруднений. Я целиком одобряю этот план.

Буду благодарен вам, если вы мне срочно дадите знать, согласно ли правительство Его Величества на проведение этой небольшой операции.

Искренне ваш. [570]

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Галифакс

Лондон, 13 декабря 1941

Я запросил у англичан согласия на присоединение обоих островов. Но я не рассчитываю на положительный ответ, ибо они полагают, что в этом вопросе в первую голову заинтересованы Канада и США. С другой стороны, остается слишком мало времени, чтобы получить ответы путем переговоров. Как я вам говорил перед вашим отъездом, я полагаюсь всецело на вас, надеюсь, что вы сможете добиться успеха своими силами. Во всяком случае, я беру на себя ответственность за все, что вы сочтете нужным предпринять в этом отношении.

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 14 декабря 1941

Ниже следует текст ноты, врученной 13 декабря Д, Биддлу в связи с реквизицией судов в Америке.

«13 декабря в газетах были опубликованы сообщения о том, что, согласно решению вашингтонского правительства, трансатлантический пароход «Норманди» и одиннадцать других французских судов, находящихся в американских портах, подверглись реквизиции, а экипажи сняты с судов и находятся под надзором. По-видимому, в намерения правительства США входит заменить эти экипажи американскими моряками и использовать реквизированные суда для нужд войны.

Французский национальный комитет стремится к тому, чтобы эти суда и, по возможности, их экипажи приняли участие в военных усилиях союзников.

Однако Французский национальный комитет считает своим долгом заметить, что он осуществляет задачу по управлению национальным достоянием Франции и его использованию в войне против держав оси.

В связи с этим комитет хотел бы иметь своего представителя при американских властях для согласования всех вопросов, касающихся [571] руководства и использования упомянутых судов.

Он также настаивает на том, чтобы по мере возможности эти суда были укомплектованы французскими моряками. Поэтому он придает большое значение тому, чтобы его представительство в Америке получило возможность установить контакт с экипажами, снятыми с судов, с целью добиться их присоединения к «Свободной Франции».

Телеграмма Национального комитета представителю

«Свободной Франции » в Чунцине Жану Эскарра

Лондон, 14 декабря 1941

Ниже следует текст ноты, врученной 12 декабря китайскому послу национальным комиссаром по иностранным делам.

«В своем сообщении от 9 декабря с. г. национальный комиссар по иностранным делам изложил его превосходительству послу Китая при правительстве Великобритании позицию Французского национального комитета в отношении конфликта, развязанного японской агрессией на Тихом океане. Оказавшись, таким образом, в состоянии войны с Японией, «Свободная Франция» стала фактически союзницей Китая, который в свою очередь только что официально объявил войну этой державе, равно как Германии и Италии.

Французский национальный комитет поддерживает официальные отношения со всеми союзными странами и желал бы в интересах общего дела установления аналогичных отношений с Китаем.

В надежде, что правительство Китая разделит это мнение, национальный комиссариат по иностранным делам имеет честь испросить его согласие на назначение при нем делегата Национального комитета, каковой находился бы под общим руководством национального комиссара в районе Тихого океана адмирала д'Аржанлье. Майор Эскарра, находящийся в настоящее время в Чунцине, в силу своих прежних заслуг является особенно подходящим лицом для выполнения этой важной задачи.

Комиссариат, как он уже сообщил посольству, считал бы желательным откомандировать в Куньмин для связи и информации майора Тютанжа, французского офицера, находящегося в данное время в Сингапуре. [572]

Национальный комиссариат по иностранным делам был бы очень обязан посольству Китая, если бы оно взяло на себя труд передать эти предложения своему правительству и сообщить, как только это станет возможно, о решении последнего».

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 17 декабря 1941

При сем прилагается текст докладной записки, касающейся Мартиники, Гваделупы и Гвианы и врученной 17 декабря Биддлу:

«За последние недели американская пресса не раз намекала на особое положение, в каком оказались принадлежащие Франции Антильские острова. Из высказываний печати можно сделать вывод, что правительство США предусматривает, по-видимому, в ближайшем будущем оккупацию этих островов, а также Гвианы с целью завершения оборонительной системы западного полушария. Эти утверждения до сих пор не получили никакого официального подтверждения. Тем не менее Национальный комитет не может оставаться безразличным к подобного рода утверждениям, учитывая, что он взял на себя защиту французских интересов во всем мире.

Французский национальный комитет вполне понимает, какое значение имеют эти французские владения для защиты общего дела, и выражает желание, чтобы эти колонии смогли как можно скорее принять участие в борьбе против держав оси. Однако в связи с этим не может не возникнуть вопрос о национальных интересах Франции.

Мартиника, Гваделупа и Гвиана находятся под суверенитетом Франции. Это очень давние французские владения. Все они представлены в парламенте. Суверенные права Франции на эти территории не могут быть поставлены под вопрос вследствие одного лишь факта, что нынешние власти подчиняются правительству Виши и поэтому не могут, с точки зрения правительства США, дать достаточных гарантий в отношении охраны этих важнейших стратегических позиций. Таким образом, на случай, если правительство США найдет нужным предусмотреть меры безопасности в отношении Мартиники, Гваделупы [573] и Гвианы, Национальный комитет считает своим долгом заявить следующее:

1. Он готов участвовать в отвоевании, сохранении и обороне этих французских территорий.

2. Он намерен заменить, как только это станет возможным, теперешнюю администрацию этих владений такой, которая будет подчиняться Комитету, до создания во Франции правительства, избранного народом в законном порядке.

3. Он возьмет на себя управление экономическими ресурсами этих территорий в целях их лучшего использования в интересах антигитлеровской коалиции.

Предпринимая подобный демарш, Французский национальный комитет руководствуется своим священным долгом охранять права и интересы Франции. Его побуждает к этому также забота о том, чтобы не давать пищи коварной пропаганде врага, стремящегося использовать любой случай, чтобы утверждать, будто англосаксонские державы готовы лишить Францию ее колониальной империи».

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Галифакс

Лондон, 17 декабри 1941

Переговоры, которые мы ведем в Лондоне, убеждают нас, что мы не сможем ничего предпринять на островах Сен-Пьер и Микелон, если мы будем ожидать разрешения от всех тех, кто заявляет о своей заинтересованности в этом вопросе. Это надо было предвидеть. Единственное возможное решение заключается в том, чтобы мы действовали по своей собственной инициативе. Еще раз повторяю вам, что принимаю на себя всю ответственность за любые ваши действия в этом вопросе.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Галифакс

Лондон, 18 декабря 1941

По вашей просьбе мы запросили правительства Англии и США. Из надежных источников нам известно, что канадцы сами [574] намереваются вывести из строя радиостанцию на острове Сен-Пьер. Ввиду этого приказываю вам приступить к освобождению Сен-Пьера и Микелона своими собственными средствами, ничего не сообщал об этом союзникам. Я беру на себя всю ответственность за эту операцию, которая стала необходимой ради сохранения Францией этих владений.

Телеграмма генерала де Голля представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 19 декабря 1941

Мы получили конфиденциальное сообщение от английского МИД, что правительство Канады намеревается путем переговоров или вооруженным путем добиться установления своего контроля над радиостанцией островов Сен-Пьер и Микелон.

Как предполагают, этот проект получил поддержку правительства США, которое, с другой стороны, воспротивилось каким бы то ни было действиям вооруженных сил «Свободной Франции», направленным на воссоединение этих французских территорий.

Одна из основных целей Национального комитета состоит в том, чтобы снова ввести в войну за дело Франции и за общее дело союзников те части Французской империи, которые могут быть вырваны из-под власти правительства, находящегося под контролем противника.

Существование Национального комитета потеряло бы всякий смысл, если бы он стал допускать посягательства союзных правительств на суверенные права Франции в каком-либо из ее владений.

