Черчилль У. - Вторая мировая война

Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль - "Вторая мировая война"

Черчилль, Черчилл (Churchill) Уинстон Леонард Спенсер (30.11.1874, Бленим, близ Вудстока, Оксфордшир, - 24.1.1965, Лондон), государственный деятель Великобритании, лидер Консервативной партии. Происходил из семьи герцогов Мальборо, сын Р. Г. Черчилля. Образование получил в привилегированной школе Харроу и в военной кавалерийской школе. В 1896-98 служил в Индии, участвовал в подавлении восстания на её северо-западной границе. Участвовал в военных действиях против Судана, закончившихся захватом этой страны английскими войсками. Во время англо-бурской войны 1899-1902 был военным корреспондентом в Южной Африке. Оставил военную службу ради политической карьеры. В 1900 был избран в парламент от Консервативной партии. В 1904 по карьеристским соображениям перешёл в Либеральную партию. В 1906-08 заместитель министра колоний, в 1908-10 министр торговли, в 1910-11 министр внутренних дел; в 1911 Ч. использовал войска против бастовавших рабочих Уэльса. В 1911 Ч. стал военно-морским министром. Во время 1-й мировой войны 1914-18 был одним из организаторов Дарданелльской операции 1915,провал которой привёл к его отставке (1915). В 1917-18 министр военной снабжения в кабинете Д. Ллойд Джорджа. В 1919-21 военный министр и министр авиации. В этот период Ч., являвшийся, по оценке В. И. Ленина, величайшим ненавистником Советской России (см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 41, с. 350), выступил одним из главных организаторов антисоветской интервенции. Будучи министром колоний (1921-22), Ч. впервые применил военную авиацию для подавления национально-освободительного движения в колониях. В 20-е гг., когда Либеральная партия утрачивала свои позиции в политической жизни Великобритании, Ч. вернулся в Консервативную партию, идеология и политика которой всегда были ему близки. С 1924 Ч. (до конца жизни) был депутатом парламента от консерваторов. В 1924-29 министр финансов в кабинете С. Болдуина. При активном участии Ч. в 1925 вновь введён золотой стандарт фунта стерлингов, что представляло собой попытку восстановить роль Лондона как мирового финансового центра. В 30-е гг. активно выступал против внешнеполитического курса Болдуина - Н. Чемберлена на умиротворение фашистских агрессоров, считая его недальновидным и крайне рискованным. После вступления Великобритании во 2-ю мировую войну 1939-45 в сентябре 1939 был назначен военно-морским министром в правительстве Н. Чемберлена. В мае 1940 после отставки Н. Чемберлена Ч. стал премьер-министр коалиционного правительства; он возглавил энергичную перестройку всей жизни страны для ведения войны с Германией и другими странами фашистского блока. Понимая, что без военного союза с СССР Великобритания не в состоянии избежать поражения в войне, Ч. 22 июня 1941, после нападения Германии на СССР, заявил о поддержке борьбы советского народа. Правительство Ч. подписало с СССР соглашение о совместных действиях против фашистской Германии (июль 1941) и договор о союзе в войне против Германии (май 1942), однако в дальнейшем оно тормозило выполнение своих союзнических обязательств, в частности обязательств об открытии второго фронта. Ч. принимал участие в Тегеранской (1943), Крымской (1945) и Потсдамской (1945) конференциях. После поражения консерваторов на парламентских выборах в июле 1945 правительство Ч. ушло в отставку. Как глава консервативной оппозиции в парламенте, Ч. возглавил кампанию за развязывание "холодной войны". 5 марта 1946 Ч. в присутствии президента США Г. Трумэна выступил в г. Фултон (штат Миссури, США) с речью, в которой содержался призыв к созданию военно-политического союза Великобритании и США, направленного против СССР и стран народной демократии. В 1951-55 Ч. вновь занимал пост премьер-министра. В эти годы Великобритания активно участвовала в ремилитаризации Западной Германии, создании империалистических военных блоков. В 1955 престарелый Ч. ушёл в отставку и отошёл от активной политической деятельности. Ч. известен также как публицист и автор книг историко-мемуарного жанра. Нобелевская премия по литературе (1953). (БСЭ)

