Голль Ш. - Военные мемуары

Документы

Публикуемые ниже документы отобраны из числа тех, которые я составлял, получал или о которых знал, как председатель Французского национального комитета, председатель Французского комитета национального освобождения, глава Временного правительства Французской республики и верховный глава армии в 1942–1944.

Тексты нот, писем, декреты публиковались в свое время в «Журналь оффисьель». [354]

Интермедия

Беседа генерала де Голля с послом Соединенных Штатов в Лондоне Вайнантом 21 мая 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Беседа начинается с обсуждения политического положения Германии, каким его можно представить по недавней речи Геринга. Посол и генерал одинаково считают, что из слов маршала Геринга следует вывод, что моральное состояние немецкого народа поколеблено.

Вайнант говорит с генералом о войне в России и спрашивает, как велики, по его мнению, потери немцев с начала германо-русского конфликта.

Генерал высказывает соображения, из которых следует, что по крайней мере 1300 тысяч немцев уже нашли свою смерть в России. Потери немцев во время войны 1914–1918 дошли до 2 миллионов убитыми. Немцы могут потерять еще 700 тысяч человек, прежде чем будет поколеблена мощь их армии.

Посол Соединенных Штатов просит генерала де Голля поделиться своими соображениями о втором фронте, который должен открыться на Западе.

«Этот фронт, — заявляет генерал де Голль, — должен быть создан как можно скорее».

Вайнант: Не могли бы вы указать наиболее подходящий момент для проведения этой операции?

Генерал: Как только немцы зайдут в глубь России. Как бы ни были важны ведущиеся в настоящее время боевые действия, они носят предварительный характер. Большие сражения начнутся, вероятно, через месяц; Германия будет полностью вовлечена в войну с Россией только после июля. Таким образом, операция высадки во Франции может быть начата не ранее августа. Это и есть наиболее близкая дата.

Вайнант: Каким образом, по-вашему мнению, следует провести высадку? [355]

Генерал: Было бы хорошо сначала высадить на протяженном фронте большое число передовых подразделений. Сопротивление, оказанное этим подразделениям, поможет союзному командованию определить наиболее благоприятные места для высадки крупных частей, о чем немцы не будут знать с уверенностью. Затем следует произвести настоящую высадку. Эту вторую операцию следует провести при поддержке весьма значительных воздушных сил. Зона высадки должна находиться между мысом Гри-Нэ и Котантеном. Но располагаете ли вы в настоящее время достаточными силами для такой операции?

Вайнант: Сколько потребовалось бы дивизий?

Генерал: Немцы имеют сейчас во Франции от 25 до 27 дивизий. Они могут собрать в Германии еще около 15. Следовательно, союзные войска в начале операции будут иметь против себя около 40 дивизий. В этих условиях надо иметь по крайней мере 50 дивизий, 6 или 7 из которых должны быть танковыми. Превосходство авиации должно быть подавляющим.

Вайнант: Не думаете ли вы, что немцы могут снять с русского фронта значительные силы?

Генерал: Если немцы углубятся в Россию, они смогут снять с русского фронта только несколько дивизий. Но ведь их надо переправить на Западный фронт. Вот тут-то авиация сможет сыграть большую роль, разрушая пути сообщения.

Во время войны во Франции французский штаб переправлял с востока на запад около 20 дивизий. Хотя войска перебрасывались на короткое расстояние, эта операция была крайне затруднена действиями немецкой авиации. В данном же случае немецкий штаб будет вынужден перебрасывать войска на очень большие расстояния под огнем союзной авиации, несравненно более мощной, чем немецкая авиация в начале кампании. Кроме того, силы французского Сопротивления, действующие под лозунгом Свободной Франции, окажут эффективную помощь в разрушении железнодорожных путей.

Вайнант: Может быть, немецкий штаб использует только дорожный транспорт?

Генерал: Это мне кажется маловероятным. Перемещение на значительные расстояния современных крупных частей невозможно без использования железных дорог. К тому же неизвестно, располагают ли немцы в настоящее время необходимыми средствами дорожного транспорта. И, наконец, передвигающиеся по дорогам колонны войск и военной техники стали бы великолепной мишенью для авиации. [356]

Вайнант: На всякий случай следовало бы предусмотреть возможность нового Дюнкерка. Как это отразилось бы на моральном состоянии французского населения?

Генерал: Общественное мнение не отнеслось бы строго к неудаче американцев или англичан. Французы сделали свой выбор. Почти все они желают победы союзникам. Но, конечно, за временной неудачей сразу же должно последовать новое усилие.

Вайнант: Как отнеслись бы французы к высадке?

Генерал: Как только начнется высадка, большое число французов присоединится к союзникам и окажет им помощь. Если страна убедится в том, что операция серьезна, неизбежно произойдет своего рода национальное объединение, в результате которого возникнет правительство. Оно сможет с помощью Объединенных Наций сформировать французские воинские части.

Вайнант: Считаете ли вы, что войну можно выиграть в этом году?

Генерал: Это зависит от того, какие средства вы готовы ввести в дело. Очевидно, в этом году вы не сможете развернуть максимальных усилий, что станет возможным только через год или два. Но я убежден, что если бы Объединенные Нации, располагающие достаточными силами, произвели теперь успешную высадку, война могла бы закончиться до конца этого года.

Вайнант: Но если на Западе откроется второй фронт, а война все же не закончится осенью, считаете ли вы, что возможно удачное возобновление военных действий будущей весной?

Генерал: Конечно! Но, если второй фронт откроется осенью, немцы, может быть, и не захотят продолжать войну. Они хорошие стратеги, лучшие в мире. Увидев, что дело проиграно, они отказались бы от дальнейшей борьбы и тем или иным способом попытались бы устранить Гитлера. Было бы создано нечто вроде правительства Брюнинга, и немцы запросили бы мира.

Во всяком случае, нельзя допустить, чтобы русские вели войну одни. Если они выиграют ее одни, TQ станут хозяевами Европы, что обойдется дорого не только европейцам, но и Соединенным Штатам. Если же русские проиграют войну одни, то по окончании этой войны начнется новая — война между Германией и Соединенными Штатами, которые в таком случае будут лишены помощи России, Франции и Англии.

Вайнант одобряет эту точку зрения.

«Эта война, — говорит генерал, — не является единой войной. Против Германии ведет войну Россия, ведет войну Франция, ведет [357] войну Англия. А теперь в войну вступили Соединенные Штаты. Все пошло бы гораздо лучше сразу же, сегодня же, если бы велась одна общая война».

Вайнант также полагает, что между союзниками нет полного единства взглядов.

В заключение беседы посол Соединенных Штатов хвалит Тиксье как человека искреннего. Тиксье, добавляет он, должен продолжать свое дело, и он добьется успеха.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, делегату Сражающейся Франции в Вашингтоне

Лондон, 3 июня 1942

1 июня имел длительную и плодотворную беседу с Иденом и Вайнантом.

Встреча состоялась по инициативе Идена. Мы все высказали свое откровенное мнение о позиции Сражающейся Франции по отношении к ее союзникам и особенно к правительству Соединенных Штатов. Были рассмотрены условия, затрудняющие отношения между нами и Вашингтоном. Я убежден, что Вайнант действовал по инструкциям государственного департамента.

Я сделал три вывода из этих переговоров:

1) Корделл Хэлл и Сэмнер Уэллс начинают понимать, что их отношение к нам не выдерживает больше критики как с точки зрения мирового общественного мнения, особенно американского, так и со стороны других союзников;

2) английское правительство прекрасно осведомлено о том, что во Франции осуществляется национальное объединение вокруг нас и что снова ввести Францию в войну можем только мы. Правительство Соединенных Штатов также отдает себе в этом отчет, хотя это ему и не по вкусу. К тому же оно убедилось в нашей сплоченности после провала разных интриг против нас, которые оно поощряло и провоцировало среди французов в Америке и даже на некоторых присоединившихся территориях;

3) английское правительство добивается разрядки. Вайнант говорил о полезности непосредственного объяснения между мной и Корделлом Хэллом. Он считал, что такое [358] объяснение стало бы возможным, если бы я поехал в Соединенные Штаты. В этой связи он не упомянул имени президента Рузвельта и не уточнял — должен ли я сам просить об этой поездке или буду приглашен. Вот почему я принял его совет сдержанно. В действительности же я убежден в том, что, если наступит разрядка, мне было бы полезно поехать в Соединенные Штаты, но только в том случае, если для этого будут созданы нужные условия и если инициатива будет исходить от меня. В общем мы должны твердо держаться своей позиции. Мы не претендуем на положение политических представителей французского народа, но мы хотим быть выразителями его неизменных интересов. Мы также хотим объединить его в войне на стороне союзников. Мы требуем, чтобы нам помогли в этом наши союзники.

С дружеским приветом.

Телеграмма полковника Пешкова, делегата Сражающейся Франции в Южно-Африканском Союзе, генералу де Голлю, в Лондон

Претория, 23 июня 1942

По получении ваших телеграмм я попросил английского верховного комиссара устроить мне встречу с генералами Платтом и Стеджесом... С губернатором Аннэ ведутся переговоры, которые могут привести к сотрудничеству обеих сторон...

Телеграмма генерала де Голля полковнику Пешкову, в Преторию

Лондон, 26 июня 1942

Получил вашу телеграмму от 23 июня.

Она меня не удивила, потому что некоторые иностранные группы вынашивают какие-то темные планы в отношении Мадагаскара. Однако мы не имеем оснований брать под сомнение обязательства, принятые на себя английским правительством. В соответствии с этими обязательствами Французский национальный комитет должен играть надлежащую роль в управлении [359] Мадагаскаром, французской колонией. Вам поручается отправиться в Диего-Суарес, и я не допускаю, чтобы вам отказали в содействии.

Что касается сделки с губернатором Виши, на которую намекали в разговоре с вами генералы Платт и Стёджес, то возможность такой сделки зависит от того, сочтет ли ее Лаваль приемлемой для себя, а если Лаваль, значит и Гитлер...

Вот почему Сражающаяся Франция будет считать такое соглашение неприемлемым. Единственное возможное решение состоит в присоединении к Сражающейся Франции.

Телеграмма делегата Сражающейся Франции в Советском Союзе Роже Гарро национальному комитету, в Лондон

Куйбышев, 27 июня 1942

19 июня у меня состоялась встреча с генералом Панфиловым, мотивированная моею предстоящей поездкой в Москву.

Напомнив генералу о том, что Молотов подтвердил в Лондоне согласие своего правительства принять в России силы «Свободной Франции», я попросил его указать мне, какие трудности технического характера препятствуют приему здесь дивизиона истребительной авиации... В объяснениях генерала Панфилова чувствовалось некоторое замешательство... и, несмотря на его доброжелательные заверения, у меня создалось впечатление, что он уклоняется от прямого ответа, желая выиграть время.

Чехи ведут дискуссию по тому же вопросу с начала года и получают такие же путанные и сдержанные ответы. Я уже не говорю о поляках, которые, выбившись из сил, отказались от всякой надежды послать свои войска на Восточный фронт... Причину этих оттяжек надо искать в неприязненном отношении советских властей к проникновению иностранцев, даже союзных или сочувствующих, в тот герметически закрытый мир, каким является СССР.

Однако Вышинский, которому я сообщил 24 июня о моей беседе с генералом Панфиловым, вновь официально заверил меня в том, что «все трудности технического характера, с которыми приходилось считаться, будут устранены». [360]

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 1 июля 1942

29 июня я встретился с Иденом по его просьбе. В результате нашей беседы выяснилось, что правительство Соединенных Штатов собирается теперь занять новую позицию в отношении Французского национального комитета.

В связи с развертыванием войны, с изменяющейся позицией режима Виши, все более и более явно становящегося на путь сотрудничества с немцами, в условиях давления общественного мнения в Америке и во всем мире, растущей поддержки, которую нам оказывает Россия, после недавнего выступления Черчилля в Вашингтоне и особенно в связи с тем неоспоримым фактом, что широкие массы французов стали присоединяться к нашему делу, правительство Соединенных Штатов собирается установить в отношениях с нами соответствующий modus vivendi.

Когда это произойдет, то есть когда объединение французского Сопротивления вокруг нас и наше право им руководить не будут больше оспариваться, я смогу переместить свою основную деятельность в чисто военную область. Я мог бы посвятить ее проведению возможных операций наших вооруженных сил на французской территории, совместно с армиями союзников, и созданию французской армии по мере освобождения страны.

Необходимы два условия для того, чтобы мы могли сделать все нужное в предвидении такой возможности. Сначала я должен буду сочетать первые действия наших небольших вооруженных сил с действиями наших союзников.

Затем Соединенные Штаты должны предусмотреть своевременное создание запасов вооружения и снаряжения в точно определенных размерах, предназначенных для формирования новых частей во Франции, и подготовиться к перевозке этих запасов во Францию. Задача создания новых частей должна быть тоже заранее и тщательно продумана американцами и нами самими.

Как только картина отношений между нами и правительством Вашингтона прояснится с точки зрения нашей общей позиции, я попрошу вас изложить вышеприведенные пункты соответствующим представителям американских властей. Вы можете привлечь к этому делу и Шевинье. Представление должно быть сдержанным, но достаточно отчетливым. [361]

Беседа генерала де Голля с Вайнантом 30 июня 1942

(Записана Рене Плевеном)

30 июня генерал де Голль пригласил на обед Вайнанта, посла Соединенных Штатов. На обеде присутствовал Плевен. Беседа была дружественной. Вайнант сказал, что он горячо желает, чтобы была найдена возможность непосредственного использования союзниками военных способностей генерала де Голля. Он спросил у генерала, как, по его мнению, можно этого достичь. Генерал ответил следующее:

«Я французский генерал. Если союзники мне предложат взять на себя военную роль в нашей коалиции, то я не откажусь. Но это для меня не простое предложение.

Будучи в прошлом году в Африке и на Востоке, я пришел к выводу, что со стратегической точки зрения крайне необходимо освободить государства Леванта из-под контроля Виши. Хотя участие в такой операции для сил Свободной Франции было крайне тягостным, я все же убедил английское верховное командование в том, что эта операция была для союзников стратегической необходимостью на Ближнем Востоке. События подтвердили, что я указал правильный путь. Но я не вижу, чтобы из этого были сделаны нужные выводы.

Так, в мае этого года, когда я понял, какие серьезные военные события готовились в Африке, английское правительство помешало мне выехать из Великобритании. В результате я был лишен возможности непосредственно участвовать в подготовке к ливийской операции.

Когда генерал Маршалл приехал в Лондон, я направил ему письмо с предложением встретиться где и когда он захочет. В день своего отъезда из Англии генерал Маршалл ответил мне, что не имеет возможности встретиться со мной.

В настоящее время английский и американский генеральные штабы разрабатывают планы операций на французских территориях, может быть, даже в самой Франции. Эти операции, естественно, будут иметь решающее значение для исхода войны и особенно интересуют французов. Однако со мной никто не консультировался по поводу этих планов. У меня даже создалось определенное впечатление, что имеется тенденция систематически отстранять Сражающуюся Францию не только от подготовки операций, но даже и от участия в них. [362]

Эти факты свидетельствуют о том, что у союзников нет большого желания использовать то, что вы называете моими военными способностями.

...В действительности произойдет следующее: поскольку в лагере союзников не будет настоящей французской армии, вы, вероятно, не допустите, чтобы французские власти непосредственно участвовали в проведении операций. Именно поэтому я прилагаю столько стараний, чтобы собрать все силы, способные сражаться, и именно поэтому я не могу оправдать заключение перемирия, так как оно помешало боеспособным еще силам в империи — флоту, некоторому числу генералов и хорошо подготовленным штабам — удержать Францию в войне. Даже теперь, при весьма ограниченных силах, она все же смогла бы сыграть очень важную роль.

Я прилагаю все старания, чтобы создать во Франции военную организацию, которая могла бы выступить в тот самый день, когда на территории Франции начнутся военные действия. Она, разумеется, это сделает, слившись с силами «Свободной Франции» под моим командованием и при условии, что союзники выполнят свое моральное обязательство и снабдят нас оружием».

Все эти мысли были высказаны не в виде одного монолога, а явились ответом на вопросы и замечания Вайнанта, который все снова и снова говорил о своем желании найти такую формулу, которая позволила бы генералу послужить своим опытом и военными знаниями делу союзников, и особенно американским вооруженным силам.

Вайнант полностью согласился с мнением генерала о необходимости сгруппировать в единую французскую армию под командованием генерала де Голля существующие в настоящее время французские войска и те части, которые присоединятся к ним с начала военных действий во Франции...

Но, по мнению Вайнанта, генерал, возглавив французские войска, в то же время должен стать своего рода техническим советником американского командования.

Генерал ответил, что он не возражает против такой формулы, но думает, что против нее могут быть возражения со стороны союзников.

Вайнант сказал также, что, по его мнению, генерал Маршалл и генерал де Голль сошлись бы очень хорошо друг с другом.

Посол выразил большую симпатию к генералу. Он повторил несколько раз, что приложит все усилия, чтобы в Соединенных Штатах по-настоящему поняли генерала. Он отметил с удовлетворением, [363] что в последние дни появились некоторые признаки, дающие основания надеяться на разрядку в отношениях между государственным департаментом и «Свободной Францией».

Генерал заметил, что между Соединенными Штатами и нами всегда существовало только одно разногласие, но зато фундаментальное. Свободные французы считают, что в интересах самой Франции и ее союзников Франция и ее владения должны принять участие в войне, объединившись для этой цели. Создается впечатление, что политика государственного департамента направлена к тому, чтобы удержать Францию и французские владения в состоянии нейтралитета и расчленения. Генерал уточнил, что нас мало интересует формула соглашения с правительством Соединенных Штатов. Мы требуем, чтобы были ясно признаны два момента: первый — внутреннее и внешнее Сопротивление французов тождественны; второй — не может быть нескольких Сражающихся Франций, а только одна, подчиненная единому руководству.

Телеграмма полковника Шевинье, начальника военной миссии Сражающейся Франции в Соединенных Штатах, Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 1 июля 1942

29 июня я встретился с заместителем военного министра Макклоем. Беседа продолжалась около часа и была исключительно сердечной...

После того, как мы уже обсудили некоторые текущие вопросы и я собрался уходить, он снова усадил меня, заявив, что хочет обменяться со мной некоторыми соображениями. Вот что он сказал мне:

«Находящаяся в Англии американская армия предназначена для высадки во Франции. Придет время, и она окажется в непосредственном контакте с дружественным французским населением, которое, вероятно, выделит новые массы французов для участия в войне. Желательно, чтобы к генералу Эйзенхауэру был прикомандирован для совместной работы в качестве его помощника французский офицер высокого ранга, обладающий необходимыми качествами. Вначале он принял бы участие в разработке общего стратегического плана, а затем занялся бы вопросами организации будущих французских частей». [364]

Макклой спросил меня: «Знаете ли вы в составе «Свободной Франции» офицера, отвечающего этим требованиям?» Я сказал: «Только генерал де Голль может дать ответ на этот вопрос. Но я уверен, что он найдет человека, о котором вы говорите». Затем Макклой интересовался сведениями о ведущих военных руководителях «Свободной Франции».

Озабоченность Макклоя проблемами французской армии представилась мне чем-то новым...

Вы знаете, что Макклой фактически выполняет обязанности военного министра. Сам министр настолько стар, что уже никого не принимает.

У меня создалось впечатление, что в последнее время военные меньше опасаются неприятностей со стороны государственного департамента за сношения со «Свободной Францией». Как радио, так и морское министерство получили указания о необходимости пойти нам навстречу.

Телеграмма Роже Гарро Национальному комитету, в Лондон

Куйбышев, 2 июля 1942

Отделение штаба в Куйбышеве только что сообщило мне, что все недоразумения, связанные с составом воздушной эскадрильи, улажены и что проект соглашения будет мне безотлагательно передан...

Телеграмма Адриена Тиксье Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 8 июля 1942

Вернувшись из Лондона, я стал свидетелем неистовых попыток разложить «Свободную Францию» при помощи кампаний прессы, путем распространения сведений о происходящих якобы раздорах внутри «Свободной Франции» и инсинуаций об ошибочности политики генерала де Голля и Национального комитета по отношению к англичанам и Соединенным Штатам. Появились планы разделения военной и гражданской деятельности «Свободной Франции» и даже создания нового движения сопротивляющихся французов, но антиголлистского [365] характера. Кампания оказала свое действие в официальных кругах, во французской колонии, среди наших американских друзей и даже в самой французской делегации.

Вместе с преданным друзьям я выдержал эту бурю и настойчиво защищал политику Национального комитета, как она была изложена мне в Лондоне генералом де Голлем и национальным комиссаром по иностранным делам... Я старался внушить, что в основных принципах мы не уступим.

В течение мая я часто встречался с официальными лицами, выступал во французской колонии и в прессе. Мне приходилось напоминать, временами сурово, некоторым французам об их ответственности. Я ясно дал понять некоторым руководителям французских ассоциаций и учреждений, некоторым членам и сотрудникам делегации, что какое-либо противодействие, колебания или недомолвки недопустимы, что нужно или подчиниться, или уйти. Как и во времена событий, связанных с островом Сен-Пьер, этот новый серьезный кризис выявил подлинные качества людей. Некоторые сотрудники, считая, что все потеряно, тайно предлагали свои услуги иностранным службам или сообщали им, что не согласны с политикой Национального комитета.

Мне кажется, что теперь положение выправилось. Официальные сношения стали более доступными, пресса более благожелательна, французская колония снова сплачивается вокруг общества «France for ever» («франция навсегда»), чтобы с блеском отпраздновать 14 Июля.

Несколько непримиримых антиголлистских групп и отдельных лиц продолжают свое несогласие, но в последнее время их активность стала весьма скромной...

Коммюнике правительства США, опубликованное в Вашингтоне 9 июля 1942

(Перевод{125})

Введение

Президент Соединенных Штатов в своем письме администрации по осуществлению ленд-лиза от 11 ноября 1941 заявил, что [366] оборона тех французских территорий, которые находятся под контролем сил «Свободной Франции», имеет жизненно важное значение для обороны Соединенных Штатов. В духе этого письма президента и в соответствии с политикой правительства Соединенных Штатов — политикой предоставления помощи всем народам, оказывающим сопротивление агрессии стран оси, с тем чтобы поддержать и сохранить свою свободу, — правительство Соединенных Штатов и Французский национальный комитет в Лондоне осуществляли тесное сотрудничество в тех областях, где подобное сотрудничество может содействовать военным целям.

Чтобы сделать это сотрудничество более эффективным для ведения войны, правительство США назначило адмирала Старка и генерала Болта в качестве своих представителей для консультации с Французским национальным комитетом в Лондоне по всем вопросам, касающимся ведения войны. Генералу де Голлю был передан меморандум по этому вопросу, текст которого прилагается.

Генерал де Голль с удовлетворением ознакомился с этим меморандумом, он очень доволен его условиями и горячо приветствует решение правительства США о назначении адмирала Старка и генерала Болта представителями Соединенных Штатов для консультации с Французским национальным комитетом.

Меморандум

1. Правительство Соединенных Штатов подчиняет все другие вопросы одной высшей цели, заключающейся в обеспечении успеха в войне и в доведении ее до победного конца.

Французский национальный комитет преследует ту же цель и проводит активные военные мероприятия для сохранения французской территории за французским народом.

2. Правительство Соединенных Штатов признает вклад генерала де Голля и усилия Французского национального комитета в деле поддержания духа французских традиций и институтов и считает, что военным целям, необходимым для эффективного ведения войны и, следовательно, для осуществления наших общих целей, будет наилучшим образом способствовать оказание Французскому национальному комитету, являющемуся символом французского Сопротивления, вообще державам оси всяческой военной помощи и поддержки.

Правительство Соединенных Штатов целиком и полностью разделяет точку зрения английского правительства, которая, как известно, является также и точкой зрения Французского национального [367] комитета, относительно того, что судьбы и политическая организация Франции должны в конечном итоге быть определены свободным изъявлением воли французского народа в условиях, которые обеспечат ему свободу выражения своих желаний, не подвергаясь влиянию какой-либо формы принуждения.

3. Преследуя достижение общей военной цели, правительство Соединенных Штатов будет по-прежнему поддерживать сношения с местными властями «Свободной Франции» на их соответствующих территориях, если они осуществляют эффективный контроль. Сознавая необходимость координировать вопросы, связанные с совместным ведением войны, через посредство Французского национального комитета в Лондоне. Существенной частью политики, проводимой правительством Соединенных Штатов в области военного сотрудничества, является оказание помощи военными и военно-морскими силами «Свободной Франции» в соответствии с заявлением президента от 11 ноября 1941 относительно того, что оборона французских территорий, находящихся под контролем сил «Свободной Франции», является жизненно важной для обороны Соединенных Штатов.

В соответствии с вышеизложенным правительство Соединенных Штатов готово назначить своих представителей в Лондоне для целей консультации.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 10 июля 1942

Соглашение, заключенное с правительством Соединенных Штатов, мне кажется удовлетворительным во многих отношениях:

1) оно создало положительную основу для наших отношений с Вашингтоном;

2) оно содержит некоторые полезные положения с точки зрения нашей национальной позиции;

3) оно позволяет Французскому национальному комитету сосредоточить в своих руках вопросы, касающиеся ведения войны;

4) оно дает возможность приступить к созданию совместно с Соединенными Штатами надежной военной организации, предназначенной для ведения эвентуальной войны на территории Франции. [368]

Я считаю, что за этим непременно последует и остальное, то есть представительство перед союзниками высших и неизменных интересов Франции при условии, если, исходя из достигнутого, создадим у правительства и общественного мнения Соединенных Штатов впечатление, что мы всегда начеку, когда затронуты наши интересы.

Я должен сказать вам, что нам пришлось обсуждать это дело в Лондоне, потому что, по понятным для вас причинам, Черчилль и Иден хотели выступить в роли маклеров. С другой стороны, государственный департамент и Форин офис просили меня лично соблюдать абсолютную секретность, настолько они опасались прессы и реакции американского общественного мнения. Но навязанный нам порядок ведения переговоров ни в коем случае не может обязать кого бы то ни было, и особенно меня, держать вас в стороне от этого дела.

Наоборот, я хотел бы сказать, что ваши действия в Вашингтоне во многом определили благожелательное отношение американского правительства. Выражаю вам свое полное доверие.

С дружеским приветом.

Телеграмма генерала Катру, главного полномочного делегата в Леванте, генералу де Голлю, в Лондон

Бейрут, 10 июля 1942

Отвечаю на ваше указание относительно войск (которые понадобятся для возможной высадки во Франции).

Могу предоставить войска, которые вы у меня просите, в количестве, совместимом с текущими потребностями театра военных действий. Думаю, что смогу отправить их начиная с 10 августа при условии предупреждения за две недели.

Заявление английского правительства, опубликованное в Лондоне 13 июля 1942

(Перевод)

Французский национальный комитет предложил, чтобы свободное французское движение было известно в будущем [369] как «Франс комбатант» (Сражающаяся Франция). Правительство его величества в Соединенном Королевстве приняло это предложение, насколько оно его касается, и согласилось с Национальным комитетом о нижеследующих определениях:

Сражающаяся Франция («Франс комбатант»).

Союз французских граждан, где бы они ни находились, и французских территорий, которые объединяются вместе, чтобы сотрудничать с Объединенными Нациями в войне против общих врагов. Символ сопротивления державам оси всех французских граждан, которые не принимают капитуляции и которые всеми средствами, имеющимися в их распоряжении, и где бы они ни находились, вносят свой вклад в дело освобождения Франции путем достижения общей победы Объединенных Наций.

Французский национальный комитет.

Руководящий орган Сражающейся Франции; организует участие в войне французских граждан и территории, которые сотрудничают с Объединенными Нациями в войне против общих врагов, представляет их интересы перед правительством его величества в Соединенном Королевстве.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 18 июля 1942

Учитывая изменения обстановки в Вашингтоне в лучшую для нас сторону, вам и Шевинье теперь следует в переговорах с американскими государственными деятелями всячески подчеркивать нашу точку зрения относительно роли Сражающейся Франции в общих усилиях союзников.

1. Мы считаем, что в настоящее время основное внимание должно быть уделено решительным наступательным операциям, особенно на западе Европы. Все вопросы внешней и внутренней политики должны отойти для всех на второй план.

2. Сражающаяся Франция может сыграть важную роль в этих военных операциях. Ее роль будет состоять не только в том, что наши скромные вооруженные силы с самого начала выступят совместно с вооруженными силами союзников, но также и в руководстве точно определенными операциями в [370] тылу врага, к чему наши группы готовились во Франции. В дальнейшем, по мере освобождения территории, мы намерены провести мобилизацию и восстановить французскую армию. В то же время мы задаемся целью вызвать к жизни повсюду во Франции и в империи большое национальное движение общественного мнения, которое могло бы в разгар войны создать для врага серьезные затруднения и привести режим Виши к крушению.

Но в Вашингтоне и Лондоне должны понять, насколько все это важно и какую ответственность возлагает на нас перед Францией. Вот почему мы можем и хотим приступить к осуществлению этого плана только при известных условиях.

3. Эти условия таковы:

а) генерал де Голль должен принимать непосредственное участие в разработке межсоюзных планов операций на Западе;

б) Сражающаяся Франция должна незамедлительно получить от своих союзников значительные материальные средства, чтобы мы были в состоянии подготовить участие французов в военных действиях и в вооруженном восстании во Франции... Эти средства должны быть предоставлены на том условии, чтобы мы распоряжались ими сами, а не по усмотрению бесчисленных союзных разведывательных служб.

4. Все это зависит от правительств и командований. Я готов начать переговоры об этом с правительствами и с командованием союзников, лишь бы переговоры были откровенными. Если союзники собираются вести с нами переговоры об этом серьезном деле через второстепенных лиц, смотрящих на нас свысока, или если они попытаются использовать в своих целях источники боевого духа Франции и тем самым бесцельно расточить его и породить смятение и замешательство, я не присоединюсь к этой затее и сниму с себя всякую ответственность перед страной. Настаивайте формально на этом пункте.

5. Вы можете добавить без всяких обиняков, что я преисполнен решимости добиться выполнения этих условий, тем более что мое доверие к стратегической проницательности и умению союзников несколько уменьшилось. Не следует наносить ненужных обид, но и не нужно утаивать наши мысли и чувства, потому что время уходит, а ставка настолько велика для Франции, что мы должны говорить откровенно... [371]

Письмо генерала де Голля Антони Идену, министру иностранных дел

Лондон, 18 июля 1942

Дорогой господин Иден!

Я уже имел честь говорить вашему превосходительству, что, по моему мнению, сотрудничество английской и французской секретных служб не является вполне удовлетворительным. Службы Сражающейся Франции располагают большими оперативными и разведывательными возможностями во Франции и Французской империи. Но при существующих условиях эти возможности не могут быть использованы в полную меру.

Главная цель Сражающейся Франции заключается в том, чтобы подготовить во Франции и империи сопротивление неприятелю и противодействие Виши, собрать на национальной территории силы, способные активно содействовать будущим операциям союзников на французской территории, и, наконец, подготовить мобилизацию страны по мере ее освобождения.

Во Франции и в империи имеются все нужные для этого звенья, но организовать их действия и направлять их можно только при условии, что наши секретные службы будут иметь свободные руки и располагать нужными средствами.

Я не стану отрицать, что английские секретные службы часто помогали нашим службам и взамен пользовались их услугами. Но мы считаем, что помощь, оказываемая нам английскими службами в настоящее время, не отвечает важности поставленной цели и, кроме того, она затруднена случаями вмешательства и проволочками, усложняющими наши задачи.

С другой стороны, имеющиеся в нашем распоряжении материальные средства совершенно недостаточны. В частности, прямое воздушное и морское сообщение с Францией и с Северной Африкой используется французскими службами крайне редко и к тому же подвергается различным ограничениям. По нашему мнению, эти условия могли бы быть значительно улучшены.

Силы Сражающейся Франции располагают в этом отношении некоторыми возможностями в самой Англии (лоцманы, [372] сторожевые суда, подводные лодки и т.д.). Они легко могут быть использованы. Мы неоднократно ставили вопрос об их использовании, но по непонятным для нас причинам английские власти противились этому.

Если правительство его величества окажет более широкую поддержку Сражающейся Франции в отношении деятельности секретных служб, я полагаю, это при настоящей ситуации облегчит Франции задачу оказания материальной и моральной помощи общему делу союзников. Смею надеяться, что эта точка зрения будет поддержана вашим превосходительством.

Искренне ваш.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 21 июля 1942

1. Сегодня сообщил Сэмнеру Уэллесу содержание вашей телеграммы от 18 июля относительно участия Сражающейся Франции в военных усилиях союзников на Западе.

Выслушав весьма внимательно мое сообщение, Сэмнер Уэллес задал мне следующие два вопроса:

Сообщил ли генерал де Голль о своих взглядах английскому правительству? Если да, то какой ответ он получил? Я не мог ответить на этот вопрос.

Считает ли генерал де Голль, что с американской стороны адмирал Старк и генерал Эйзенхауэр недостаточно авторитетны для обсуждения с ними его идей? Я ответил, что решения, связанные с вашими предложениями, зависят не от Эйзенхауэра и Старка, а от английского и американского правительств и высшего межсоюзного командования.

2. Сэмнер Уэллес заявил, что ваше сообщение его живо заинтересовало и он намерен лично заняться этим делом, и сам проведет необходимые совещания. Он вызовет меня через несколько дней, чтобы сообщить ответ.

3. Заканчивая беседу, он отметил, насколько правильными оказались ваши концепции современной войны.