Прошу довести это до сведения государственного департамента. При этом вы можете использовать аргументы, изложенные в недавно направленной вам нашей ноте по поводу Антильских островов.

Заявите также, что операция, подобная той, какая предусматривается на островах Сен-Пьер и Микелон, была бы особенно неуместной в момент, когда Германия оказывает открытое давление на Виши с целью добиться «совместной организации» обороны в Северной Африке по образцу Индокитая. [575]

Обращаю ваше внимание на строго секретный характер настоящего сообщения.

Телеграмма представительства

«Свободной Франции » в Вашингтоне генералу де Голлю , в Лондон

Вашингтон, 19 декабря 1941

Государственный департамент поставил нас в известность о том, что адмирал Хорн отбыл для проведения непосредственных переговоров с губернатором Мартиники адмиралом Робером.

По мнению правительства США, положение на Мартинике определяется следующими двумя факторами:

1. Мартиника обладает военными ресурсами, которые могли бы быть использованы в интересах союзников.

2. В настоящее время население острова не склонно, по-видимому, поддерживать движение «Свободной Франции».

Правительство США полагает кроме того, что при создавшемся положении, с точки зрения международной обстановки и необходимости принятия срочных мер, решающее значение должны иметь соображения военно-стратегического порядка.

По возвращении адмирала Хорна государственный департамент сообщит нам о результатах переговоров.

Телеграмма адмирала Мюзелье генералу де Голлю

Галифакс, 21 декабря 1941

Получил вашу телеграмму от 17 декабря с приказом о начале операции. Ваши указания будут выполнены, как только представится возможность. В настоящее время нам мешает сильная снежная буря. Орудия и торпедные аппараты временно выведены из строя вследствие обледенения. Надеюсь, что смогу сняться с якоря 22 декабря со всеми четырьмя кораблями. Соблюдаем полнейшую тайну. [576]

Телеграмма генерала де Голля представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 21 декабря 1941

Ввиду того, что «Свободная Франция» и США, имея трех общих противников, выступают фактически как союзники и что мы непосредственно заинтересованы в событиях на тихоокеанском театре военных действий в связи с наличием там наших владений, я предполагаю направить в Нью-Йорк военную миссию.

Эта миссия будет придана вашему представительству, и ее руководитель будет подчиняться вам. Ее возглавит полковник де Шевинье, бывший воспитанник училища Сен-Сир, который в настоящее время состоит начальником кабинета генерала Катру. Послужной список полковника де Шевинье свидетельствует о том, что он особенно подходит для осуществления этой задачи...

Прошу запросить государственный департамент, не возражает ли он против создания при вашем представительстве военной миссии и назначения полковника де Шевинье...

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 21 декабря 1941

Телеграфные агентства сообщают, что адмирал Робер и американский адмирал Хорн заключили соглашение о нейтралитете французских Антильских островов. Со своей стороны Виши как будто отрицает существование такого соглашения.

Я был бы вам обязан, если бы вы мне могли сообщить какие-либо сведения по этому поводу.

В ходе ваших переговоров с государственным департаментом прошу изложить следующие соображения. Французский национальный комитет, который в своей политике руководствуется лишь интересами Франции, представляет себе доводы, какими в данном случае могло руководствоваться американское адмиралтейство.

Но меры, принятые США, вызывают возражения двоякого рода. [577]

а) Соглашения, заключенные с местными властями Французской империи, фактически направлены на расчленение, по крайней мере временное, владений Франции и возникновение в них сепаратистских тенденций. Они представляют также опасность для единства Франции и ее империи.

б) Нейтрализация частей Французской империи является совершенно неприемлемой. Франция глубоко заинтересована в том, чтобы ее империя вновь приняла активное участие в борьбе, увеличивая тем самым вклад Франции в войну и укрепляя права Франции как великой державы на участие в общей победе.

Такова точка зрения, которую вам надлежит открыто высказывать и постараться разъяснить официальным кругам и общественному мнению США.

Телеграмма Национального комитета верховному комиссару д'Аржанлье

, в Нумеа

Лондон, 22 декабря 1941

Телеграмма из Виши от 21 декабря сообщает о назначении адмирала Деку Верховным комиссаром всех французских владений в зоне войны на Тихом океане. Согласно этой телеграмме, «французское правительство считает, что настало время принять меры по обеспечению безопасности, дабы предупредить всякую неожиданность».

Со своей стороны официальное германское информационное агентство уточняет, что Верховный комиссар будет осуществлять контроль «в Индокитае, Новой Каледонии и на прилегающих островах, во французских владениях в Австралазии и Индии и в кондоминиуме Новые Гебриды».

Это мероприятие, очевидно, проводится Виши под давлением Германии и по требованию Японии. Нетрудно вскрыть мотивы, которыми руководствовались германское и японское правительства. Они стремятся сохранить возможность прибрать к рукам французские владения на Тихом океане под предлогом организации там «совместной обороны» с Виши, как это произошло в Индокитае. Менее ясны намерения правительства Виши. Что касается его, то здесь может идти речь либо о чисто платоническом согласии, данном державам оси, либо о хитрой уловке, которая при случае дала бы возможность согласиться на оккупацию японцами [578] французских островов на Тихом океане и одновременно провозгласить нейтралитет Виши в этом конфликте. И, наконец, может быть, Виши стремится создать в глазах американцев противовес назначению д'Аржанлье и вмешаться в наши переговоры с союзниками по вопросу об обороне тихоокеанских владений, присоединившихся к «Свободной Франции».

Как бы то ни было, назначение адмирала Деку вынуждает нас усилить бдительность. Мы сообщаем правительствам Англии и США обо всей важности этого события.

Письмо г-на Сарджента генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Лондон, 24 декабря 1941

Дорогой генерал!

По поручению министра иностранных дел сообщаю вам о получении вашего письма от 18 декабря, в котором вы излагаете точку зрения Национального комитета на операцию, которую правительство Его Величества намеревается провести в Канаде в отношении островов Сен-Пьер и Микелон.

Верховному комиссару Соединенного Королевства в Канаде предложено довести до сведения канадского правительства мнение Национального комитета.

Примите заверения в моей глубокой преданности.

Телеграмма адмирала Мюзелье британскому адмиралтейству

, в Канаду

Сен-Пьер, 24 декабря 1941

Имею честь информировать вас, что во исполнение приказа, полученного недавно от генерала де Голля, и по просьбе местного населения я прибыл сегодня утром на остров Сен-Пьер и провел присоединение населения островов к «Свободной Франции» и к делу союзников. Нам оказан восторженный прием. [579]

Телеграмма адмирала Мюзелье генералу де Голлю

, в Лондон

Сен-Пьер, 24 декабря 1941

Микелон единодушно высказался за присоединение к «Свободной Франции». Плебисцит в Сен-Пьере состоится завтра. Мною установлен надзор за губернатором, занявшим враждебную позицию. Я назначил старшего лейтенанта флота Савари комиссаром «Свободной Франции» на островах Сен-Пьер и Микелон. Доношу, что снабжение островов требует срочного получения кредитов в долларах. Нужно не менее 80 тысяч долларов. Местных чиновников я временно оставил на своих постах. Добавлю в заключение, что с консулами Канады и США установлены сердечные отношения. Сегодня, во второй половине дня, над островом пролетели американские гидросамолеты.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 25 декабря 1941

Сообщите дорогим и столь преданным Франции жителям Сен-Пьера и Микелона о той радости, которую испытывает вся нация в связи с их освобождением.

Сен-Пьер и Микелон вновь доблестно включаются вместе с нами и нашими отважными союзниками в борьбу за освобождение родины и за свободу мира.