В первой книге публикуются в сокращенном переводе с английского I и II тома шеститомного издания мемуаров бывшего премьер-министра Великобритании. В книге описываются важнейшие события с 1919 года по декабрь 1940 года, автор приводит малоизвестные исторические факты, характеристики видных государственных и военных деятелей, документы предвоенного и военного времени. Написанные живым и образным языком, мемуары позволяют читателю ощутить дух эпохи и драматизм описываемых событий. Книга рассчитана на широкий круг читателей. В третьей, заключительной книге мемуаров бывшего премьер-министра Великобритании публикуются в сокращённом переводе с английского пятый и шестой тома шеститомного издания. В книге описываются события в период с июня 1943 г. по июль 1945 г. — капитуляция союзников Германии, Тегеранская. Ялтинская и Потсдамская конференции союзников, высадка американских, английских и канадских войск в Нормандии, разгром гитлеровских войск в результате исторических побед Советской Армии и союзников, капитуляция Германии. Написанные живым и образным языком, мемуары позволяют читателю ощутить дух эпохи и драматизм описываемых событий. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

 

- Предисловие

 

Том I. Надвигающаяся буря
как народы, говорящие на английском языке, из-за своего неблагоразумия, легкомыслия и добродушия позволили вновь вооружиться силам зла

- Часть первая. От войны к войне (1919—1939 годы)
- Часть вторая. Сумерки войны (3 сентября 1939 года — 10 мая 1940 года)

Я рассматриваю тома настоящего труда «Вторая мировая война» как продолжение истории первой мировой войны, изложенной мною в книгах «Мировой кризис», «Восточный фронт» и «Последствия». Если данный труд будет завершен, вместе они составят летопись новой Тридцатилетней войны.
Как и в предыдущих томах, я по возможности придерживался метода Дефо, автора «Записок кавалера», где рассказ о событиях его личной жизни служит той нитью, на которую нанизываются факты истории и рассуждения по поводу важных военных и политических событий. Я являюсь, пожалуй, единственным человеком, который занимал видное место в правительстве во время обоих величайших катаклизмов, известных истории. При этом если во время первой мировой войны я занимал хотя и ответственные, но все же подчиненные посты, то во время второй битвы с Германией я пять с лишним лет был главой правительства его величества. Поэтому в настоящей работе я оцениваю события с иной точки зрения и с большим авторитетом, чем это возможно было в более ранних моих книгах.
Почти всю свою официальную работу я выполнял, диктуя секретарям. Меморандумы, директивы, личные телеграммы, памятные записки, составленные мною за то время, что я был премьер-министром, насчитывают в общей сложности около миллиона слов. Эти документы, составлявшиеся изо дня в день под влиянием событий и на основе сведений, имевшихся лишь в тот момент, несомненно, окажутся во многих отношениях несовершенными. Тем не менее в совокупности они дают представление об этих грандиозных событиях в свете их тогдашней оценки человеком, который нес главную ответственность за ведение войны и за политику Британского Содружества наций и империи. Я сомневаюсь, чтобы где-либо и когда-либо существовала другая подобная летопись повседневного руководства войной и государственными делами. Я не называю ее историей: это задача другого поколения. Но я с уверенностью могу утверждать, что это вклад в историю, который принесет свою пользу в будущем.
Эти тридцать лет практической деятельности и пропаганды моих взглядов составляют дело моей жизни, служат его выражением, [15] и я согласен, чтобы обо мне судили по ним. Я придерживался своего правила — никогда не критиковать задним числом какое бы то ни было военное или политическое мероприятие, если только я ранее не высказывал публично или официально своего мнения о нем, либо предостережения. Во многих случаях я даже смягчил резкость споров, имевших место в свое время. Мне не хотелось писать об этих разногласиях со столь многими людьми, которым я симпатизировал или которых уважал, но было бы неправильным лишать будущее уроков прошлого. На этих благородных, преисполненных добрых намерений людей, действия которых запечатлены на страницах данной книги, никто не должен смотреть свысока, не заглянув прежде в свое собственное сердце, не дав себе отчета в выполнении собственного общественного долга и не применив к собственному поведению в будущем уроков прошлого.
Не следует думать, что я ожидаю, чтобы все согласились с высказываемыми мною взглядами, и тем более, что я пишу в расчете на популярность. Выступая со своим свидетельством, я руководствуюсь теми принципами, которые исповедую. Мною было сделано все возможное для проверки фактов, однако из захваченных документов и других появляющихся материалов постоянно выявляется многое, что может представить в новом свете выводы, к которым я пришел. Вот почему важно опираться на подлинные записи соответствующего периода и на высказывания, которые делались в ту пору, когда все еще было неясным.
Президент Рузвельт сказал мне однажды, что он публично просил вносить предложения относительно названия, которое должно быть присвоено этой войне. Я тотчас же предложил свое: «Ненужная война». Войну, которая совсем недавно разрушила то немногое, что уцелело от мира после предыдущей битвы, легче было остановить, чем любую другую. Несмотря на все усилия и жертвы, принесенные сотнями миллионов людей, несмотря на победу правого дела, мы все еще не обрели мира и безопасности и нам грозят опасности, большие чем те, которые мы преодолели. В этом высшая точка трагедии человечества. Я надеюсь, что размышления над прошлым могут послужить руководством для будущего, что они позволят новому поколению исправить некоторые ошибки прошлых лет и тем самым дадут ему возможность управлять надвигающимися величественными событиями будущего в соответствии с нуждами и честью человечества.
Уинстон Спенсер-Черчилль
Чартуэлл Уэстерхэм, Кент.
Март 1948 г.