4. Завтра Шевинье увидится по этому же делу с заместителем военного министра Макклоем. [373]

Беседа генерала де Голля с представителями высшего командования американской армии и военно-морского флота 23 июля 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Присутствовали:

генерал Маршалл, начальник генерального штаба американской армии,

адмирал Кинг, главнокомандующий американскими военно-морскими силами,

генерал-лейтенант Эйзенхауэр, главнокомандующий сухопутными силами США в Европе,

и три других генерала.

После нескольких приветственных слов по случаю приезда генерал де Голль попросил извинения, что не говорит по-английски. Переводчиком будет капитан Куле.

От имени всех присутствующих генерал Маршалл заявляет, что рад познакомиться с генералом и восхищен доблестью, недавно продемонстрированной вооруженными силами Франции.

Генерал де Голль благодарит.

Следует довольно продолжительное молчание.

Генерал де Голль прерывает это молчание и говорит: «Если это вас интересует, я могу дать некоторые пояснения о нашем военном положении».

Американцы отвечают, что «это их весьма интересует».

Генерал де Голль перечисляет вооруженные силы, которыми мы располагаем: в Египте — две легкие дивизии, в Экваториальной Африке — 20 тысяч человек, в том числе около 3 тысяч французов; в Леванте — 6 тысяч французов и 20 тысяч туземцев, добившихся значительных успехов за последний год.

Затем генерал переходит к вооруженным силам, расположенным в районе Тихого океана, и к частям, дислоцированным в Великобритании.

Вооружение всех наших войск состоит в общем из французского оружия довоенного образца. Нам дали грузовики и несколько броневиков, но мы не получили ни одной пушки, ни одного станкового пулемета, ни одного ручного пулемета, никакого обычного оружия — ни от англичан, ни от американцев.

Затем генерал перечисляет наши морские и воздушные силы.

Он добавляет, что под нашим непосредственным контролем находится вся Свободная Французская Африка. В государствах [374] Леванта наша власть осуществляется в форме мандата. В Сирии и Ливане генерал Катру встречает затруднения со стороны англичан, однако, можно сказать, что в общем он является хозяином положения.

Генерал де Голль настоятельно подчеркивает наличие наших сил во Франции. Речь идет не только о моральном влиянии, которое мы оказываем на общественное мнение в обеих зонах, но и о имеющихся там наших боевых группах.

Мы располагаем во Франции широкой сетью разведывательных служб, которая действует настолько хорошо, что практически почти все сведения о неприятеле на французской территории союзники получают от нас.

В нашем расположении имеются также боевые группы, действия которых распространяются на используемые неприятелем пути сообщения, склады, промышленные центры. Эти группы предпринимают неожиданные налеты. Они готовы к более серьезным действиям в те сроки и в тех пунктах, которые будут им указаны. Но действия крупного масштаба на французской территории могут быть предприняты ими только в том случае, если эти действия совпадут с выступлением извне.

Генерал Маршалл заявляет, что он и его коллеги, особенно адмирал Кинг, хорошо знакомы с положением французских вооруженных сил в районе Тихого океана, но им не были известны сведения, сообщенные генералом о других театрах военных действий и о Франции. (Действительно, для них все это оказалось настоящим откровением.)

Адмирал Кинг добавляет: «Я надеюсь, что генерал де Голль удовлетворен соглашением о коммуникациях в районе Тихого океана».

Генерал де Голль отвечает, что, в том что касается наших островов в Тихом океане и других французских территорий, чувство ответственности и моральные обязательства требуют от нас неусыпной бдительности в стремлении сохранить суверенитет Франции.

Адмирал Кинг заверяет, что генерал де Голль может быть уверен в самом горячем желании американцев уважать французский суверенитет. Соглашения, заключенные со «Свободной Францией» относительно Тихого океана, идентичны с теми, которые были заключены с английскими, австралийскими и новозеландскими властями относительно контролируемых ими территорий. [375]

Последовало довольно длительное молчание.

Генерал де Голль говорит: «Если это вас интересует, я мог бы высказаться относительно открытия второго фронта».

«Это нас очень интересует», — отвечают американцы.

Тогда генерал де Голль указывает, что с точки зрения союзной стратегии открытие второго фронта на Западе является настоятельной необходимостью. Как француз, он присоединяется к этому мнению. Генерал уточняет, где и как, по его мнению, должна быть предпринята эта огромная по масштабам операция. Однако в случае открытия второго фронта во Франции судьба французского народа будет затронута настолько серьезно, что участие его сил в боевых действиях потребует подписания союзниками некоторых условий.

Генерал Маршалл и адмирал Кинг заявляют, что в этом отношении они согласны с генералом де Голлем.

Генерал де Голль напоминает, что накануне адмиралу Старку была передана нота об участии Франции в открытии второго фронта.

Генерал советует генералу Маршаллу и адмиралу Кингу обратить внимание на эту ноту. Ни тот ни другой еще не ознакомились с ней. Но они оба уверяют, что немедленно это сделают. Генерал Эйзенхауэр, напротив, заявляет, что он знаком с французскими предложениями.

Снова молчание.

Генерал встает и заявляет, что был очень рад познакомиться с генералом Маршаллом и адмиралом Кингом. Затем он уходит, закончив на этом получасовую «беседу».

Телеграмма генерала де Голля Катру, в Бейрут, и адмиралу д'Аржанлье, в Нумеа, членам Национального комитета, выполняющим специальную миссию

Лондон, 28 июля 1942

Я ввел в Национальный комитет Андре Филипа. Вы знаете, какую роль он сыграл во Франции в качестве руководителя группы «Либерасьон», Филип стал национальным комиссаром по внутренним делам, иными словами, внутренним действиям во Франции. [376]

Жак Сустель, доцент, бывший слушатель Высшей педагогической школы в Париже, прекрасно проявивший себя в качестве нашего представителя в Мексике, а здесь выполнявший функции директора службы осведомления, стал национальным комиссаром информации.

Дьетельм, главный инспектор финансов, стал национальным комиссаром финансов. За Плевеном сохраняются функции комиссара по делам колоний, экономики и торгового флота.

Я хотел бы информировать вас об этих перемещениях в составе Национального комитета.

Назначение Филипа укрепит Комитет в глазах наших многочисленных друзей во Франции, а также за границей. Я надеюсь, что приезд из Франции нескольких других руководящих деятелей Сопротивления позволит нам в ближайшее время расширить состав Национального комитета, в полной мере сохраняя за ним положение руководящего органа Сражающейся Франции как внутри страны, так и вне ее, не преследующего при этом каких-либо партийных интересов и стремящегося к одной цели — освободить страну силой оружия.

С дружеским приветом.

Беседа генерала де Голля с Уинстоном Черчиллем

29 июля 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

«Итак, — сказал Черчилль, — вы отправляетесь в Африку и страны Леванта!»

«Я не возражаю, — ответил генерал, — против поездки в страны Леванта. Спирс что-то там суетится и создает для нас трудности».

«Спирс, — продолжает Черчилль, — имеет много врагов, но у него есть и друг, это премьер-министр. Когда вы будете там, повидайтесь с ним. Я телеграфирую ему и порекомендую выслушать вас. Говорят, — добавляет Черчилль, — что государства Леванта в действительности лишены независимости и население этим недовольно».

«В Сирии и Ливане, — возражает генерал, — оно довольно не в меньшей мере, чем в Ираке, Палестине или Египте».

Затем разговор переходит к положению на Мадагаскаре. [377]

«Мы не участвовали в операции вместе с вами, — указывает Черчилль, — потому что не хотели путать два понятия: примирения и силы. Это не имело успеха в Дакаре».

«Мы вошли бы в Дакар, — замечает генерал де Голль, — если бы англичане не пропустили в Гибралтар крейсеры Дарлана».

Черчилль не оспаривает этого замечания.

«Что касается Мадагаскара, — продолжает генерал, — то дело было бы давным-давно закончено, если бы вы позволили нам высадиться в Маюнге, когда проводили операцию в Диего-Суарес. Мы пошли бы на Тананариве, и вопрос был бы решен. Вместо этого вы теряли время на переговоры с представителем Виши».

«Да, он злобен, этот губернатор!» — говорит Черчилль.

«Вы удивляетесь этому? — спрашивает генерал. — Когда вы ведете переговоры с представителем Виши, вы ведете их с Гитлером. А Гитлер злобен».

Затем разговор переходит к возможности открытия второго фронта. Сказанное не подлежит оглашению.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 31 июля 1942

Видел генерала Маршалла и адмирала Кинга во время их недавнего пребывания здесь. Я ознакомил их с нашим военным положением, которое, как мне показалось, было им совершенно неизвестно, а также с нашими возможностями и планами военных действий во Франции в рамках эвентуальных операций союзников. Я перечислил им условия, на которых мы окажем поддержку, — о них я вам сообщал. Мне кажется, что Маршалл и Кинг заинтересовались моим сообщением. Однако они не выразили своего отношения и произвели на меня впечатление достойных людей, расположенных к нам, но еще не принявших определенного решения и обеспокоенных сложностью того огромного и нового для Соединенных Штатов события, которое называется мировой войной.

Такое же впечатление произвел на меня и Эйзенхауэр. Что касается Старка и Болта, то хотя они и расположены к нам, но еще [378] не получили инструкций от своего правительства и не знают, на каких основах и в каких пределах должны устанавливать отношения с нами.

С другой стороны, я только что принял посла Филипса по его просьбе. Он сказал, что является доверенным лицом Доновена, и наговорил много хороших слов, от которых, однако, я не жду ничего определенного.

В общем я считаю, что нерешительность американских гражданских и военных руководителей во всем, что касается нас, зависит главным образом от их общей неуверенности во всем, что относится к ведению войны.

Водворение адмирала Леги в Белом доме, несомненно, не поможет положить конец этому замешательству и не прольет свет в этом мраке.

Короче говоря, стремясь принять большее участие в межсоюзнических делах, мы не должны допускать, чтобы Франция была вовлечена в необдуманные и поспешные начинания, за которые ей пришлось бы снова дорого заплатить. Напоминаю, что инструкции, данные в телеграмме от 18 июля, обязательны и должны быть выполнены безотлагательно.

Телеграмма генерала де Голля генерал-губернатору французской Экваториальной Африки Феликсу Эбуэ, в Браззавиль

Лондон, 1 августа 1942

По предложению национального комиссара по делам колоний и с большим удовлетворением только что подписал три ваших проекта декретов: о режиме труда, измененном статуте туземцев и о создании общин местного населения.

Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы сказать вам, как я высоко ценю и одобряю принципы туземной политики, проводимые вами во Французской Экваториальной Африке и выраженные в декретах, принимаемых по вашей инициативе. Благодаря вам и вашим сотрудникам, государственным чиновникам всех рангов, подданные и лица, находящиеся под покровительством Франции, не будут испытывать, несмотря на войну, никакой задержки в своем развитии и развитии их статуса, что отвечает традиционной политике Франции. [379]

Телеграмма Мориса Дежана, национального комиссара по национальным делам, генералу де Голлю, в Каир

Лондон, 7 августа 1942

Вчера утром Бенеш пригласил меня к себе.

В начале беседы он сообщил, что считает Французский национальный комитет во главе с генералом де Голлем подлинным правительством Франции и что в связи с этим он хочет сделать мне два сообщения.

Первое касалось недавнего обмена письмами между Иденом и Масариком, из которого следовало, что при окончательном установлении границ Чехословакии после войны никакие изменения этих границ, происшедшие в 1938 году и позже, не будут учитываться.

Эта формулировка не так четка, как формулировка Советского правительства. Однако в ней заключено основное. Бенеш сообщил, что она явилась результатом годичных переговоров, главные этапы которых он мне описал.

Второе сообщение касалось недавнего демарша Бенеша перед Советским правительством по поводу Французского национального комитета. Бенеш передал в Москву, что, учитывая развитие ситуации во Франции, укрепление Национального комитета, а также перспективу открытия второго фронта, следовало бы в международном плане предоставить возможно большую власть комитету, возглавляемому генералом де Голлем. Стало необходимым признать комитет в качестве французского правительства. Бенеш внушал Советскому правительству мысль, чтобы оно выступило в этом смысле так же, как оно в прошлом году выступило в пользу правительства Чехословакии.

Московское правительство ответило, что в принципе оно соглашается с Бенешем. Оно расположено сделать это, как только найдет своевременным. В настоящее время оно настоятельно нуждается в военной помощи Великобритании и Соединенных Штатов и поэтому не хотело вынуждать их заняться данным вопросом. По мнению Советского правительства этот вопрос может быть разрешен при открытии второго фронта.

Бенеш прочел мне выдержку из речи, которую он должен произнести в субботу по радио:

«Характер отношений Чехословацкого правительства с Национальным комитетом Сражающейся Франции, единственно правомочным [380] выступать от имени Франции, позволяет нам утверждать, что Франция завтра займет по отношению к нашей стране то положение, которое сегодня занимает Великобритания».

Я заверил, что вы сами и Национальный комитет, несомненно, согласитесь с этим текстом...

Я не преминул ему сказать, что немедленно пошлю вам донесение о содержании нашего разговора.

Телеграмма Национального комитета Роже Гарро, в Москву

Лондон, 8 августа 1942

21 июля текущего года мы передали английскому правительству, представителю Соединенных Штатов при Национальном комитете адмиралу Старку и Богомолову ноту, содержание которой в основном следующее:

«В случае если бы союзники открыли второй фронт на Западе, французская помощь приобрела бы, конечно, большое значение. Генерал де Голль и Французский национальный комитет исполнены решимости обеспечить эту помощь в возможно более широких пределах.

Они знают, какие трудности представляет оказание этой помощи и с каким риском она связана для французского народа в настоящих условиях. Они готовы взять на себя эту ответственность при соблюдении следующих условий:

1) участие в операциях всех наличных сил «Свободной Франции»;

2) включение в общий план разрушительных действий, неотступного преследования неприятеля, производимых отдельными партизанскими группами, а также действий разведывательной сети во Франции. С настоящего момента необходимо усиленное снабжение боевыми техническими средствами для ускорения подготовки военной помощи со стороны Франции;

3) создание запасов оружия для постепенного вооружения личного состава французских войск, которые Национальный комитет намерен мобилизовать на освобожденных территориях, чтобы воссоздать французскую армию и ввести ее в бой;

4) французское командование должно быть участником планов и решений, касающихся действий союзников на Западе». [381]

К этой ноте был приложен список сил «Свободной Франции», которые можно использовать теперь, а также тех, которые могут быть сформированы постепенно по мере освобождения территорий. Помимо этого был приложен список вооружения и снабжения, испрашиваемых для этой цели у союзников.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Каир, 9 августа 1942

7 августа прибыл благополучно в Каир. Моими попутчиками были Гарриман и группа русских, возвращающихся в Москву. Видел здесь Черчилля, завтракал с ним и генералом Аланом Бруком у Майлса Лэмпсона. Впечатление таково: скучные разглагольствования, военные планы, разговоры о нажиме русских на англичан и американцев, чем мотивируется появление плана поездки Черчилля и Гарримана в Москву. Я изложил им свои взгляды относительно ведения войны и необходимости открытия второго фронта.

Видел 2-ю французскую легкую дивизию, наши разведывательные отряды и танки. Хорошее впечатление, особенно от отрядов и танков. В понедельник увижу дивизию Кенига и парашютистов, позже — флот, канал и отряд «Эльзас». Во вторник отправлюсь в Бейрут.

Генерал Катру прибыл сюда 8 августа в хорошем настроении. В нашей делегации все в порядке, и она успешно работает.

8 августа я совещался с Кэйзи по его просьбе. Он показался мне симпатичным, но довольно поверхностно информированным человеком. Он сразу же заговорил о выборах в Сирии. Я ответил, что вопрос о выборах в Сирии и Ливане касается только Франции как мандатария, а также сирийского и ливанского правительств. Я сказал, что доброе согласие между английским правительством и Национальным комитетом требует выполнения условий наших соглашений о Сирии и Ливане, а также выполнения торжественного обещания английского правительства, что оно не будет преследовать никаких политических интересов в Сирии и тем более в Ливане...

Я добавил, что исходя из нашего опыта и в условиях лежащей на нас ответственности перед государствами Леванта, мы считаем [382] совершенно неприемлемым предложение о проведении выборов в то время, когда неприятель стоит у ворот Александрии. В заключении я заявил, что Французский национальный комитет решил не проводить выборов в этом году и что правительства Дамаска и Бейрута с этим согласились. Кэйзи ни на чем не настаивал.

Я выразил сожаление, что англичане вмешиваются в дела Леванта вопреки соглашению Литтлтона с де Голлем. На это Кэйзи ответил, что английское правительство ни в коем случае не хотело подрывать позицию Франции, но он полагает, что его правительство несет какую-то высшую ответственность за положение на Востоке. Я возразил, что ответственность, лежащая на Франции как мандатарии в Леванте, не может быть разделена с другой державой. Я перечислил некоторые факты, касающиеся Спирса, и заявил, что действия этого представителя Великобритании могут подвергнуть опасности порядок в Леванте и испортить франко-английские отношения.

Затем мы вместе позавтракали.

7 августа я виделся с маршалом Смэтсом, который был здесь проездом. Мы сразу же почувствовали взаимную симпатию. Признавая ошибки союзников, особенно англичан, он все же с оптимизмом ожидает развития событий. Смэтс заявил, что отказом от перемирия мы утвердили будущее Франции и спасли Африку, рассеяв капитулянтские настроения на территориях к северу от экватора. Он говорил о Пешкове, которого очень уважает, что сам настаивал на поездке Пешкова в Диего-Суарес. Позиция англичан в мадагаскарском вопросе, по его мнению, определена военными, тогда как правительство Лондона и его собственное не собираются вторгаться на территорию Мадагаскара. Он говорил со мною также о стратегических проблемах, о чем я не могу написать в этой телеграмме.

В нашей делегации в Каире я встретился 8 августа со славными людьми, обеспокоенными существующей ситуацией, но преисполненными лучшими намерениями. В общем настроение и больших и малых дало мне почувствовать, насколько утвердилось и упрочилось наше положение на Востоке со времени моего прошлогоднего пребывания.

Пришло время воспользоваться этим, чтобы внести ясность в наши отношения с союзниками, повсеместно укрепить и централизовать власть, сделать дальнейшие шаги в смысле нашего участия в общем руководстве военными операциями. [383]

Передайте содержание этой телеграммы Национальному комитету...

С дружеским приветом.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Каир, 11 августа 1942

Сегодня снова виделся с Кэйзи. На этот раз он ни слова не сказал о выборах. Таким образом, этот вопрос улажен для текущего года. Естественно, мы хотели бы, чтобы военная ситуация позволила установить в Сирии и Ливане, как только это станет возможным, представительный режим, но этот вопрос касается только Франции и заинтересованных государств. Мы не будем проводить выборы, когда немцы продвигаются к Кавказу, когда они почти подошли к дельте Нила и когда арестовывают Ганди и Неру.

Как я и предвидел, поворот штурвала, произведенный нами в этом отношении, вызвал вчера бурю у англичан, что лишний раз доказывает, что они питают какие-то задние мысли. Черчилль метал громы и молнии и клялся, что он защитит Спирса. Вся эта буря теперь улеглась. Я продолжил сегодня ту же линию, напав на Кэйзи в вопросах зернового бюро и железной дороги Хайфа — Триполи. Я сказал Кэйзи, что ознакомлюсь на месте с этими вопросами и что мы сохраняем за собой право принимать все меры, которые сочтем необходимыми в интересах населения в том, что касается зернового бюро, и в интересах железнодорожной компании, Ливана и Франции в том, что касается железной дороги.

Видел сегодня Окинлека и Теддера. Встреча была очень сердечной и полезной.

Сегодня утром принял парад отличных частей дивизии Кенига.

Завтра отправляемся в Бейрут. Черчилль и Гарриман уезжают в Москву.

Передайте содержание этой телеграммы Национальному комитету.

С дружеским приветом. [384]

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 13 августа 1942

Отвечаю на телеграмму Мориса Дежана от 7 августа.

1. Что касается будущих границ Чехословакии, то мы должны занять благоприятную позицию в отношении целостности Чехословакии в том виде, в каком она существовала до Мюнхена. Однако нужно сформулировать это в таких выражениях, которые позволят нам в дальнейшем иметь некоторую свободу действий в вопросе о судьбе судетского меньшинства в Чехословакии и о судьбе словаков и Тешина. Наконец, в нашем заявлении при всем том нужно более четко оттенить чехословацкие интересы, чем это сделано в английском заявлении.

Я прошу срочно представить мне текст заявления, в котором будут учтены вышеизложенные моменты. Как только этот текст будет составлен, мы сможем его опубликовать одновременно в Бейруте, где я нахожусь, в Браззавиле и в Лондоне. Предварительно вы должны показать текст Бенешу, чтобы узнать его мнение.

2. Прошу передать от моего имени Бенешу, что мы высоко оценили относящуюся к нам часть его выступления по радио.

3. Что касается подсказанной им Советскому правительству мысли о признании Москвой Национального комитета в качестве правительства Франции, то против нее мы не можем возражать. Однако мне кажется, что это еще преждевременно по причинам, которые я не раз излагал и вам лично, и вашим коллегам по Национальному комитету. Во всяком случае, вы можете засвидетельствовать Бенешу, что мы чрезвычайно высоко ценим его намерение.

Телеграмма Мориса Дежана генералу де Голлю, в Бейрут

Лондон, 13 августа 1942

1. Гарро имел 8 августа продолжительную беседу с заместителем комиссара иностранных дел СССР Деканозовым.

Выразив свое сочувствие Сражающейся Франции, заместитель комиссара указал, что французский народ не должен ждать помощи извне, чтобы начать активную борьбу против поработителя. [385]

В качестве примера он указал на Югославию. Всеобщее вооруженное восстание во Франции, продолжал заместитель комиссара, явилось бы сигналом к восстанию во всей порабощенной Европе и ускорило бы желаемое вмешательство английских и американских войск.

Гарро ответил, что положение во Франции значительно отличается от положения в Югославии, особенно потому, что в Виши существует правительство, преданное врагу, но в то же время признаваемое некоторыми союзниками в качестве французского правительства. Он также выдвинул другие доводы, которые легко себе представить.

Позиция собеседника привела Гарро к мысли, что в связи с отсутствием общего наступления союзных сил на Западе подвергающееся чудовищному натиску немецких армий Советское правительство горячо желало бы восстания в порабощенных странах.

2. С этой информацией следовало бы, быть может, сопоставить некоторые сведения, полученные мною из других источников. Судя по этим сведениям, Советское правительство, учитывая, что до зимы союзники не смогут предпринять достаточно серьезные военные действия на континенте, которые могли бы облегчить положение на русском фронте, сообщило в начале августа в Лондон и Вашингтон, что следует снабдить СССР ресурсами (продовольствием и вооружением) для продолжения борьбы. В таких условиях была решена поездка Черчилля и американских представителей.

3. Во время беседы с Гарро заместитель комиссара дал понять, не предрешая, однако, отношения руководящих кругов, что предстоящий приезд в Москву генерала де Голля, «который пользуется большой популярностью в СССР», был бы, несомненно, желателен.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю, в Лондон

Бейрут, 14 августа 1942

С самого начала пребывания во французских подмандатных государствах Леванта я с сожалением убедился, что соглашения, заключенные между английским правительством и Национальным комитетом относительно Сирии и Ливана, здесь нарушаются.

При заключении соглашений Литтлтона — де Голля в июле 1941 и обмене нотами между Французским национальным комитетом и Форин офисом в октябре 1941 учитывались обязательства Великобритании не преследовать никакой политической цели в государствах [386] Леванта и не посягать в этом районе на позиции франции, а также признавать французский мандат вплоть до решения Лиги Наций, единственно правомочной его отменить.

Я должен вам сказать, что, как мне кажется, многие проявления политики Великобритании в Сирии и Ливане не соответствуют этим принципам.

Постоянное вмешательство представителей английского правительства в дела внутренней и административной политики государств Леванта и даже в отношении между этими государствами и мандатарием несовместимы ни с отказом Англии от политических интересов в Сирии и Ливане, ни с должным уважением позиции Франции, ни с мандатным режимом.

Кроме того, я считаю, что такое вмешательство и вызываемая им реакция побуждают население всего арабского Востока думать, что серьезные расхождения нарушают здесь доброе согласие между Англией и Сражающейся Францией, являющимися между тем союзниками.

Такое положение в конечном счете может сыграть лишь на руку нашим врагам.

Я должен сообщить вам, что посягательства на права Франции, как и на права правительств государств Леванта, глубоко задевают всех французов, а также народы Сирии и Ливана. Тем более что мы всеми силами, нередко в условиях тяжелой моральной обстановки, поддерживали военные действия английского сухопутного, военно-морского и военно-воздушного командования, предоставив все наши силы в распоряжение английского командования для участия в сражениях в Ливии и Египте.

Я вынужден просить вас возобновить действие заключенных нами соглашений относительно государств Леванта, чтобы таким образом обеспечить наше военное сотрудничество и продемонстрировать всему Востоку существование согласия между Великобританией и Францией. Не говоря уже о других причинах, мне это кажется необходимым, чтобы лучше соединить наши силы в тяжелое время войны, которую мы ведем сообща.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену, в Лондон

Бейрут, 14 августа 1942

В результате ознакомления с положением на месте я счел своим долгом отправить английскому премьер-министру через [387] Майлса Лэмпсона телеграмму, текст которой посылаю и прошу довести до сведения Национального комитета. С другой стороны, вы можете вместе с Дежаном сделать заявление Идену в порядке разъяснения и уточнения моей телеграммы; используйте все известные вам факты об английских посягательствах в Сирии и Ливане. Эти посягательства, как я убедился на месте, уже оказывают серьезное влияние на местную политическую атмосферу.

Укажите Идену, что личные качества Спирса, несомненно, способствовали осложнению обстановки, но оно не может быть приписано только неправильному образу действий посланника Великобритании в Бейруте; осложнения вызваны политикой самого английского правительства.

Телеграмма Мориса Дежана генералу де Голлю, в Бейрут

Лондон, 16 августа 1942

Со времени заключения соглашения от 9 июля создалось впечатление, что государственный департамент отступает...

Подлинную причину такого отношения следует искать в подготовке планов, касающихся Северной Африки.

Эти планы основываются на представлении, что усилия американской дипломатии в этом районе уже принесли свои плоды и что почва для прибытия американских освободителей подготовлена. Даются обещания, что местных руководителей в случае их присоединения будут считать «новыми местными властями Французской империи».

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 16 августа 1942

Меня посетил генеральный консул Соединенных Штатов Гвини. Мы долго беседовали о создавшемся здесь положении в результате английской политики вмешательства и интриг Спирса. Генеральный консул Соединенных Штатов разделяет наше мнение по этому вопросу. Не без тревоги он думает о возможных [388] последствиях такого положения, которые в самый разгар войны угрожают как самой стране, так и отношениям между союзниками. В самых резких выражениях он говорил о тенденциях и методах английской политики в Дамаске и особенно в Бейруте.

Я сказал, что мы не отказываемся от нашего соглашения с государствами Леванта, но мандат находится в силе до тех пор, пока Лига Наций не освободит нас от него и пока существуют франко-сирийский и франко-ливанский договоры. Я добавил, что по причинам, которые подсказывает здравый смысл, и в согласии с государствами Леванта мы не хотим сейчас проводить выборы, и, следовательно, они не состоятся.

Впрочем, Гвини был уже в курсе дела. Он ответил, что за последнюю неделю не раз информировал свое правительство о подлинном характере действий англичан и что его телеграммы и заинтересовали и удивили Вашингтон, который, несомненно, получал совсем другие сведения от английской дипломатии. Я ознакомил его с моей телеграммой Черчиллю.

Перед уходом американский генеральный консул заявил, что его правительство в скором времени предпримет меры, чтобы ввести англичан в границы их прав и обязательств. М. Дежану следовало бы поговорить об этом со Старком, а кому-нибудь другому с Богомоловым, настойчиво указав им, как я указал Гвинну, что, по нашему мнению, чаша переполнена и мы ждем, что положение будет исправлено незамедлительно...

Письмо Жоржа Манделя генералу де Голлю

Из тюрьмы в Пуртале, 20 августа 1942

Дорогой коллега прошлых лет!

Я могу только одобрить ваш анализ всех возможностей, и я рад, что полностью разделяю ваше мнение о политических последствиях так называемого «успеха».

С 17 июня 1940 наша несчастная страна была отдана в руки правителей, которые все, в той или иной степени, стали слугами врага. Всеми способами возвращая Францию к участию в войне, нужно с самого начала, одним росчерком пера отменить все принятые этими правителями политические решения и восстановить республику. Но я опасаюсь, что применение закона [389] Тревенёка{126} может таить много неожиданностей. Как бы не пришлось, по крайней мере вначале, выйти за рамки законности. Я считаю необходимым сделать все возможное, чтобы этого избежать. Впрочем, я уполномочил нашего друга изложить вам план, имеющий двойное преимущество: успех его гарантирован, и он отвечает чаяниям и желаниям огромного большинства французов.

Поверьте, я совершенно лишен авторского самолюбия. И я никогда не увлекался вопросами метода или процедуры; каково бы ни было значение первого политического акта, который обусловит создание Временного правительства освобождения, я заранее согласен с вашим суждением. Самое важное состоит в том, чтобы вы были руководителем, бесспорным главой этого правительства и имели свободу действий.

У вас не было соперников, когда для спасения чести Франции вы решили продолжать борьбу вместе с союзниками; нельзя допустить, чтобы вам пришлось мириться с соперничеством теперь, когда приближается час освобождения.

Что касается меня, то я страдал, жестоко страдал от преследований, но только потому, что они мешали мне помочь вам. У меня только одно стремление — наверстать потерянное время. Поэтому я спешу принять ваше предложение установить между нами непосредственную связь без чьего бы то ни было вмешательства (конечно, необходимо сделать оговорку относительно препятствий, могущих возникнуть в связи с моим теперешним положением).

Я ставлю только одно условие: всегда иметь право сообщать вам без обиняков мое мнение и мои соображения, все соображения, на которых оно будет основано. Но зато — и в этом будьте уверены, — как только вы примете решение, никто так настойчиво не будет отстаивать вашу точку зрения, как я.

Мне кажется, что в результате тесного сотрудничества должно возникнуть единство действий, которое одно может ускорить освобождение и национальное возрождение.

Примите, мой дорогой коллега, выражение чувств самой глубокой преданности. [390]

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю, в Бейрут

(Перевод)

Каир, 23 августа 1942

К сожалению, не могу согласиться с вашим мнением, что наши представители незаконно вмешиваются в дела государств Леванта. Сирия и Ливан представляют собой часть основного театра военных действий, и чуть ли не каждое событие в этой зоне прямо или косвенно затрагивает наши военные интересы. Именно по этой причине осуществляются взаимные консультации между нашими представителями и французскими властями и установлены связи с сирийскими и ливанскими властями, при которых аккредитован посланник его величества.

Мы не преследуем какой-либо политической цели в странах Леванта и совершенно не стремимся подорвать там позиции Франции. Мы полностью признаем, что инициатива в политической области должна принадлежать французским властям. Наша главная забота в этой области состоит в том, чтобы оградить себя от опасности проведения такой политики, которая могла бы угрожать нашей военной безопасности или затруднять ведение войны. Вот почему мы хотели бы, чтобы с нами заранее и в полной мере консультировались по всем серьезным политическим вопросам.

Мы озабочены также и тем, чтобы эффективно осуществлялось получившее нашу гарантию заявление генерала Катру от 9 июня 1941, в котором провозглашалась независимость Сирии и Ливана и содержалось обещание отмены мандата.

Мы приняли на себя определенные обязательства перед лицом Сирии, Ливана, а также всего арабского мира. За исключением этих обязательств, нас интересуют только те дела Леванта, которые имеют непосредственное отношение к нашим военным потребностям, а также к локальным английским интересам коммерческого или иного характера.

Ни одно из перечисленных выше действий не противоречит ни форме, ни духу соглашений генерала де Голля с Оливером Литтлтоном, ни духу писем, которыми в свое время обменялись Форин офис и Французский национальный комитет.

Что касается мандата, то вполне допустимо считать, что в настоящее время он не может быть отменен по техническим соображениям. [391]

Все же в своей речи в палате общин 9 сентября 1941 я уточнил, что «Свободная Франция» не может пользоваться в Сирии теми же правами, какими там пользовался режим Виши; к тому же и вы сами, извещая Лигу Наций о принятии вами на себя ответственности за мандат, заявляли, что независимость и суверенитет Сирии и Ливана не подвергаются никаким другим ограничениям, кроме тех, которые вызываются потребностями ведения войны.

Я признаю необходимым самое тесное сотрудничество и единство взглядов между нашими представителями в Леванте и искренне убежден, что они могут быть достигнуты при наличии доброй воли у обеих сторон. Наша высшая цель — поражение врага; вы можете быть уверены в том, что все действия наших представителей в Сирии и Ливане направлены к достижению именно этой цели.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 24 августа 1942

Только что вернулся из насыщенной впечатлениями поездки в Дамаск, Сайду, Пальмиру, Дейр-эз-Зор, Алеппо, Хаму, Хомс, Латакию. Повсюду проявлялся искренний и исключительный энтузиазм по отношению к Франции.

Письмо генерала де Голля Уинстону Черчиллю, в Каир

Бейрут, 24 августа 1942

Дорогой премьер-министр!

Со всем вниманием ознакомился с вашей телеграммой от 23 августа, в которой разъясняется политика Великобритании в подмандатных Франции государствах Леванта.

Мне остается лишь сожалеть, что я не могу согласиться с вашей концепцией, из которой следует, что политическое вмешательство английских представителей в дела этих государств якобы совместимо с обязательством правительства Великобритании считаться с правами Франции в этих странах и с продолжающимся [392] действием ее мандата. Помимо этого, происходящие случаи вмешательства противоречат, по моему мнению, режиму независимости, который Сражающаяся Франция установила в Сирии и Ливане в силу и в рамках мандата и в соответствии с франко-американским договором от 1924, и не могут быть оправданы фактом пребывания английских войск на территории этих государств.