От своего имени и от имени Национального комитета горячо поздравляю лично вас по случаю успешного достижения этого присоединения, которое вы провели с большим достоинством при полном соблюдении порядка.

Да здравствует Франция!

Телеграмма агентства

«Эксчейндж Телеграф »

(Перевод)

Вашингтон, 25 декабря 1941

«События, имевшие место на Сен-Пьере и Микелоне, вызвали беспокойство в государственном департаменте США. Корделл [580] Хэлл прервал рождественские каникулы и вернулся к исполнению своих обязанностей.

В коммюнике государственного департамента говорится: «Первые сообщения, которыми мы располагаем, показывают, что предпринятые кораблями так называемой «Свободной Франции» на Сен-Пьере и Микелоне действия являются самочинными и совершены без ведома и согласия правительства США. Правительство США обратилось к правительству Канады с запросом о том, какие меры оно намерено предпринять для восстановления статус-кво на островах».

Телеграмма генерала де Голля представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 26 декабря 1941

В вопросе о Сен-Пьере и Микелоне вам надлежит руководствоваться следующим:

1. Французский национальный комитет получил достоверные сведения, что население Сен-Пьера и Микелона желает примкнуть к «Свободной Франции», с тем чтобы возобновить борьбу во имя освобождения матери-родины и торжества дела союзников.

2. Тот факт, что адмирал Мюзелье установил контроль над обоими островами не только без каких-либо инцидентов, но при восторженном одобрении населения, свидетельствует, что его действия полностью отвечают чаяниям местного населения, которое счастливо избавиться от унизительного рабства, в которое его ввергло перемирие. Прекрасным доказательством этого являются результаты плебисцита, в итоге которого 98 процентов населения Сен-Пьера высказалось за «Свободную Францию». А в Сен-Пьере сосредоточено почти все население колонии (4200 жителей из 4500).

3. Установлено, что при режиме Виши радиостанция Сен-Пьера сообщала врагу ценные метеорологические сведения. Кроме того, оба острова могли быть использованы как базы немецких подводных лодок. Эти опасности отныне устранены. Сен-Пьер будет служить потребностям союзнического флота.

4. Уже несколько столетий Сен-Пьер и Микелон принадлежат Франции и заселены исключительно французами. Вопрос о том, в чьих руках будет находиться власть на этих островах, есть внутреннее [581] французское дело. Трудно представить себе, чтобы третьи лица могли отказать французам в праве сбросить цепи перемирия и вновь занять свое место в бою.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 27 декабря 1941

Национальный комитет полностью одобряет все принятые вами меры. О назначении Савари комиссаром по вашему предложению будет объявлено декретом.

Вопрос о долларах изучается. Мы знаем, что это жизненная необходимость, и сделаем все, что нужно. Присоединение Сен-Пьера и Микелона произошло в тот самый момент, когда государственный департамент в Вашингтоне вел переговоры о соглашении с Виши. Согласно этому соглашению, господство Виши над французскими Антильскими островами и нейтрализация этих островов были бы признаны и упрочены. Мы не могли согласиться на это. С другой стороны, у нас были доказательства того, что Канада собиралась оккупировать Сен-Пьер и Микелон. Ваши действия были весьма своевременны.

Оставайтесь на месте с судами до моего нового приказа. Я предупредил английское министерство иностранных дел, что вы оставите в своем распоряжении те французские корабли, какие найдете нужным, пока инцидент не будет урегулирован. Привет.

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 27 декабря 1941

Передайте государственному департаменту нижеследующее письменное сообщение.

«В коммюнике государственного департамента, опубликованном 25 декабря, говорится, что между всеми заинтересованными сторонами якобы заключено соглашение относительно островов Сен-Пьер и Микелон. [582]

Французскому национальному комитету о таком соглашении ничего не известно.

К тому же если это соглашение предусматривало нейтрализацию Сен-Пьера и Микелона или установление над этой французской колонией иностранного контроля в какой бы то ни было форме, то Комитет никоим образом не мог бы его одобрить. Французские национальные интересы требуют, чтобы части Французской империи, которые могут быть освобождены от режима перемирия, вновь включились в активную борьбу за освобождение матери-родины и за общее дело союзников.

С другой стороны, верно, что в ходе обмена мнениями, который имел место еще до 17 декабря между английским министерством иностранных дел и Национальным комитетом, последний дал понять правительству Великобритании, что в настоящее время он согласен воздержаться от действий в отношении островов Сен-Пьер и Микелон.

Однако 17 декабря комитет получил сведения о том, что между американским и канадским правительствами заключено соглашение, в силу которого правительство Канады должно было мирными средствами, а в случае необходимости и путем применения силы, добиться установления своего контроля над радиостанцией в Сен-Пьере.

Комитет признал, что подобное соглашение, против которого он немедленно выразил протест соответствующим правительствам, создало новую обстановку и что лишь немедленные действия с его стороны могли избавить население Сен-Пьера и Микелона от серьезных затруднений, удовлетворить чаяния местного населения и оградить интересы Франции и союзников».

Вам следует воздержаться от каких-либо комментариев и ограничиться учетом высказываний ваших собеседников, которые может вызвать у них вышеизложенное сообщение.

Телеграмма Национального комитета верховному комиссару в Бейруте генералу Катру и представителю

«Свободной Франции » в Каире барону Бенуа. копия : представительству «Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 27 декабря 1941

Было бы весьма полезно, если бы вы смогли в беседах с У. Буллитом, которые вам, возможно, придется вести во время его нынешнего [583] пребывания на Востоке, обратить его внимание на следующие вопросы:

1. Соглашение, заключенное между американским адмиралом Хорном и адмиралом Робером по вопросу о Мартинике, и переговоры с Виши, сорванные нашими действиями на Сен-Пьере и Микелоне, а также многие другие факты приводят нас к выводу, что Соединенные Штаты стремятся проводить в широком масштабе политику нейтрализации Французской империи по отдельным частям.

Такая политика может принести Соединенным Штатам некоторые временные выгоды, но представляет самую серьезную опасность для национальных интересов Франции.

а) В самом деле, эта политика ведет к расчленению, по крайней мере временному, Французской империи и содержит в себе на будущее опасные зародыши сепаратистских тенденций. Тем самым она наносит серьезный удар единству Франции и ее империи.

б) Эта политика оправдывает и стремится увековечить бездействие, на которое обрекло Французскую империю перемирие. Тем самым она помогает Германии, не располагающей достаточными возможностями принудить к бездействию отдаленные части нашей империи.

в) Эта политика лишает Францию той значительной помощи, которую могли бы и должны были бы оказать делу освобождения матери-родины французские заморские территории по примеру владений, уже присоединившихся к «Свободной Франции». Она лишает нашу страну единственной оставшейся у нее возможности внести свой вклад в совместную борьбу с союзниками и утвердить свои права на участие в общей победе. Такая политика усугубляет роковые последствия перемирия и направлена к тому, чтобы оправдать тезис, будто Франция окончательно выведена из игры. Таким образом, ставится под угрозу будущее нашей страны как великой державы.

2. Интересы Европы и англосаксонских держав требуют, напротив, сделать все возможное, чтобы увеличить вклад Франции в войну и подготовить ее возвращение на политическую сцену как великой европейской державы. Вместе с СССР, только что проявившим себя как самая крупная военная держава континента, сильная Франция составляет необходимый фактор европейского равновесия. Франция тем более имеет все основания играть эту роль, что между нею и СССР нет никаких спорных вопросов и [584] что, больше того, их интересы могут быть прекрасно согласованы при условии, если отношения их будут развиваться на основе равенства.