 

Том II. Их самый славный час
как британский народ удерживал крепость в одиночестве до тех пор, пока те, которые до этого были наполовину слепы, не стали наполовину подготовленными

- Часть первая. Падение Франции
- Часть вторая. В одиночестве

В период, охватываемый настоящим томом, на мне лежало тяжкое бремя ответственности. Я был премьер-министром, первым лордом казначейства, министром обороны и лидером палаты общин. После первых сорока дней мы остались в одиночестве; победоносные Германия и Италия вели против нас сокрушительное наступление; Советская Россия, сохраняя враждебный нейтралитет, активно помогала Гитлеру, а Япония таила неведомую угрозу.
Однако английский военный кабинет, бдительно и преданно руководивший делами его величества, при поддержке парламента, при помощи правительства и народов Британского Содружества и империи способствовал решению всех задач и одолел всех наших врагов.
Уинстон Спенсер Черчилль
Чартуэлл Уэстерхэм, Кент.
1 января 1949 г.

 

Том III. Великий союз
Как англичане с величайшими трудностями боролись за свое существование, пока в великий конфликт не были втянуты Советская Россия и Соединенные Штаты

- Часть первая. Германия устремляется на Восток
- Часть вторая. Война приходит в Америку

Настоящий том, как и все остальные, является лишь частичным вкладом в историю второй мировой войны. Повествование ведется с точки зрения английского премьер-министра, который нес особую ответственность за военные дела как министр обороны. Так как эти дела до некоторой степени находились непосредственно в моем ведении, то операции английских войск освещаются во всем их объеме, и довольно подробно. В то же время описание усилий наших союзников служит лишь фоном, на котором развертывались наши операции. Воздать должное деятельности наших союзников в состоянии лишь их собственные историки или впоследствии английские историки, которые смогут дать более полную картину событий. Я же, сознавая, что в настоящий момент соблюдение должных пропорций не представляется возможным, постарался излагать нашу собственную историю в ее связи с окружающей обстановкой.
Основной нитью повествования по-прежнему служат директивы, телеграммы и служебные записки, касающиеся повседневных вопросов ведения войны и государственных дел. Все это — подлинные документы, которые я составлял по мере развития событий. Поэтому они представляют собой более достоверную летопись и, по-моему, создают более полное впечатление о происходившем и о том, каким оно нам представлялось в то время, чем любой отчет, который я мог бы написать теперь, когда ход событий уже всем известен. Хотя в приведенных здесь документах встретятся мнения и предсказания, которые не оправдались, я бы хотел, чтобы о моей доле участия в войне судили именно на основании всех этих документов. Только при этом условии читатель сможет понять решаемые проблемы, с которыми нам приходилось сталкиваться, характер которых определялся сведениями, имевшимися в то время в нашем распоряжении.
Ответы на эти документы, которые зачастую принимали характер длинных меморандумов того или иного ведомства, я не могу привести здесь за отсутствием места, а также потому, что во многих случаях не имею на это права. Поэтому я по мере возможности избегал предъявлять обвинения отдельным лицам. Везде, где это оказывалось возможным, я старался приводить краткое изложение ответов на телеграммы. Как правило, однако, помещенные здесь документы сами говорят за себя.
В этом томе речь снова идет о войне гигантских масштабов. В сражениях на русском фронте с обеих сторон участвовало не меньше дивизий, чем в битве за Францию. Здесь на любом участке фронта гораздо большей протяженности сражались огромные массы войск, и такого кровопролития, не сравнимого ни с чем, не было ни на одном другом участке фронта в течение всей войны. Я не могу позволить себе что-либо большее, чем простое упоминание о борьбе между германской и русской армиями, рассматривая ее лишь как фон, на котором развивались действия Англии и ее западных союзников. Русская эпопея 1941 — 1942 годов заслуживает подробного и беспристрастного изучения и изложения на английском языке. Эта попытка должна быть сделана, хотя иностранцам могут и не предоставить благоприятных условий, которые позволили бы им описать страдания, выпавшие на долю русских, и их торжество. Это стремление не должно охлаждаться также и тем фактом, что Советское правительство уже предъявило претензию на безраздельную славу.
Вторжение Гитлера в Россию положило конец длившемуся почти год периоду, в течение которого Великобритания и вся ее империя боролись с врагом один на один, не теряя мужества и непрерывно наращивая силы. Шесть месяцев спустя Соединенные Штаты, подвергшиеся жестокому нападению Японии, стали нашим союзником во всех отношениях. Почва для наших совместных действий была подготовлена заранее благодаря моей переписке с президентом Рузвельтом, причем оказалось возможным предусмотреть не только характер наших операций, но также и их последовательность. Эффективное сотрудничество всех англоязычных стран в ведении войны и создание Великого союза завершают эту часть моего повествования.
Уинстон Спенсер Черчилль
Чартуэлл.
1 января 1950 г.