Соглашения Литтлтона — де Голля, которые нами выполняются со всей добросовестностью, регулировали как вопрос о безопасности английских войск в Леванте, так и вопрос о нашем сотрудничестве на Востоке. Впрочем, английские и французские военные власти поддерживали очень хорошие отношения как во время боев в Ливии и в Египте, так и при защите Сирии и Ливана. Учитывая это, я согласился оставить французские вооруженные силы в Леванте под руководством английского командования, хотя в настоящий момент численность английских войск уступает численности французских.

Между тем соглашение Литтлтона — де Голля предусматривало при такой ситуации передачу военного руководства силами союзников в этих государствах французскому командованию.

Возникшее в Сирии и Ливане известное франко-английское соперничество, порожденное присутствием двух сил и непрестанным вмешательством английских представителей, несомненно, вредит военным усилиям Объединенных Наций и особенно совместным действиям Франции и Великобритании, союзникам с давних пор; оно не может не оказать отрицательного влияния на арабский Восток и на общественное мнение французской нации.

Настоятельно прошу вас пересмотреть этот крайне важный для Сражающейся Франции вопрос. Я готов обсудить его с Кэйзи во время моего пребывания здесь, если он найдет возможным посетить меня.

Искренне ваш.

Телеграмма полковника Пешкова Национальному комитету, в Лондон

Претория, 25 августа 1942

Во время продолжительной беседы со мной генерал Смэтс выразил свое удовлетворение встречей с генералом де Голлем, который произвел на него большое впечатление. [393]

Он заявил, что считает генерала де Голля одним из ведущих военных деятелей. Генерал Смэтс надеется, что скоро положение на Мадагаскаре изменится и с полумерами будет покончено.

Он думает, что генерал Стёджес (который руководит военными действиями на острове) совершенно не сочувствует нашему делу. Мне кажется, что Смэтс хотел бы, чтобы остров был полностью оккупирован союзными войсками и управлялся свободными французами во время войны...

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 27 августа 1942

Основываясь на многих признаках, я пришел к выводу, что Соединенные Штаты решили высадить войска на территории Французской Северной Африки.

Эта операция будет осуществлена во взаимодействии с начинающимся наступлением англичан в Египте.

С другой стороны, англичане сами хотели бы использовать успехи американцев под Касабланкой, чтобы проникнуть в наши колонии в Западной Африке.

Американцы воображают, что теперешние власти Виши будут придерживаться пассивной позиции. Но они сумели все же обеспечить себе помощь, использовав добрые чувства наших сторонников, особенно в Марокко. Американцы внушили им, что действуют в согласии с нами, и под этим предлогом перехватывают все связи наших служб с нашими друзьями. Англичане тоже вступили в эту игру, хотя и с меньшими иллюзиями...

В случае надобности маршал Петен, несомненно, отдаст приказ выступить в Африке против союзников, ссылаясь на агрессию с их стороны. Армия, флот и авиация, конечно, подчинятся приказу. Кроме того, могут вмешаться немцы под тем предлогом, что они помогают Франции в защите ее империи.

Лаваль воздержится от объявления войны союзникам, чтобы сохранить возможности шантажа и не доводить французское население до крайнего возмущения. Он рассчитывает на то, что его услужливость будет вознаграждена некоторыми уступками в отношении военнопленных, поставками продовольствия; он надеется также получить поддержку, чтобы отвести притязания итальянцев. [394]

Я думаю, что во всем этом и следует искать объяснение нынешнего отношения Вашингтона к нам.

Американцы сначала думали, что они смогут в этом году открыть второй фронт во Франции.

Нуждаясь в нас, они вступили на путь, определенный их меморандумом. Теперь их план изменился, и отсюда прежняя сдержанность по отношению к Национальному комитету...

Передайте это Национальному комитету.

Телеграмма государственного министра Великобритании Кэйзи генералу де Голлю, в Бейрут

(Перевод)

Каир, 29 августа 1942

У меня создалось впечатление, что франко-английские отношения в Сирии и Ливане достигли критической точки. Каковы бы ни были причины этого, я считаю, что самое главное теперь заключается в том, чтобы исходя из высших интересов наших стран, возможно скорее установить отношения, необходимые для продолжения войны. Я хотел бы надеяться, что это станет возможным в результате откровенной дискуссии между нами, и с этой целью приглашаю вас встретиться со мной в Каире в удобное для вас время. Я занят здесь важными делами, которые — я уверен, что вы поймете это, — не позволяют мне покинуть Каир в настоящее время.

Если встреча не состоится, я буду вынужден доложить премьер-министру о существующем положении, как оно мне представляется. Я был бы очень признателен за срочный ответ на эту телеграмму.

Телеграмма генерала де Голля Кэйзи, в Каир

Бейрут, 30 августа 1942

Вместе с вами я считаю, что в интересах общего дела продолжение войны крайне важно и неотложно построить франко-английские отношения на удовлетворительных основах.

Как я уже имел честь сообщить вам и как я писал Уинстону Черчиллю, причиной серьезного ухудшения наших отношений [395] явилось вмешательство Великобритании в отношения между Сражающейся Францией и подмандатными государствами Леванта, а также во внутренние дела Сирии и Ливана. Это привело и к ослаблению позиции Франции в этих странах, и к посягательствам на их независимость, которая была признана за ними Сражающейся Францией в силу и в рамках мандата. Вы, конечно, понимаете, что Французский комитет обязан воспротивиться нарушению своих прав и посягательствам на независимость этих государств. Французский национальный комитет всегда готов проводить с правительством его величества консультацию с целью достижения гармонии французской и английской политики на всем Востоке.

Что касается нашего военного сотрудничества на этом театре военных действий, мы считаем, что его условия были урегулированы нашими соглашениями, заключенными в прошлом году. Мы настаиваем, чтобы условия этих соглашений строго соблюдались.

В письме от 24 августа премьер-министру Великобритании я указывал, что готов обсудить этот вопрос с вами в Бейруте, поскольку во время двух визитов, которые я имел удовольствие нанести вам в Каире, нам не удалось согласовать наши точки зрения. Я вынужден задержаться здесь для принятия мер, которых требует обстановка, и я был бы глубоко огорчен, если бы вы не смогли найти время для обсуждения со мной этого важного дела.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю, в Бейрут

(Перевод)

Лондон, 31 августа 1942

Получил ваш ответ на мое письмо от 23 августа. Не считаю полезным продолжать подобный обмен мнениями относительно ситуации, которую я считаю серьезной, как и вы сами.

Очень важно — таково мое мнение — обсудить с вами эти вопросы как можно скорее, следовательно, я должен просить вас ускорить возвращение в Великобританию. Прошу сообщить, когда следует ожидать вас. [396]

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю, в Лондон

Бейрут, 1 сентября 1942

Благодарю за приглашение приехать в Англию, которое вы соблаговолили мне сделать, для обсуждения с вами серьезного вопроса о франко-английских отношениях на Востоке. Я, конечно, предприму эту поездку при первой же возможности. Но сейчас обстановка не позволяет мне покинуть Бейрут.

Однако, как я уже писал вам, я готов хоть сегодня начать переговоры с Кэйзи. Надеюсь, вы поймете, что сохранение независимого положения Франции в Сирии и Ливане является для меня и для Французского национального комитета долгом первейшей важности и необходимости.

Телеграмма Роже Гарро Национальному комитету, в Лондон

Москва, 1 сентября 1942

Тогда как проживающие в России французские коммунисты до сих пор избегали какой-либо связи с делегацией Сражающейся Франции, Андре Марти посетил меня 15 августа и после этого нанес мне еще два визита.

Андре Марти приехал в Москву по поручению Французской коммунистической партии накануне подписания германо-советского пакта, который, как он мне доверительно сообщил, неприятно поразил и дезориентировал его. Марти оставался в России в течение трех лет, где он был членом Центрального комитета Коминтерна и единственным авторитетным представителем Французской коммунистической партии, с которой он, вероятно, не имел никакого контакта. По словам Марти, он не имел никаких сведений о Франции, кроме тех, которые сообщались советской печатью и радио. Это утверждение мне показалось искренним, так как мой посетитель поспешно набросился на все информационные документы, которые я смог ему показать. С плохо скрытой горечью он дал понять, что члены Коминтерна полностью изолированы в Уфе и томятся от досадного бездействия.

Он горячо восхвалял генерала де Голля, взгляды которого относительно моторизации наших вооруженных era он в качестве [397] вице-председателя комиссии по делам армии палаты депутатов якобы поддерживал, насколько было в его силах. В этом у него были разногласия с его коллегой Морисом Торезом, который, подобно генералу пацифисту Бино, сомневался в эффективности бронетанковых дивизий.

Андре Марти согласен перейти в мое полное распоряжение для оказания помощи в деле развертывания нашей пропаганды в СССР. Но в связи с тем, что его возможности очень ограничены в этой области, Марти хотел бы тайно вернуться со своей женой во Францию, чтобы участвовать там в организации Сопротивления.

Он спросил меня, не согласится ли Французский национальный комитет помочь ему вернуться в страну. Буду признателен, если вы дадите мне возможность ответить ему.

Нет сомнения в том, что Марти мог встречаться со мной только с согласия Политбюро. Этот демарш свидетельствует, по-видимому, о существенной эволюции Французской коммунистической партии, которая следует указаниям Кремля в смысле объединения всех сил французского Сопротивления вокруг генерала де Голля и Национального комитета.

Телеграмма генерала де Голля генерал-губернатору Эбуэ и генералу Леклерку, в Браззавиль

Бейрут, 1 сентября 1942

Получив письменное обещание американцев предоставить восемь самолетов «Локхид» для наших авиалиний, разрешаю использовать аэродром Пуэнт-Нуар для военных самолетов Соединенных Штатов.

За вами, конечно, сохраняется командование и контроль на аэродроме...

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 4 сентября 1942

Президент Наккаш и президент Тадж-эд-дин просили о встрече со мной. Я принял их, одного — третьего дня, другого — сегодня. В длительных беседах были глубоко затронуты многие вопросы. [398] Хотя в этих широтах и долготах я и воздерживаюсь от иллюзий, все же общее впечатление осталось хорошим. Оба моих собеседника выразили удовлетворяющие нас чувства и дали определенные обещания.

Что касается внутренних дел, то оба президента обязались сделать все, чтобы зерновое бюро наладило снабжение населения и уравновесило свой бюджет. Оба президента собираются подготовить выборы, и, разумеется, в своих собственных интересах. Но они не спешат с этим и терпеливо ждут срока, который, как я считаю, наступит будущей весной, если позволит военное положение и англичане прекратят свое вмешательство. Президенты утверждают — и мне кажется, что это так и есть, — что население относится неодобрительно к политическим схваткам и высказалось бы за независимость, за беспристрастность правительственной деятельности, за союз с Францией, за наше присутствие.

Что касается внешних дел, они оба явно настроены против интриг Англии и недавно откровенно выразили это. Их позиция определяется искренним стремлением к общественному благу, подлинной симпатией к нам и желанием получить нашу поддержку. Свое воздействие оказывают также яркие проявления преданности Франции со стороны Леванта, имевшие место в разных частях страны по случаю моего приезда. Нет сомнения, что новую Францию здесь высоко ценят. Мы можем гордиться этим.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Бейрут

Браззавиль, 6 сентября 1942

Отвечаю на ваше предписание — подготовить вооруженные силы для возможных военных действий на Нигере.

Первый бросок: Зиндер. Остановка здесь должна быть использована для пополнения запасов продовольствия. Дальнейшее продвижение к Ниамею будет зависеть от сопротивления Зиндера и от общей ситуации. Но я понимаю ваше желание и сделаю все возможное.

Я приказываю создать в Мусоро запасы бензина и продовольствия и произвести некоторые передвижения вспомогательных войск, которые не привлекут внимания. [399]

Телеграмма Рене Плевена и Мориса Дежана генералу де Голлю, в Бейрут

Лондон, 8 сентября 1942

Иден принял нас в понедельник вечером, после заседания Совета министров, на котором рассматривался вопрос об отношениях между Сражающейся Францией и английским правительством.

Прежде всего Иден заверил в своей симпатии к Сражающейся Франции и к нашей стране. Он напомнил, что всегда старался помочь нам и постоянно стремился установить основанные на доверии отношения между Национальным комитетом и правительством его величества.

«К моменту отъезда генерала, — сказал он, — отношения были превосходными. Мы думали, что отсутствие генерала де Голля не будет длительным, и рассчитывали после его возвращения возобновить сотрудничество с ним.

Генерал уехал в Сирию. Он выразил недовольство действиями англичан в Леванте и полон подозрений в отношении нас. Он убежден, что мы хотим вытеснить вас из Сирии, хотя мы далеки от такого намерения и не раз торжественно заявляли, что не проводим в Сирии никакой другой политики, кроме той, которая была сформулирована открыто...

В весьма дружественной телеграмме премьер-министр просил генерала от имени правительства Великобритании ускорить свое возвращение для обсуждения спорных вопросов. Однако генерал предпочел остаться в Сирии.

С другой стороны, он счел возможным вмешивать американцев в это дело. Создалось впечатление, что он пробовал восстановить американское правительство против нас, но наши отношения с Америкой достаточно прочны и такие приемы не могут нам повредить; а вам они, конечно, пользы не принесут. (Это замечание было сделано особенно раздраженным тоном.)

Должен вам сказать, что положение серьезно. Позиция генерала ставит под удар отношения между английским правительством и Комитетом...»

Затем Морис Дежан заметил, что, даже отвлекаясь от этого, надо признать, что в свете событий на Мадагаскаре генерал имеет все основания тревожиться за Левант. 13 мая министерство [400] иностранных дел Великобритании дало нам определенные обещания. Однако эти обещания даже не начали выполнять. А между тем речь идет о подлинно французской земле, и недопустимо, чтобы нас оттуда устранили.

Рене Плевен благодарит Идена за выраженные им чувства по отношению к Сражающейся Франции... Он напоминает, что именно в Леванте все считают генерала де Голля борцом за франко-английское сотрудничество... В Сирии французы раздражены непрестанным посягательством английских властей на чужие права. Даже генерал Катру, миролюбие которого широко известно, раздражен всем этим до последней степени. Совсем недавно английская миссия некстати вмешалась в валютные вопросы, которые находятся в исключительном ведении французских властей. Англичане проникли в зерновое бюро... Что касается обращения к американцам, Плевен заявляет, что оно вполне естественно. К тому же американцы имеют на месте своих наблюдателей. Разногласия между французами и англичанами происходят на их глазах.

Иден сухо отвечает, что если мы одобряем такие методы, то трудно будет поладить друг с другом, хотя, впрочем, все это дело ему кажется второстепенным.

Дежан замечает, что, если, по мнению английского правительства, дела Сирии представляют лишь второстепенный интерес, непонятно в таком случае, почему оно просит генерала де Голля прервать ответственную инспекционную поездку для обсуждения этих дел. Положение могло бы быть совсем иным, если бы переговоры, к которым стремится Черчилль, имели более общий характер и касались бы, в частности, назревающих событий в Северной и Западной Французской Африке.

Плевен высказывается в том же смысле. Дежан несколько раз возвращается к этому вопросу.

Далее в ходе беседы Иден употребил такие выражения, как «сотрудничество подходит к концу», «существо вещей развивается в другом направлении»... Он не отрицал, что назревают важные события, но, вероятно, считал, что при данном положении вещей вопрос о нашем участии в них не ставится...

Беседа продолжалась час с четвертью, сначала в очень напряженной атмосфере, которая к концу несколько разрядилась. [401]

Телеграмма Мориса Дежана генералу де Голлю, в Бейрут

Лондон, 10 сентября 1942

Вчера Иден пригласил меня к себе вместе с Плевеном. В присутствии Стрэнга Иден сказал нам в основном следующее: «Под строжайшем секретом я должен сделать вам сообщение, которое позавчера я сделать не мог. Мы готовимся начать новые операции на Мадагаскаре, чтобы обеспечить наш контроль над всем островом...

— Английское правительство намеревалось, — продолжал Иден, заглядывая в лежащие перед ним письменные инструкции, — предложить Французскому национальному комитету незамедлительно взять на себя управление Мадагаскаром...

К сожалению, дела в Сирии осложнили положение. Генерал де Голль, по-видимому, ставит под подозрение нашу добрую волю и наши намерения в отношении Сирии. От имени английского правительства могу вас заверить в том, что эти подозрения совершенно безосновательны, так как Великобритания не собирается посягать на права Франции в Сирии.

Надеюсь, вы поймете, что, пока создавшееся в Леванте положение не прояснится, мы не можем осуществить наше намерение передать управление Мадагаскаром Французскому национальному комитету. Но, поскольку правительство Великобритании не проводит в странах Леванта никакой другой политики, кроме той, о которой оно уже заявило во всеуслышание, мы убеждены, что в этом вопросе может быть достигнута ясность.

Если генерал де Голль теперь же возвратится в Лондон, о чем его дружески просил премьер-министр, мы сможем сразу же обсудить с ним возможности осуществления вашего намерения передать управление Мадагаскаром Французскому национальному комитету...» В отличие от беседы 7 сентября Иден сделал это сообщение в любезном тоне, с явно выраженным желанием прийти к согласию.

Отвечая на наши вопросы, Иден разъяснил, что и речи нет о каком-то торге, что согласие генерала возвратиться в Лондон еще не предрешает того, какой будет дан ответ на его жалобы, сформулированные в результате его поездки в Сирию, что речь не идет о какой-то сделке, связанной с отказом от наших интересов в Леванте в обмен на получение права управлять Мадагаскаром. [402]

В этих условиях мне и Плевену представляется существенно важным, чтобы вы как можно скорее дали согласие на переговоры, о которых просит английское правительство.

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 12 сентября 1942

Уэнделл Уилки прибыл 10 сентября утром и отбыл 11 сентября. Катру встретил его на аэродроме. Нашими войсками были оказаны почести. Американский гимн. Марсельеза.

Затем Уэнделл Уилки проехал прямо в нашу резиденцию, где я его принял; здесь он и остановился...

Во время длительной беседы, состоявшейся по его просьбе, он задал мне множество вопросов по поручению, как он сказал, президента Рузвельта.

Впечатление хорошее, особенно учитывая личные качества Уилки, его манеры славного и пылкого малого... Тем не менее он избегал говорить о том, что Соединенные Штаты собираются сделать для нас. Касаясь отношения Вашингтона к французским делам, он сказал:

«Существуют два способа преодолеть препятствие. Или идут напрямик и пробивают его, или стараются обойти с флангов».

Он уверял, что в данном случае дело не в личном его убеждении, а в том, что ему было официально поручено мне сказать.

В ответ на его вопросы мне пришлось со всей откровенностью разъяснить ему нашу общую позицию и наше положение здесь...

Уилки заверил меня, что хорошо понимает наше положение, что мы пользуемся большими симпатиями союзников и особенно в Америке. Он хотел бы, чтобы мы сохранили и умножили эти симпатии и не преувеличивали бы нашей непримиримости. Говоря о нашем стремлении представлять французские интересы, он просил меня привести пример вмешательства Соединенных Штатов. Я сослался на пример Мартиники. Мы считали бы нормальным, чтобы в этом деле Соединенные Штаты советовались с нами. Я добавил, что наша точка зрения остается неизменной во всех случаях, когда действия союзников будут затрагивать интересы какой-либо французской территории. Уилки спросил меня, не думаю ли я, [403] что Соединенные Штаты имеют политические виды на какую-нибудь часть нашей империи. Я ответил, что не думаю этого, но считаю, что очень важно не создавать даже видимости подобной заинтересованности. У французского народа должно сложиться твердое убеждение, что его интересы эффективно представлены и представлены нами, что мы боремся за них вместе с нашими союзниками.

Уилки говорил о тех французских эмигрантах, которые работают без нас или даже против нас. Я ответил, что из каждых 100 французов, избежавших порабощения, 98 находятся в наших войсках, учреждениях и комитетах, целиком поглощены своим делом и, следовательно, не очень шумливы; 2 из 100 находятся вне Сражающейся Франции и занимаются интригами и происками, чем они и занимались всю свою жизнь. Если бы эти люди объединились в боевые части, освобождали территории, оказывали бы реальное влияние на Францию, тогда мы могли бы вступить с ними в переговоры. Но они представляют лишь самих себя. Поэтому мы не обращаем внимания на их суетню. Но, к сожалению, союзники часто прислушиваются к ним, когда хотят противопоставить их нам.

Что касается нашего союза с Англией, я сказал Уэнделлу Уилки, что он посетил меня в момент, когда появились серьезные затруднения в этом отношении. Во всяком случае, я хотел, чтобы он знал, что мы в основном желали бы сохранить английский союз и доказали это всему миру. Я считал, что сохранение союза было также основным пунктом английской политики. Но англичанам очень трудно согласовать их локальную политику с политикой общей. Это ясно выявилось на Востоке.

Уэнделл Уилки дал понять, что Черчилль и Гарриман вернулись из своей поездки в Москву неудовлетворенными. Они оказались перед загадочным Сталиным, его маска осталась для них непроницаемой. У меня создалось впечатление, что Уэнделл Уилки направляется в Москву, чтобы попытаться получше разобраться во всем. Но, кажется, Сталин не спешит впустить его в Россию, в ожидании Уэнделл Уилки топчется на месте.

Заканчивая беседу, я сказал Уилки, что настоящая война с точки зрения затрат материальных средств является, по-моему, в основном войной Соединенных Штатов. Поэтому Америка несет особую моральную ответственность перед миром. Теперь добро борется со злом. И нужно чистосердечно помогать тем, кто сражается за доброе дело. [404]

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 12 сентября 1942

Ознакомился с вашими отчетами о беседах с Иденом. Прошу передать Идену от моего имени следующее сообщение.

«Я поставлен в известность о беседах, происходивших 7 и 9 сентября между вашим превосходительством, с одной стороны, и господами Плевеном и Дежаном — с другой.

Я пришел к заключению, что английское правительство, так же как и Французский национальный комитет, желает урегулирования франко-английских отношений на Востоке на удовлетворительных основах в соответствии с нашими соглашениями по этому вопросу и с правами Франции в Сирии и Ливане.

С другой стороны, я принял к сведению, что английское правительство, учитывая новое положение на Мадагаскаре, намерено выполнить взятые им на себя 13 мая перед Национальным комитетом обязательства относительно острова.

Наконец, меня не могло не тронуть пожелание, выраженное вашим превосходительством, которое явилось подтверждением полученного мною раньше послания премьер-министра, о желательности моего возвращения в Лондон для обсуждения этого вопроса с английским правительством.

Как и вы, я надеюсь, что наши переговоры приведут к еще более тесному сотрудничеству в войне против общего врага.

Получив любезное приглашение премьер-министра и вашего превосходительства, я намерен возвратиться в самом скором времени».

Телеграмма генерала де Голля Рене Плевену и Морису Дежану, в Лондон

Бейрут, 12 сентября 1942

Сегодня отправил вам текст моего сообщения Идену.

Я не уверен, что настойчивое желание английского правительства видеть меня в Лондоне было вызвано только намерением уладить дела Леванта и урегулировать вопрос о Мадагаскаре. [405]

Здесь кроется какой-то далеко идущий замысел. Наши союзники хотят, чтобы я был возле них не для консультаций, а скорее для того, чтобы контролировать меня. Однако я не думаю, что добрые намерения, выраженные Иденом относительно Леванта и Мадагаскара, были простым маневром.

Так как дело идет о главном вопросе, я не считаю возможным отказаться от возвращения в Лондон для его обсуждения. Однако я выеду только после того, как совершу поездку по Свободной Французской Африке. 14 сентября собираюсь посетить Форт-Лами, затем Дуалу, Либревиль, Пуэнт-Нуар, Браззавиль.

Текст франко-советского соглашения от 28 сентября 1942

Французский национальный комитет довел до сведения советского правительства о своем желании именовать отныне «Сражающейся Францией» движение французов, где бы они не находились, не признающих капитуляции перед гитлеровской Германией и борющихся против нее за освобождение Франции. Советское правительство пошло навстречу этому пожеланию Французского национального комитета, как выражающему волю французских патриотов содействовать всеми доступными средствами совместной победе над гитлеровской Германией и над ее сообщниками в Европе. Советское правительство согласилось с Французским национальным комитетом о нижеследующих определениях:

1. «Франс комбатант» (Сражающаяся Франция) является совокупностью французских граждан и территорий, которые не признают капитуляции и которые всеми имеющимися в их распоряжении средствами способствуют, где бы они ни находились, освобождению Франции через совместную победу союзников над гитлеровской Германией и над всеми ее сообщниками в Европе.

2. Французский национальный комитет является руководящим органом Сражающейся Франции и единственным органом, обладающим правом организовывать участие в войне французских граждан и французских территорий и представлять их интересы при правительстве Союза Советских Социалистических Республик, особенно в той мере, в которой эти интересы затрагиваются ведением войны. [406]

Письмо генерала де Голля монсеньеру Шрамеку, председателю совета министров Чехословацкой республики

Лондон, 29 сентября 1942

Господин председатель!

Имею честь довести до сведения чехословацкого правительства, что Французский национальный комитет, уверенный в том, что выражает чувства французской нации, союзника и друга Чехословакии, убежденный в том, что нынешний мировой кризис может только способствовать углублению дружбы и союза между французской и чехословацкой нациями, объединенными общей участью и переживающими период общих страданий и общих надежд, верный традиционной политике Франции, заявляет, что вопреки прискорбным событиям и недоразумениям в прошлом одна из основных целей политики Национального комитета состоит в достижении того, чтобы франко-чехословацкий союз вышел из тяжелых испытаний нынешнего всеобщего кризиса упроченным для будущего.

В соответствии с этим Французский национальный комитет отвергает соглашения, подписанные в Мюнхене 29 сентября 1938, и торжественно заявляет, что считает эти соглашения недействительными, также как и все акты, совершенные во исполнение названных соглашений или явившиеся их следствием.

Не признавая никаких территориальных изменений в Чехословакии, происшедших в 1938 или позже, Французский национальный комитет обязуется сделать все зависящее от него, чтобы Чехословацкая Республика в своих досентябрьских границах 1938 получила полную и действительную гарантию в отношении ее военной и экономической безопасности, территориальной целостности и политического единства.

Примите, господин председатель Совета министров, уверения в моем глубоком уважении.

Письмо монсеньера Шрамека генералу де Голлю, в Лондон

Лондон, 29 сентября 1942

Господин генерал!

В письме от 29 сентября 1942 вы сообщили мне, что Французский национальный комитет, уверенный в том, что выражает [407] чувства французской нации, союзника и друга Чехословакии, убежденный в том, что нынешний мировой кризис может только способствовать углублению дружбы и союза между чехословацкой и французской нациями, объединенными общей участью и переживающими период общих страданий и общих надежд, верный традиционной политике Франции, заявляет, что вопреки прискорбным событиям и недоразумениям в прошлом, одна из основных целей политики Национального комитета состоит в достижении того, чтобы франко-чехословацкий союз вышел из тяжелых испытаний нынешнего всеобщего кризиса упроченным для будущего.

Вы заявляете, что в соответствии с этим Французский национальный комитет отвергает соглашение, подписанное в Мюнхене 29 сентября 1938, и торжественно заявляет, что считает эти соглашения недействительными, как и все акты, совершенные во исполнение названных соглашений или явившиеся их следствием. Вы указываете также на тот факт, что Французский национальный комитет, не признавая никаких территориальных изменений в Чехословакии, происшедших в 1938 или позже, обязуется сделать все зависящее от него, чтобы Чехословацкая Республика в своих досентябрьских границах 1938 получила полную и действительную гарантию в отношении своей военной и экономической безопасности, территориальной целостности и политического единства.

От имени правительства Чехословацкой Республики я благодарю вас за это сообщение, так же как и за обязательства, принятые на себя Французским национальным комитетом в отношении Чехословакии, значение которых мы по достоинству оценили.

Чехословацкое правительство никогда не переставало считать французский народ союзником и другом чехословацкого народа и убеждено, что переживаемые нами тяжелые испытания приведут к укреплению этого союза и дружбы для великого блага обеих наших стран и всех наций и друзей мира.

Имею честь довести до вашего сведения, что правительство Чехословацкой Республики обязуется со своей стороны сделать все возможное, чтобы Франция вновь обрела свое могущество, независимость и целостность территорий метрополии и заморских владений, получила полную и действительную гарантию в отношении своей военной безопасности и [408] территориальной целостности и заняла в мире то место, на которое ей дают право великое прошлое и достоинство ее народа.

Примите, генерал, уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут; генерал-губернатору Эбуэ и генералу Леклерку, в Браззавиль; губернатору Курнари, в Дуалу

Лондон, 5 октября 1942

29 сентября я вместе с Плевеном имел продолжительное свидание с Черчиллем и Иденом, которое прошло в очень неприятной атмосфере.

Английские министры, особенно Черчилль, вели беседу в раздраженном тоне, что вызвало с нашей стороны резкие ответы.

Что касается существа вопроса о Мадагаскаре и Сирии, беседа проходила так, будто английское правительство отказывалось изменить политику, проводимую его агентами в Бейруте и Дамаске, и откладывало исполнение своих обещаний относительно Тананариве.

Однако после этих вспышек, которые, видимо, вызвали некоторое беспокойство и у самих представителей английского правительства, они предложили нам начать переговоры по двум вопросам обычным дипломатическим путем. Мы приняли это предложение. Переговоры начались, но у меня сложилось впечатление, что англичане стараются выиграть время. Самопроизвольное, автоматическое водворение «Свободной Франции» на Мадагаскаре могло бы создать прецедент, который весьма затруднит наши действия, особенно если учитывать американские и даже английские планы относительно Северной и Западной Африки.

В то же время англичане могут попытаться произвести маневр изнутри, путем отождествления имеющихся затруднений с моей персоной. Наступил момент, когда стало необходимо, чтобы все французы, примкнувшие к Сражающейся Франции, проявили решимость и единодушие и сплотились вокруг Национального комитета. [409]

Прошу вас урегулировать на месте отношения с английскими властями, доведя до их сведения следующее:

Во-первых, наша сплоченность надежна и, что бы ни случилось, в ней не появится трещины.

Во-вторых, абсолютно необходимо, чтобы англичане выполнили свои обязательства относительно Мадагаскара; в противном случае наше сотрудничество, даже локальное, станет невозможным.

В-третьих, справедливое возбуждение начинает охватывать наших людей, а также, как теперь стало известно, и общественное мнение во Франции.

В-четвертых, хотя мы соглашаемся и сами предложили провести переговоры между Национальным комитетом и английским правительством для координирования французской и английской политики на всем Среднем Востоке, мы не можем допустить вмешательства в дела нашего мандата в Сирии и Ливане.

Я высоко ценю работу наших радиостанций в Браззавиле, Дуале и Бейруте. Прошу вас немедленно ориентировать их работу в следующих направлениях:

1) не вызывая никаких расхождений между нами и англичанами, настаивать на том положении, которое англичане сами признали в согласии с нами, что управление Мадагаскаром обеспечивается Национальным комитетом;

2) ни одно французское должностное лицо или французский военнослужащий не имеет права по французским законам подчиняться какой бы то ни было иностранной власти. Единственным органом, имеющим право руководить администрацией и французскими вооруженными силами или контролировать их действия, является Французский национальный комитет.

Подтвердите получение этой телеграммы.

С дружеским приветом.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 15 октября 1942

В ответ на ваш запрос посылаю указания, которые позволят вам определить нашу позицию относительно присоединения Шарля Валлена. [410]

1. Политические взгляды Шарля Валлена до июньской катастрофы 1940 не должны приниматься во внимание. Долг каждого француза — сражаться за Францию. А мы, мы не имеем права отказывать ему в этой возможности, раз уж он действует искренне.

2. Присоединение Валлена к режиму Виши — другое дело. Я сам поставил перед ним этот вопрос. Валлен, как и многие другие французы у нас и за границей, был обманут маршалом. В конце концов он понял это и решил встать в наши ряды без всяких оговорок и условий. Будучи пехотным офицером запаса, он настоятельно просил меня о разрешении служить, на что я дал согласие. Кроме того, он публично заявил, что бил введен в заблуждение и осуждает режим Виши. Это вызвало во Франции значительный и благоприятный отзвук.

3. Добавлю, что члены «Круа де Фе» («Боевые кресты») были потрясены присоединением к нам Валлена — оно отражает эволюцию большей и лучшей части их организации. Петен теряет одну из своих главных опор. Этим нельзя пренебрегать.

4. Факторы, которыми мы руководствуемся и будем руководствоваться в отношении лиц, служивших Виши, следующие:

Люди, сотрудничающие с захватчиком, занимающие командные посты, подсудны военным трибуналам за сношения с врагом. Это особенно применимо ко всем членам правительства Петена.

Чиновники или военные, служившие Виши, используются нами по мере их присоединения, за исключением случаев, когда их позиция или личные действия имели предательских характер по отношению к национальной обороне или, что то же самое, по отношению к нам.

В отношении общественных деятелей применяются те же условия, учитывая, что в данном случае своевременность присоединения к нам имеет, конечно, значение при решении вопроса. В принципе мы намерены использовать их в армии.

5. Обращаю внимание на то обстоятельство, что настроения, возникшие в Соединенных Штатах среди французов и некоторых американцев в связи с присоединением Валлена, не имеют ничего общего с впечатлением, произведенным во Франции. Это лишний раз показывает, насколько различны реакции, с одной стороны, у людей, которые, находясь во Франции, сохраняют прежнее умонастроение, с другой — у французской массы, которая чувствует и рассуждает по-иному. Андре Филип даст вам точные сведения об этом деле. Разумеется, мы обязаны прежде всего считаться с чувствами и мнением французского народа в массе, к каким бы преходящим затруднениям за границей это ни привело. [411]

Письмо генерала де Голля Жану Мулэну, во Францию

Лондон, 22 октября 1942

Дорогой друг!