3. С точки зрения внутреннего положения политика нейтрализации Французской империи может иметь самые пагубные последствия. Эту политику не сможет понять французский народ, чья воля к сопротивлению росла и растет с каждым днем все больше, по мере того как тускнеет звезда Гитлера. Граждане нашей страны, особенно ее оккупированных районов, ежедневно рискующие или жертвующие своей жизнью, чтобы продемонстрировать свою волю оставаться французами, никогда не смогли бы понять, как могут союзники обречь на бездействие их соотечественников, располагающих возможностями принять участие в разгроме оккупантов. Недовольство, которое возникло бы в силу этого, может в конечном счете пойти на пользу тем элементам, которые будут стараться извлечь выгоду из успехов советских армий, руководствуясь внутриполитическими соображениями.

4. Всякая политика, всякая дипломатия, ориентирующаяся на Виши, лишена прочной основы. Режим, навязанный в настоящее время нашей стране, противоречит нашим традициям, нашему национальному духу и исчезнет вместе с войсками врага, чье присутствие одно лишь поддерживает его существование. Франция, которая будет существовать после победы, есть та Франция, которая ныне сражается и сопротивляется. Эта Франция не может согласиться с тем, чтобы дружественные страны ее удерживали, хотя бы частично, в цепях перемирия и чтобы из соображений временной выгоды, весьма к тому же сомнительных, приносились в жертву постоянные интересы французской нации.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю

, в Квебек

Лондон, 27 декабря 1941

У меня есть все основания опасаться, что нынешняя позиция государственного департамента в Вашингтоне по отношению к «Свободной Франции», с одной стороны, и к Виши — с другой, может причинить большой ущерб стремлению к борьбе во Франции и на других территориях. [585]

Я весьма опасаюсь, что на вооруженные силы и население как свободных французских территорий, так и еще не освобожденной Франции произведет чрезвычайно неблагоприятное впечатление то своего рода предпочтение, которое правительство США открыто оказывает лицам, ответственным за капитуляцию и за сотрудничество с врагом.

Мне представляется неправильным, что во время войны поощрения получают апостолы бесчестия.

Я говорю об этом вам, ибо я знаю, что вы это чувствуете сами и что вы один можете сказать об этом так, как надо.

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в Вашингтоне Адриена Тиксье генералу де Голлю , в Лондон

Вашингтон, 28 декабря 1941

24 декабря я имел беседу с работниками государственного департамента Атертоном и Ребером, в ходе которой я ознакомил их с вашей телеграммой от 17 декабря о возможности использования Соединенными Штатами баз на французских Антильских островах.

Ниже следует краткое изложение данного мне ответа.

1. Одной из целей политики правительства США в этой войне является восстановление или поддержание независимости и целостности Франции и ее империи.

2. Правительство США намерено противиться постановке вопроса о смене власти во французских колониях в Америке.

3. В настоящее время правительство США принимает меры к тому, чтобы получить гарантии безопасности без необходимости оккупировать базы во французских колониях. Именно в этом направлении и шли недавние переговоры между адмиралом Хорном и адмиралом Робером относительно Мартиники. По-видимому, государственный департамент удовлетворен достигнутыми результатами.

Мне не сообщили текста заключенного соглашения, но, по всей вероятности, адмирал Робер дал согласие на присутствие американских наблюдателей на Антильских островах и обязался заблаговременно сообщать правительству США обо всех передвижениях военных кораблей, находящихся в настоящее [586] время на Антильских островах. Таким образом, правительство США пытается добиться нейтрализации в военном отношении Антильских островов. Мне неизвестно, в какой степени обещания адмирала Робера обязывают правительство Виши.

4. Если дальнейшее развитие событий вынудит США в целях обеспечения их безопасности принять военные меры в отношении французских Антильских островов, то вопрос этот будет решаться в соответствии с резолюцией, принятой в июле 1940 на панамериканской конференции в Гаване. Эта резолюция предусматривает, что если возникает опасность изменения верховной власти американских колоний европейских держав, то США совместно с другими американскими государствами будут противодействовать передаче этих колоний какой-либо другой европейской стране. У меня создалось впечатление, что вопрос о французских колониях в Америке будет обсуждаться на панамериканской конференции, которая должна собраться в январе в Рио-де-Жанейро. Но мне не удалось выяснить, какова будет позиция Соединенных Штатов.

5. Поскольку правительство США не имеет в настоящее время намерений предпринять какие-либо действия для обеспечения военной безопасности Антильских островов, Атертон и Ребер не пожелали высказать свое мнение о возможности сотрудничества США со «Свободной Францией» в такого рода операции.

6. Я напомнил им, что с момента вступления США в войну генерал де Голль сделал все от него зависящее, чтобы установить союзнические взаимоотношения и сотрудничество на Тихом океане, что он является союзником Великобритании и Соединенных Штатов, что вооруженные силы «Свободной Франции» сражаются за общее дело и что было бы весьма странно, если бы французские владения в Америке были оккупированы Соединенными Штатами при участии таких нейтральных американских государств, как Бразилия, в то время как «Свободная Франция» была бы лишена возможности сотрудничать в этом вопросе.

7. Что касается гаванской резолюции, я подчеркнул, что европейским странам, имеющим колонии в Америке, было бы трудно признать право какой-либо панамериканской конференции распоряжаться этими владениями без согласия [587] заинтересованных стран и против воли местного населения.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 29 декабря 1941

Мне нет надобности доказывать вам, что с точки зрения Национального комитета нет никакой проблемы Сен-Пьера и Микелона. Франция восстановила порядок в одной из своих колоний. Она одна осуществляет и будет осуществлять там свои суверенные права. Нашим союзникам придется примириться с этим, и они примирятся.

Сообщаю, что англичане одобряют наши действия, прежде всего по соображениям морской безопасности, а затем потому, что их собственным владениям в Америке грозит посягательство со стороны США. Но англичане пуще всего стараются делать вид, что им ничего не было известно о нашем проекте. Что же, не будем придираться к ним из-за этого.

Прошу вас обстоятельно сообщить о ваших нуждах в отношении сотрудников различных категорий.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю

, в Лондон

(Перевод)

Вашингтон, 31 декабря 1941

Получил вашу телеграмму. Можете быть уверены, что я горячо защищал ваше дело перед нашими американскими друзьями. Ваши действия, нарушившие соглашение относительно Сен-Пьера и Микелона, вызвали здесь бурю, которая могла бы быть серьезной, если бы я не оказался на месте, чтобы переговорить с президентом. Вне всякого сомнения, в результате вашей деятельности создались новые трудности в отношениях с Соединенными Штатами, и в известной мере она помешала благоприятному развитию событий. Я продолжаю делать все, что могу, во имя наших интересов. [588]

Телеграмма Национального комитета верховному комиссару

, в Нумеа

Лондон, 3 января 1942

Правительство Соединенных Штатов обратилось к нам с запросом относительно возможности использования острова Бора-Бора в качестве базы снабжения американских судов, курсирующих в южных морях.

Национальный комитет выразил свое согласие с теми же оговорками, которые были уже сделаны в отношении Новых Гебридов и Новой Каледонии. Важнейшими из этих оговорок являются: сохранение суверенитета Франции, а также право собственности Франции на оборудование, которое там будет установлено.

В силу этого вам надлежит немедленно оказать на острове Бора-Бора необходимое содействие представителям США при соблюдении условий, изложенных в инструкциях, данных вам ранее.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру

, в Бейрут

Лондон, 3 января 1942

Ваш интересный доклад о беседах с Буллитом, Литтлтоном и Окинлеком по вопросу о Северной Африке подтверждает то, что мне было известно о политике Америки, а следовательно, и Англии в отношении Франции.

Оккупация Сен-Пьера и Микелона адмиралом Мюзелье была подобна камню, брошенному в лужу. И как вы видели, сразу же заквакали лягушки.