 

Том IV. Поворот судьбы

- Часть первая. Нападение Японии
- Часть вторая. Африка освобождена

В первых трех томах — «Надвигающаяся буря», «Их самый славный час» и «Великий союз» я описывал такими, какими я их видел, события, приведшие ко второй мировой войне, а также завоевание Европы нацистской Германией, стойкое сопротивление Англии, находившейся в одиночестве, пока германское нападение на Россию и нападение Японии не привели Советский Союз и Соединенные Штаты на нашу сторону.
В Вашингтоне в первые дни нового года президент Рузвельт и я, поддержанные нашими главными военными советниками, провозгласили создание Великого союза и наметили основную стратегию дальнейшего ведения войны. Теперь нам предстояло отразить нападение Японии.
Таково было положение дел, когда 17 января 1942 года я высадился в Плимуте; и с этого момента начинается описание событий, приведенное в этом томе.

События снова излагаются с точки зрения британского премьер-министра, несшего особую ответственность как министр обороны за военные дела. Как и прежде, я основываюсь на серии моих директив, телеграмм, памятных записок и заметок, значение и интерес которых определяются моментом, в который они были написаны, и я не мог бы теперь написать их лучше, чем тогда. Эти подлинные документы я диктовал по мере того, как на нас обрушивались события. Поскольку они составлены лично мною и написаны в тот период, то я предпочитаю, чтобы обо мне судили на основании этих документов. Было бы легче выступить с мыслями, появившимися позже, когда ответы на все загадки уже стали известны, но я должен предоставить это историкам, которые в соответствующее время смогут высказать свои обдуманные суждения.
Я назвал этот том «Поворот судьбы», ибо в этот период мы перешли от почти нескончаемых бедствий к почти непрерывным успехам. В первые шесть месяцев, которые описываются в этом томе, все шло плохо; в последние шесть месяцев все шло хорошо. И эта приятная перемена сохранилась до конца борьбы.
Уинстон С. Черчилль
Чартуэлл,Уэстерхэм, Кент

 

Том V. Кольцо смыкается
как нацистская Германия была изолирована и подверглась штурму со всех сторон