Одновременное пребывание в Лондоне Бернара и Шарве{127} позволило установить взаимопонимание между обоими движениями Сопротивления и определить условия их деятельности под руководством Национального комитета.

Жаль, что вас не было здесь. Но принятые решения, я думаю, облегчат выполнение порученной вам миссии.

Вы должны возглавить комитет координации, в котором будут представлены три главных движения Сопротивления: «Комба», «Фран-тирёр», «Либерасьон». Кроме того, как представитель Национального комитета в неоккупированной зоне, вы будете осуществлять те политические контакты, какие сочтете уместными и нужными. Используйте для этой цели некоторых наших агентов, которые непосредственно вам подчинены.

Всем организациям Сопротивления, помимо трех основных движений, объединенных комитетом координации, следует предложить присоединять своих сторонников к одному из этих движений и вводить свои боевые отряды в части организуемой тайной армии. Следует избегать дробления на многочисленные маленькие группы, которые будут только мешать друг другу, соперничать между собой и создавать путаницу.

Еще раз заверяю вас в том, что вы пользуетесь моим полным доверием, и шлю вам дружеский привет.

Письмо генерала де Голля генералу Делестрэну, во Францию

Лондон, 22 октября 1942

Генерал!

Мне говорили о вас... Я был в вас уверен! просим вас обеспечить организацию и принять командование над тем, что является для нас самым важным. [412]

Как никто, вы обладаете необходимыми качествами для этого дела. Час пробил!

Обнимаю вас, генерал!

Мы воссоздадим французскую армию!

Выдержка из письма Леона Блюма комитету Национального освобождения, в Алжир

Октябрь, 1942

Не разделяя чрезмерного оптимизма некоторой части общественного мнения, я считаю, что следует представить положение, которое может реально возникнуть еще до наступления зимы.

Нацистская Германия рушится в военном, политическом и экономическом отношении. Оккупированная зона начинает подниматься в результате высадки англичан и американцев или даже независимо от этого. Немецкие оккупационные войска оттянуты или изгнаны, или уничтожены... Что же произойдет во Франции после или даже в самый момент освобождения? Какой режим и какая власть будут во Франции?

Я хочу предложить для рассмотрения несколько исходных данных, на мой взгляд неоспоримых:

1. Правительство и вся система Виши исчезают ipso facto{128}. Вероятно, они не разложатся сами собой. Во всяком случае, от них ничего не должно остаться. Не имеет значения, если двойная игра Петена, который старается обезопасить себя на случай любого исхода войны, породила в некоторых кругах одураченных и обманутых. Перемирие, сдача Индокитая японцам, коллаборационизм Лаваля не могут быть ни забыты, ни прощены. Передача конституционных и законодательных полномочий национальной ассамблеи Виши недействительна, так как она основывается на сомнительном согласии. Следовательно, все мероприятия, проведенные в силу передачи полномочий, являются недействительными. Поэтому следует все начать заново.

2. Начать надо с того, чтобы незамедлительно сформировать действительно новое правительство. Счет надо будет вести не на дни, а на часы. Всякая неуверенность, промедление повлекут за собой серьезные беспорядки, затяжные кровопролитные репрессии, которые со своей стороны я хочу предупредить; могут произойти даже потрясения более грозного характера. [413]

3. Задачи, поставленные перед этим правительством, и его полномочия будут преходящими. В освобожденной Франции принцип национального суверенитета будет восстановлен автоматически. Франция сама, суверенно определит форму и образ правления. Об этом надо сказать с самого начала твердо и определенно.

4. Временное правительство может быть сформировано только вокруг одного человека, вокруг одного имени — генерала де Голля. Он первый поднял волю Франции к сопротивлению и продолжает быть ее выразителем. Поэтому он будет необходимым человеком, даже единственной фигурой в тот момент, когда идея сопротивления и самый факт освобождения породят связь между французами. Только он может добиться добровольной дисциплины в этом священном союзе. Такова очевидная действительность, и я считаюсь с ней... Мне известно, что в отношении генерала де Голля существуют определенные опасения и даже недоверие; распускаются слухи о его прежних политических связях, о его теперешнем окружении; я знаю, что распространено глубокое отвращение ко всякой власти, имеющей вид единоличной власти военного типа. Я не разделяю подобных опасений. Но, не ссылаясь на свое личное доверие, я повторяю, что принцип национального суверенитета должен быть с самого начала провозглашен без каких бы то ни было ограничений и недомолвок. Я хочу добавить к этому, что переходное правительство Франции, возникающее между развалинами диктатур и восстанавливающимися демократиями, ни в коем случае не должно изолироваться, исключить себя из всеобщего движения в мире. Наконец, я утверждаю, что ни это правительство, ни сама Франция не смогут на протяжении долгих месяцев существовать — в самом точном смысле этого слова — без непрестанной помощи и поддержки англосаксонских демократий. Этой совокупности гарантий будет достаточно.

Из письма председателя сената Жюля Жанненэ комитету Национального освобождения, в Алжир

Октябрь, 1942

К Временному правительству.

Бесчестию, которым покрыл себя режим Виши, придет конец в тот день, когда силы Сражающейся Франции и союзники приступят к освобождению французской территории. [414]

Режим Виши претендовал решить задачу укрепления власти, но он подавлял гражданские свободы, заткнул рот Франции, установив ее абсолютизмом и бюрократией спекулянтов; само слово «республика» было упразднено.

Режим Виши повинен в заключении перемирия, которое было подписано якобы в условиях, не нарушавших чести и достоинства страны. Стоявшие у власти трусы и предатели тотчас же преступили его, а затем бесстыдно извратили. Они стали слугами врага, помогая ему в грабежах, угоне населения, убийствах. Истерзанная в своей плоти, в своей мысли, в своем историческом достоянии Франция с нетерпением ожидает момента, когда она сможет сказать свое слово и начать действовать. И только надежда на то, что этот час придет, дает ей силы выносить все это. Непрестанное и восторженное развитие голлизма, присоединение к нему отважной молодежи говорит о силе его воздействия.

Подавленное вначале его влияние приведет в дальнейшем к взрыву с неистовой силой. Появится риск, что дух репрессалий возьмет верх, открывая простор для смутьянов, грабителей, для анархии. Появится опасность настоящей гражданской войны. Гитлер в своей обреченности захочет увлечь Францию на путь распада и гибели. Лаваль попытается удержаться при помощи своих полицейских и иных войск. Несмотря на разочарование, которое, как говорят, эти войска могут ему принести, все же страну постигнут страшные потрясения, и ей будет нанесен огромный ущерб.

Нужен план действий, который может ослабить этот риск и был бы применим при различных обстоятельствах.

Отправным пунктом этого плана, естественно, должна быть восторженная встреча освободителей по их прибытии, овации, выражающие признательность им и веру в них, немедленное объединение их сил и внутренних сил Сопротивления, общее стремление быстрее изгнать недостойных правителей и дать Франции новых.

Может ли быть создано новое правительство без нарушения республиканской законности?

В день «Д»{129} никакой новой конституции не появится. Поручение национальной ассамблеи от 10 июля 1940 обнародовать новую конституцию не будет выполнено.

Национальная ассамблея, как мандатарий, имеет право взять обратно данный ею мандат. Но тогда останется в силе конституционный акт № 3, по которому обе палаты могут собраться только [415] по приглашению главы государства. Таким образом, ассамблеи будут иметь право, но не будут располагать возможностью им воспользоваться.

Обойти? Созвать палаты? Но это явится нарушением законности. К тому же такой шаг был бы и неэффективным, так как созыв ассамблеи (для чего может понадобиться предварительный созыв сената и палаты) и ее деятельность не смогут быть осуществлены так быстро, как этого потребует создавшееся положение. Больше того, нет уверенности, что полемика в палатах будет одобрена страной; срок нормального мандата депутатов и трети сенаторов истек три года назад; программа, на основе которой выбирались те и другие, не имеет ничего общего с нынешним положением. Наконец, нельзя забывать, что в Виши 569 парламентариев (при 80 голосовавших против и 18 воздержавшихся) отреклись от конституции 1875. Итак, остается один выход: Рубикон.

Ввиду того, что национальный суверенитет ни юридически, ни практически не может быть поддержан существующим парламентом, сама нация должна взять эту задачу на себя.ц

К тому же повсюду (в Лондоне, Алжире и Нью-Йорке, как и здесь) говорится о том, что, как только Франция будет освобождена, сам народ определит свою политическую судьбу и путем свободных выборов учредит общественные институты и назначит руководителей по своему выбору.

Выборы станут возможными лишь по истечении некоторого срока, может быть, через несколько месяцев; придется ждать, пока будет установлен хотя бы минимальный порядок, вернутся военнопленные и будут составлены списки избирателей.

С этим все согласны, как и с тем, что придется прибегнуть к формированию переходного правительства, задача которого — подготовить выборы и управлять страной, пока они не будут проведены.

Беседа генерала де Голля с Мортоном, начальником канцелярии Уинстона Черчилля, 23 октября 1942

Майор Мортон посетил генерала де Голля, чтобы передать поздравления премьер-министра в связи с недавними подвигами, совершенными экипажем подводной лодки «Жюнон» в Северном море, и успехами французских войск на египетском фронте. Он сообщил о тяжелых потерях, которые только что понесли эти войска: около 700 человек убитыми и ранеными. [416]

«Премьер-министр только что говорил мне о вас, — сказал майор Мортон, — он выражал восхищение вами лично и тем делом, которое вы осуществили за два с половиной года».

Генерал де Голль просит майора Мортона по возвращении передать Черчиллю поздравления с большими успехами, достигнутыми английскими войсками в Египте, и заверяет, что испытывает не меньшее восхищение премьер-министром и теми делами, которые он совершил за время пребывания у власти.

Майор Мортон говорит генералу де Голлю, что, просматривая на днях протоколы английского военного кабинета за последние два с половиной года, он заметил, что до дакарского дела английское правительство всегда точно следовало советам генерала де Голля, когда дело касалось отношений с Францией. Затем положение изменилось, и Мортон спрашивает генерала, чем он объясняет это.

Генерал де Голль признает, что действительно до дакарского дела считались с его мнением, за исключением, подчеркивает он, дела Мерс-эль-Кебира. Эту оговорку майор Мортон принимает. Что касается последующего, то генерал находит две причины для такой перемены: одна — основная, другая — непосредственная.

После Дакара английское правительство изменило свою политику. Оно сблизилось с Виши и с тех пор вступает с ним в сделки.

Другая причина — Сирия. Начиная с июня 1941, Франция и Великобритания схватились там, где они всегда были в состоянии конфликта.

Таковы две причины, которые, по мнению генерала де Голля, подвергли серьезному испытанию доброе согласие между Французским национальным комитетом и английским правительством.

Майор Мортон высказывает сожаление, что отношения не основываются на доверии, и выражает пожелание, чтобы с обеих сторон были приложены все усилия, способные изменить существующее положение.

Письмо генерала де Голля президенту Франклину Рузвельту, в Вашингтон

Лондон, 26 октября 1942

Господин президент!

Андре Филип передаст вам это письмо. Он изложит условия, существовавшие во Франции к моменту его отъезда. К информации [417] Филипа о развитии и сплоченности групп французского Сопротивления и о состоянии умов в стране хочу добавить следующее:

Вы следили за моральной и политической эволюцией Франции начиная с 1918, Вы знаете, что Франция вынесла основную тяжесть последней войны и вышла из нее истощенной. Она глубоко почувствовала, что появившееся в результате этого состояние относительной неполноценности подвергает ее серьезной опасности. Страна убедилась в необходимости сотрудничать с союзниками, чтобы компенсировать свою неполноценность и создать равновесие сил.

Вам известно, в каком состоянии находилась Франция, когда она так нуждалась в этом сотрудничестве. Ее одолевали сомнения в реальности поддержки, которую она могла бы получить против противника прошлых дней и противника в будущем. Эти сомнения и породили политику колебания и непостоянства и негодную стратегию, которые и предопределили наше поражение. Ошибки в области внутренней политики, разногласия и злоупотребления, мешавшие деятельности наших институтов, — все это только побочные причины, существующие наряду с указанным основным фактом.

Франция глубоко переживает чувство унижения, которому она подверглась, и несправедливости судьбы, которые она испытала. Вот почему Франция хочет вновь занять свое место в бою, и в ожидании этого момента она не должна испытывать чувство заброшенности и отрешенности. Она должна почувствовать, что является одной из тех стран, усилия которых приведут к победе. Это важно, когда война идет, и особенно будет важно после войны.

Если Франция, освобожденная в результате победы демократий, почувствует себя побежденной нацией, то можно серьезно опасаться, что ее горечь, ее унижение и ее раздоры толкнут страну не к демократиям, а к другим влияниям. Вы знаете каким. Это опасность не воображаемая: ведь социальная структура нашей страны будет расшатана испытанными ею лишениями и ограблением ее богатств. Ненависть к «немцу», сильная сейчас перед присутствующим немцем-победителем, ослабнет, когда побежденный немец не будет на глазах. Мы уже наблюдали это после 1918. Во всяком случае, какому бы влиянию ни подвергалась Франция, оказавшись в условиях революционной ситуации, реконструкция в Европе и даже послевоенное устройство мира вследствие этого могли бы принять неправильное направление. Победа должна примирить Францию с самой собою и с ее друзьями, [418] а это невозможно, если Франция не будет участвовать в достижении победы.

Вот почему, если военные силы Сражающейся Франции будут увеличены только на несколько батальонов приверженцев партии свободы или даже будут подкреплены присоединением части Французской империи, все же возможности Сражающейся Франции окажутся ничтожными в условиях большой задачи: включить в войну всю Францию в целом.

Вы скажете мне: «Почему вы ставите такую цель? На чем основано ваше право делать это!»

В момент вишистского перемирия я, в сущности, оказался участником невиданных событий. Входя в состав последнего законного и независимого правительства Третьей республики, я во всеуслышание заявил, что хочу поддержать участие Франции в войне. Правительство, овладевшее властью в обстановке царивших в стране отчаяния и паники, приказало: «Прекратите сражение!» Во Франции и за ее пределами депутаты и сенаторы, представители правительства, председатели ассамблей покорились или хранили молчание. Если бы президент республики, если бы парламент и его руководители призвали страну продолжать борьбу, я даже не подумал бы обращаться к стране или говорить от ее имени. Политические деятели, высшие военные руководители могли, при определенных условиях, свободно говорить и действовать, например, в Северной Африке. Но они ни разу не высказали ни своего убеждения в возможности продолжить войну, ни верности своему мандату, который давал им возможность это сделать. Произошло банкротство элиты — таков неоспоримый факт. Французский народ по-своему уже пришел к такому выводу. Но как бы то ни было, я был одинок. Следовало ли мне молчать?

Вот почему я предпринял шаги, казавшиеся мне необходимыми для того, чтобы Франция не прекращала борьбы, для того, чтобы призвать всех французов во Франции и вне ее продолжать битву. Нужно ли говорить, что я сам и мои соратники никогда не выдавали себя за правительство Франции? Никоим образом. Мы считали себя временной властью, ответственной перед будущим национальным представительством и применяющей законы Третьей республики.

Я никогда не был политическим деятелем. Всю жизнь я был поглощен своей специальностью. Перед войной я пытался заинтересовать моими идеями политических деятелей, я это делал с единственной целью: в интересах страны склонить их к осуществлению [419] одного чисто военного плана. В момент заключения вишистского перемирия я обратился к стране прежде всего с военным призывом. Но, так как на наш призыв отвечало все больше и больше людей, так как все больше и больше территорий присоединялось к Сражающейся Франции и так как нам все чаще приходилось принимать решения в качестве определенной организации, мы увидели, что на нас ложится более значительная ответственность. Мы увидели, что во Франции возникает что-то вроде мистики, центром которой являемся мы и которая постепенно охватывает все элементы Сопротивления. Таким образом, силой обстоятельств мы сделались духовной сущностью французов. Такова действительность, и она породила серьезные обязанности для нас; уклониться от них было бы преступлением против страны. В этом случае мы не оправдали бы надежд, возлагаемых на нас французским народом.

Нам говорят, что мы не должны заниматься политикой. Если под этим подразумевается, что нам не надлежит принимать участие в междоусобной борьбе, столь характерной для прошлого, или навязывать стране какие-либо институты, то мы не нуждаемся в таких советах, так как такие притязания противоречат нашему собственному принципу. Но мы не отступаем перед словом «политика», когда дело идет о сплочении в войне не каких-нибудь нескольких воинских частей, но всего французского народа, когда с нашими союзниками обсуждаются жизненные интересы Франции, — в то самое время, как мы защищаем эти интересы от врага. Кто же, кроме нас, мог бы представлять эти интересы? Или, может быть, хотят, чтобы Франция оставалась немой во всем, что касается ее дел? Или, может быть, хотят, чтобы ее дела обсуждались с Объединенными Нациями людьми Виши в той мере и форме, которые Гитлер сочтет подходящими? С нашей стороны нет и речи о недоверии к союзникам, но нами руководят и над всем доминируют следующие три факта: только французы, и одни они, могут определять свои интересы, они одни могут быть судьями в этих делах; французский народ, конечно, убежден, что мы говорим за него с союзниками, так же как мы сражаемся за него рядом с союзниками; в своем несчастье французы особенно чувствительны к судьбам своей империи. Даже видимость нарушения кем-либо из союзников их прав в этой области используется врагом и режимом Виши с целью задеть национальные чувства французов.

Раз такие беспрецедентные в нашей истории обстоятельства возложили на нас большую задачу, есть ли основание говорить, [420] что мы собираемся навязать Франции личную власть, как об этом поговаривает кое-кто за границей? Если бы питали такие низкие чувства и стремились обманным путем лишить французский народ его свободы в будущем, мы тем самым продемонстрировали бы полное незнание своего собственного народа. Французский народ по самой своей природе не приемлет личной власти. Навязать ему ее никогда не было просто. Но на другой день после гнусного опыта Петена, создавшего при содействии немцев режим личной власти и угнетения французов, после тяжелых лет оккупации абсурдно воображать, будто во Франции можно ввести и осуществлять личную власть. Тот, кто попытался бы совершить такой шаг, возбудил бы против себя единодушное негодование, каковы бы ни были его заслуги в прошлом.

Но никто во Франции и не приписывает нам стремления к диктатуре. Я мог бы сослаться не только на таких людей, как Жуо, председатель Всеобщей конфедерации труда, как Эдуард Эррио, руководитель партии радикалов, Леон Блюм, лидер социалистической партии, но даже на руководителей коммунистической партии, которые предоставили себя в наше распоряжение и заявили, что мы можем рассчитывать на них в наших действиях, цели которых они безоговорочно одобряют. Даже наши противники не только из числа людей Виши, но и всякие Дорио и Дэа никогда не обвиняли нас в стремлении к диктатуре. Они упрекают нас в том, что мы якобы являемся наемниками на содержании демократий. Но они никогда не упрекали нас в желании установить во Франции несовместимую с демократией власть личности.

Я позволю себе сказать вам, господин президент, что в этой войне, безмерные масштабы которой требуют сотрудничества и союза между всеми теми, кто борется против общих врагов, мудрость и справедливость предписывают, чтобы Сражающейся Франции была оказана большая реальная помощь. Но независимо от моральной и материальной поддержки, которую союзники могут нам оказать, мы, не упрашивая признать нас в качестве правительства Франции, все же считаем необходимым, чтобы к нам обращались каждый раз, когда дело пойдет о жизненных интересах Франции, или ее участии в войне, или об управлении французскими территориями, которые не могли сразу присоединиться к нам и которые по мере развертывания войны постепенно получают возможность вновь участвовать в военных усилиях.

Ваше имя и ваша личность имеют во Франции огромный и неоспоримый авторитет. Франция знает, что может рассчитывать на [421] вашу дружбу. Но кто же в вашем диалоге с ней может быть вашим собеседником? Может быть, Франция прошлых лет? Но самые представительные ее деятели хотят смешаться с нами. Не Франция ли Виши? Может быть, вы думаете, что ее руководители когда-нибудь смогут взяться за оружие, перейдя на нашу сторону? Увы, я этого не думаю. Но, даже допуская, что это было возможно в прошлом, теперь надо исключить такую возможность, ибо они сотрудничают с Гитлером. При ваших диалогах с ними всегда присутствует этот третий. Может быть, это Франция завтрашнего дня? Но где и какой будет она, эта Франция, коль скоро ее руководители не будут названы свободно избранной ассамблеей. Тем временем не следует ли дать французской нации доказательство того, что она не покинута лагерем союзников и, несмотря ни на что, представлена в нем такой, какая она есть, представлена нами в политическом, военном и территориальном отношении?

Мне рассказывали, что окружающие вас лица опасаются, что признанием нашего существования вы можете помешать участвовать в войне некоторым деятелям, особенно военным, которые в настоящее время зависят от правительства Виши. Неужели вы думаете, что игнорируя сражающихся французов и оставляя их в одиночестве и без поддержки, вы сможете привлечь кого-либо к участию в войне? С другой стороны, какая опасность появилась бы для Франции, если бы ее союзники спровоцировали разъединение страны, поощряя образование враждебных друг другу ее частей, одних — нейтрализованных с согласия самих союзников, других — борющихся в одиночку за ту же родину! Наконец, разве не показали более чем двухлетние испытания, что все, что отделяется от Виши, либо присоединяется к Сражающейся Франции, либо обрекается на мелочное существование в качестве изолированных одиночек. Французский народ в своем крайне тяжелом положении имеет лишь один выбор — сражаться или капитулировать. Для него борьба олицетворяется Сражающейся Францией, и он инстинктивно стремится к сплочению вокруг тех, в ком он видит символ своих стремлений. В этом и надо искать объяснение того факта, что, несмотря на невероятные трудности, в которых более двух лет живет и борется Сражающаяся Франция, она укрепила и сплотила свои ряды.

Несмотря на капитуляцию и перемирие, Франция сохраняет в мире мощь, которой нельзя пренебрегать. Вопрос идет о том, каким образом Франция снова вступит в войну в лагере Объединенных Наций, преисполненная заботы сохранить свое достоинство [422] и свое единство. Среди проблем войны эта проблема является одной из самых важных. Вот почему я прошу вас согласиться с нашей идеей необходимости обсуждения отношений между Соединенными Штатами и Сражающейся Францией. Какова бы ни была форма обсуждения, я не думаю, что существует другой способ искренне подойти к решению задачи, которая, как я глубоко убежден, должна быть разрешена в интересах священного дела, за торжество которого мы боремся.

Прошу вас, господин президент, принять уверения в моем высоком уважении{130}.

Беседа генерала де Голля с маршалом Смэтсом, премьер-министром Южно-Африканского союза, 30 октября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Генерал де Голль поздравляет маршала Смэтса с успешной поездкой в Лондон.

Маршал Смэтс напоминает генералу де Голлю о письме, которое он написал ему из Южной Африки, советуя вернуться в Лондон и снова встретиться с Черчиллем. Он счастлив, что генерал де Голль возобновил этот контакт, он знает, что ведутся переговоры.

Генерал де Голль отвечает, что он действительно возобновил контакт с Черчиллем, но этот контакт не привел к удовлетворительным результатам. Переговоры ведутся по двум главным вопросам: о Сирии и Мадагаскаре.

Маршал Смэтс заявляет, что он не знаком с проблемой Леванта. Но зато он очень хорошо осведомлен относительно положения на Мадагаскаре. Он всегда рекомендовал английскому правительству передать гражданское управление островом Французскому национальному комитету, а английским военным властям взять на себя военный контроль. Он думает, что сейчас рассматривается подобный план. Маршал Смэтс заявляет, что он всегда был защитником того дела, которое воплощает генерал де Голль. Все прежние государственные деятели Франции исчезли с политической арены. Генерал де Голль и Французский национальный комитет представляют единственную организацию, с [423] которой союзники могут обсуждать дела Франции. Выбора нет. Во время недавних переговоров с Черчиллем и его коллегами из военного кабинета маршал Смэтс настойчиво отстаивал эту точку зрения. Впрочем, сказал он, это мнение разделяется всеми.

Возвращаясь к вопросу о Мадагаскаре, генерал де Голль говорит, что надеется в конечном счете прийти к согласию. В первое время представители английской армии на Мадагаскаре и некоторые политические чиновники думали, что смогут поладить с властями Виши, а если это не удастся, создать свою администрацию. Опыт показал, однако, что эти планы оказались неосуществимыми.

Маршал Смэтс замечает, что, в самом деле, англичане сначала не хотели договориться с Аннэ. Лично маршал всегда противился такому методу и был заранее уверен в его отрицательных результатах, так как генерал-губернатор Аннэ назначен Виши именно для оказания противодействия англичанам. Но когда англичане, учтя провал своих планов, решили перейти к военным действиям, они тем самым, и в этом маршал Смэтс убежден, пришли к выводу о необходимости передать гражданское управление островом Французскому национальному комитету с оговоркой о сохранении за собой военного контроля.

Генерал де Голль допускает, что военное командование в настоящее время должно быть вверено англичанам, так как французские военные власти пока не в состоянии обеспечить защиту острова имеющимися у них силами. Но, как только Франция будет располагать достаточным количеством войск, военное командование должно перейти к французам. Маршал Смэтс, продолжает генерал де Голль, сейчас сказал, что Мадагаскар занимает важное стратегическое положение в Индийском океане и поэтому англичане заинтересованы в осуществлении там своего военного контроля. Но генерал де Голль считает нужным заметить маршалу Смэтсу, что этот остров является французским владением и поэтому французы не меньше заинтересованы в обеспечении его защиты.

Маршал Смэтс отвечает, что очень хорошо понимает эту точку зрения и думает со своей стороны, что в будущем ничто не должно помешать осуществлению такой формулы. Нет оснований, добавляет он, чтобы Французский национальный комитет и английское правительство не достигли соглашения по этому вопросу, как и по другим, потому что англичане совершенно не помышляют о Мадагаскаре и о других французских владениях. Что касается Южной Африки, то единственный вопрос, который ее занимает, — это возможно быстрое установление торговых отношений с Мадагаскаром. [424]

Генерал де Голль спрашивает маршала Смэтса, думает ли он, что намеченные торговые соглашения будут заключены непосредственно между Французским национальным комитетом и южноафриканским правительством или же последнее предоставит английскому правительству руководить заключением этих соглашений. Маршал Смэтс не видит препятствий к заключению прямого соглашения между Французским национальным комитетом и его правительством.

Маршал Смэтс спрашивает генерала де Голля, существуют ли какие-нибудь противоречия между американским правительством и Французским национальным комитетом.

— Определенно выраженных противоречий не существует, — отвечает генерал де Голль. Но политика, проводимая американским правительством в течение двух с половиной лет в отношении Виши, мешала установить удовлетворительные отношения между американским правительством и Французским национальным комитетом. Во всяком случае, генерал де Голль надеется, что эти трудности постепенно исчезнут.

Генерал де Голль спрашивает маршала Смэтса, каково его мнение о войне в Египте.

Маршал настроен оптимистически. Он видел генерала Александера в Каире и считает, что если англичане будут продолжать оказывать такой же сильный нажим, как в настоящее время, им удастся в конце концов поставить немцев с их малыми запасами бензина и боеприпасов в затруднительное положение.

Маршал Смэтс продолжает думать, что для союзников существенно важно привлечь всю Северную Африку к участию в войне, причем такая операция должна произойти к концу года. Он полагает, что Французскому национальному комитету должно быть официально предложено взять на себя управление всеми этими территориями.

«Мы находимся на противоположных концах Африки, — сказал он генералу де Голлю, — и мы должны протянуть друг другу руки над этим континентом, чтобы работать совместно».

Маршал Смэтс все же спрашивает генерала де Голля, располагает ли он необходимыми людьми для управления Северной Африкой.

Генерал де Голль отвечает, что в числе других он имеет генерала Катру, человека большого масштаба, специалиста по этим районам.

Заканчивая беседу, маршал Смэтс просит генерала де Голля не придавать слишком большого значения внезапным переменам в настроении Черчилля. [425]

«Я знаю Черчилля очень давно, — сказал он. — Впервые мы встретились — он был еще почти ребенком, — когда мы взяли его в плен во время англо-бурской войны. В нем заложено очень хорошее начало».

Телеграмма Адриена Тиксье Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 4 ноября 1942

1. Корделл Хэлл принял меня и Филипа сегодня утром в присутствии Атертона. Поблагодарив Корделла Хэлла за постоянно выражаемое им сочувствие французскому народу, Филип кратко рассказал ему о происхождении французского внутреннего Сопротивления, о его внешней ориентации, о его объединении вокруг генерала де Голля, о враждебном отношении Сопротивления не только к захватчику, но и к режиму Виши. Филип старался подчеркнуть, что старые политические партии рухнули, а те их деятели, которые продолжали участвовать в Сопротивлении, также присоединились к генералу де Голлю, что после освобождения новая французская демократическая республика будет управляться лидерами из молодого поколения.

2. Корделл Хэлл тепло поблагодарил Филипа за его визит, выразил радость в связи с сообщениями о расширении внутреннего Сопротивления и о его подлинно демократических принципах. Он заверил, что никогда не отчаивался относительно будущего французского народа, который, как он убежден, покажет себя достойным своего великого прошлого.

3. Никакой дискуссии не завязалось, Корделл Хэлл знает, что мы в скором времени увидим президента, и руководитель государственного департамента ожидает результата этого свидания.

Беседа генерала де Голля с Иденом 6 ноября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Присутствовал Стрэнг.

Иден предлагает генералу де Голлю опубликовать коммюнике о направлении генерала Лежантийома на Мадагаскар для руководства [426] администрацией в Тананариве от имени Французского национального комитета.

Генерал де Голль отвечает, что, по его мнению, было бы лучше сначала заключить соглашения о Мадагаскаре, а затем опубликовать коммюнике. Для обеих сторон было бы досадно, что после официального назначения генерала Лежантийома пройдет еще много времени, пока будет заключено соглашение.

Обращаясь к Стрэнгу, Иден говорит, что он предпочитает предложение генерала де Голля и просит Стрэнга увидеться немедленно с Плевеном, чтобы ускорить ход переговоров.

Генерал де Голль обращает внимание Идена на то, что в момент, когда Французский национальный комитет готовится взять на себя ответственность перед лицом Франции и всего мира за управление Мадагаскаром, ему совершенно не известно, что происходит на острове. Комитет не получает никаких сведений ни об административном, ни об экономическом, ни о военном положении на острове.

Иден снова обращается к Стрэнгу и говорит ему, что желательно держать Французский национальный комитет в курсе дела и что следует просить военное ведомство предоставлять Комитету все сведения, которыми оно располагает.

Перед уходом генерал де Голль поздравляет Идена с великолепными успехами, достигнутыми английскими войсками в Египте во время сражения при Эль-Аламейне. [427]

Трагедия

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Бейрут, 28 октября 1942

Наступление на Химеймат, предписанное 8-й армии, было проведено 23 и 24 октября силами Иностранного легиона... Легиону удалось прорваться в расположение неприятельских позиций, но он был отброшен контратакой танков... Генерал Кениг реорганизует легион, который сохранил свой боевой дух и не желает оставаться на месте. Наши потери чувствительны. Среди убитых полковник Амилаквари. Среди раненых майор де Боллардьер.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Бейрут, 7 ноября 1942

4 ноября 8-я армия начала преследование неприятеля в южном секторе.

Механизированная колонна полковника Реми прочесывает край впадины Катарра.

1-ю легкую дивизию, которая двигалась до сих пор в первых рядах, обогнали другие части, и теперь она продвигается во втором эшелоне.

2-я легкая дивизия продвигается в схватках. Сохраняется высокий боевой дух... [428]

Телеграмма Национального комитета главному и полномочному делегату в Леванте генералу Катру; генерал-губернатору Свободной Французской Африки генералу Леклерку; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'Аржанлье; делегатам Сражающейся Франции при союзных правительствах

Лондон, 8 ноября 1942

1. В беседе, которую Черчилль имел сегодня с генералом де Голлем, он выразил последнему свое сожаление, что не мог заранее сообщить об операциях, которые только что были проведены в Северной Африке. Причина заключается в том, что эти операции, предложенные американцами, были осуществлены в основном под американским руководством и американскими войсками, в то время как английская помощь вначале ограничилась действиями флота и авиации. В дальнейшем предусмотрено, что крупные английские части присоединятся к американцам. Несколько месяцев назад, сообщая Черчиллю о своем стратегическом плане, президент Рузвельт подчеркнул свое желание, чтобы сражающиеся французы не были посвящены в этот секретный план. Премьер-министр не мог сделать ничего другого, как дать обещание на этот счет.

2. Американцы рассчитывали, что имени генерала Жиро будет достаточно, чтобы к ним присоединились войска Северной Африки и прекратили сопротивление. Еще слишком рано говорить о том, был ли их расчет верен.

3. Генерал Жиро, продолжал премьер-министр, выполняет в данное время чисто военную задачу. Английское правительство надеется избежать разногласий между французами, желающими продолжать борьбу вместе с союзниками, и считает, что не следует вмешиваться в вопросы личного характера, которые должны быть урегулированы самими французами. Но есть пункт, которого с твердостью придерживается английское правительство; оно признает только за генералом де Голлем и Французским национальным комитетом право организации и объединения всех французов, желающих помочь делу Объединенных Наций. Поэтому английское правительство намерено и далее оказывать свою поддержку Сражающейся Франции. Премьер-министр говорил об этом с особой теплотой, проявляя исключительное расположение к генералу де Голлю. [429]

4. Генерал де Голль ответил премьер-министру, что его постоянной целью было вовлечь в борьбу на стороне союзников возможно большее число французов и французских территорий; что Сражающаяся Франция хотела только собрать всех желающих снова участвовать в боевых действиях; что вопрос имен и лиц не имел значения и он заботился лишь об интересах родины. Полагая, что союзники не питают никаких притязаний на французские территории в Северной Африке, он желает, чтобы союзным войскам, прибывшим туда для освобождения французов, оказывался наилучший прием.