Для государственного департамента в Вашингтоне весь французский вопрос сводится к тому, чтобы добиться предотвращения активного сотрудничества Виши с Германией. Корделл Хэлл полагает добиться этого, стараясь любой ценой уберечь Виши. Этим объясняется очень многое и даже перемирие, заключенное в Сен-Жан д'Акре. Англичане, хотя и без убежденности, сообразуют свою политику с американскими указаниями. Однако они вносят в нее некоторые коррективы, о чем свидетельствует ряд фактов и, в частности, речь Черчилля в Оттаве. [589]

В конце концов все дело заключается в том, что англосаксы вообще и американцы в особенности хотят, конечно, выиграть войну, но не собираются вести ее по-настоящему, то есть подвергать себя всем тем опасностям и риску, которые она несет с собой.

Россия, наоборот, ведет войну не щадя усилий. Вот почему в настоящее время мы ближе к ней, чем к какой-либо другой державе, и я надеюсь, что в скором времени мы сможем доказать это дипломатическими, а может быть, и военными мероприятиями.

В связи с этим я могу сказать вам уже сейчас, что, возможно, нам действительно придется отправить весной некоторые части в Южную Россию. В ближайшее время я сообщу вам некоторые подробности по этому вопросу.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару д'Аржанлье

, в Нумеа

Лондон, 4 января 1942

1. Ввиду неустойчивости в наших международных отношениях прошу вас бдительно охранять суверенитет Франции от поползновений со стороны какого бы то ни было из наших союзников.

2. Согласие на организацию межсоюзнического командования в Тихом океане есть вопрос общеполитический и является прерогативой исключительно Национального комитета. Наше согласие было бы возможно лишь после соответствующего решения комитета. Сообщите мне о предложениях, которые, возможно, будут вам сделаны, и ждите моих инструкции по этому вопросу.

3. Что касается использования американцами наших баз на Тихом океане, придерживайтесь обязательств, которые мы на себя взяли, но не более. Если американцы предложат помощь своих вооруженных сил, то не давайте без моего ведома никакого согласия.

4. Впредь до нового приказа нам надлежит проявлять особую бдительность по отношению к тем из наших союзников, кто, возможно, будет слишком склонен рассматривать «Свободную Францию» как величину, не заслуживающую внимания. В этом вопросе, впрочем, у нас есть серьезные основания рассчитывать на улучшение в ближайшем будущем. [590]

Телеграмма заместителя представителя

«Свободной Франции » в Каире барона де Во генералу де Голлю , в Лондон

Каир, 5 января 1942

Ввиду отсутствия де Бенуа я сделал Буллиту представление в духе наших инструкций.

Буллит постарался свести всю нашу беседу к вопросу о Мартинике и об оккупации Сен-Пьера и Микелона.

По его мнению, соглашение о Мартинике, достигнутое недавно, должно иметь целью вывести на время из строя машины находящихся там французских кораблей, дабы освободить для других целей американский крейсер, осуществляющий наблюдение за этими кораблями.

Что касается Сен-Пьера и Микелона, то реакция Корделла Хэлла (Буллит выразил сожаление по поводу того, что она была такой резкой) и последующие переговоры с Эйем, по всей вероятности, были вызваны тем, что адмирал Мюзелье, который сравнительно недавно находился в Америке, ничего не сказал о своих намерениях, в то время как, согласно американскому публичному праву, нельзя произвести замену суверенной власти на какой-либо американской территории, не поставив об этом в известность правительство США, а старинный, но еще не отмененный американский закон запрещает всякую отправку войск из Соединенных Штатов для ведения операций против другой страны.

Я разъяснил послу, что при взятии «Свободной Францией» островов Сен-Пьер и Микелон никакой замены суверенной власти на этих островах не произошло, а напротив, была лишь укреплена суверенная власть Франции.

В конце беседы посол сказал мне, что, как он полагает, в Лондоне начались переговоры между вами, американским посольством и правительством Англии.

«Возможно, — ответил я. — Но, во всяком случае, вы должны знать, что генерал де Голль хотел воспользоваться вашими близкими отношениями с президентом Рузвельтом, чтобы сообщить ему о впечатлении, какое произвели на нас эти инциденты».

Буллит дал твердое обещание лично доложить президенту Рузвельту о том, что генерал де Голль хотел довести до его сведения. [591]

Телеграмма Национального комитета представительству

«Свободной Франции » в Вашингтоне

Лондон, 8 января 1942

Передайте государственному департаменту сообщение, текст которого прилагается ниже.

1.10 декабря генерал де Голль направил письмо Черчиллю, в котором информировал его о поездке адмирала Мюзелье и спрашивал, не имеет ли Англия каких-либо возражений против того, что адмирал предпринимает меры для присоединения к «Свободной Франции» островов Сен-Пьер и Микелон, население которых неоднократно выражало свое благоприятное отношение к движению «Свободной Франции».

2. Утром 17 декабря национальный комитет получил через английское министерство иностранных дел уведомление, что правительство США возражает против планируемой операции. Французский национальный комитет дал понять министерству иностранных дел, что ввиду таких обстоятельств операция будет отложена.

3. 17 декабря, пополудни, английское министерство иностранных дел письменно подтвердило уведомление, сделанное устно утром 17 декабря, по поводу возражений со стороны вашингтонского правительства. Затем министерство сообщило, что между правительствами США и Канады заключено соглашение, в силу которого оттавское правительство обязалось путем переговоров или же, при необходимости, силой установить канадский контроль над радиостанцией в Сен-Пьере.

4. Таким образом, Французскому национальному комитету утром 17 декабря, когда он давал английскому министерству иностранных дел свои обязательства, ничего не было известно о существовании подобного соглашения. Никакого устного или письменного сообщения по этому вопросу он не получал. С другой стороны, Французский национальный комитет имел в то время все основания полагать, что за его спиной между американскими военно-морскими властями и Верховным комиссаром Виши на Антильских островах ведутся переговоры, направленные на полную или частичную нейтрализацию французских владений в западном [592] полушарии, каковую Национальный комитет считает недопустимой.

5. Национальный комитет немедленно заявил протест против намерений правительства Канады в отношении Сен-Пьера и Микелона. Этот протест содержался прежде всего в письме генерала де Голля Идену от 18 декабря, а затем — в сделанном в тот же день заявлении Верховному комиссару Канады в Лондоне. Одновременно Национальный комитет поручил своему представительству в Соединенных Штатах довести до сведения государственного департамента США, что он возражает против соглашения, заключенного правительствами США и Канады по поводу Сен-Пьера и Микелона. Он никак не может согласиться с таким решением, которое ведет к нейтрализации по отдельным частям Французской империи, к возникновению вследствие этого зародышей сепаратизма, к лишению французского народа последней остающейся у него возможности принять активное участие в борьбе и в достижении общей победы. Поэтому в связи с сообщениями, распространяемыми по поводу Антильских островов, Французский национальный комитет уже 17 декабря поручил своему представительству в Вашингтоне довести до сведения государственного департамента изложенную выше принципиальную точку зрения.

6. Французский Национальный комитет не получал никаких извещений о том, что канадское правительство отказалось от отправки своих людей для установления контроля над радиостанцией Сен-Пьера, как об этом якобы было сообщено 22 декабря правительству США.

7. Французский национальный комитет убежден, что можно было бы избежать возникшего недоразумения, о котором он весьма сожалеет, если бы между ним и американским правительством существовали нормальные отношения.

8. Установление таких отношений представляется ему необходимым для организации эффективного сотрудничества в войне территорий и вооруженных сил, находящихся под руководством Французского национального комитета, и вооруженных сил США. Это имеет особенно большое значение для тихоокеанского театра военных действий. [593]

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в Китае Жана Эскарра генералу де Голлю , в Лондон

Чунцин, 8 января 1942

В результате моих переговоров в Чунцине китайское правительство готово признать Французский национальный комитет. Признание это будет осуществлено следующим образом.