- Часть первая. Победа над Италией
- Часть вторая. От Тегерана до Рима

В томе «Поворот судьбы» я описывал решающий поворот к лучшему в нашей судьбе, которым ознаменовались зима 1942 года и весна 1943 года. В томе «Кольцо смыкается» рассказывается о следующем годе войны, с июня 1943 года по июнь 1944 года. Благодаря господствующему положению на океанах, устранению угрозы подводных лодок и усиливающемуся превосходству в воздухе западные союзники смогли завоевать Сицилию и вторгнуться в Италию. В результате Муссолини был свергнут и итальянская нация перешла на нашу сторону. Гитлер с группой оккупированных им стран оказался в изоляции, и в результате мощного наступления России с востока вокруг него сомкнулось кольцо. В то же время Япония принуждена была перейти тогда к обороне, тщетно пытаясь удержать захваченные ею обширные территории.
Объединенным Нациям угрожало уже не поражение, а ничейный исход. Перед ними стояла серьезная задача вторжения на территорию двух агрессоров и освобождения порабощенных ими народов. Эта международная проблема рассматривалась на конференциях представителей Великобритании и Соединенных Штатов в Квебеке и Вашингтоне летом и на Тройственной конференции в Тегеране в ноябре. У нас не было никаких расхождений как в целях, так и в намерении отдать все силы общему делу. Серьезные расхождения во мнениях в отношении методов и того, на что следовало сделать больший упор, были неизбежны потому, что три партнера, естественно, подходили к принятию необходимых решений с различных точек зрения. Я собираюсь рассказать, как было достигнуто соглашение по всем важнейшим вопросам. Мы подходим, таким образом, к периоду освобождения Рима, к кануну форсирования англичанами и американцами Ла-Манша и высадки в Нормандии.
Я придерживаюсь такого же метода, как и в предыдущих томах. Я стараюсь лишь внести свою лепту в описание исторических событий с точки зрения английского премьер-министра и министра обороны. Я опираюсь при этом на свои директивы, телеграммы и протоколы, написанные в тот именно период, а не после свершившихся событий. Высказывались пожелания, чтобы были включены также ответы на многие из этих документов. Я, напротив, счел нужным сокращать и отбирать материал для этого тома в еще большей степени, чем раньше. Стал уже необходим заключительный том, который завершил бы историю. Поэтому я могу лишь принести извинения тем, кто, может быть, считает, что их точка зрения отражена мною не полностью.
С тех пор как произошли излагаемые здесь события, минуло более семи лет. Многое изменилось в международных отношениях. Между бывшими сотоварищами возникли глубокие расхождения. Сгустились новые и, быть может, более мрачные тучи. Прежние враги стали друзьями и даже союзниками.
В этом свете некоторые из мыслей и выражений, содержащихся в телеграммах, протоколах и отчетах о конференциях, могут странно звучать для иностранных читателей. Я могу только напомнить им, что эти документы имеют историческую ценность и что тогда мы вели ожесточенную и страшную войну.
Когда люди борются за свою жизнь, они часто не склонны соблюдать вежливость по отношению к тем, кто пытается их уничтожить. С другой стороны, попытка смягчить все резкие выражения по адресу стран, бывших в те дни вражескими, исключила бы возможность правдивого изображения событий. Время и истина — это великие целители.
Уинстон С. Черчилль
Чартуэлл,Уэстерхэм,Кент.
1 сентября 1951 года

 

Том VI. Триумф и трагедия
как великие демократии одержали победу и, таким образом, получили возможность повторить глупости, которые едва не стоили им жизни

- Часть первая. Период победы
- Часть вторая. «Железный занавес»

Этим томом завершается мое личное повествование о второй мировой войне. В период между высадкой англо-американских войск в Нормандии 6 июня 1944 года и капитуляцией всех наших противников 14 месяцев спустя в цивилизованном мире произошли огромные события. Нацистская Германия была разгромлена, разделена и оккупирована; Советская Россия обосновалась в самом центре Западной Европы; Японии было нанесено поражение; были сброшены первые атомные бомбы.
В этом томе, как и в предыдущих, я рассказал то, что знал и переживал, будучи премьер-министром и министром обороны Вели. Как и в предыдущих томах, я руководствовался документами и речами, составленными в дни тяжелых испытаний, полагая, что это даст более точную картину событий того времени, нежели могут дать какие-либо мысли, пришедшие в голову впоследствии. Первоначальный текст был закончен почти два года назад. С тех пор другие обязанности вынудили меня ограничиться лишь общим наблюдением за процессом проверки фактов, изложенных в этой книге, и получением необходимого согласия на опубликование оригинальных документов.
Я назвал этот том «Триумф и трагедия» потому, что полная победа Великого союза до сих пор не принесла еще всеобщего мира нашему охваченному тревогой земному шару.
Уинстон С. Черчилль
Чартуэлл, Уэстерхэм, Кент.
30 сентября 1953 года

 

- Примечания

 

- На главную страницу.