Именно в этом смысле генерал будет говорить сегодня вечером в своем выступлении по лондонскому радио.

5. Дошедшие сюда сведения о событиях в Северной Африке, хотя еще не позволяют сделать окончательных выводов, все же доказывают, что степень успеха предпринятых действий не соответствовала надеждам американцев. По полученным сведениям, высадившиеся войска получают помощь главным образом от голлистских элементов.

6. Английское правительство и Национальный комитет немедленно опубликуют общее коммюнике о том, что управление Мадагаскаром передается Сражающейся Франции и что генерал Лежантийом назначен верховным комиссаром, на которого возлагается как гражданская власть, так и командование войсками в колонии.

Речь, произнесенная 8 ноября 1942 генералом де Голлем в Лондоне по радио

Союзники Франции решили вовлечь Французскую Северную Африку в освободительную войну. Они приступили к высадке громадных сил, стремясь превратить наш Алжир, наше Марокко и наш Тунис в исходные базы для освобождения Франции. Наши американские союзники возглавляют осуществление этого плана.

Момент выбран хорошо. Английские союзники с помощью французских войск в настоящий момент изгнали из Египта немцев и итальянцев и вступают в Киренаику. С другой стороны, наши русские союзники окончательно сломили большое наступление врага на Волге и на Кавказе. Наконец, весь французский народ, сплотившись в Сопротивлении, ждет случая, чтобы подняться как один человек.

Сражающаяся Франция, которая уже включила в священную войну часть империи, всегда надеялась и всегда хотела, чтобы вся остальная ее часть сделала то же самое. Вся остальная часть! Это [430] особенно относится к Французской Северной Африке, где когда-то нас осеняли знамена славы и где теперь имеются такие силы!

Французские командиры, солдаты, моряки, летчики, чиновники, французские колонисты в Северной Африке, подымайтесь! Помогайте нашим союзникам! Без всяких оговорок присоединяйтесь к ним. Борющаяся Франция заклинает вас. Не думайте ни об именах, ни о формулах. Только одно имеет значение: спасение родины! Сражающиеся французы заранее одобряют, принимают и приветствуют всех, кто имеет мужество снова подняться вопреки врагу и предательству. Отнеситесь с презрением к призывам предателей, которые хотят вас убедить, будто союзники намерены захватить для себя нашу империю.

За дело! Настала великая минута! Настал час благоразумия и мужества! Повсюду враг колеблется и теряет силу. Французы Северной Африки! С вашей помощью мы снова вступим в дело от одного конца Средиземного моря до другого, и победа будет одержана благодаря Франции!

Телеграмма Национального комитета Адриену Тиксье, делегату в Вашингтоне

Лондон, 10 ноября 1942

1. После свидания с генералом де Голлем адмирал Старк посетил этой ночью Черчилля и выразил ему свое личное сожаление по поводу отсутствия согласованности в действиях всех французских патриотов, желающих бороться за освобождение, и особенно по поводу отсутствия согласованности между генералом де Голлем и генералом Жиро. По мнению адмирала Старка, необходимо всячески облегчить генералу де Голлю отправку делегатов в Алжир.

2. Черчилль заметил адмиралу Старку, что необходимая помощь должна быть оказана американским командованием, так как оно руководит операциями; на это адмирал Старк ответил Черчиллю, что если бы премьер-министр телеграфировал непосредственно президенту Рузвельту, президент последовал бы его совету. Премьер-министр возразил, что он не хочет проявлять никакой инициативы без согласия генерала де Голля.

3. Поставленный в известность о вышесказанном, генерал де Голль написал премьер-министру следующее письмо: [431]

10 ноября 1942

«Дорогой премьер-министр!

Прошу вашего содействия в деле отправки Французским национальным комитетом информационной миссии, которая будет состоять при французах Северной Африки.

Главное усилие Французского национального комитета полностью направлено на осуществление объединения Франции и империи в войне на стороне союзников.

В связи с этим мы считаем необходимым, чтобы Французская Северная Африка стала частью того политического и военного целого, которое включает в себя, в частности, территории империи, уже участвующие в войне, и французское Сопротивление.

Вот почему я спешу направить представителей в Северную Африку, чтобы изложить эту точку зрения французам, и генералу Жиро в особенности.

Эта миссия тем более необходима, что генерал Жиро, быть может, недостаточно информирован о подлинном положении дел в национальном и международном плане.

Я бы хотел, чтобы в состав этой миссии вошли следующие лица:

Рене Плевен, национальный комиссар по иностранным делам и по делам колоний;

подполковник Бийотт, начальник моей канцелярии;

Бернар и Шарве, недавно прибывшие из Франции, соответственно возглавляющие организации Сопротивления «Либерасьон» и «Комба».

Искренне ваш».

Телеграмма генерала де Голля главному и полномочному делегату в Леванте генералу Катру; генерал-губернатору Свободной Французской Африки Эбуэ; командующему войсками в Свободной Французской Африке генералу Леклерку; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'Аржанлье; делегатам Сражающейся Франции при союзных правительствах

Лондон, 10 ноября 1942

Американцы держатся за Жиро, полагая, что одно его имя заставит пасть стены Иерихона. Жиро не связался со мной... В результате [432] ни одна войсковая часть не присоединилась к нему. Хотя я и очень ценю военные качества Жиро, я все же считаю его мало подготовленным для выполнения той сложной задачи, которую он хочет взять на себя. Тем более что он согласился принять свои полномочия от американцев, что неприемлемо для французов, будь они вишистами или голлистами. Заключение: мы занимаем в настоящее время выжидательную позицию в отношении генерала Жиро.

Коммюнике, опубликованное совместно с английским правительством и французским Национальным комитетом относительно Мадагаскара

11 ноября 1942

В настоящее время ведутся переговоры между английским правительством и Французским национальным комитетом о решениях, которые необходимо принять относительно Мадагаскара.

Французский национальный комитет назначил генерала Лежантийома верховным комиссаром на Мадагаскаре. Дивизионный генерал Лежантийом в ближайшее время приступит к исполнению своих обязанностей.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут

Лондон, 11 ноября 1942

Во Французской Северной Африке создалось крайне запутанное положение.

Вопреки надеждам американцев к Жиро никто не присоединился; это объясняется тем, что он прибыл в обозе американцев в полном одиночестве, а также тем, что его обвиняют в измене маршалу, которому он 4 мая письменно обещал повиноваться. Что касается Дарлана, то он ведет свою собственную игру. Он сдался в плен в Алжире, потом оказывал разные услуги американцам. Именно он вел переговоры с американцами о перемирии для города Алжира. Именно он, будучи в плену, отдал приказ о прекращении военных действий во всей Северной Африке, которому, [433] впрочем, еще не все подчинились. Что касается флота, он, кажется, и сейчас находится в Тулоне, хотя немцы могут появиться там с минуты на минуту. Ногес также ведет свою игру и хочет остаться в Марокко со своими войсками, сохранить Марокко для Франции, позволяя в то же время американцам пользоваться портами и аэродромами. Намерения американцев относительно Марокко и Туниса вызывают беспокойство. Что касается Буассона, то он связан с Ногесом и рассчитывает использовать его игру.

Все это некрасиво. Я думаю, что через некоторое время все это будет извергнуто и мы окажемся единственно чистоплотной и эффективной организацией... В этих условиях я предпочитаю не посылать Жиро телеграмму, о которой вы меня просите. Она может быть плохо истолкована.

Наконец, если нет из ряда вон выходящих обстоятельств, я прошу вас немедленно приехать в Лондон для совещания со мной и с Национальным комитетом. Но я убедительно прошу вас не принимать возможных предложений, исходящих из чуждой нам среды, и не проезжать через Алжир. Это может все испортить. Наилучшие пожелания.

Беседа генерала де Голля с адмиралом Старком 12 ноября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Генерал де Голль благодарит адмирала Старка за оказанное им содействие в отправке французской делегации в Алжир. Делегации поручено связаться на месте с французами, осветить им создавшееся положение с позиций Национального комитета и затем доложить обо всем генералу де Голлю.

Затем генерал просит адмирала Старка дать ему разъяснения по некоторым важным вопросам.

С точки зрения стратегии, хотя генерал и одобряет полностью намерения союзников, и особенно Соединенных Штатов, сделать Французскую Северную Африку исходной базой, он в то же время принимает во внимание не только военную сторону вопроса, но и то, что эта операция находит глубокие отклики во французском общественном мнении. А французское общественное мнение является основным элементом союзной стратегии, и генерал де Голль озабочен им больше, чем всем другим. Генерал де Голль имеет основание думать, судя по последним донесениям, [434] что общественное мнение серьезно встревожено происходящими событиями.

Адмирал Старк разделяет эту точку зрения и прекрасно понимает, какие моральные и политические последствия может иметь операция в Северной Африке в ее существующем виде. Он заявляет, что очень озабочен этим.

Генерал де Голль различает две последовательные фазы в мерах, принятых союзниками в отношении Северной Африки.

В первой фазе американское командование привело с собой одного французского генерала, которому поручили как верховное командование французскими войсками, так и гражданское управление территориями. Затем, во второй фазе больше не упоминалось об этом французском генерале и американское командование вступило в сделку с адмиралом Дарланом.

Генерал де Голль хотел бы получить разъяснения о позиции, которую заняли американские власти по отношению к Дарлану.

Адмирал Старк заявляет, что, к сожалению, не располагает точными сведениями по этому вопросу. По его словам, американские власти рассчитывали сначала извлечь пользу из факта присутствия генерала Жиро. Затем адмирал Старк не без некоторого удивления узнал из прессы, что американские власти ведут переговоры с адмиралом Дарланом. Но Старк не уверен, что они предполагают признавать его власть в течение продолжительного времени.

По мнению генерала Старка, верно только одно. Все, что делалось до сих пор, имело временный характер, и вопрос об управлении Северной Африкой остается открытым. С этой точки зрения адмирал Старк одобряет отправление в Алжир делегации Французского национального комитета.

Генерал де Голль сообщает адмиралу Старку свое мнение об этом деле в целом. Он считает, что фаза с участием Жиро не была удачной.

Он недоволен тем, что генерал Жиро написал известное письмо маршалу Петену и после этого был вынужден нарушить свой долг чести.

Он недоволен тем, что генерал Жиро не вошел в контакт с Французским национальным комитетом и действовал в одиночку.

Французское общественное мнение отнеслось неодобрительно к тому факту, что генерал Жиро получил командование из рук иностранной державы. По этому поводу генерал де Голль говорил адмиралу Старку, что Французский национальный комитет осуществляет [435] чисто французскую власть, которую ему вручили французы.

В общем генерал де Голль считает, что генерал Жиро представляет большую силу, но неразумно ее растратил.

Что касается фазы с участием Дарлана, то генерал де Голль хотел бы получить от адмирала Старка разъяснения, как только тот сможет их дать.

Адмирал Старк согласен с генералом в том, что общее положение крайне запутанно. С чисто военной точки зрения генерал де Голль воздает должное способу проведения операции.

Перед окончанием беседы генерал напоминает адмиралу Старку, что Свободная Французская Африка имеет общую границу с Ливией. На этом фронте силы «Свободной Франции» уже предприняли налеты на Феццан и заняли оазис Куфра. Французские силы готовы в данный момент к новому наступлению из Чада на Феццан. Начало этого наступления зависит только от французского командования. На всякий случай генерал де Голль ставит об этом в известность адмирала Старка.

Телеграмма генерала де Голля главному и полномочному делегату в Леванте генералу Катру; генерал-губернатору Свободной Французской Африки Эбуэ; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'АРжанлье; делегатам Сражающейся Франции при союзных правительствах

Лондон, 12 ноября 1942

Всеобщее возбуждение, вызванное действиями американцев во Французской Северной Африке, и слухи, распускаемые повсюду по этому поводу, особенно в Вашингтоне, не должны помешать нам ясно во всем разобраться. Вот каковы, насколько мне известно, основные данные, характеризующие это дело.

Перед высадкой американцы подготовили почву, установили нужные им связи, отстранив Сражающуюся Францию от подготовки к операции. Местные голлисты помогли американцам, полагая, что они были заодно с нами. Некоторые представители местных властей установили отношения с американцами, полагая, что это может пригодиться впоследствии. [436]

Для воздействия на армию и отвлечения ее от сопротивления, а также для создания французской власти, которую они там держали бы в своих руках, американцы выпустили на сцену генерала Жиро. В то же время они договаривались с Дарланом, находившимся в тот момент в Алжире.

На деле же войска и флот в Африке повсюду оказывали сопротивление американцам. В Марокко сопротивление было даже ожесточенным. Жиро не оказал никакого влияния на ход событий. С одной стороны, он был поставлен в неловкое положение письмом, написанным им в свое время маршалу, в котором давал честное слово повиноваться ему, а с другой стороны, он был далек от нас, не поддерживал с нами никакой связи. Наконец, все течения общественного мнения считают крайне досадным то обстоятельство, что Жиро находится у власти с соизволения американцев.

Вот тогда-то на сцене и появился Дарлан. Став для начала пленником американцев, он договорился с ними о сдаче Алжира. Затем отдает приказ о прекращении военных действий, объявив, что осуществляет власть в Северной Африке от имени маршала, что все руководящие лица остаются на местах и что все войска должны сохранять нейтралитет. Американцы стремятся быстрее покончить со всем этим и в то же время надеются, что Дарлан когда-нибудь активно станет на их сторону. Поэтому они склонны теперь считать такое решение удовлетворительным. К тому же средиземноморский флот остался в Тулоне, под боком у немцев. Поэтому американцы решили не пренебрегать Дарланом, считая, что в случае необходимости он сможет помешать флоту перейти к немцам.

Все происходит так, как будто в Северной Африке возникает что-то вроде нового режима Виши, зависящего от Соединенных Штатов.

Естественно, моей главной заботой было не унизить и не запачкать нас участием в этом деле. Нас скрытно поддерживает английское правительство, которому поведение американцев внушает беспокойство. Что касается русских, то они вне себя от действий Вашингтона. С другой стороны, все наши организации Сопротивления во Франции дали мне знать, что французский народ не потерпит политической комбинации с участием Жиро или Дарлана, которая может дезориентировать и сбить с пути патриотов и тем самым бросить их в объятия коммунистов.

Я убежден, что после того, как схлынет эта река грязи, мы окажемся единственной подлинно французской и действенной организацией. [437]

Прошу ориентировать вашу пропаганду, особенно по радио и в форме возможных заявлений, с учетом изложенного выше и вести ее в подобающей, сдержанной форме.

Телеграмма Андре Филипа, национального комиссара, находящегося в Соединенных Штатах, генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 12 ноября 1942

Сегодня вместе с Тиксье я был принят Сэмнером Уэллесом. Беседа с самого начала очень сердечная, продолжалась час.

1. Я спросил Сэмнера Уэллеса, смогу ли я увидеть президента Рузвельта, указав ему, что в ближайшее время я должен вернуться в Лондон; Сэмнер Уэллес обещал мне переговорить с президентом...

2. Я выразил радость по поводу освобождения Французской Северной Африки при содействии наших американских, а также английских союзников и от имени Сражающейся Франции пожелал, чтобы военные операции выполнялись быстро и успешно.

3. Затем я поднял вопрос о полномочиях, предоставленных генералом Эйзенхауэром генералу Жиро, на которого возлагается обязанность не только сформировать французскую армию, но и управлять освобожденными территориями под контролем американских властей. Управление же этими территориями неразрывно связано с необходимостью принимать решения относительно важных политических вопросов, таких, как пересмотр статуса евреев, статуса местного населения и т. д. ...Я спросил у Сэмнера Уэллеса, правда ли, что правительство Соединенных Штатов намерено дать эти политические права французскому генералу, который не получил никаких полномочий от французских властей и целиком зависит от американских военных властей.

4. Я выразил беспокойство французов, сражающихся на стороне союзников, по поводу того, что американские военные власти сохраняют в Северной Африке власти, назначенные Виши. Я напомнил, что тысячи французов, противников режима Виши, которые хотят сражаться на стороне союзников, еще не освобождены из тюрем и концентрационных лагерей. Желая показать, какая еще царит исключительная путаница, я процитировал Сэмнеру Уэллесу призыв префекта Алжира к населению, который кончается словами: «Да здравствует маршал!» Я спросил [438] Сэмнера Уэллеса, неужели американский флаг будет прикрывать агентов Виши, бросивших в тюрьму и на истязания французов-патриотов.

5. Я объяснил Сэмнеру Уэллесу, что жизненные интересы Франции и союзников настоятельно требуют единства французского Сопротивления. Это единство должно быть осуществлено в рядах Сражающейся Франции, которая заслуживает права на существование, имея свою организацию и свои территории, свою армию, участвующую в войне вот уже более двух лет. Сражающаяся Франция готова принять генерала Жиро, который получит в этом случае полномочия от французской власти.

Я напомнил, что к «Свободной Франции» примкнули организации французского внутреннего Сопротивления, которые являются единственно подлинным выражением сопротивляющейся Франции и единственно уполномочены говорить от имени французского народа. Я также напомнил, что организации признали главой генерала де Голля в результате продолжительных переговоров, завершившихся соглашением, которое содержит необходимые демократические гарантии. Жиро должен убедиться, что все французы, участвующие в Сопротивлении во Франции, возложили свою надежду на генерала де Голля; что Сопротивление может быть скомпрометировано или даже уничтожено, если союзники отстранят его от руководства освобожденными французскими территориями и будут проводить политику насаждения местных властей независимо от «Свободной Франции» и что разочарование французов будет еще более ужасным, если они увидят, что американцы сотрудничают с приверженцами Виши. Тогда они неизбежно бросятся к коммунистам.

6. Я выразил надежду, что американское правительство не будет чинить никаких препятствий, а, наоборот, будет благоприятствовать всеми силами осуществлению единства французского Сопротивления вокруг Сражающейся Франции. Для этой цели необходимо незамедлительно установить непосредственные контакты между представителями генерала де Голля и Французского национального комитета и генералом Жиро. Я просил, чтобы государственный департамент способствовал отправке в ближайшее время делегации «Свободной Франции» в Алжир в составе представителей Французского национального комитета и руководителей крупных организаций Сопротивления, находящихся в настоящее время в Лондоне.

7. Привожу краткое содержание ответа Сэмнера Уэллеса: [439]

а) американское правительство начало операцию во Французской Северной Африке всего лишь четыре дня назад и, естественно, посвятило это короткое время исключительно решению срочных военных проблем. Вот почему оно не могло заняться такими вопросами, как освобождение политических заключенных.

По этой же причине местные власти были оставлены при исполнении своих обязанностей. А к разрешению вопроса о политических заключенных можно будет приступить не раньше, чем позволит военная обстановка;

б) генералу Жиро поручено прежде всего провести переформирование французской армии в Северной Африке под контролем командующего американской армией. Трудно представить, чтобы военная деятельность генерала Жиро находилась под руководством другой власти, например власти Французского национального комитета;

в) американское правительство вполне отдает себе отчет в необходимости обеспечить единство французского Сопротивления и не собирается чинить в этом отношении никаких препятствий. Отправление делегации Сражающейся Франции к генералу Жиро будет зависеть от согласия американских военных властей. Во всяком случае, Сэмнер Уэллес представит этот вопрос на рассмотрение президента Рузвельта и завтра даст нам ответ.

Телеграмма Адриена Тиксье Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 14 ноября 1942

1. Сегодня утром Андре Филип простился с Корделлом Хэллом. В начале беседы Хэлл подробно обрисовал отношения между правительством Соединенных Штатов и правительством Виши за последние два года. Он сказал, что дело было совсем не в симпатии к правительству Виши; это была тактика, которая позволяла избежать вступления французского флота в войну против союзников, позволяла собирать информацию и особенно давала возможность подготовить во Французской Северной Африке военные операции, которые и были предприняты там в последние дни.

2. Филип выразил радость по поводу освобождения Северной Африки и поздравил правительство с прекрасной подготовкой [440] операции с военной точки зрения. Однако он выразил также и беспокойство, которое испытывают все французские патриоты по поводу того, что с согласия американцев создается французская власть, возглавляемая Дарланом.

Если эта странная комбинация, позволяющая оставить у власти людей Виши, будет продолжаться длительное время, французский народ станет рассматривать ее как измену, внутреннее Сопротивление будет разбито и перед французскими патриотами не останется иного выбора, как только между коммунизмом и национализмом с его ксенофобией.

3. Корделл Хэлл утверждал, что он не получил никакого официального подтверждения со стороны американского военного командования во Французской Северной Африке относительно власти, осуществляемой Дарланом, Ногесом и Шателем; что единственным источником его информации была печать; что если американское военное командование позволило установить такую власть, то подобное решение, по его мнению, было продиктовано соображениями чисто военного характера и что, во всяком случае, правительство Соединенных Штатов не приняло никакого политического решения на этот счет.

4. Тогда я выступил и определил самым точным образом статус Сражающейся Франции:

а) люди, которые сражаются по призыву генерала де Голля в течение двух лет на стороне союзников, твердо решили осуществить единство внутреннего и внешнего Сопротивления в рамках Сражающейся Франции, ряды которой открыты для всех французов-патриотов, искренне желающих бороться против общего врага;

б) Сражающаяся Франция считается с военной и политической действительностью. Она знает, что американское военное командование может быть вынуждено использовать для выполнения неотложных задач даже людей, не внушающих никакого политического доверия;

в) однако, как бы решительно ни стремилась Сражающаяся Франция раздвинуть свои рамки, она не может без ущерба для своего морального единства, столь необходимого для эффективных действий, открыть свои ряды для тех, кто руководил изменниками. Сохранение у власти в Северной Африке нового режима Виши, основанного изменником, безусловно, будет иметь для Франции и французского народа тяжелые последствия в моральном, политическом и военном отношениях. [441]

5. Корделл Хэлл повторил, что никакого решения политического характера относительно Французской Северной Африки не было принято, что в настоящее время преобладают военные соображения, что все французы-патриоты должны участвовать в борьбе и что наше движение должно сыграть славную роль в восстановлении независимости Франции и традиционных французских свобод, всегда вызывавших симпатию американского народа к французскому народу.

6. Я ответил ему, что в этом отношении «Свободная Франция» заняла совершенно ясную позицию и правительство Соединенных Штатов было поставлено в известность о том, что «Свободная Франция» боролась не только за освобождение территории, но также за восстановление свобод французского народа, и мы надеемся, что все гражданские и военные руководители, призванные участвовать в Сопротивлении, открыто присоединятся к этой позиции.

7. Заканчивая беседу, Корделл Хэлл попросил Филипа передать сердечный привет генералу де Голлю.

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Браззавиль

Лондон, 14 ноября 1942

В соответствии с моим личным секретным предписанием от 22 сентября 1942 необходимо, чтобы в ходе наступления в Южной Ливии французы прежде всего заняли Феццан с возможным продвижением к Триполи или к Габесу, учитывая операции союзников в Триполитании.

В проведении этой операции вы подчиняетесь только мне. Однако вы должны действовать согласованно с генералом Александером, главнокомандующим на средневосточном театре военных действий, чтобы по достижении Феццана вы могли получать все более и более значительную поддержку с воздуха.

Я рассчитываю начать ваше наступление на Феццан в тот момент, когда наши союзники достигнут Сиртского залива.

Я обращаюсь к начальнику имперского главного штаба с просьбой дать необходимые указания генералу Александеру для координации ваших действий с действиями 8-й армии и, возможно, с силами генерала Эйзенхауэра. [442]

Беседа генерала де Голля с Уинстоном Черчиллем 16 ноября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Беседа начинается в 12 час. 30 мин.

Присутствует Иден.

Черчилль внешне озабочен, но в довольно хорошем настроении. Иден кажется обеспокоенным.

Премьер-министр говорит генералу, что он прекрасно понимает его чувства и разделяет их. Однако он обращает внимание на тот факт, что в настоящее время происходит сражение и что прежде всего надо изгнать неприятеля из Туниса. Союзные военные власти должны были принять в Северной Африке соответствующие практические меры в интересах достижения этой цели, а также для того, чтобы обеспечить себе поддержку французских войск. «Что касается позиции английского правительства, — добавляет Черчилль, — то она остается прежней, и все обязательства, взятые по отношению к вам, остаются в силе. Меры, принятые генералом Эйзенхауэром, — сугубо временные и ни в чем не затрагивают будущего». В качестве доказательства Черчилль ссылается на телеграмму, только что посланную им Рузвельту. В телеграмме, в основном, говорится следующее:

«1. Я получил ваш ответ и сделал вывод, что меры, принятые генералом Эйзенхауэром, имеют исключительно утилитарный и временный характер.

2. Я согласен, чтобы Эйзенхауэр принимал меры, которые, по его мнению, способствуют успеху военной операции, с той оговоркой, о которой сказано в параграфе 1».

Генерал де Голль говорит премьер-министру, что он принимает к сведению точку зрения английского правительства, но хочет ознакомить премьер-министра со своей.

«Теперь не XVIII век, — заявляет он, — когда Фридрих подкупал придворных венского двора, чтобы захватить Силезию, не эпоха Возрождения, когда пользовались услугами полицейских стражников Милана или наемных убийц Флоренции. Но их еще никогда не делали правителями освобожденных народов. Мы ведем войну кровью и душой народов. Вот телеграммы, которые я получаю из Франции. Они показывают, что Франция находится в оцепенении. Подумайте о возможности неисчислимых последствий, если Франция придет к выводу, что освобождение в том виде, [443] как его понимают союзники, это Дарлан. Вы можете одержать военную победу, но морально вы проиграете и будет только один победитель — Сталин».

Черчилль повторяет, что происходящие события никак не предрешают будущего.

Генерал де Голль замечает, что, во всяком случае, он считает своим долгом довести до сведения Франции, что не признает этих комбинаций. Для этой цели Национальный комитет заготовил коммюнике. Он просит английское правительство разрешить использовать Би-Би-Си для его распространения.

Черчилль отвечает, что он прекрасно понимает беспокойство генерала и сам на его месте стремился бы открыто изложить свою позицию, однако с этим следовало бы немного подождать. Во всяком случае, генерал де Голль волен обнародовать свое коммюнике через Би-Би-Си, когда найдет нужным. Сам же Черчилль телеграфирует Рузвельту, что при существующих обстоятельствах нет ничего плохого в том, если генералу де Голлю будет дана возможность изложить свою позицию.

Генерал де Голль говорит, что в передачах по радио допускается жульничество, которому надо положить конец, жульничество, при помощи которого пытаются отождествлять Дарлана со сражающимися французами. Так, американское радио обращения адмирала Дарлана предваряет девизом «Честь и Родина», а Би-Би-Си участвует в этом жульничестве, ретранслируя программу американского радио. Обращаясь к Идену, генерал де Голль заявляет, что не понимает, как английское радио может быть соучастником такой недобросовестности.

Генерал и Черчилль собираются пойти к столу. Иден, который не участвует в завтраке, отводит в сторону генерала и говорит о том, как ему неприятно и как его беспокоит все это дело.

«Оно не чисто, — отвечает генерал де Голль, — и мне жаль, что вы несколько запачканы им».

Волнение и беспокойство приглашенных, особенно дам, во время завтрака многое говорит о чувствах всех присутствующих. Даже г-же Черчилль не удается разрядить атмосферу.

Затем Черчилль уводит генерала де Голля в свой кабинет, где они остаются вдвоем.

Черчилль заявляет, что положение генерала превосходно. Дарлан не имеет будущего. «Вы сама честь, — говорит он генералу. — Вы прямой путь. Вы останетесь единственным. Не сталкивайтесь с американцами. Это бесполезно, и вы ничего не выиграете. Запаситесь [444] терпением, и они придут к вам сами, потому что другой альтернативы нет».

Затем Черчилль высказывает свое возмущение Дарланом. «Не нахожу слов, — говорит он, — чтобы выразить свое отвращение».

Генерал де Голль удивлен тем, что английское правительство идет на поводу у американцев. «Я не понимаю вас, — сказал он Черчиллю. — Вы с первого дня ведете войну. Можно даже сказать, что вы персонально олицетворяете эту войну. Ваши войска победили в Ливии. А вы, вы идете на поводу у Соединенных Штатов, в то время как ни один американский солдат еще ни разу не видел немецкого солдата. Вам должно принадлежать моральное руководство в этой войне. Общественное мнение в Европе будет за вас».

Черчилль отвечает генералу де Голлю, что он уже вступил на этот путь, когда недавно в своей речи в Гилдхолле воздал должное генералу и патриотам, которые легионами следуют за ним во Франции, тогда как — и он дал это понять — Жиро прославился только своими побегами{131}.

Генерал де Голль отвечает, что он признателен премьер-министру за это деликатное различие и полагает, что премьер-министр открывает перед ним перспективу нового положения первостепенного значения, которое он должен принять без промедления.

Генерал добавляет, что американцы находятся сейчас в самом разгаре торга с людьми Виши, которые меняют маску в соответствии с обстоятельствами. Да, все, что делается вокруг Виши — все направлено против Англии. Чем дольше Англия будет терпеть игру американцев, тем сильнее риск, что повсюду появятся такие силы, которые в конце концов обернутся против нее самой.

Черчилль просит генерала поддерживать с ним тесный контакт и приходить к нему так часто, как он захочет, даже ежедневно, если де Голль этого пожелает.

Во время беседы премьер-министр был настроен оптимистически и уверял, что английская политика по отношению к Франции основана на поддержании связи с Национальным комитетом. Он выразил убеждение, что Сражающаяся Франция выйдет из нынешней драматической ситуации более сильной и более необходимой, чем когда бы то ни было. [445]

Коммюнике французского Национального комитета, опубликованное 16 ноября 1942

Генерал де Голль и Французский национальный комитет заявляют, что они не принимают никакого участия в переговорах, которые ведутся в Северной Африке с представителями Виши, и не берут на себя никакой ответственности за них. Если эти переговоры приведут к решениям, результатом которых будет закрепление режима Виши в Северной Африке, то эти решения не будут приняты Сражающейся Францией. Союз всех французских заморских территорий в борьбе за освобождение возможен только в условиях, совместимых с волей и достоинством французского народа.

Речь генерала де Голля, переданная 21 ноября 1942 радиостанциями Браззавиля, Бейрута, Дуалы

(Би-Би-Си не передавало этой речи)

Французский народ предвидел, что несмотря на прибытие союзников, ликвидация Виши в Северной Африке произойдет не без задержек и неожиданных осложнений.

Но в глубине своего заточения французский народ испытывает величайшее изумление, узнав, какие произошли задержки и какой характер приняли осложнения. Народ — пленник своей темницы — хочет знать, что же происходит.

Значительная французская территория занята союзными войсками при восторженном согласии всего населения. Народ спрашивает себя: останутся ли режим и дух Виши нетронутыми или нет, останутся ли на своих местах крупные феодалы Виши или нет, сможет ли эта часть французской империи присоединиться к той другой ее части, которая вновь вступила в войну, считая ее делом чести, или она не сможет это сделать; не будет ли освобождение нации, начинающееся с освобождения империи, обесчещено кучкой людей нечестных, замаскировавшихся применительно к обстоятельствам и готовых совершить новое клятвопреступление. Было бы тяжело для нас и опасно для дела, если бы, поставив эти вопросы, мы не знали, как их решить.

Конечно, Франция хорошо узнала, что в сумятице, порожденной этой мировой войной, даже самые благонамеренные деятели [446] могут совершать ошибки. Но она признала также, что объединение всех ее союзников было искренним и что священный идеал, за который страдает и гибнет столько мужчин и женщин в лагере свободы, отвергли бесчестие и предательство и сама Франция их проклинает.

Конечно, Франция знает, как долго режим угнетения в Алжире, Марокко и Тунисе подавлял проявление свободного общественного мнения. Но она знает также, что, как только пошатнутся колонны храма идола, ничто больше не сможет заглушить во Французской Северной Африке выражения национальной воли, так же как и в других местах.

Конечно, Франция учитывает, с какими трудностями связано военное сотрудничество территорий, составляющих ее империю, территорий, столь различных и так долго изолированных друг от друга. Франция учитывает также, с какими трудностями связаны совместные действия вооруженных сил, которыми она уже располагает, с теми силами, которые предстоит собрать во всех частях света. Франция знает, что для объединения всех ее сил и всех государств, находящихся под ее покровительством, существуют испытанные способы: справедливые законы и договоры, заключенные республикой. Она знает, что ее солдаты, сражающиеся в Тунисе, Ливии, на территории Чад, в Тихом океане, не какие-то безымянные солдаты, а воины Франции.

Родина не устояла под ударами врага и заговора изменников, но самое драгоценное достояние — национальная независимость и национальное достоинство — все же было спасено. Ценой каких испытаний? Один бог знает! Узнавшая об этом Франция увидела, как вспыхнуло из самых недр народной души пламя надежды и веры в свое величие и свою свободу. Это священное пламя подняло в стране, придавленной пятой врага и его сообщников, великое французское Сопротивление. Это пламя души народа ведет нас к объединению наших территорий и наших сил. Вокруг этого пламени вся империя объединится со всей нацией, чтобы бороться и победить вместе со всеми союзниками Франции. Только славная победа позволит нам одним ударом покончить с нашими несчастьями, нашими разногласиями, нашими слезами.