Генеральный секретарь гоминдана генерал У Де-Чжень направит мне письмо следующего содержания: «Глава нашей партии Чан Кайши поручил мне установить отношения с вами или любым другим представителем Национального комитета «Свободной Франции» в Чунцине». Это письмо он подпишет в качестве генерального секретаря партии.

При этом следует иметь в виду, что, согласно конституционной процедуре, которая остается в силе на весь период войны, решения партии обязательны для правительства. Чан Кайши является одновременно исполняющим обязанности министра иностранных дел, председателем гоминдана и председателем исполнительного юаня. Поскольку это письмо означает признание Французского национального комитета со всеми вытекающими отсюда последствиями, оно будет санкционировано самой высокой инстанцией Китая.

Я должен от имени Национального комитета подтвердить получение приведенного выше письма.

...Особым письмом представитель комитета заявит, что Французский национальный комитет готов по окончании войны вступить с генералом Чан Кайши в переговоры по вопросу об отмене прав экстерриториальности и концессий Франции. Текст этого письма должен быть идентичен тексту англо-американских заявлений по этому же вопросу.

Правительство Китая выражает пожелание, чтобы все это дело сохранялось пока в глубокой тайне.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 12 января 1942

Американское агентство «Ассошиэйтед пресс» опубликовало интервью, якобы данное вами его представителю. [594]

Согласно сообщению этого агентства, вы якобы заявили, что присоединение Сен-Пьера было произведено вами по моему приказу, но что вы лично сожалели об этом приказе, повторяю, сожалели о нем, зная, что США и Канада не согласны с нами. Я, разумеется, не могу поверить, чтобы вы открыто сделали заявление, столь противоречащее истине, высшим интересам страны и солидарности по отношению к Национальному комитету. Поэтому я прошу вас немедленно опровергнуть заявление, приписываемое вам.

Вы, конечно, так же как и я, понимаете, что вам следует воздержаться от какого бы то ни было заявления, касающегося существа вопроса, не согласовав свое высказывание с нами. Это диктуется прежде всего необходимостью поддержания единства действий членов Национального комитета, а также соображениями благоразумия, так как вы не можете знать всех деталей этой сложной проблемы. Сообщите, пожалуйста, как можно скорее, что вы на самом деле сказали представителю Ассошиэйтед пресс или кому-либо другому, если вы вообще говорили им что-нибудь.

Мы вступаем в заключительную фазу всего этого дела, которое имело то весьма положительное значение, что выявило перед всем миром недопустимый сговор Вашингтона с Виши относительно нейтрализации Французской империи.

Телеграмма представительства

«Свободной Франции » в США Национальному комитету , в Лондон

Вашингтон, 12 января 1942

Ректор университета «Свободной Франции» профессор Фосийон высказывает пожелание, чтобы его университет был признан Национальным комитетом путем опубликования об этом специального декрета за подписью генерала де Голля.

Возникший в Нью-Йорке под названием Свободной высшей школы, этот университет был основан французскими учеными, профессорами Коллеж де Франс, Сорбонны, университетов при участии нескольких бельгийских ученых, ученых других стран французского языка и преподавателей-французов неамериканских университетов. [595]

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 14 января 1942

Мы приближаемся к развязке. Правительство Великобритании не без некоторого замешательства только что обратилось к нам от имени США с запросом, не согласимся ли мы отвести наши силы с Сен-Пьера и пойти на нейтрализацию островов на весь период войны. Мы, конечно, ответили отказом. Но США заявляют, что в случае, если мы не согласимся, они перейдут к действиям. Я убежден, что это всего-навсего небольшой шантаж, не имеющий особого значения. Однако предосторожности ради я прошу вас задержать при себе «Сюркуф» и один корвет впредь до моего нового распоряжения. Привет.

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в США Адриена Тиксье Национальному комитету , в Лондон

Вашингтон, 15 января 1942

В ответ на мои письма от 24 декабря по вопросу о предоставлении Соединенным Штатам военно-воздушных баз на Тихом океане и от 8 января о предоставлении им военно-морской базы в Бора-Бора государственный департамент вручил мне письмо от сего числа, текст которого следует ниже:

«В связи с вашими письмами от 24 декабря 1941 и 8 января 1942, содержащими предложение предоставить в распоряжение военных и военно-морских властей США некоторые базы в тихоокеанских владениях Франции, ставим вас в известность, что это предложение было высоко оценено инстанциями, ведающими обороной США, тщательно изучившими общие условия, изложенные в вашем письме от 24 декабря.

Мне поручено сообщить вам, что правительство Соединенных Штатов дает свое согласие на следующих общих условиях:

1. Разрешение, даваемое Соединенным Штатам на создание базы, никоим образом не нарушает и не затрагивает суверенитета Франции.

2. Земельные участки, на которых оборудуются базы, остаются собственностью французов. [596]

3. Все сооружении постоянного типа, как-то: здания, склады и т. п. — по истечении срока соглашения переходят в собственность Франции.

4. Передача прав собственности для устройства баз производится с разрешения и при участии местных властей «Свободной Франции», причем в каждом таком случае за уступленную собственность уплачивается надлежащая арендная плата.

5. Если используемые таким образом базы будут сохранены и в послевоенный период, права Франции будут определены на основе взаимности.

6. При соблюдении вышеизложенных общих условий местные представители «Свободной Франции» и представители вооруженных сил США могут заключать соглашения по различным частным вопросам, связанным с оборудованием отдельных баз.

Подписано: Рей Атертон».

В связи с создавшимся положением на Тихом океане государственный департамент выражает настойчивое желание, чтобы общие условия, изложенные в его письме, были приняты без промедления... Он просит срочно дать адмиралу д'Аржанлье все необходимые полномочия.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 15 января 1942

Вчера я имел две беседы с Иденом по вопросу о наших островах. Иден убеждал меня согласиться с проектом коммюнике, составленного в Вашингтоне тремя правительствами: английским, канадским и американским. Согласно этому одностороннему коммюнике, острова должны быть нейтрализованы и демилитаризованы, власть должна быть передана независимому как ни от «Свободной Франции», так и от Виши консультативному совету. Канадские и американские представители должны будут участвовать в управлении островом и в контроле над радиостанцией. Чтобы запугать меня, Иден намекнул на возможность действий со стороны США на Сен-Пьере. Я, конечно, отверг нейтрализацию, демилитаризацию и отрыв островов от «Свободной Франции». Я также высказался против иностранного контроля над радиостанцией, дав согласие лишь на установление контакта по [597] вопросу об ее использовании. Я сказал Идену, что какие-либо действия американцев в отношении островов могут иметь самые серьезные последствия. Сегодня утром министерство иностранных дел сообщило мне, что все три правительства пока отказались от опубликования коммюнике.

Я полагаю, что это был последний натиск со стороны государственного департамента и что теперь самое трудное уже позади. Тем не менее вам надлежит быть начеку, не предпринимая, естественно, никаких провокационных действий. Замечу также, что общественное мнение в Англии и Америке настроено к нам весьма благоприятно, и это делает маловероятным возможность какого-либо проявления силы по отношению к нам со стороны союзников, кроме каких-нибудь неожиданных выпадов. Как бы то ни было, кризис приближается к концу, и я думаю, что конец этот будет хорошим. Привет.

Телеграмма генерала де Голля представителю

«Свободной Франции » в Чунцине Жану Эскарра

Лондон, 15 января 1942

Как я вам уже сообщил, мы одобряем обмен письмами между генералом У Де-Чженем и вами по вопросу о признании Национального комитета и переданное вами содержание этих писем. Необходимо, чтобы Комитет фигурировал в них под своим официальным названием: «Французский Национальный комитет», а не «Национальный комитет «Свободной Франции».