Общая борьба за общую родину! [447]

Послание из Франции, адресованное союзным правительствам от имени:

а) трех движений Сопротивления: «Либерасьон», «Комба», «Фран-тирёр»;

б) французского рабочего движения, возглавляемого Всеобщей конфедерацией труда и христианскими профсоюзами;

в) Комитета социалистического действия, состоящего из бывших членов социалистической партии французской секции рабочего интернационала;

г) лиц, представляющих следующие партии или бывшие партии, а именно: партию радикалов, народную демократическую партию, республиканскую федерацию.

Из Франции, 20 ноября 1942

Мы шлем наши горячие поздравления американскому и английскому правительствам в связи с их операциями по освобождению Французской Северной Африки.

Мы всем сердцем со сражающимися и ждем с нетерпением того дня, когда сможем снова вступить в борьбу с оружием в руках.

Мы приветствуем с признательностью генерала Жиро и всех французов, присоединившихся к генералу де Голлю, бесспорному руководителю Сопротивления, который ведет за собою всю страну.

Ни в коем случае мы не допустим, чтобы присоединение лиц, виновных в военной и политической измене, расценивалось как прощение за совершенные преступления. Мы настоятельно просим, чтобы судьбы освобожденной Северной Африки были как можно скорее переданы в руки генерала де Голля.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 20 ноября 1942

1. Президент Рузвельт принял меня и Андре Филипа в пятницу в 11 час. 30 мин. в присутствии Сэмнера Уэллеса. Беседа, рассчитанная на четверть часа, продолжалась три четверти часа. Президент откровенно разъяснил нам свою политику во Французской Северной Африке, а мы со своей стороны изложили ему политику Сражающейся Франции. Филип сделает вам подробный [448] отчет о беседе. Тем временем посылаю вам резюме, по необходимости очень схематическое.

2. Президент указал, что уже давно думал о полезности встречи с генералом де Голлем, и просил Филипа передать генералу де Голлю, что охотно примет его, если последний приедет в Соединенные Штаты. Президент сказал, что, если даже речь не идет о подписании или заключении соглашения, личные и откровенные беседы более полезны, чем коммюнике для прессы или публичные декларации. Филип ответил, что он передаст генералу де Голлю слова президента.

3. Филип заявил, что признание Соединенными Штатами власти Виши во главе с Дарланом породило среди сражающихся французов и участников Сопротивления во Франции и за ее пределами возмущение и негодование. Со всех концов земного шара притекают протесты свободных французов и их друзей. Организации французского внутреннего Сопротивления просили генерала де Голля сообщить президенту Рузвельту об испытываемом ими горестном удивлении.

Филип также остановился на положении в Северной Африке. После перемирия большое число военных, а также деятелей гражданской администрации прибыло в Северную Африку в надежде организовать там сопротивление. Псевдосопротивленческие декларации Вейгана побудили их свободно высказывать свое мнение, вместо того чтобы по примеру метрополии основать тайные организации. Когда Вейган был смещен, быстро раскрытых деятелей Сопротивления устранили с их постов, как это произошло с генералом Делаттр де Тассиньи; некоторые были даже арестованы. Через полгода после смещения Вейгана администрация и армия уже были подчинены подлинно террористическому режиму. Вот почему американской армии теперь приходится иметь дело только с преданными Виши должностными лицами и военными руководителями. Массы и мелкие чиновники осмелятся открыто выразить свои подлинные взгляды лишь после устранения полицейского режима.

Французы понимают, что такое неотложная военная необходимость. Они по достоинству оценили публичное заявление президента Рузвельта о том, что Дарлан будет использован временно и только как крайнее средство в связи с военными обстоятельствами. Тем не менее они испытывали беспокойство и хотели бы знать, как долго будет использоваться это «крайнее средство». Откажутся ли от него после того, как немцы и итальянцы будут изгнаны из Туниса? [449]

4. Президент не ответил прямо на вопрос Филипа. Он оправдывал свою позицию ссылкой на румынскую пословицу, которая гласит, что можно пойти и с самим дьяволом, лишь бы перейти мост. «Я воспользуюсь Дарланом, пока он будет нужен. Я буду использовать его со дня на день, не загадывая о будущем. Он должен повиноваться, иначе будет сокрушен. Я только что приказал Дарлану освободить политических заключенных из тюрем и концентрационных лагерей и отменить расистские законы. Он повиновался».

5. Филип особо указал на опасность длительного признания режима Дарлана, так как это может деморализовать и сломить французское внутреннее Сопротивление. Он напомнил, что организации Сопротивления и французы, признающие главой генерала де Голля, никак не могут понять, почему его держали в стороне от того, что происходило во Французской Северной Африке, в то время как правительство Соединенных Штатов сотрудничало с лидером изменников. Филип с твердостью говорил, что объединение французского внутреннего Сопротивления может быть достигнуто только в рамках Сражающейся Франции, под руководством генерала де Голля. Теперь, когда освобождена французская земля, единое и представительное руководство этим французским движением Сопротивления должно обосноваться в Алжире и ему должно быть поручено гражданское управление в Северной Африке, и этому не должна помешать никакая неотложная военная необходимость.

6. Президент заявил, что он рад тому, что возрастает число свободных французов, сражающихся против держав оси вместе с генералом де Голлем, генералом Жиро, генералом Барре в Тунисе и т. д... Он убежден, что и другие французы, и другие территории вступят в борьбу. Неважно, к кому присоединится в Дакаре губернатор Буассон — к генералу де Голлю или к адмиралу Дарлану. Он, президент, стал бы сотрудничать даже с другим дьяволом, именуемым Лавалем, если бы это сотрудничество привело к сдаче Парижа союзникам. Как главнокомандующий американской армией, президент ведет войну и преисполнен заботы о том, чтобы выиграть ее. Еще не наступило время ни для того, чтобы сформировать французское правительство, хотя бы временное, ни для того, чтобы выбирать между военными руководителями, желающими участвовать в борьбе против «держав оси». В довольно пространном отступлении президент напомнил, что тринадцать американских колоний, сражаясь за независимость против Англии, [450] не имели никакой центральной власти, исключая одного военного руководителя, каким был Вашингтон.

7. Филип заметил, что настоящая ситуация не имеет ничего общего с положением тринадцати американских колоний, а существование единого французского Сопротивления под единым руководством, которое может быть осуществлено только генералом де Голлем, отвечает интересам союзников. Такова неотложная необходимость. Продолжительное сотрудничество правительства Соединенных Штатов с вишистскими предателями, обращенными в новую веру лишь в последнюю минуту, подвергнет народ Франции престижу и влиянию Соединенных Штатов и их президента.

8. Тиксье попросил у президента позволения выяснить со всей откровенностью некоторые насущные вопросы, связанные с политикой правительства Соединенных Штатов во Французской Северной Африке. Прежде всего вопрос о Дарлане, которого «Свободная Франция» никогда не признает и власть которого должна прийти к концу в возможно близкий срок. Затем положение генерала Жиро, которого «Свободная Франция» приняла бы в свои ряды, но, поскольку он полагал, что должен получить свое назначение от Дарлана, создалось крайне трудное положение. Тем не менее соглашение с генералом Жиро будет, вероятно, возможным, как только он выйдет из подчинения Дарлану в Северной Африке. Наконец, самый главный вопрос — вопрос об осуществлении единства французского Сопротивления в рамках «Свободной Франции» и о возможном перемещении объединенного и представительного центра Сопротивления в Северную Африку, в Алжир. Собирается ли президент содействовать стремлению «Свободной Франции» к единству и к обоснованию на французской земле руководства Сопротивления, которое может быть возглавлено только одним человеком — генералом де Голлем.

9. Не отвечая прямо на поставленные вопросы, президент сказал, что Французская Северная Африка находится в состоянии военной оккупации американцами и англичанами и что власть, как гражданская, так и военная, должна принадлежать генералу, главнокомандующему американской и английской армиями, под контролем президента, верховного главнокомандующего вооруженными силами Соединенных Штатов. Такой режим военной оккупации не окончится с победой в Тунисе, потому что Французская Северная Африка станет исходной военной базой для операций на юге Франции, Италии и на Балканах. Президент пока [451] еще не может сказать, какой будет режим гражданского управления, но возможно, что власть будет поручена американскому верховному комиссару, который будет сотрудничать с французскими местными властями. Возможно также, что понадобятся резиденты в Тунисе и Марокко. Несомненно, появится необходимость в установлении связи с мэрами и руководителями округов.

10. Филип спрашивает, будут ли оставлены местные власти, назначенные Виши, или же будут призваны законные власти, назначенные до перемирия республиканскими инстанциями. Президент отвечает, что американские власти будут специально обсуждать каждый случай, учитывая местные условия.

11. Президент напоминает, что в 1917–1918 американская армия вступала во Франции в контакт с местными властями той зоны фронта, которую она занимала, и это сотрудничество было превосходным. Филип отвечает, что тогда была только одна французская власть, и снова задает вопрос о том, правда ли, что президент намерен на освобожденных территориях французской метрополии дать право американским военным властям выбирать между властями, существовавшими здесь до заключения перемирия, и властями, назначенными Виши. Снова президент отвечает, что в каждом случае решение будет зависеть от местных условий. Тогда Филип с негодованием заявляет, что никогда французы не согласятся, чтобы французские освобожденные территории, находящиеся за пределами военной зоны, управлялись американскими властями: французы сами будут управлять собой; Франция не колония, американская армия никогда не заставит их подчиниться власти изменников; никакое иностранное покровительство этим изменникам не помешает торжеству справедливости.

12. Президент настаивает на том, что французы должны довериться американскому правительству, действия которого направлены к одной цели: выиграть войну, восстановить Францию и ее независимость. В решающий момент вооруженное выступление французов может оказать сильную поддержку американской и английской армиям, однако это выступление не может быть решающим, так как французы не имеют оружия.

13. Филип и Тиксье один за другим настоятельно просят президента подумать о последствиях его политики, которая может посеять недоверие и обескуражить французский народ, если правительство Соединенных Штатов не положит конец всякому сотрудничеству с вишистскими изменниками. Если французский народ почувствует, что союзники его обманывают, то движение [452] Сопротивления распадается и французы устремятся — одни к сотрудничеству с нацизмом, другие к крайнему национализму с его ксенофобией, третьи к Советской России, так как коммунизм покажется им единственным спасением.

14. Заканчивая беседу, президент повторил, что хотел бы обсудить все эти вопросы с генералом де Голлем.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 21 ноября 1942

Я ознакомился с содержанием дипломатических переговоров, которые вы и Шевинье вели с Макклоем. Констатирую, что Макклой сам выложил на стол все, что относится к Сражающейся Франции и к повороту дела в Северной Африке. Вот ответ, который я прошу вас передать всем лицам, выступающим от имени правительства Соединенных Штатов.

Для Соединенных Штатов существовали два разных способа подготовки и проведения с политической точки зрения операции в Северной Африке.

Соединенные Штаты могли с самого начала открыто поддержать Сражающуюся Францию. Тогда они потеряли бы возможность содержать посольство и консульства в Виши. Но они могли бы тем самым нанести смертельный удар Виши в самой Франции и придать французскому Сопротивлению новую силу, чего не могла дать английская поддержка.

В Северной Африке поддержка Сражающейся Франции со стороны Соединенных Штатов заключалась бы в том, чтобы помочь нам здесь вызвать к жизни и организовать то, что называют «голлизмом». До конца 1940 в Марокко, Тунисе и Алжире имелись расположенные к этому значительные и влиятельные элементы. Генералу де Голлю нетрудно было бы объединить их скрытно, если бы он имел для этого материальные возможности. Нарушив все торговые сношения Северной Африки с внешним миром, можно было создать во всей стране, особенно среди местного населения и колонистов, стремление к освобождению в интересах налаживания деловой жизни и упорядочения снабжения. Таким образом, в нужный момент была бы подготовлена многообразная, организованная и — что очень важно — не запятнанная [453] ничем надежная поддержка. Затем с приходом союзников, к которым присоединились бы, по крайней мере во втором эшелоне, войска, суда и эскадрильи Сражающейся Франции, произошла бы без особых трудностей замена Виши Сражающейся Францией в Рабате, Алжире и Тунисе.

Соединенные Штаты приняли противоположное решение. Они относились к Виши с почтением, видя в Петене и его людях подлинную Францию, и, наоборот, осыпали генерала де Голля грубыми окриками и наносили ему публичные оскорбления. Стремясь получить осведомительные данные в Северной Африке, они обманом и хитростью добивались содействия разрозненных и беззащитных несчастных голлистов и доходили при этом до того, что подсылали к ним своих агентов, действовавших от имени генерала де Голля. Они, как, впрочем, и англичане, старались всеми силами помешать Сражающейся Франции поддерживать связь в стране со своими сторонниками. Они не пропускали даже донесения генералу де Голлю, направленные ему через союзников. Исключения делались разве что для писем от родных. В то же время Соединенные Штаты открыто льстили таким военным руководителям, как Вейган и его соучастники, хотя на них лежала ответственность за перемирие; в этих людях они непременно хотели видеть возможных героев французского освобождения. Наконец, они снабжали Северную Африку сахаром, чаем, горючим в таких размерах, что режим Виши в общем был довольно хорошо обеспечен.

Что касается англичан, то их отношение к Сражающейся Франции было хотя и менее сдержанным, чем отношение Соединенных Штатов, но всегда отличалось неуверенностью и подозрительностью. Дакарское дело послужило им предлогом. Это верно, что мысль об урегулировании вопроса о Дакаре была выдвинута генералом де Голлем летом 1940 г. Но сама по себе эта мысль не была плоха. Неудачным было ее осуществление. Адмиралтейство совершило недопустимую ошибку, пропустив через Гибралтар флот и подкрепления, посланные Виши в Дакар. Вместе с тем в момент боевых действий английская бригада, предназначенная для захвата Дакара силой, в случае если бы убеждения голлистов не привели к желаемому результату, не высадила на берег ни одного человека. При чем же здесь генерал де Голль? Но вся английская политика в отношении Франции с тех пор испытывала влияние этой неудачи. Англичане сразу же после Дакара сняли блокаду с колоний Виши, тогда как этой блокады было достаточно [454] для того, чтобы с течением времени склонить колониальные власти к присоединению. По этой же причине англичане после перемирия, заключенного в Сен-Жан д'Акр, допустили и даже способствовали, несмотря на формальный протест генерала де Голля, перемещению в Северную Африку сирийской армии. Между тем эти войска после своего поражения профессионально были в деморализованном состоянии. Теперь сирийские войска образуют ядро армии в Марокко.

Правда, эта политика умиротворения объяснялась опасениями американцев и, в меньшей степени, англичан, что Виши могут направить свой флот против англосаксов. Но спрашивается: каким способом лучше помешать выступлению флота — путем поддержания посольства при Виши, или стремлением оживить во французском народе и в самом флоте дух национальной войны? Интересно отметить, что когда англосаксы, в том числе и американцы, встречались с боевыми судами Виши, последние сражались основательно, несмотря на двухлетнее пребывание адмирала Леги рядом с Парк-отелем{132}.

Как бы там ни было, американцы предприняли операцию в Северной Африке на основе, которую можно назвать вишистской. Эта основа была подготовлена привычной кликой, которая инспирировала и информировала американцев относительно французских дел. Голлистов там, конечно, не было. Правда, вначале было испробовано нечто среднее в виде Жиро. Но Жиро производит в наше время впечатление выходца с того света; он лишился всякого уважения и, разумеется, провалился. Вот тогда на сцене появился Дарлан.

Дарлан тщательно подготовил свой ход. Маловероятно, что Петен не был в курсе дела. Все произошло так, что Дарлан внезапно оказался для американцев нужнейшим человеком и в виде ответной услуги принял власть в Северной Африке от имени маршала. Таким образом, Виши сохранило свое положение в Алжире, а создавшаяся ситуация позволила бы Дарлану сразу же повернуть назад, в случае если бы военные операции в Тунисе приняли плохой оборот для союзников. В случае победы фигура Дарлана стала бы позором для освобождающейся Франции. Он вернулся бы во Францию во главе единственной практически существующей французской армии и, таким образом, мог бы сохранить режим Виши. «Маршал, мы с вами!» Петен же с Лавалем, с одной стороны, и Дарланом — с другой, имел бы пропуск в каждый лагерь. [455] Я боюсь, что такая комбинация не кажется неприятной некоторым американским деятелям, делающим ставку на «новую Европу», антисоветскую и даже антианглийскую.

Подобные комбинации могут показаться выгодными для американцев. Но наделе такие комбинации могут привести к тому, что демократии морально проиграют войну. Я не разделяю мнения президента Рузвельта, который говорит, что в таких случаях речь идет о необходимости избегать кровопролития, — мнения, которое подразумевает, что для этой цели все средства хороши. Что касается меня, то я никогда не пойду на такие отвратительные авантюры.

Я сумею сохранить в неприкосновенности честь Франции.

С дружеским приветом.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 22 ноября 1942

Мы с Андре Филипом виделись сегодня во второй половине дня с Сэмнером Уэллесом. Беседа была весьма сердечной и продолжалась полчаса. Филип просил разъяснений по поводу возможного визита генерала де Голля, характера и наиболее удобной даты этого визита. Сэмнер Уэллес ответил, что, так как президент будет занят с 15 декабря по 8 января в связи с возобновлением заседаний конгресса, визит должен состояться до или после этого срока. На вопрос Тиксье, как следует определить характер этого визита, он ответил: «В военное время не бывает официальных приглашений; достаточно указать, что президент выразил большое желание встретиться с генералом де Голлем для беседы о текущих событиях».

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Браззавиль

Лондон, 22 ноября 1942

По последним сведениям, передовые английские подразделения остановлены в Аджедабье. Если не случится ничего непредвиденного, 8-я английская армия не сможет развернуть военные действия по ту сторону Эль-Агейлы до 15 декабря. [456]

В Тунисе части 1-й английской армии и французские североафриканские войска пришли в соприкосновение с неприятельскими отрядами, прикрывающими Тунис и Бизерту. С другой стороны, союзные войска, по-видимому, достигли района Кеф. Но основные силы 1-й армии, видимо, еще долгое время не будут в состоянии вести смелое наступление в Тунисе, особенно в южной его части.

Следовательно, вам, вероятно, не придется действовать согласованно с 1-й английской армией. Во всяком случае, направление ваших действий не может быть определено до вашего выхода к Феццану.

В этих условиях:

1) я информирую генерала Андерсона, командующего 1-й армией, о ходе выполнения вашей операции;

2) в нужный момент я дам вам приказ о развертывании операции, начиная с Тибести; приказ будет дан на основании сведений, которыми я буду тогда располагать, о положении двух союзных армий и указанной вами даты возможного начала атаки;

3) после согласования с союзным командованием я вам дам в нужный момент второй приказ, определяющий при выходе на исходный рубеж у Феццана, направление вашего главного продвижения:

или на Эль-Агейлу,

или на Ситру или Мисурату,

или на Триполи,

или на Габес;

4) я приму меры, чтобы при выходе к Феццану вы имели необходимую поддержку с воздуха.

Телеграмма Национального комитета Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 24 ноября 1942

Сегодня во второй половине дня генерал де Голль виделся с адмиралом Старком и сообщил ему, что охотно принимает приглашение президента Рузвельта. Генерал сказал, что, исходя из сроков, предложенных Сэмнером Уэллесом, он предпочел бы отправиться в Вашингтон до 15 декабря; для него чем раньше, тем лучше. Адмирал Старк взял на себя техническую сторону организации [457] поездки. Генерал просит вас в настоящий момент сохранить в тайне этот визит.

Телеграмма генерала Леклерка, командующего вооруженными силами в Свободной Французской Африке, генералу де Голлю, в Лондон

Браззавиль, 24 ноября 1942

Господин генерал!

В час, когда близится победа и предатели меняют лагерь, вы останетесь для нас олицетворением борьбы за честь и свободу Франции. Следуя за вами, мы вернемся в страну с высоко поднятой головой. Тогда французская нация сможет вымести весь мусор.

Беседа генерала де Голля с Уинстоном Черчиллем 24 ноября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

С Черчиллем были Иден, майор Мортон и переводчик. На столе перед ним лежали объемистые досье, что заставило генерала де Голля подумать, что Черчилль готовится к беседе по вопросам, требующим справок.

Генерал сказал премьер-министру, что не собирается злоупотреблять его временем и хочет лишь сообщить содержание телеграммы, полученной от Андре Филипа после его беседы с президентом Рузвельтом.

В беседе с Филипом Рузвельт сказал, что он был бы рад принять в ближайшее время генерала де Голля в Вашингтоне.

«Как Вы думаете поступить?» — спрашивает Черчилль.

Генерал де Голль отвечает, что он принял приглашение президента и полагает, что в результате обмена мнениями между Рузвельтом и им президент будет лучше информирован о вопросах, в которых, может быть, недостаточно осведомлен.

«Очень хорошо», — отвечает Черчилль.

Генерал де Голль знакомит премьер-министра с основными положениями доклада Филипа. Политика президента, как он [458] сам ее излагает, сводится к следующему: хоть с самим дьяволом, лишь бы перейти мост, а затем навязать власть американцев, используя в случае необходимости власти, оставшиеся на месте.

Черчилль воздерживается от комментариев. Он только замечает, что позиция американцев действительно такова и что они несут ответственность за положение, создавшееся в Северной Африке.

Генерал де Голль уже собирается уходить, когда Черчилль ворчливо замечает, что один из депутатов оппозиции прочел накануне в палате общин текст речи адмирала Дарлана, которая была произнесена во время наступления англичан на Мадагаскар в мае этого года. Это тот самый текст, который был приложен к ноте, переданной на днях Французским национальным комитетом английскому правительству.

Генерал де Голль отвечает, что он не знал об этом инциденте, так как не вмешивается в дела палаты общин, а речь Дарлана на которую ссылается премьер-министр, в свое время была широко опубликована в печати.

По поводу речи генерала де Голля, которая не была передана Би-Би-Си, премьер-министр заявляет, что, так как затронутые в ней проблемы могут поставить на карту жизни американских и английских солдат, он счел нужным телеграфировать президенту Рузвельту, чтобы получить его согласие. Ответ еще не получен.

Генерал де Голль говорит премьер-министру, что на английской земле радио ему неподвластно, с чем приходится считаться, и он не имеет возможности свободно пользоваться им.

Во время беседы ее участники с английской стороны все время испытывали явное замешательство.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 25 ноября 1942

Я встретился вчера с адмиралом Старком и говорил с ним по поводу приглашения, которое вы мне передали от имени президента Рузвельта. Старк уже был извещен Вашингтоном. Я сказал Старку, что охотно принимаю приглашение и отправлюсь, как [459] только представится возможность. Он ответил, что немедленно займется подготовкой транспорта для поездки.

Я намерен поехать сначала в Вашингтон на три или четыре дня, затем в Нью-Йорк на такой же срок...

На обратном пути из Соединенных Штатов мне хотелось бы провести несколько дней в Канаде.

С дружеским приветом.

Беседа генерала де Голля с адмиралом Старком 26 ноября 1942

(Записана канцелярией генерала де Голля)

Генерал де Голль хочет, чтобы адмирал Старк знал, что, несмотря на все существующие трудности и разногласия по некоторым вопросам, он сам и все французы учитывают замечательные усилия Соединенных Штатов и высоко оценивают военные достижения и выражают полное доверие президенту Рузвельту и американскому народу в отношении продолжения начатых военных действий.

Адмирал Старк заявляет, что он тронут словами генерала де Голля и хочет, с согласия последнего, немедленно их передать президенту.

Затем генерал де Голль говорит, что, если военные по своему обыкновению, а также по обязанности придают главное значение в ведении войны ее техническому аспекту, то государственные деятели, обладающие более широким кругозором и наделенные более высокой ответственностью, должны учитывать и другие элементы стратегии, в особенности моральные и политические факторы. Что касается Франции, генерал должен констатировать — и об этом не может не знать адмирал Старк, — что недавние события в Северной Африке встревожили и привели в замешательство всех французов, как в метрополии, так и за ее границами, Было бы несчастьем для всех, если бы эта тревога породила у французов чувство разочарования или даже враждебности по отношению к американскому народу.

Адмирал Старк со своей стороны полагает, что в ближайшие месяцы могут возникнуть известные трения между американским правительством и Французским национальным комитетом при определении методов действия, но невозможно допустить, чтобы обе стороны в конце концов не пришли к согласию, ибо они преследуют [460] одну и ту же цель. Кроме того, он заявляет, что генерал де Голль найдет в лице президента Рузвельта одного из самых верных друзей Франции за границей. Адмирал Старк знает Франклина Рузвельта на протяжении тридцати лет и свидетельствует о его неизменном чувстве любви к Франции.

Генерал де Голль на это отвечает, что среди бед, претерпеваемых ныне Францией, есть одна, которая часто ускользает от внимания лучших друзей нашей родины, хотя ее не назовешь самой легкой. Некоторые деятели, связавшие свое имя с победой 1918 г. и которых Франция и друзья Франции на протяжении двадцати лет привыкли уважать и почитать, не оказались на высоте положения в современных условиях. Вот уже два года прошло с тех пор, как в борьбе с тяжелыми испытаниями родилась новая Франция, во всем отличающаяся от прежней и чуждая ее прежним руководителям. А между тем многие иностранцы, друзья нашей родины, отождествляют таких руководителей с Францией и хотят, чтобы эти люди прошлого сохранили свое положение в настоящем или снова появились на политической сцене. Конечно, людям, уважающим традиции, например военным, таким, как адмирал Старк или генерал де Голль, иногда бывает трудно понять столь неожиданное развитие событий, а тем более примириться с ним. Это и заставляет генерала де Голля сделать самые серьезные выводы и привлечь к ним внимание лучших друзей нашей страны.

Адмирал Старк благодарит генерала де Голля за сообщение, значение которого он понимает и о котором незамедлительно доложит своему правительству.

Речь, произнесенная генералом де Голлем по радио в Лондоне 27 ноября 1942

Флот Тулона, флот Франции, перестал существовать.

В момент, когда неприятель уже готовился захватить корабли, в сердцах экипажей и их руководителей пробудился дух национального достоинства. В это мгновение перед руководителями, офицерами, матросами как бы разорвалось ужасное покрывало лжи, которое после июня 1940 застилало их взоры. В это мгновение они осознали, по какому постыдному пути их ведут.

Не видя иного выхода, французские моряки собственными руками уничтожили французский флот, желая по крайней мере [461] спасти родину от величайшего позора — захвата флота неприятелем.

Франция услышала залпы пушек Тулона, оглушительные взрывы, отчаянную ружейную стрельбу, последнее сопротивление. Дрожь боли, сожаления, гнева потрясла всю страну.

Пусть это несчастье, умножившее ее беды, послужит возвышению Франции и ее объединению — да, ее объединению — в единодушном стремлении уничтожить в результате победы над врагом все ужасные последствия катастрофы и политики отречения.

Победить! Другого пути нет и никогда не было!

Телеграмма Людовика Шанселя, представителя Сражающейся Франции в Восточной Африке, генералу де Голлю, в Лондон

Найроби, 28 ноября 1942

Сдача Джибути неминуема. Возрастает число гражданских и военных лиц, переходящих границу, чтобы присоединиться к нам.

Подполковник Апперт сообщает, что в скором времени ожидается прибытие генерала Дюпона. Будет доставлена большая часть артиллерии.

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Браззавиль

Лондон, 28 ноября 1942

I. Даю вам общий исполнительный приказ о проведении операции у Феццана. Начиная со 2 декабря вы можете действовать по собственной инициативе с учетом указаний генерала Александера. Последний, находясь в контакте с Андерсоном, получил директивы главнокомандующего союзными войсками о том, чтобы снабжать вас информацией и обеспечить необходимой поддержкой с воздуха.

II. Принимая решения, вы должны иметь в виду:

1) что неприятель может попытаться усилить свои войска в Феццане для прикрытия своего южного фланга; [462]

2) что неприятель будет в состоянии оказать своему гарнизону в Феццане такую сильную воздушную поддержку, что 8-я английская армия не сможет вести сухопутные и воздушные операции большого масштаба в районе Эль-Агейлы.

III. Я полагаюсь на Вас и Ваши войска.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Браззавиль, 28 ноября 1942

1. Я получил от английского командования в Каире следующую телеграмму:

«Необходимо, чтобы каждая часть, вступающая в Триполитанию, обращалась к населению с идентичным воззванием. Это воззвание здесь уже заготовлено, и, если вы не находите в этом ничего для вас неприемлемого, копии будут высланы вам как командующему французскими сражающимися силами для распространения в момент вступления ваших войск в занимаемые районы.

Крайне желательно, чтобы по крайней мере два военных чиновника из английской администрации по делам оккупированных территорий были приданы вам для сопровождения ваших войск. Они будут осуществлять гражданское управление на занимаемых вами территориях до того момента, когда будет произведено окончательное объединение всей Триполитании под правлением английских военных властей. После телеграфного подтверждения вашего согласия мы направим этих чиновников в Форт-Лами. Экономическая политика Лондона допускает в Триполитании обращение исключительно итальянских лир и специальных бумажных знаков английской военной администрации. Поэтому следует запретить вашим войскам пользоваться франками и другой валютой. Мы готовы оказать вам всяческое содействие, чтобы вы могли справиться с создавшимся положением, и будем признательны, если вы нам сообщите по телеграфу:

а) приблизительные размеры ваших потребностей в деньгах на время операций в Триполитании;

б) размер имеющейся в вашем распоряжении суммы в лирах и специальных знаках».

2. Каир просит срочного ответа. [463]

Подобные приемы не могут радовать. Я не отвечаю, ссылаясь на то, что только вы можете урегулировать этот вопрос, относящийся к международной политике.

3. Сообщаю вам, что мои военные чиновники и вспомогательный туземный персонал могут прекрасно управлять занимаемыми нами территориями от имени Франции без помощи англичан.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 29 ноября 1942

Адмирал Старк передал мне сегодня утром послание из Вашингтона, в котором президент Рузвельт просит отложить мой приезд на время после 9 января...

Какова бы ни была настоящая причина, заставившая президента отложить нашу встречу, я полагаю, что эта отсрочка в общем выгодна...

Дело обстоит так. Вчера по просьбе Черчилля я имел с ним длительную беседу. У меня сложилось впечатление, что английское правительство, внешне относясь к нам с большой теплотой, по существу, поддерживает нас довольно вяло. Это лишний довод в пользу отсрочки моей поездки. Сейчас в Вашингтоне я мог бы оказаться перед Рузвельтом, который, сговорившись с Черчиллем, начал бы восхвалять планы «комитета координации французских дел», заседающего в Вашингтоне с участием Буллита и Галифакса, куда мы были бы приглашены наряду с Дарланом, Робером, Годфруа и т. д... и где также присутствовал бы Алексис Леже. В этих условиях мне пришлось бы или отказаться, то есть дать повод американскому, а может быть, даже и английскому правительству говорить, что мы препятствуем объединению империи, или согласиться, то есть лишиться во мнении французов самого ценного, что у нас есть. Поэтому предпочтительнее выгадать время и предоставить событиям идти своим чередом.

Во всяком случае, дальнейшее пребывание Филипа в Соединенных Штатах в настоящее время не имеет больше смысла. Я прошу Филипа срочно вернуться в Лондон.

С дружеским приветом. [464]

Телеграмма генерала де Голля Людовику Шанселю, представителю Сражающейся Франции, в Найроби

Лондон, 30 ноября 1942

Разъясните властям, войскам и населению Французского Сомали, какие меры будут применены в случае присоединения.

1. Управлять колонией будет назначенный мною губернатор.

2. Личный состав администрации и сотрудники коммунальных учреждений останутся при исполнении своих обязанностей. Их можно будет постепенно переводить на равнозначащие посты в других частях империи.

3. Войска вместе с вооружением будут переброшены сначала в Сирию или на Мадагаскар, за исключением одного батальона, одной батареи и обслуживающих подразделений, которые временно останутся на месте и будут заменены вновь прибывающими французскими частями.

4. По прибытии в Сирию или на Мадагаскар французские офицеры могут обращаться к местному французскому командованию с просьбами о новом назначении. Такие просьбы повсеместно будут приниматься во внимание.

5. Все повышения в чинах, произведенные до присоединения, будут утверждаться заново.

Коммюнике французского Национального комитета

Лондон, 30 ноября 1942

Французский контрминоносец «Леопард» под командованием капитана 2-го ранга Ришара прибыл 28 ноября на рейд Сен-Дени, столицы французской колонии Реюньон.

Как только стало известно о прибытии «Леопарда», жители, администрация и войска во всех городах и населенных пунктах острова немедленно присоединились к Сражающейся Франции. Незначительное сопротивление оказала только одна батарея в Пуэнт-де-Гале.

Губернатор Обер с несколькими подразделениями отошел в горы; капитан 2-го ранга Ришар вступил с ним в переговоры. Тогда, [465] стремясь к умиротворению, Обер отказался от сопротивления. Таким образом, остров Реюньон полностью присоединился к Сражающейся Франции. Неподдельный патриотический энтузиазм царит во всей колонии.

Капагорри, главный администратор колоний, уполномочен генералом де Голлем обеспечить управление островом.

Вопреки более ранним сообщениям, исходящим из малоосведомленных источников, ни одна английская или южноафриканская часть не принимала участия в этих событиях.

Генерал де Голль отправил следующую телеграмму главному администратору Капагорри, которому поручено управление островом: «Присоединение Реюньона к Сражающейся Франции — это поддержка для угнетенной врагом родины и пример для империи. Прошу вас выразить от моего имени и от имени Французского национального комитета полное доверие всем вашим сотрудникам — гражданским и военным, — а также населению старой и верной французской колонии Реюньон. Да здравствует неделимая империя! Да здравствует Франция!»

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Браззавиль

Лондон, 1 декабря 1942

Форин офис просил моего разрешения послать к вам двух английских политических чиновников для управления Феццаном, в случае если вы им овладеете. С другой стороны, генерал Александер, насколько мне известно, направляет вам текст воззвания от своего имени, предназначенного для жителей Феццана и других частей Триполитании.

Я отвечаю английскому правительству, что ваша операция в Феццане предпринята с французской территории, французскими войсками, под руководством французов. Поэтому французскому командованию, и только ему одному, надлежит обеспечить управление неприятельскими территориями, которыми оно намеревается овладеть. Присутствие английских политических чиновников, направленных для этой цели, не соответствует нашим намерениям, и я прошу английское правительство или не посылать их вообще, или вернуть из района Чад, если они уже прибыли туда. [466]

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Браззавиль

Лондон, 2 декабря 1942

Я получил вашу телеграмму от 28 ноября по поводу английских предложений относительно Феццана. Вчера я направил вам телеграмму по тому же вопросу.

Феццан должен стать долей Франции в битве за Африку. Феццан — это географическая связь южного Туниса с территорией Чад. Вы должны безоговорочно отклонить всякое английское вмешательство в этом районе, в какой бы форме оно ни предпринималось: политической, административной, финансовой и т. д.

На всякое английское требование, касающееся Феццана, вы и впредь должны отвечать, что эти вопросы находятся в ведении генерала де Голля и Национального комитета.

С дружеским приветом

Телеграмма Жан-Шарля Капагорри, губернатора Реюньона, Национальному комитету, в Лондон

Сен-Дени, 4 декабря 1942

Политическая обстановка улучшается с каждым днем. Основная масса населения стихийно присоединилась к нам, и лишь отдельные лица выражают недовольство. Но я надеюсь, что скоро присоединятся и они. Наши моряки не понесли никаких потерь. Две женщины стали жертвами стрельбы береговой батареи. Во время стычки убит один штатский. И, наконец, я скорблю о смерти Раймона Декюжи, начальника службы коммунального хозяйства, железной дороги и порта, присоединившегося к Сражающейся Франции; он был убит по дороге к береговой батарее, куда направлялся, чтобы прекратить огонь против нас. [467]

Телеграмма генерала де Голля главному и полномочному делегату в Леванте генералу Катру; генерал-губернатору Свободной Французской Африки Эбуэ; командующему военными силами в Свободной Французской Африке генералу Леклерку; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'Аржанлье; делегатам Сражающейся Франции при союзных правительствах

Лондон, 5 декабря 1942

Считал бы необходимым информировать вас о моих намерениях в условиях очень трудной и очень тягостной для всех французов ситуации, возникшей в результате чудовищной сделки Дарлана с американцами. В публичных выступлениях, в частных беседах вы обязаны придерживаться следующей линии:

1) мы всегда хотели и теперь хотим, более чем когда бы то ни было, объединения империи в общем военном усилии. Мы хорошо знаем, что этому препятствуют раздоры и смятения, порожденные годами режима Виши в Северной и Западной Африке. Но мы верим, что эти препятствия могут и должны быть преодолены;

2) первым необходимым условием является удаление нескольких лиц, которые символизируют собой капитуляцию, коллаборационизм и узурпацию. Речь идет прежде всего о Дарлане. Я имею в виду также Буассона. Если мы будем общаться с ними, то потеряем всякое доверие во Франции, за границей и даже среди наших сторонников. Но мы вовсе не собираемся исключать из своих рядов таких людей, как Жиро, Жюэн, Барре и др. Они могли ошибиться, но они не совершили никакого преступления. Мы готовы договориться с ними;

3) если Дарлан и Буассон будут устранены, мы могли бы незамедлительно вступить в контакт с властями Северной и Западной Африки. Для начала мы предложили бы совместно организовать такую систему взаимодействия, при которой наши усилия военного, экономического и морального характера совпали бы с их собственными. Совместные действия осуществлялись бы в следующих двух областях: поражать неприятеля, где только возможно; поддерживать суверенитет Франции на всех наших территориях и в отношении кого бы то ни было. Такое взаимодействие могло бы быть установлено путем взаимных визитов и через постоянных [468] делегатов связи между Лондоном, Алжиром, Бейрутом, Дакаром, Браззавилем, Рабатом и Форт-Лами;

4) я думаю, что объединение усилий в войне позволило бы вскоре определить наши общие цели во всех областях. Я полагаю также, что боевой дух тех, кто сейчас отмалчивается, все же поможет им встать в наши ряды. Наконец, я думаю, что скоро всем станет ясна необходимость создания общего руководящего органа как для направления военных усилий империи и Сопротивления во Франции, так и для осуществления связей со всеми союзниками. Единственно, этот руководящий орган должен быть более широким по своему составу, чем наш теперешний Национальный комитет;

5) я был бы рад получить ваши соображения по всем этим, а также и по другим вопросам, которые вы сочтете нужным мне представить.

Телеграмма Людовика Шанселя Национальному комитету, в Лондон

Найроби, 7 декабря 1942

Подполковник Рейналь из гарнизона Джибути прибыл в Диредаву, в Эфиопию, с 40 офицерами и 1500 солдатами. Он сразу же послал телеграмму, в которой выражает чувство верности и преданности своему бывшему начальнику, генералу Лежантийому... в настоящее время национальному комиссару по военным делам и верховному комиссару Мадагаскара.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 8 декабря 1942

1. Сегодня утром адмирал д'Аржанлье в течение часа в моем присутствии беседовал с Корделлом Хэллом, который осветил общее положение в Северной Африке и, в частности, разъяснил ему, что использование Дарлана было вызвано непредвиденными обстоятельствами чисто военного характера, за которые государственный департамент не несет никакой ответственности. [469]

2.Адмирал д'Аржанлье со своей стороны пошлет нам на следующий неделе подробный отчет о беседе. Лично я хочу отметить несколько моментов, представляющих интерес с точки зрения ориентации нашей политики:

а) позиция государственного департамента, в сущности, не меняется. Нельзя сказать, когда придет конец изворотам с Дарланом. Все зависит от развития военной ситуации, которая сейчас принимает критический оборот не только из-за тяжелых боев под Бизертой и Тунисом, но и из-за опасений насчет позиции Испании, в нейтралитете которой совершенно нет уверенности;

б) государственный секретарь всячески выражал свое восхищение генералом де Голлем и Национальным комитетом за их вклад в дело общей борьбы против держав оси;

в) он признал, что существуют трения между друзьями и союзниками, но американское правительство совершенно определенно считает, что эти трения, сколь бы серьезны они ни были, никогда не приведут к разрыву.

3. Было видно, что государственный секретарь хотел придать беседе непринужденный характер, чтобы способствовать разрядке в отношениях между правительством Соединенных Штатов и Сражающейся Францией.

Я полагаю, что и с нашей стороны также следует добиваться необходимой разрядки.

Коммюнике о положении в Мадагаскаре, опубликованное совместно с английским правительством и Национальным комитетом

14 декабря 1942

Переговоры между английским правительством и Национальным комитетом о Мадагаскаре завершились заключением соглашения, которое было подписано сегодня, 14 декабря, Иденом и генералом де Голлем.

В силу этого соглашения временный военный режим, установленный английскими властями после оккупации острова Мадагаскара, придет к концу, как только генерал Лежантийом прибудет в это французское владение. Одновременно предусмотрены все необходимые меры для восстановления на острове под властью [470] верховного комиссара, назначенного Национальным комитетом, французского суверенитета.

Верховный комиссар незамедлительно приступит к реорганизации французских вооруженных сил на подвластных ему территориях, чтобы они могли принимать участие в защите острова и в случае необходимости — в операциях на театрах войны против общего врага.

Одновременно на командующего английскими войсками на Мадагаскаре будет возложена задача защиты территории от нападений извне. Заключенное соглашение определяет во всех деталях полномочия командующего английскими войсками.

Условлено, что все вопросы, которые не могут быть решены на месте верховным комиссаром и командующим английскими войсками, будут решаться по соглашению между английским правительством и Французским национальным комитетом.

Речь генерала де Голля по Лондонскому радио 14 декабря 1942

Соглашение, которое я только что подписал с Иденом, восстанавливает на Мадагаскаре французский суверенитет и устраняет тем самым последствия столь прискорбных недавних событий. Таким образом, наша большая и прекрасная африканская колония сможет в свою очередь развернуть значительную военную и экономическую активность на службе Франции.

Все знают, что Мадагаскар и вся империя в целом всей душой хотели продолжать войну в июне 1940 после поражения метрополии, если бы не преступная политика, запрещавшая им бороться с врагом и, наоборот, приказывавшая воевать с нашими союзниками.

На Мадагаскаре, как и в других местах, Сражающаяся Франция исправит положение и восстановит законы республики, цементирующие единство империи.

Вместе с Национальным комитетом я питаю полное доверие к высокому авторитету и большому опыту верховного комиссара Франции генерала Лежантийома.

В связи с заключением этого соглашения я хочу отметить ту исключительную лояльность, которую только что снова проявила Англия, наша добрая старая союзница. Французский народ, перенесший столько испытаний, с удовлетворением констатирует, что [471] английское правительство уважает суверенитет Франции в ее империи и, несмотря ни на что, выполняет свои обязательства с самой благородной добросовестностью. Полностью осуществлены положения коммюнике, опубликованного 13 мая этого года английским правительством об управлении островом, и заявления Французского национального комитета от 13 июля по тому же вопросу.

Франция не может не ценить это новое свидетельство нашего союза.

Предписание генерала де Голля генералу д'Астье де ла Вижери

Лондон, 18 декабря 1942

Корпусному генералу авиации д'Астье де ла Вижери надлежит отправиться во Французскую Северную Африку (Алжир, Марокко, Тунис) для того, чтобы:

а) изучить положение в Северной Африке со всех точек зрения;

б) информировать о положении непосредственно и лично генерала де Голля;

в) при возможности подготовить для генерала де Голля предложения как общего, так и частного характера о мерах, необходимых для создания военного союза французских заморских территорий, который был бы связан с национальным Сопротивлением и действовал бы совместно со всеми союзниками.

Телеграмма генерала де Голля генералу Эйзенхауэру, главнокомандующему союзными войсками в Алжире

Лондон, 18 декабря 1942

С вашего согласия генерал д'Астье де ла Вижери отправляется во Французскую Северную Африку. Я поручил ему информироваться самому и информировать меня. Необходимо, чтобы он имел возможность устанавливать нужные контакты.

Пользуюсь удобным случаем, чтобы выразить вам искренние поздравления с блестящей победой, которую вы одержали, и горячо пожелать победы в развертывающейся великой битве. [472]

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 18 декабря 1942

Уэллес вызвал меня сегодня вечером и просил передать, что президент Рузвельт охотно примет вас 10 января для продолжительной беседы.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 19 декабря 1942

Получил вашу телеграмму от 18 декабря.

Прошу вас передать Сэмнеру Уэллесу, что 9 декабря я рассчитываю быть в Вашингтоне в полном распоряжении президента. [473]

Комедия

Телеграмма генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 25 декабря 1942

Покушение в Алжире является одновременно и симптомом и предупреждением.

Оно является симптомом отчаяния, в которое трагедия Франции ввергла умы и души французов.

Оно служит предупреждением о последствиях, к которым может привести отсутствие национальной власти в момент величайшего кризиса в нашей истории.

Национальная власть необходима теперь, как никогда.

Я предлагаю вам, генерал, встретиться со мной как можно скорее на французской территории — в Алжире или на территории Чад — для обсуждения мер, которые помогли бы объединить под временной центральной властью все французские силы во Франции и вне ее и все французские территории, способные бороться за освобождение Франции и ее спасение.

Коммюнике штаб-квартиры вооруженных сил Свободной Французской Африки

Браззавиль, 25 декабря 1942

В течение двух дней французские войска территории Чад ведут бои с неприятелем у Феццана. Моторизованный отряд неприятеля обращен в бегство нашими передовыми частями. [474]

Телеграмма генерала Жиро генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 29 декабря 1942

Получил вашу телеграмму, за которую благодарю. Полностью разделяю ваше мнение о необходимости объединения всех французов в войне за освобождение Франции. Однако совершенное недавно убийство вызвало большие волнения в гражданских и военных кругах Северной Африки. Поэтому в настоящий момент обстановка для нашей личной встречи неблагоприятна. Так как военные события в Северной Африке развиваются быстро, то для вас было бы предпочтительнее послать ко мне компетентного представителя для налаживания сотрудничества между французскими вооруженными силами, сражающимися в настоящее время с общим врагом.

Телеграмма генерала Леклерка, командующего вооруженными силами в Свободной Французской Африке, генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 30 декабря 1942

Авиагруппа «Бретань» бомбардировала аэродром в Себха. Во время бомбардировки на аэродроме находилось много самолетов. Был замечен большой пожар. Все наши самолеты вернулись на свою базу.

К югу от Феццана наши моторизованные части продолжают продвижение.

Телеграмма генерала Лармина генералу де Голлю, в Лондон

Каир, 31 декабря 1942

Вчера я имел весьма сердечную беседу с генералом Александером. Он выразил желание удовлетворить наши пожелания.

1. Он считает, что сражение в Северной Африке будет длительным и мы успеем собрать дивизию полного двухбригадного состава с приданной ей артиллерией. [475]

2. В настоящее время он дает возможность сосредоточить наши силы в районе Тобрука для совместной военной подготовки и просит нас ускорить формирование недостающих частей, то есть главным образом артиллерии 2-й бригады.

3. Он твердо обещал включить нас, как только представится случай, в боевые действия совместно с французскими войсками Северной Африки. Он сделает это и в том случае, если дивизия еще не будет к тому моменту комплектована полностью.

Телеграмма Людовика Шанселя генералу де Голлю, в Лондон

Харрар, 31 декабря 1942

Соглашение о присоединении Французского Сомали к Сражающейся Франции было подписано 29 декабря в 10 часов на вокзале Диредавы генералом Фаукесом, генералом Дюпоном и мною. Все внутренние группы и часть фронтовых войск уже присоединились к вооруженным силам подполковников Апперта и Рейналя. Тексты соглашений направлены вам. Генералы Дюпон и Трюффер завтра по своему желанию покинут Джибути и будут гостями англичан до тех пор, пока сами не придут к окончательному решению относительно мест своего назначения. Девять человек, известных своей враждебностью, будут интернированы. Я войду в Джибути завтра в 9 часов вместе с подполковниками Аппертом и Рейналем, войска которых прибудут к 11 часам, Я передам в среду от вашего имени управление Французским Сомали губернатору Бейрделлю.

Телеграмма генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 1 января 1943

Получил ваш ответ и рад первому обмену мнениями, состоявшемуся между нами. Однако я ни в коем случае не думаю, что объединение всей империи и всех наличных французских вооруженных сил и сил сопротивления во Франции должно откладываться. Я уверен, что вы придерживаетесь такого же мнения о необходимости срочного объединения, чтобы освобождение нашей страны [476] произошло в условиях, отвечающих ее интересам и ее достоинству. Я убежден в том, что только центральная французская временная власть, учрежденная на основе национального единства, достигнутого в интересах ведения войны, способна обеспечить должное руководство усилиями французов, поддержать суверенитет Франции и достойно представлять ее за границей. Я думаю, в частности, что только такая власть может положить конец нынешним затруднениям во Французской Северной и Западной Африке.

Таким образом, я должен возобновить предложение, которое я вам уже сделал, о встрече со мной для обсуждения возможностей достижения этой цели.

Я понимаю всю сложность положения в Алжире. Мы могли бы без затруднений встретиться в Форт-Лами, либо в Браззавиле, либо в Бейруте — по вашему выбору.

С доверием жду вашего ответа.

Заявление генерала де Голля, опубликованное 2 января 1943

Внутренняя смута во Французской Северной и Западной Африке продолжает нарастать.

Ее причина состоит в том, что французская власть здесь после крушения Виши не имеет прочной основы, так как огромная сила национального энтузиазма и опыта, которой обладает Сражающаяся Франция и благодаря которой большая часть империи уже участвует в войне, и официально не представлена на этих французских территориях.

Последствия этой смуты таковы: прежде всего сложилось положение, которое затрудняет и будет затруднять операции союзных армий; затем в самый решительный момент Франция оказалась лишенной сильного козыря, каким было бы объединение ее обширной империи, ведущей войну, с сопротивлением в метрополии; наконец — и это, быть может, самое важное — оцепенение французского народа, потрясенного странной участью той части ее империи, которая только что была освобождена.

Исправить положение может только установление во Французской Северной и Западной Африке, как и на всех других заморских территориях, центральной временной власти, основой которой будет национальное единство, источником вдохновения — [477] боевой освободительный дух, а законами — законы республики, пока нация не изменит своей воли. Такова традиция французской демократии. Так, в 1870 после крушения империи деятели национальной обороны временно взяли от имени Республики в свои руки власть для руководства военными действиями всей нации.

25 декабря с согласия Национального комитета и Совета обороны империи я предложил генералу Жиро безотлагательно встретиться со мной на французской территории и обсудить возможности достижения этой цели. Я думаю, что предложение Франции, так же как и общее военное положение, не допускают никаких отсрочек.

Телеграмма генерала де Голля Людовику Шанселю, в Джибути

Лондон, 3 января 1943

Я хотел бы сказать вам, насколько лично я и Национальный комитет были удовлетворены вашими решительными и умелыми действиями при выполнении трудной миссии. Ваши действия были особенно важны для дела присоединения к Сражающейся Франции Французского Сомали и для сохранения французского суверенитета в этой колонии. Я рассчитываю, что в переговорах, которые должны начаться с правительством негуса и английскими властями, вы добьетесь удовлетворительного урегулирования на время войны внешних отношений колонии и сохранения прав и влияния Франции в Эфиопии. Сегодня я вас наградил недавно учрежденной медалью французского Сопротивления: вы первый пожалованы ею.

С дружеским приветом.

Телеграмма генерала Жиро генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 5 января 1943

Только что получил вашу телеграмму от 1 января. Предлагаю назначить нашу встречу в Алжире на конец января. До этого срока я, к сожалению, занят неотложными делами и выполнением [478] ранее взятых обязательств. Не имею свободного времени до конца месяца.

Как я уже просил вас в моей последней телеграмме, снова предлагаю созвать совещание наших военных экспертов. Желательно сделать это как можно скорее.

Телеграмма генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 7 января 1943

Сожалею, что ваши обязательства вынуждают вас отложить до конца января встречу, которую я предлагал назначить на 25 декабря. Должен сказать со всей откровенностью, что вместе с Французским национальным комитетом я придерживаюсь другого мнения относительно срочной необходимости достижения единства империи и объединения ее усилий с усилиями национального Сопротивления. Можно опасаться, что всякая задержка вызовет разочарование французского народа и повредит нашей стране. С другой стороны, нет уверенности, что позже, в условиях переживаемых нами стремительных событий, психологически представится другая возможность встретиться. Вашу просьбу об установлении военной связи между нами я учту, несмотря на тот факт, что генералу д'Астье де ла Вижери, посланному мной в Алжир 19 декабря, почти тотчас же было предложено выехать оттуда. Прошу сообщить, на каких основаниях и условиях, по вашему мнению, может быть установлена такая связь. Наконец, я полагаю, что не следует поддерживать нашу связь путем передачи незашифрованных текстов через иностранные органы. Я готов послать вам с офицером код, чтобы мы могли связываться шифром с Лондоном, Алжиром и Браззавилем.

Телеграмма Адриена Тиксье Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 6 января 1943

Позиция Национального комитета, определенная в заявлении генерала де Голля от 2 января, стала объектом все более и более многочисленных и резких критических выступлений. Радио относится [479] к нам особенно критически... Провинциальная пресса публикует передовые статьи, в трех случаях против одного неблагоприятные для нашей позиции. Нас даже упрекают в стремлении подорвать авторитет генерала Эйзенхауэра и подвергнуть опасности американскую экспедицию в результате вызванных нами там внутренних волнений. Нас упрекают в том, что мы являемся причиной английского давления на Вашингтон и сеем раздор между союзниками...

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 7 января 1943

После трехдневных боев войска полковника Ингольда захватили 4 января ключевую позицию Умэль-Аранеба. Позиция была сильно укреплена неприятелем. Мы взяли 200 пленных, среди которых десять офицеров. Захвачено десять пушек, двадцать пулеметов, мортиры и автоматическое оружие.

Рапорт Андре Бейарделля, губернатора Французского Сомали, Национальному комитету, в Лондон

Джибути, 8 января 1943

Вслед за высадкой союзных войск и после событий во Французской Северной Африке почти все гражданское население Джибути и часть войск заняли определенную позицию в пользу союзников. Около 1600 солдат под командой подполковников Рейналя и Аннетона... перешли границу Британского Сомали... в ночь с 27 на 28 ноября; кроме того, поодиночке перешли границу 150 военных и около 30 гражданских лиц. Сдача солдат и других лиц усилила возбуждение в стране.

Начались официозные переговоры между представителями Сражающейся Франции и властями Джибути. Они не имели успеха из-за обструкции ближайших советников губернатора, руководимых начальником 2-го бюро майором Антуаном... Английский генерал Фаукес, командующий английскими войсками в этом районе, отправился 18 декабря в Джибути в сопровождении Гопкинсона [480] и с согласия представителей Сражающейся Франции. Это посредничество также не имело успеха, и по тем же причинам.

В этих условиях в 6 часов вечера 26 декабря французские свободные войска перешли границу возле Элизабет, гарнизон которого немедленно присоединился к Сражающейся Франции. Тотчас же начался ремонт железной дороги, выведенной из строя более двух лет назад властями Французского Сомали... В это же время моторизованный отряд присоединился к гарнизону Уэа, в 40 километрах от Джибути по абиссинской дороге. Утром 27 декабря... были заняты два передовых укрепления, гарнизон которых присоединился к нам. Делегат Французского национального комитета Шансель обосновался в Элизабет. 28 декабря генерал Дюпон попросил о встрече с генералом Фаукесом и с представителем Французского национального комитета.

Тем временем большая часть гарнизона Джибути выразила желание присоединиться к Сражающейся Франции, После обмена телеграммами была назначена конференция в Шебеле... Эта конференция открылась в 18 час. 30 мин.; в ней приняли участие с одной стороны — Шансель, делегат Французского национального комитета, подполковник Рейналь, подполковник Апперт и с другой стороны — генерал Дюпон, губернатор Французского Сомали. На конференции присутствовали генерал-майор Фаукес, а также Гопкинсон.

Протокол о присоединении Французского Сомали к Сражающейся Франции был представлен генералу Дюпону, который его тут же подписал без всякой дискуссии. Вступление в Джибути делегата Французского национального комитета в сопровождении подполковников Рейналя и Апперта было назначено на 29 декабря. В 9 час. 15 мин. автомотриса доставила их на вокзал Джибути. Они были встречены на вокзале начальником канцелярии губернатора и многочисленными гражданами, которые их приветствовали и поднесли цветы. Тотчас же произошла передача власти. Первые части Свободных французских сил прибыли в город в 10 час. Чиновники, командиры отдельных частей и руководители учреждений были приняты делегатом Национального комитета в 18 час. в правительственном дворце.

30 декабря в 10 час. Бейарделль, губернатор Французского Сомали, прибыл на самолете и в торжественной обстановке во дворце губернатора принял гражданские и военные власти колонии, так же как и видных деятелей города.

1 января генерал Лежантийом в сопровождении генерала Уильяма Платта, главнокомандующего английскими войсками в [481] Восточной Африке, прибыл в Джибути и принял парад всех войск гарнизона.

Присоединение Французского Сомали произошло без малейшего инцидента и без единого выстрела. За исключением единичных руководителей учреждений, в настоящее время почти все чиновники и гражданские лица искренне присоединились к Сражающейся Франции.

Благодаря мерам, принятым службами английского интендантства, обеспечено снабжение населения в таких размерах, о которых оно уже забыло на протяжении последних тридцати месяцев. В совершенно пустынном еще неделю назад порту появились признаки жизни. Туземцы, изгнанные из своих деревень прежними властями, обращаются с просьбой о возвращении в колонию.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 9 января 1943

Гатрун капитулировал 6 января. Мы захватили 177 офицеров и солдат и значительное количество оружия, которое еще не подсчитано. Гатрункской позицией овладела группа кочевников-мехаристов{133} из Тибести, преодолевшая под командой капитана Саразака сотни километров расстояния в рекордное время... Авиагруппа «Бретань» полностью разрушила авиационный ангар, мастерские и склад боеприпасов.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 11 января 1943

По приглашению Сэмнера Уэллеса я виделся с ним, сегодня утром. Он дал мне прочесть записку, адресованную ему Рузвельтом. Содержание записки примерно следующее: «Я приму с удовольствием генерала де Голля, если он приедет в Соединенные Штаты в конце января. Через несколько дней я смогу определить более точную дату». [482]

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 12 января 1943

Феццан занят. Войска полковника Ингольда взяли Мурзук, религиозную столицу, и Себха, главный военный центр. Гарнизоны взяты в плен почти в полном составе. Наши передовые части значительно продвинулись по направлению к северу...

Полковник Деланж вступил в обязанности военного губернатора Феццана.

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Феццан

Лондон, 16 января 1943

Получил Вашу телеграмму о дальнейших операциях после занятия Феццана. Наиболее желательно развертывание действий по направлению к Триполи. Но для этого нужно, чтобы 8-я английская армия перешла в наступление на неприятельские позиции к востоку от Мисураты.

Во всяком случае, желательно, чтобы вы направили, как только будет возможно, отряд к Шату и Гадамесу, чтобы занять эти пункты и войти западнее в дружественный контакт с французскими сахарскими частями Северной Африки...

Я обращусь к начальнику имперского штаба с просьбой о том, чтобы 8-я армия снабжала вас горючим.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю, в Лондон

(Перевод)

Марокко, 16 января 1943

Я был бы рад, если бы вы прибыли сюда с первым же самолетом, который мы предоставим, так как я имею возможность устроить вашу встречу с генералом Жиро в условиях полной секретности и с наилучшими перспективами. [483]

Было бы желательно, чтобы вы прибыли вместе с Катру, так как Жиро захочет иметь кого-либо, вероятно, Бержере. Переговоры, однако, происходили бы между двумя французскими главами, пока не было бы найдено удобным поступить иначе. Жиро будет здесь в воскресенье, и я надеюсь, что погода позволит вам прибыть в понедельник.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю, в Анфу

Лондон, 17 января 1943

Ваше послание, переданное мне сегодня в полдень Иденом, является для меня довольно неожиданным.

Как вам известно, после рождества я несколько раз телеграфировал Жиро, чтобы поторопить его встретиться со мной. Хотя с рождества обстановка изменилась в направлении, которое делает сейчас достижение соглашения менее легким, я охотно встретился бы с Жиро на французской территории, где и как только он этого пожелает, сохраняя в полной мере желаемую секретность. Я сейчас же посылаю к нему офицера для установления прямой связи между нами. Я в высшей степени ценю чувства, которыми проникнуто ваше послание, и горячо благодарю вас за это. Однако позвольте мне сказать, что атмосфера весьма высокого союзного ареопага вокруг переговоров Жиро с де Голлем и, с другой стороны, неожиданные условия, в которых мне предлагаются эти переговоры, по моему мнению, не способствуют наилучшим образом достижению эффективного соглашения. Простые и прямые переговоры между французскими руководителями были бы, я считаю, наиболее подходящими для подготовки действительно полезного соглашения.

Я хотел бы снова заверить вас, что Французский национальный комитет ни в чем не отделяет высших интересов Франции от интересов ведения войны и Объединенных Наций. Именно по этой причине необходимо, по моему мнению, быстрое и полное исправление внутреннего положения в Северной Африке в интересах развертывания максимальных усилий для ведения войны и для успешного воплощения наших принципов.

Я вновь телеграфирую Жиро, чтобы возобновить мое предложение о немедленной встрече, на которое до сих пор я не получил никакого ясного ответа. [484]

Телеграмма генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 17 января 1943

Помните, что я по-прежнему готов встретиться с вами на французской территории, среди французов, где и когда вы пожелаете.

Я направляю к вам полковника Бийотта и майора Пеабона с шифром для установления связи между нами.

Телеграмма Уинстона Черчилля генералу де Голлю, в Лондоне

(Перевод)

Анфа, 19 января 1943

Я уполномочен заявить вам, что направленное вам приглашение прибыть сюда исходило от президента Соединенных Штатов Америки, а также от меня.

Я не говорил еще о вашем отказе генералу Жиро, который прибыл сюда в сопровождении только двух штабных офицеров и ожидает здесь. Последствия этого отказа, если вы будете упорствовать, будут, по моему мнению, крайне серьезными для движения Сражающаяся Франция. Прежде всего должна быть достигнута договоренность о Северной Африке. Мы были бы рады, если бы вы приняли участие в этих консультациях, которые в противном случае должны быть проведены в ваше отсутствие.

Эти соглашения, когда они будут заключены, получат поддержку со стороны Великобритании и Соединенных Штатов.

Ваш отказ прибыть на предложенную встречу будет, по моему мнению, осужден общественным мнением.

Конечно, не может быть и речи о том, чтобы пригласить вас посетить в ближайшем будущем Соединенные Штаты, если вы сейчас отвергнете приглашение президента.

Моя попытка помочь устранению трудностей, которые существуют между вашим движением и Соединенными Штатами, определенно потерпит неудачу в результате вашего отказа, и я, конечно, не смогу возобновить свои усилия в этом направлении, пока вы останетесь руководителем движения. [485]

Дверь не закрыта. Если вы со всем знанием дела отвергнете эту единственную возможность, то это не сможет не привести к крайне тяжелым последствиям для движения Сражающаяся Франция.

Телеграмма генерала де Голля Уинстону Черчиллю, в Анфу

Лондон, 20 января 1943

На основании вашего второго послания у меня создается впечатление, что целью вашего там присутствия и присутствия президента Рузвельта является достижение некоторых соглашений с генералом Жиро относительно Французской Северной Африки. Вы любезно предлагаете мне принять участие в соответствующих обсуждениях, добавляя, однако, что соглашения будут, возможно, заключены без моего участия.

До сих пор всякое союзническое предприятие в Северной Африке решалось, подготовлялось и выполнялось без всякого официального участия Сражающейся Франции, причем я не имел возможности располагать какими-либо средствами для получения прямой и объективной информации о событиях. Однако вам известна весьма серьезная ответственность, которую я сам и Французский национальный комитет несем в этой войне перед нашей страной, защищая интересы Франции.

Решения, принятые без участия Сражающейся Франции в отношении Северной Африки и Французской Западной Африки и с другой стороны сохранение в этих областях власти, исходящей из Виши, привели к созданию такой внутренней обстановки, которая, кажется, не вполне удовлетворяет союзников, и я могу вас заверить, что она никоим образом не удовлетворяет и Францию.

Сейчас президент Рузвельт и вы вдруг просите меня принять участие в переговорах, ни программа, ни условия которых мне не известны и в которых вы неожиданно призываете меня обсуждать с вами проблемы, связывающие во всех отношениях будущее Французской империи и Франции.

Однако, несмотря на эти вопросы формы, сколь бы важными они не были, общая военная ситуация и состояние, в котором временно находится Франция, не позволяют мне отказаться от встречи с президентом Соединенных Штатов Америки и с премьер [486] -министром его величества. Меня будут сопровождать генерал Катру и адмирал д'Аржанлье.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 24 января 1943

В результате ожесточенных боев моторизованные войска подполковника Дио 20 января овладели сильно укрепленной неприятельской позицией, прикрывающей Мизду. Захвачено значительное военное имущество. 21 января наши войска заняли Мизду, основательно укрепленный центр неприятельского сопротивления, преграждавший доступ с юга к Джебель-Нефусе, который был охвачен с севера английской 8-й армией. В этих боях особенно отличился капитан Троадек. Неприятель отступает в беспорядке, оставляя на месте убитых, раненых и значительное военное имущество.

Совместное заявление генерала де Голля и генерала жиро, 26 января 1943

По окончании первых переговоров во Французской Северной Африке генерал де Голль и генерал Жиро делают следующее совместное заявление:

«Мы увиделись. Мы беседовали. Мы констатировали наше полное согласие относительно преследуемой нами цели — освобождения Франции и торжества свобод человека путем полного поражения неприятеля.

Эта цель будет достигнута в результате объединения в войне всех французов, сражающихся бок о бок со всеми их союзниками».

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 26 января 1943

Пробившись через Джебель-Нефусу, отряд Сражающейся Франции под командой капитана Фаррэ 25 января достиг Триполи. Отряд установил связь с английским командованием [487] через тридцать дней после того, как он покинул территорию Чад...

Телеграмма генерала де Голля генерал-губернатору Свободной Французской Африки Эбуэ; командующему вооруженными силами в Свободной Французской Африке генералу Леклерку; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'Аржанлье; делегатам Сражающейся Франции при иностранных правительствах

Лондон, 28 января 1943

Резюмирую впечатления о переговорах в Касабланке и скромный итог достижений.

Мои беседы, а также беседы Катру и д'Аржанлье с Жиро были сердечными. Но они показали, что достигнуть реального объединения весьма трудно. Жиро не соглашается изменить существующий в северной Африке строй, который является строем Виши. Он намерен оставить на своих местах Ногеса, Буассона, Пейрутона, Берже. Впрочем, фактически Жиро не располагает реальной властью, хотя пользуется некоторым влиянием в войсках. В то же время Жиро предложил, чтобы Сражающаяся Франция подчинялась ему. К чему это привело бы нас? Мы растворились бы в плохой местной африканской системе и перестали существовать. Французские массы не согласились бы с этим. К тому же дело Франции оказалось бы в полной зависимости от американцев, как и сам Жиро.

Я предложил Жиро войти в состав Сражающейся Франции в качестве главнокомандующего всеми вооруженными силами. Он не принял этого предложения. Окружение Жиро хочет заставить его играть политическую роль. В то же время он является пленником крупных феодалов Виши. Они оказывают ему почести и используют его как удобную ширму, позволяющую им сохранять свои должности, свою власть и продолжать свою линию аттантизма.