Что касается отмены права экстерриториальности, возврата концессий и пересмотра договоров на основе равенства и взаимности, то я подчеркиваю, дабы вы могли руководствоваться этим в ваших демаршах, что Национальный комитет не может занять в этом вопросе столь же определенную позицию, как английское правительство.

Английское правительство обязалось после заключения мира на Дальнем Востоке вступить в переговоры с китайским правительством об отмене права экстерриториальности, возврате концессий и пересмотре договоров на основе взаимности и равенства. Кроме того, 18 июля 1940 английский премьер-министр заявил в палате общин, что Великобритания стремится к сохранению территориальной целостности Китая. [598]

Национальный комитет в принципе готов придерживаться в той степени, в какой это его касается, позиции, сходной с позицией английского и американского правительств.

Однако помимо прочих соображений важно не упускать из вида тот факт, что как заявление премьер-министра Великобритании от 18 июля 1940, так и заявление Идена от 11 июня 1941 были сделаны на заседании английского парламента и, хотя бы косвенным образом, одобрены им. Со своей стороны Национальный комитет, который поставил себе за правило уважать французское законодательство, действовавшее до перемирия, не может в настоящее время поставить этот вопрос на рассмотрение какого-либо общенационального представительного органа. Более того, французские территории в настоящее время находятся, как и Китай, под властью иностранных армий, но в гораздо более тяжелых условиях.

Ввиду таких обстоятельств Национальный комитет предлагает следующее решение вопроса, которое вам надлежит предложить китайскому правительству:

а) Китайское правительство и Национальный комитет обмениваются письмами, в которых взаимно признают неприкосновенность территорий и владений Франции и Китая.

б) Вы направите китайскому правительству письмо следующего содержания:

«Французский национальный комитет ознакомился с заявлениями премьер-министра и министра иностранных дел Великобритании соответственно от 18 июля 1940 и от И июня 1941, сделанными ими в палате общин, в которых правительство Его Величества заявило о своей готовности начать по восстановлении мира на Дальнем Востоке переговоры с китайским правительством об отмене права экстерриториальности, возврате концессий и пересмотре договоров на основе взаимности и равенства.

Французский национальный комитет берет на себя обязательство рассмотреть в том же духе вопросы, о которых идет речь в заявлениях английского правительства, как только по восстановлении мира представится возможность начать переговоры между правительствами Китая и Франции».

Поздравляем вас с достигнутыми результатами. Выражаем уверенность, что вы и впредь будете успешно выполнять возложенные на вас задачи. [599]

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 17 января 1942

Все указывает на разрядку положения в ближайшем будущем. Согласен с вами: самое большее, на что мы можем пойти, — это принять одного канадца и одного американца в качестве представителей связи союзников при нашей радиостанции, но, конечно, без каких бы то ни было прав в области управления или контроля. Мы предпримем просимый вами демарш перед здешним представителем святейшего престола. Одобряю позицию, которую вы заняли по отношению к консулам.

Мы все надеемся, что вы находитесь в добром здоровье и вскоре сможете возвратиться сюда, добившись полного успеха. Привет.

Телеграмма верховного комиссара д'Аржанлье генералу де Голлю

, в Лондон

Нумеа, 20 января 1942 К сему прилагается общий отчет о положении.

I. Военное положение

Весьма посредственное. Посланная в Австралию миссия была любезно принята, к ней были прикомандированы представители для связи, но ни вооружения, ни помощи воздушными силами она не получила. От Соединенных Штатов мы добились лишь назначения офицера связи. Ответа на нашу настойчивую просьбу о вооружении нет.

Недостаток командного состава в батальоне заставляет меня беспокоиться об исходе возможных боевых действий. Это отражается на подготовке и воинском духе подразделения. Пока не прибудет новый командный состав, положение останется тревожным...

На островах Океании, в Папеэте и в Муреа формируются две 100-миллиметровые батареи. Обращаю внимание на то, что местное население этих островов весьма обеспокоено возможностью совместных военных действий Японии и Виши, учитывая к тому [600] же позицию Вашингтона в вопросе о присоединении Сен-Пьера и Микелона...

На Новых Гебридах мы организовали стационарный наблюдательным радиопост в Вила. Я посетил обслуживающую его воинскую часть, которая состоит из 60 человек — англичан и французов. Кроме того, мобилизуем 100 туземцев. Нам пришлось действовать осторожно, так как среди французских поселенцев имеются еще большие расхождения во взглядах на военную службу.

II. Внутреннее положение

Боевой дух населения снижен из-за нехватки вооружения. Я совершенно не в состоянии обеспечить винтовками новобранцев и гражданскую гвардию. Я не имею возможности обнадеживать людей ввиду отказа со стороны Австралии и Новой Зеландии и ввиду того также, что «Свободная Франция» нам ничего не присылает. Тем более я не могу обещать, что прибудет командный состав, военные корабли или самолеты.

Однако во время своей последней поездки в глубь острова я убедился, что наше положение прочно. Повсюду меня принимали очень сердечно.

III. Внешнеполитическое положение

Ничего нового к моим предыдущим сообщениям добавить не могу. Америка, по-видимому, старается вытянуть из нас все, что ей нужно, без всякой компенсации с ее стороны. Я уже просил вас ничего не делать для американцев, если они не будут снабжать нас оружием. Единственное, что позволяет нам оказывать эффективное давление на американцев, — это присылка ими судов за рудой и строительство аэродрома...

Если не будет с вашей стороны противоположных указаний, я приостановлю отгрузку руды до тех пор, пока у меня не будет уверенности, что нам будут поставлять необходимое вооружение.

Я узнал, хотя у меня нет уверенности в достоверности этого, что между Америкой и Австралией существует секретное соглашение относительно высадки американских войск в наших владениях без предварительной договоренности с нами. Вы приказали мне не допускать этого. Я выполню ваш приказ во что бы то ни стало.

Я хотел бы послать в США Швоба д'Эрикура, который вполне подойдет для этой задачи, чтобы помочь всеми силами нашему представительству договориться с американцами. Прошу сообщить ваше согласие. [601]

IV. Выводы

В предыдущих разделах я отнюдь не старался сгустить краски. Я умолчал к тому же о многих серьезных затруднениях местного характера. Но настало время, когда каждый должен взвесить лежащую на нем ответственность, ибо угроза со стороны противника растет со дня на день и можно ждать каждую минуту нападения.

В качестве национального комиссара во французских владениях на Тихом океане я докладываю вам, господин генерал, и Национальному комитету, что в настоящее время не имею возможности успешно (подчеркиваю: успешно) оборонять наши острова, лишенные средств защиты, артиллерии, моторизованных войск, самолетов, винтовок, войск, укомплектованных командным составом. Со своей стороны заверяю вас, господин генерал, что Верховный комиссар будет продолжать до конца делать все, что в его силах, что он исполнен решимости погибнуть с честью во имя освобождения Франции. Он надеется, что за ним последуют многие из его гражданских и военных сотрудников, равно как и многие местные жители.

Заверяю вас, господин генерал, в моей неизменной преданности.

Телеграмма представителя

«Свободной Франции » в США Адриена Тиксье генералу де Голлю , в Лондон

Вашингтон, 21 января 1942

19 января меня принял по моей просьбе государственный секретарь. В государственном департаменте меня предупредили, что этот первый визит вежливости будет непродолжительным и что никакого коммюнике опубликовано не будет. В действительности же беседа продолжалась более часа, и мы обменивались мнениями по вопросам политики правительства США в отношении Виши и «Свободной Франции». Вот краткое изложение нашего разговора.

1. Я изложил точку зрения генерала де Голля и Национального комитета, стремление которых заключается в том, чтобы вновь как можно шире привлечь к участию в войне возможно большее количество французов и французских владений, дабы восстановить [602] единство Франции, принимающей участие в войне, и дать ей право занять достойное се место на мирной конференции благодаря ее вкладу в достижение победы.

Эта политика несовместима с какими бы то ни было планами нейтрализации некоторых частей Французской империи. Никаких замечаний по поводу этой части моего заявления государственный секретарь не сделал.

2. Я опроверг слухи, циркулирующие в США, о том, что «Свободная Франция» представляет собою якобы реакционное и даже фашистское движение. «Свободная Франция» есть движение национальное и демократическое. Генерал де Голль ясно заявил по этому поводу, что он намерен соблюдать законы республики и желает, чтобы после победы во Франции был учрежден демократический строй, основанный действительно на волеизъявлении французского народа. Для генерала де Голля, как и для президента Рузвельта, победа неразрывно связана с уничтожением тоталитарных режимов и с восстановлением подлинно демократических государств. В то время как я излагал эту часть моего заявления, государственный секретарь несколько раз проронил слова одобрения.

3. Затем государственный секретарь начал пространно оправдывать политику государственного департамента в отношении Виши, которую он пытался представить как вклад в победу. Правительство США не питает ни малейшей симпатии ни к большинству членов правительства Виши, ни к самому этому жалкому режиму. Превыше всего оно стремится избежать вступления французского военно-морского флота в войну против союзников и использования североафриканских баз державами оси. За последние полтора года эта политика принесла плоды. Виши не уступило немцам ни флота, ни баз. Его сопротивление становится, по-видимому, более стойким благодаря давлению со стороны США. Впрочем, эта политика США проводилась при полной договоренности с англичанами.

4. Я указал государственному секретарю, что он не учел два важных фактора: сопротивление французского народа и сопротивление Великобритании. Если до поражения Гитлера в России и вступления США в войну Виши больше года не отдавало военно-морского флота и баз, то это потому, что оно опасалось реакции французского народа. Однако правительство США не может игнорировать роли, которую сыграли генерал де Голль и «Свободная Франция» в пробуждении и развитии у французского народа [603] духа сопротивления. Помогать «Свободной Франции» — значит усиливать сопротивление французского народа и содействовать победе.

5. Государственный секретарь выразил свое восхищение генералом де Голлем и горячую симпатию к сторонникам «Свободной Франции», которые сражаются рука об руку с союзниками.

Тогда я спросил его, каким образом он собирается проявить свою симпатию к сторонникам «Свободной Франции», которые были так глубоко оскорблены содержанием коммюнике государственного департамента от 25 декабря.

Государственный секретарь напомнил мне, что выражение «так называемые» относилось не к сторонникам «Свободной Франции», а исключительно к кораблям, что государственный департамент радушно принял наших представителей, .что он распространил на «Свободную Францию» закон о ленд-лизе и т. п.

6. Так как беседа наша приняла исключительно сердечный характер, я рискнул даже сказать государственному секретарю, что правительство США лучше всего может выразить свои симпатии к «Свободной Франции» путем официального признания Французского национального комитета. Государственный секретарь ответил, что правительство США не может признать Французский национальный комитет в качестве правительства, не рискуя вызвать разрыв с Виши, в результате чего последнее было бы окончательно отброшено в объятия держав оси и не замедлило бы выдать военно-морской флот и базы.

7. Я заметил государственному секретарю, что со времени вступления США в войну они являются союзниками «Свободной Франции» и им, видимо, становится все труднее и труднее не признавать ее как союзницу. Если правительство США не хочет отказываться от своей политики по отношению к Виши, оно могло бы, вероятно, найти такую форму признания Французского национального комитета, которая не привела бы неизбежно к разрыву его отношений с Виши. Государственный секретарь ничего не сказал по поводу этого высказывания.

8. В конце беседы государственный секретарь выразил надежду, что я смогу разъяснить его политику генералу де Голлю и Французскому национальному комитету. Он напомнил мне, что всегда горячо симпатизировал национальным, демократическим и республиканским традициям Франции, распространившей во всем мире идеи свободы. США не могут представить себе такой мир, где бы Франция не занимала важное место. Победа союзников [604] приведет к возрождению демократической и независимой Франции.

9. Я не знаю, каковы будут последствия этого первого разговора, но после напряжения, вызванного событиями на Сен-Пьере и Микелоне, он несколько проясняет атмосферу.

Более подробный отчет я отправлю письмом.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье

, в Сен-Пьер

Лондон, 22 января 1942

Сегодня во второй половине дня я был приглашен к Черчиллю для обсуждения вопросов, связанных с урегулированием положения на Сен-Пьере и Микелоне. Я был у него вместе с Плевеном.

Черчилль сильно нервничал, очевидно ввиду одолевавших его многочисленных забот. Он категорически настаивал на том, чтобы мы со своей стороны дали согласие на опубликование в Вашингтоне коммюнике правительств США, Англии и Канады следующего содержания:

«а) Острова принадлежат и впредь будут принадлежать Франции.

б) Губернатор, назначенный Виши, будет смещен. Управление островами будет осуществляться консультативным советом.

в) Консультативный совет согласится на прикомандирование американских и канадских должностных лиц для участия в эксплуатации радиостанции в общих интересах союзников.

г) Французский национальный комитет поставил в известность правительство Его Величества в Соединенном Королевстве, что он не намерен удерживать свои военные корабли на Сен-Пьере и Микелоне и что эти корабли в ближайшее время снова приступят к исполнению своих обычных задач, то есть к борьбе с противником везде, где бы тот ни был обнаружен.

д) Правительства Канады и США согласны взять на себя обязательство продолжать оказывать экономическую помощь населению островов; консулы обоих государств вступят с местными властями в переговоры о характере требуемой помощи...»

В ходе обсуждения Черчилль в присутствии Идена уточнил, что после опубликования коммюнике никто не станет больше вмешиваться в дела на островах и что Савари сможет, следовательно, осуществлять фактическую власть на островах, а местный [605] отряд морской пехоты останется для обеспечения обороны островов. Люди, поступившие добровольцами в нашу армию, смогут, разумеется, присоединиться к войскам «Свободной Франции». Одним словом, как выразился Иден, уступки с нашей стороны будут носить чисто формальный характер, а в действительности хозяевами останемся мы.

Если мы официально заявим Черчиллю о согласии Национального комитета с таким проектом коммюнике, то он уверен, что Соединенные Штаты одобрят его. Возможно, что правительство США представит это коммюнике Виши. Он полагает, что Виши его безусловно отвергнет. Но президент Рузвельт будет рассматривать это коммюнике как документ, окончательно регулирующий данный вопрос, и не обратит внимания на возражения Виши. В общем речь идет о спасении престижа Корделла Хэлла и государственного департамента.

Национальный комитет обсудил предложения Черчилля. Несмотря на серьезность формальных уступок, которых они от нас требуют, Комитет склонен согласиться на такое коммюнике, учитывая, что для нас чрезвычайно важно восстановить дружеские отношения с США и в особенности ради самого Черчилля, который, кажется, очень озабочен поисками какого-нибудь выхода. Национальный комитет полагает, действительно, что вы сможете, соблюдая секретность, организовать все дело так, чтобы во всех звеньях администрации остались верные нам люди и чтобы между Савари и нами была установлена регулярная связь.

Дав согласие на опубликование коммюнике, мы сможем немедленно выслать вам подкрепление в личном составе, о котором вы просили, а вы сможете использовать этих людей по своему усмотрению. Вопрос о субсидиях в долларах будет урегулирован. Конкретные пути решения этого вопроса еще не уточнены, но несомненно, что Виши к этому не будет иметь отношения.

Срочно сообщите ваше мнение по этому вопросу.

Телеграмма генерала де Голля адмиралу Мюзелье