За неимением лучших возможностей мы договорились с Жиро установить взаимные связи с точки зрения военной, экономической и др. Мы надеемся, что таким путем постепенно будет происходить сближение, тем более что общественное мнение [488] Французской Северной Африки все более и более склоняется в нашу пользу.

Мои беседы с Рузвельтом прошли хорошо. У меня сложилось впечатление, что он наконец понял, что такое Сражающаяся Франция. Это может иметь большие последствия в дальнейшем. Вместе с тем Рузвельт и Черчилль как будто убедились в том, что генерал Жиро по своей природе и по своим качествам пригоден только для военного командования.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 29 января 1943

Продолжая наступление, войска территории Чад 26 января овладели на границе Туниса пунктами Дердж и Гадамес, захватив много пленных. В наши руки попало значительное военное имущество.

Телеграмма генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 2 февраля 1943

Генерал Катру в скором времени покинет Лондон и направится в Бейрут. Я хочу, чтобы он задержался на два-три дня в Алжире перед возвращением на свой пост в Сирии. Он сможет тогда увидеться с вами и рассказать о миссии, которую Французский национальный комитет рассчитывает отправить в Северную Африку, как мы об этом договорились в Касабланке.

Я предполагаю назначить генерала Катру руководителем этой миссии, как только он завершит некоторые важные дела в Леванте. Мы не хотели бы, чтобы переезд генерала Катру в Алжир вызвал скороспелые и искажающие дело отклики североафриканской и иностранной прессы и радио. Мы просим вас предупредить появление таких комментариев, исходящих из Французской Северной Африки.

Буду вам признателен, если вы срочно сообщите мне о своем согласии с этими предложениями. [489]

Телеграмма генерала де Голля генералу Леклерку, в Ливию

Лондон, 2 февраля 1943

Отвечаю на ваш доклад.

Одобряю принятые вами с согласия Монтгомери меры относительно вашего участия в предстоящих операциях.

В особенности одобряю преобразования двух рот, разведывательной и боевой, соответственно в пулеметный эскадрон и в танковую роту. В то же время я направляю на Восток для срочного включения в ваши войска танковую роту из Кано, танковую роту из Великобритании и две танковые роты из Джибути. Из всего этого вы сможете позже сформировать два танковых батальона по три боевых роты в каждом.

Как я вам уже говорил, ваше участие в тунисском сражении не должно откладываться из-за формирования новых частей. Нужно составить план дальнейших действий. Я надеюсь, что настанет день, когда в вашем распоряжении будет моторизованная дивизия, в которую для начала войдут разведывательный полк с бронеавтомобилями и самоходными пушками, танковая полубригада, моторизованная пехотная полубригада и артиллерийский полк с тракторной тягой, состоящей из двух дивизионов.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 3 февраля 1943

Отвечаю на ваши телеграммы относительно экипажей судов, прибывших из Северной Африки.

Конечно, следует принять заявление всех французских моряков и военнослужащих из Северной или Западной Африки об их переходе к нам. Если встретятся какие-нибудь затруднения со стороны представителей Алжира, достаточно им ответить, что генерал де Голль разрешает такие переходы в другую часть. [490]

Телеграмма генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 4 февраля 1943

2 февраля меня посетил в Гадамесе генерал Делэ.

На чужой земле, завоеванной французским оружием, состоялся волнующий парад, в котором приняли участие войска Сражающейся Франции и войска южноалжирской территории. Установившиеся между офицерами и бойцами сердечные отношения лишний раз показали, что французское единство будет восстановлено, как только исчезнут главные виновники капитуляции и коллаборационизма.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 9 февраля 1943

Прошу передать от меня адмиралу Роберу следующее послание: «Зная о наших усилиях сохранить французский суверенитет на Антильских островах, я полагаю, что для нас настало время договориться, как совместить продолжение вашей деятельности с необходимостью образования центрального органа, власть которого будет распространена на всю империю и существование которого необходимо для обеспечения участия Франции в войне.

Генерал Катру только что отбыл в Алжир, чтобы продолжить переговоры по этому поводу с генералом Жиро. Буду рад, если вы примете в удобное для вас время посла Эллё, которого я вызову с этой целью из Леванта; он информирует вас о нашем положении».

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Каир, 18 февраля 1943

Я встречался в Алжире с людьми разных положений... Беседовал с друзьями и противниками... В результате всех этих бесед выявились следующие факты: [491]

1. Жиро не является тем мужем, преисполненным решимости, который у одних порождает надежды, а у других опасения. Он разочаровал тех, кто верил в него. Ждали революционера, а встретили человека, выгадывающего время, и каждый подумал: трактир все тот же, только вывеска изменилась.

2. В результате сторонники Жиро разочарованы и огорчены. Они упрекают его в том, что он не обновил гражданский и военный персонал и не только не взял под защиту военных руководителей, способствовавших его возвышению, но, более того, пошел на уступки армии, объявившей их презренными изменниками. Они рассказали мне о своем разочаровании и предложили свои услуги. Такое же разочарование постигло и «республиканцев», которые называют себя голлистами, впрочем, не столько по признакам боевого духа Сражающейся Франции, сколько по приверженности к демократическим принципам, верность которым она сохраняет.

Евреи поддакивают им и с нетерпением ожидают возобновления действия декрета Кремье{134}; они умножили свои демарши перед англичанами и американцами... Мусульмане... укоряют Жиро за его безразличие как к политическим требованиям элиты, так и к нищете масс. Лучшие из них отказались следовать за теми, кто помышлял призвать американцев; они ожидают много от Сражающейся Франции...

3. Этим элементам, находящимся фактически или потенциально под нашим влиянием, противостоит клиентура Виши без направляющего остова... Однако в этой среде оппортунизм является всеобщим правилом, особенно среди колонистов. Здесь начинают понимать, что игра подходит к концу и союзники победят. Они примирились с мобилизацией хотя и без особого рвения, но и без препирательств, и многие в душе уже присоединились к нам.

4. Каков же вывод? Повсюду высказываются пожелания, чтобы французы объединились; внушителен итог сил, ставших враждебными Виши, и тех, которые стремятся порвать с Виши. Все это позволяет сделать вывод, что Алжир может быть взят в руки, если там будет достигнута перегруппировка политических сил.

Добиться этого без Жиро невозможно, раз он занимает свое место. Надо его направлять... к выполнению этой цели, что мне [492] представляется возможным со временем, если действовать терпеливо и если я буду около него.

Инструкция генерала де Голля Жану Мулэну

(Создание Национального совета Сопротивления)

Лондон, 21 февраля 1943

1. Делегат генерала де Голля в неоккупированной зоне Жан Мулэн становится единственным постоянным представителем генерала де Голля и Национального комитета на всей территории метрополии.

2. Он может под свою ответственность временно передавать некоторые свои полномочия избранным им лицам, которые ответственны перед ним.

3. В самом ближайшем времени должен быть создан Совет Сопротивления, единый для всей территории метрополии, под председательством Жана Мулэна, представителя генерала де Голля.

4. В Совете Сопротивления должны быть представлены организации Сопротивления, политические организации и рабочие профсоюзы, участвующие в сопротивлении врагу. Объединение должно быть произведено на основе следующих принципов:

против немцев, их союзников и пособников, всеми способами, и особенно с оружием в руках;

против всех диктатур, особенно против диктатуры Виши, какой бы облик она ни приняла;

за свободу;

вместе с де Голлем в бой, который он ведет за освобождение территории и за восстановление прав французского народа.

5. Совет Сопротивления издает директивы в соответствии с инструкциями генерала де Голля и Национального комитета.

6. Для того чтобы Совет Сопротивления имел необходимый престиж и действовал эффективно, его члены должны быть облечены доверием представляемых ими групп и правом принимать решения... от имени своих избирателей.

7. Совет Сопротивления образует эмбрион национального представительства, политического совета генерала де Голля по его прибытии во Францию. К тому времени состав Совета Сопротивления будет расширен за счет введения дополнительных представительных элементов... [493]

8. Совет Сопротивления может, если найдет полезным, создать при себе постоянную комиссию в составе пяти членов под председательством также представителя генерала де Голля и Национального комитета и заместителя по его выбору.

9. Представитель генерала де Голля, председатель Совета Сопротивления, служит естественным посредником между Советом Сопротивления, с одной стороны, и штабом вооруженных сил внутреннего фронта, центром исследований и службой информации — с другой.

Меморандум французского национального комитета генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 23 февраля 1943

Перед тем как в Северной Африке начнет функционировать миссия Национального комитета, комитет считает необходимым разъяснить свои намерения относительно объединения Французской империи с французскими вооруженными силами в войне, которую Франция ведет начиная с 3 сентября 1939 против держав оси.

I. Национальный комитет с удовлетворением отмечает, что во время встречи в Анфе генерал де Голль и генерал Жиро констатировали, что они оба стремятся к одной цели: освобождению Франции и восстановлению свобод человека путем полного разгрома врага.

Но, чтобы Франция могла как в плане национальном, так и международном извлечь пользу из своих военных усилий и в будущем из участия в победе Объединенных Наций, необходимо объединение всех борющихся сил как внутри страны, так и за ее пределами, что предполагает единство, основанное на одном и том же законодательстве и руководстве всеми ее усилиями одним и тем же органом.

II. Французский национальный комитет, всецело озабоченный не личным соперничеством, которого не должно быть и которого нет, а объединением народа и Французской империи в войне на стороне своих союзников, а также достижением целей, к которым стремится французская нация, преисполнен решимости приложить все усилия, чтобы исправить существующее досадное положение и найти средства к достижению объединения. Для этого необходимы некоторые условия: [494]

а) прежде всего так называемое «перемирие», заключенное вопреки воле Франции псевдоправительством, возбудившим против себя все французское Сопротивление, должно официально признаваться во Французской Северной и Западной Африке недействительным и не связывающим нацию. На признании этой истины основываются усилия нации в войне. Долг по отношению к стране требует и всегда требовал борьбы против врага на стороне союзников и признания политической и моральной невозможности оставить на главных руководящих постах людей, которые несут большую личную ответственность за капитуляцию и сотрудничество с врагом;

б) ...на всех французских территориях по мере их освобождения должны быть восстановлены основные свободы, за исключением только тех ограничений, которые были вызваны состоянием войны. Речь идет о свободе мысли, ассоциаций, профсоюзов, равенстве всех граждан перед законом, гарантии от какого-либо произвола, в том что касается правосудия и полиции. Разумеется, должно быть проведено немедленное освобождение всех граждан, задержанных в нарушение этих свобод...

в) пока враг оккупирует часть территории и пока более миллиона французов находятся в плену, стремление к осуществлению каких-либо политических целей и особенно изменение основных институтов и законов Франции, существовавших до 16 июня 1940 г., поставит под удар объединение граждан и военные усилия нации.

Из этого следует, что превращение республики во «Французское государство» и меры, именуемые законодательными, но внушенные нацистской или фашистской идеологией и навязанные властью, узурпировавшей свои права, должны признаваться недействительными. Республиканская законность должна быть восстановлена...

г) не должно быть никакого сомнения в том, что после освобождения всякая французская власть будет стремиться обеспечить свободное волеизъявление народа через всеобщее голосование для избрания национального представительства, которое единственно имеет права выработать конституцию Франции, создать ее правительство и, наконец, выносить суждения об актах, предпринятых всяким органом, осуществлявшим временное управление делами нации.

III. В предвидении полного освобождения территории... как только будет образована временная центральная власть, в которой найдут свое отражение и представительство различные мнения [495] и различные виды деятельности, будет полезно учредить при этой власти совещательный совет французского Сопротивления. Этот совет мог бы быть сформирован, например, из уполномоченных, выделенных организациями Сопротивления в метрополии и боевыми элементами, членов парламента, непричастных к капитуляции и сотрудничеству с врагом, выборных представителей освобожденных территорий империи, экономических, профсоюзных, университетских групп, существующих в империи, и ассоциаций французских граждан за границей. Задача совета — стать подлинным выразителем общественного мнения французов, в той мере, в какой оно может быть услышано в существующих условиях.

IV. При всех условиях Французский национальный комитет считает необходимым в высших интересах страны немедленно установить по возможности широкое сотрудничество с Северной и Западной Африкой для совместного решения некоторых военных проблем, если только на этих территориях получат свое осуществление намерения, проявленные в Анфе.

Телеграмма морской службы

Гринок (Шотландия), 23 февраля 1943

102 члена экипажа французского пакетбота «Эридан», прибывшего из Северной Африки, просят срочно передать генералу де Голлю следующее послание:

«Мы, 102 члена экипажа пакетбота «Эридан», выражаем свое восхищение вашей стойкой защитой Франции и ее свобод. Мы просим оказать нам честь и разрешить поднять ваш незапятнанный и безупречный флаг на нашей фок-мачте. Будучи уверены в своей судьбе под вашей высокой властью, мы все восклицаем: «Да здравствует де Голль! Да здравствует Франция!»

Моряки подписали торжественное заявление, составленное в следующих выражениях:

«Мы, нижеподписавшиеся офицеры и матросы французского пакетбота «Эридан», находящегося в настоящее время на рейде Гринока, торжественно заявляем, что:

1) мы признаем единственно законной французской властью только Французский национальный комет под председательством генерала де Голля; [496]

2) мы просим, чтобы наш пакетбот со всем экипажем был немедленно передан на службу Объединенных Наций под флагом Сражающейся Франции;

3) мы не можем больше служить власти, которую не признаем». Я предлагаю сообщить об этом заявлении местным властям.

Как только вы издадите приказ, на судне будет поднят знак Лотарингского креста.

Экипаж состоит из 154 человек, включая 17 из состава АМВС{135}. Только вахтенные офицеры еще не подписали этого заявления.

Телеграмма морской службы

Гринок (Шотландия), 24 февраля 1943

101 член экипажа французского судна «Груа», прибывшего из Северной Африки, приветствуют генерала де Голля и подписали ходатайство о присоединении их к Сражающейся Франции.

Весь экипаж «Груа», включая команду АМВС, состоит из 140 человек.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут

Лондон, 25 февраля 1943

В ближайшее время я намерен отправиться в Африку, чтобы встретиться с нашими войсками и посетить территории, за которые мы несем ответственность. Я рассчитываю прибыть в Каир к 8 марта, пробыть два дня в Сирии, затем отправиться к Лармина и Леклерку. Желательно, чтобы вы меня сопровождали. Затем я буду в Браззавиле, на Мадагаскаре и вернусь через Джибути. Эйзенхауэр сообщил о своем желании встретиться со мной во время моей поездки. Я ответил, что был бы рад этому, и предложил встретиться в Триполи. Он со своей стороны предлагает [497] Алжир. Но я не собираюсь в Алжир, кто бы меня там не принимал. Тем более что пропаганда Жиро и американцев не преминет использовать мое пребывание в Алжире как доказательство того, что мы одобряем существующий там строй, тогда как, наоборот, мы не признаем его. Я буду вам признателен, если вы предупредите Мармье о моем маршруте, чтобы он приготовил для меня самолет. Конечно, все это надо держать в строгой тайне.

Телеграмма Адриена Тиксье генералу де Голлю, в Лондон

Вашингтон, 25 февраля 1943

Уэллес в особо конфиденциальном письме от 22 февраля сообщил вам, что президент был бы рад принять вас в Вашингтоне в первой или второй половине апреля.

Телеграмма генерала де Голля Адриену Тиксье, в Вашингтон

Лондон, 27февраля 1943

Получил вашу телеграмму от 25 февраля... Можете сообщить Уэллесу:

1. Я предоставлю себя в распоряжение президента для встречи с ним в Вашингтоне в апреле, в назначенную им дату.

2. Лично я буду рад этой встрече.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Штаб-квартира, 27 февраля 1943

Наши войска продвигаются по тунисской территории... в районе Татауина. Непрерывные бои с отступающими немецкими бронетанковыми частями... Мощные налеты неприятельской авиации... Большой подъем боевого духа. [498]

Письмо Чарльза Пика, представителя английского министерства иностранных дел при Национальном комитете, адресованное Рене Массигли, национальному комиссару по иностранным делам

(Перевод)

Лондон, 3 марта 1943

Господин национальный комиссар!

Как вам известно, генерал де Голль пригласил меня вчера и просил сообщить ему ответ правительства его величества на его просьбу, переданную через меня, о предоставлении самолета до Каира для посещения Бейрута, свободных французских войск в Триполитании и территорий свободной Французской Африки.

Я передал министру иностранных дел правительства его величества ходатайство генерала де Голля и имею честь сообщить вам, что оно было учтено и тщательно изучено правительством его величества.

Мне поручено передать, что, по мнению правительства его величества, настоящий момент избран не совсем удачно для такого большого путешествия. При существующем состоянии французских дел главная забота правительства его величества состоит в том, чтобы добиться как можно скорее соглашения между Французским национальным комитетом и администрацией генерала Жиро. Правительство его величества радо отметить, что миссия Сражающейся Франции находится в настоящее время на пути в Алжир и что возглавляющий ее генерал Катру скоро прибудет на место.

Правительство считает более разумным, чтобы поездка генерала де Голля не предпринималась, пока не будут урегулированы отношения между Французским национальным комитетом и администрацией Алжира, и до тех пор, пока генерал Катру сам не обоснуется в Алжире и его миссия не достигнет определенных результатов. Правительство его величества не одобряет посещения генералом де Голлем государств Леванта при настоящих обстоятельствах, тем более что приближаются выборы.

Я уже указывал генералу де Голлю, что правительство его величества не считает это путешествие в настоящее время совместным с общими интересами Объединенных Наций. Правительство сожалеет, что не может в настоящее время предоставить просимые генералом де Голлем транспортные средства. [499]

Имею честь, господин национальный комиссар, быть вашим покорным слугой.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут

Лондон, 10 марта 1943

Моя поездка в Триполитанию и Свободную Африку в настоящее время откладывается по разным причинам, особенно из-за противодействия английского правительства. Оно, вероятно, опасается, как бы мое пребывание в Триполи или на территории озера Чад не вызвало волнений во Французской Северной Африке или инцидентов с Жиро. Английское правительство боится также, как бы я не попал случайно в Алжир, что ребячески наивно. Но начинает вырисовываться план другой поездки. Пока что я вынужден отложить намеченное посещение наших войск и наших территорий. Нетрудно представить, как это меня печалит и огорчает. Однако обстановка требует терпения.

В момент, когда вы приступаете в Северной Африке к серьезным переговорам от имени Национального комитета, я хочу разъяснить мои подлинные намерения. Я даже прошу вас довести их до сведения генерала Жиро и всех, кто способен работать в пользу объединения в духе доброй воли и высокого сознания.

Я безгранично желаю, чтобы объединение империи произошло как можно скорее. Этого объединения требует положение Франции относительно врага. С другой стороны, существующее раздробление империи на две части может иметь катастрофические последствия для интересов Франции и ее положения относительно союзников. Когда речь идет об условиях объединения, прежде всего надо учитывать состояние умов в метрополии. Именно поэтому никогда и ни в какой форме мы не сможем объединиться с Дарланом или пойти на сделку с режимом Виши. Страна увидела у нас определенную концепцию, и она оказывает нам доверие не только сегодня, но верит и в наше будущее. Мы не имеем права сами лишать ее этой веры и этой надежды. Кроме того, формальное, лишенное искренности объединение было бы неуместно, ибо оно способствовало бы перемещению конфликта внутрь союза и быстро привело бы к общему параличу. Короче говоря, необходимо определить основу объединения, и мы ее изложили в меморандуме Французского национального комитета. [500]

Конечно, прискорбно, что в самый разгар войны и в самое бедственное время мы вынуждены выдвигать условия политического характера. Но у нас нет другого выхода, так как причина существующего разъединения заключается не только в противоположности мнений относительно жизненной необходимости бороться, но также в отношении к идеологии Виши. Не наша вина, что Франция переживает политический и моральный кризис, даже революцию, в то самое время, когда ей приходится воевать.

У нас нет никакого намерения поставить самого генерала Жиро в затруднительное положение. Мы только хотим, чтобы как можно скорее он начал действовать с нами заодно. Мы не собираемся упрекать кого-либо, разве только тех, кто не чувствует себя обязанным выполнить свой военный долг, или тех, кто действительно олицетворяет капитуляцию и коллаборационизм; мы не собираемся выдавать себя в Северной Африке не за то, чем мы являемся на самом деле. Как никогда, мы убеждены в своей правоте. Мы пользуемся горячим одобрением почти всей массы французов и даже значительной части населения Северной и Западной Африки. До тех пор, пока не произойдет объединения, мы хотим оставаться тем, чем мы являемся сейчас, — организацией Сражающейся Франции.

Я отдаю себе отчет в том, что вам придется маневрировать. В принципе я воздержусь от вмешательства в ваши маневры. В то же время я считаю необходимым, чтобы персонально я не был вовлечен в эти переговоры, пойдет ли речь о людях или о делах. Вы, конечно, согласитесь со мной. Прошу полагаться на надежность моей дружбы и моего доверия.

Телеграмма Леона Машалла, председателя (временного) миссии Сражающейся Франции во Французской Северной Африке, генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 13 марта 1943

После двухнедельного пребывания в Алжире я пришел к выводу, что положение в Северной Африке одновременно и ухудшилось и улучшилось, чего в момент моего отъезда не представляли себе в Лондоне. Ухудшилось положение в том смысле, что некоторые элементы... упорно продолжают оставаться вишистами... Улучшилось — в том, что выявилось заметное изменение настроений [501] в нашу пользу. Сегодня общая ситуация уже не та, как ее описывал Капитан. Теперь можно сказать, что мы представляем собой не просто деятельное меньшинство — отныне с нами большинство общественного мнения...

Эта перемена объясняется тем, что люди, подвергавшиеся в течение месяцев непрерывному воздействию пропаганды, приходят в себя от отравления и начинают разбираться и понимать, что такое в действительности Сражающаяся Франция; с другой стороны, нынешние руководители являют собою зрелище такой посредственности и такой беспомощности, что недовольство начинает охватывать все круги. Все больше и больше людей возлагает свои надежды на генерала де Голля, чтобы положить конец существующему положению. Авторитет генерала Жиро с каждым днем истощается. Большинство чиновников его администрации все чаще обращается к нам с призывами объединиться... В некоторых официальных кругах нам делают авансы, в частности генерал-губернатор Алжира... Было бы, конечно, неразумно считать, что Сражающаяся Франция уже сейчас одержала верх в Северной Африке. Нам противостоят определенные очаги сопротивления, уничтожить которые будет не легко. Но даже при самой скромной оценке нашей деятельности можно сказать: наше движение стало в Северной Африке фактором первостепенного значения, мы завоевываем признание даже тех, кто менее всего расположен к нам. В этих условиях приезд нашей миссии вызывает здесь известное потрясение... и предстоящее прибытие генерала Катру приобретает характер большого события. Некоторые ожидают его с беспокойством, а большинство — с нетерпением и надеждой. Все сходятся на том, что представитель Национального комитета призван сыграть здесь в ближайшие недели роль, которая может оказаться решающей... Я хочу выразить мое полное убеждение в том, что, сочетая осторожность с твердостью, мы должны прийти в Северной Африке к торжеству принципов, которыми руководствовались с июня 1940, и восстановить единство...

Письмо генерала Жиро генералу Катру

Алжир, 15 марта 1943

Генерал!

Я считал необходимым изложить вчера публично принципы, которые определяют мои действия. Таким образом, между нами [502] не остается никаких недомолвок. Я уже в Анфе выразил генералу де Голлю желание прийти к согласию. Теперь настал момент объединения всех французов доброй воли.

Я готов принять генерала де Голля, чтобы определить конкретную форму этого союза. Прошу вас сообщить ему об этом. Примите, генерал, уверения, в моих сердечных чувствах.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут и Алжир

Лондон, 16 марта 1943

Буду признателен, если вы сообщите генералу Жиро, что я с радостью получил его послание. Рассчитываю отправиться в Алжир после того, как вы сами туда прибудете.

С дружеским приветом.

Коммюнике Французского Национального комитета

Лондон, 16 марта 1943

По поводу заявлений генерала Жиро в Алжире от 14 марта генерал де Голль сказал:

«Мы с удовлетворением констатируем, что эти заявления во многих отношениях означают приближение к концепции Сражающейся Франции в том виде, как она была принята в июне 1940, а затем вновь выражена в меморандуме Национального комитета от 23 февраля сего года. Многочисленные факты, дошедшие до нас из Франции, доказывают, что эта концепция горячо одобряется подавляющим большинством угнетенной нации.

Национальный комитет надеется, что заявления генерала Жиро теперь будут без замедления претворены в дела в Алжире, Касабланке и Дакаре.

Во всяком случае, я повторяю сегодня, как мы неоднократно это говорили начиная с 25 декабря прошлого года, что мы готовы в любой момент обсудить как французы с французами условия и форму эффективного объединения империи, которого настоятельно требуют как интересы Франции, так и военная обстановка». [503]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Бейрут и алжир

Лондон, 20 марта 1943

Вот мои впечатления о новой фазе событий, открытой последней речью Жиро, с которой он выступил в прошлое воскресенье, и приглашением приехать в Алжир.

В условиях растущего давления общественного мнения в Северной Африке... он признал необходимым предпринять, но уже в иной форме, маневр Касабланки. На этот раз речь вдет о том, чтобы перекрасить Жиро под демократа, а нас самих припереть к стенке. Я никак не одобряю ни этого намерения, ни такого метода. Конечно, я хочу поехать в Алжир, но сделаю это только после того, как разберусь во всем до конца.

Прежде всего необходимо, чтобы генерал Жиро ответил на меморандум Национального комитета в неофициальной форме. Нужно также, чтобы было уточнено, продолжает ли он занимать ту же позицию, что и в Анфе, и если это так, то я не вижу выхода. Наконец, я хочу иметь в Северной Африке полную свободу действий и передвижения. Таковы три момента, которые я прошу вас выяснить по прибытии в Алжир. Хочу добавить, что давление, которое мы испытываем из-за границы, порождает у меня недоверие к истинным мотивам поддержки, оказываемой сейчас Жиро извне.

Наши организации движения Сопротивления во Франции только что с волнующей ясностью подтвердили мне о своем присоединении к нам. В интересах как настоящего, так и будущего нации объединение с Жиро очень желательно, но, конечно, не любой ценой. Я принял свое решение.

Телеграмма генерала де Голля Леону Маршаллу, в Алжир

Лондон, 21 марта 1943

Прошу вручить генералу Жиро следующее послание: «Я получил от г-на Софи, мэра Кайенны и председателя комитета по присоединению к Сражающейся Франции, три телеграммы от 17 и 18 марта; в них сообщается о присоединении этой колонии по требованию населения к Сражающейся Франции. [504]

Софи просил меня направить туда губернатора, прислать инструкции и санкционировать принятые им временные меры.

Считаю необходимым уведомить вас о том, что Французский национальный комитет назначил главного администратора колоний Берто на пост губернатора.

Кроме того, я направляю туда полковника де Шевинье из Вашингтона.

Я только что узнал, что, получив сообщение из других источников, вы с своей стороны направляете в Кайенну полковника Лебеля. Я предлагаю, чтобы во избежание всяких инцидентов оба офицера договорились изучить сообща обстановку на месте и дать совместный отчет».

Телеграмма Адриена Тиксье Национальному комитету, в Алжир

Вашингтон, 23 марта 1943

Я просил Сэмнера Уэллеса информировать меня об отношении правительства Соединенных Штатов к вопросу о присоединении Гвианы. Сэмнер Уэллес сообщил, что, когда мэр Кайенны Софи послал идентичные телеграммы генералу де Голлю и Жиро, командующий войсками полковник Ванег отстранил губернатора Вебера и примкнул к Жиро. Возникли мятежи.

Я заметил Сэмнеру Уэллесу, что командующий войсками не имеет никакого права представлять население колонии. Это право принадлежит выборному мэру Кайенны. Сэмнер Уэллес ответил, что Софи был избран несколько лет назад и что это теперь не дает ему никакого основания представлять население. Я ответил Сэмнеру Уэллесу, что если исходить из его слов, то английский парламент не может представлять английское население, так как он был избран еще до войны.

Оставив за собой право вернуться в дальнейшем к вопросу о французской власти, я спросил Сэмнера Уэллеса, почему государственный департамент отказался предоставить самолет полковнику Шевинье. Сэмнер Уэллес заявил, что вопрос о самолете находится в исключительном ведении военного министерства. [505]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 24 марта 1943

Получил ваши первые донесения. Хотя я по-прежнему хотел бы поехать в ближайшем будущем в Алжир, я все же твердо придерживаюсь условий, изложенных в моей телеграмме от 20 марта, а именно: точный ответ генерала Жиро на меморандум Национального комитета; исчерпывающее разъяснение, как генерал Жиро представляет наше объединение с ним; получение гарантии, что я буду пользоваться в Северной Африке возможностью выступать с речами и полной свободой действий. Все это является вопросом взаимной доброй воли. Если я поеду в Северную Африку, то, конечно, для того, чтобы объединить французов, а не только для того, чтобы нанести визит генералу Жиро. Прежде чем назначить дату отъезда, я буду ждать вашего сообщения с необходимыми разъяснениями генерала Жиро по этим трем моментам.

По просьбе американцев я имел вчера продолжительное свидание с монсеньером Спеллманом. Он держится так, как будто хочет создать впечатление, что действует по инструкции президента Рузвельта. Он прибыл из Алжира, где видел Эйзенхауэра, Мэрфи и Жиро. Монсеньер Спеллман признал, что его правительство совершило ошибки в Северной Африке и особенно неправильно действовало в отношении Сражающейся Франции. Как мне показалось, его уполномочили дать мне понять, что в Вашингтоне надеются, что мое пребывание в Алжире позволит создать новое положение в Северной Африке. Я ответил, что это было также нашим намерением, но иностранное вмешательство принесло много бед; одна из них только что произошла по вине государственного департамента: речь идет о Гвиане. В такой обстановке, обостренной радиопередачами и сообщениями тенденциозной прессы, никакое сближение пока еще не возможно.

В разговоре со Спеллманом я подчеркивал, что объединение французов осуществлено в самой Франции и что мы не согласимся с тем, чтобы в Северной Африке сооружали с помощью иностранных держав такое здание, которое Франция заранее отвергает. Что дело обстоит именно так, об этом говорят многочисленные свидетельства авторитетных лиц. [506]

Во-первых, прибывший три дня назад генерал Бейнэ немедленно присоединился к нам, заявив, что другого правильного решения нет.

Во-вторых, вот телеграмма, присланная мне из Испании только что прибывшими туда Кув де Мюрвилем и Леруа-Болье, главными инспекторами финансов, первый из которых всего три недели назад был заместителем директора фондового управления в Виши.

«Кув де Мюрвиль и Леруа-Болье направляются в Алжир, где их опыт, как они считают, будет наиболее полезен. Но прежде они хотят поехать в Лондон для встречи с генералом де Голлем. Если это окажется невозможным, они просят генерала де Голля согласиться принять их в Алжире, когда он туда прибудет. Они считают необходимым объединение Франции во главе с генералом де Голлем».

Третье свидетельство — телеграмма, направленная мне лично Бланком (под этим псевдонимом скрывается имя руководителя очень значительной организации Сопротивления — ОСМ{136}), который только что приехал из Парижа в Мадрид.

«В беседе с послом Соединенных Штатов в Мадриде Бланк просил его от имени движения французского Сопротивления обеих зон сообщить в Вашингтон о том, что американская политика во Французской Северной Африке вызвала изумление и негодование во Франции. Он настаивал на необходимости скорейшего объединения действий французских войск под военным руководством генералов, не имеющих никаких связей с Виши, и под политическим руководством генерала де Голля. Этого требует французский народ».

Во Франции Бланк был в контакте с Жиро и через него был связан тогда с Соединенными Штатами, так как Жиро дал формальное обещание подчиниться власти генерала де Голля и Французского национального комитета.

В общем, я по-прежнему полон решимости осуществить объединение империи, действуя с наибольшей объективностью в примирительном духе. Я не хочу умалить роли генерала Жиро, к которому испытываю, несмотря на его досадный уход, большое уважение и даже привязанность. Но все должно делаться так, как того хочет нация. Проверяется наша прямота и наше постоянство. [507] Нас треплют бури, и их неистовство еще не истощилось. Но я убежден, что мы добьемся успеха.

Прошу верить моим дружеским чувствам.

Телеграмма генерала де Лармина генералу де Голлю, в Лондон

Из Ливии, 26 марта 1943

Французское население южнотунисских центров, особенно Меденина, Джербы и Зарзиса, все чаще обращается к нам с просьбами о присоединении к «Свободной Франции»...

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 28 марта 1943

Я попросил сегодня у Жиро разъяснений относительно трех моментов, изложенных в ваших телеграммах от 20 и 24 марта.

Ответ на меморандум Национального комитета готовится. Он скоро будет мне передан.

Жиро по-прежнему остается приверженцем идеи временной центральной власти, как он об этом сказал в Анфе. Однако он подчеркнул, что если этот триумвират или в случае необходимости дуумвират должен иметь главу, которым будет он сам, он не допустит неравенства прерогатив между его членами. Последние будут обсуждать дела при полном равенстве, без разграничения обязанностей, и будут заменять друг друга. В конечном счете образуется совет равных, в котором он будет председателем.

Понимая, что первенство, которое Жиро отстаивал для себя самого, имеет в основном формальный характер, я лично от себя предложил ему рассмотреть следующую схему:

а) генерал де Голль будет председателем исполнительного и законодательного органа империи, который независимо от того, назовут ли его Национальным комитетом или нет, должен быть образован согласно принципам существующего Французского национального комитета. Выбор его членов будет производиться по соглашению между генералом де Голлем и генералом Жиро; [508]

б) Жиро явится как бы конституционным главой Сражающейся Франции в чине генерал-лейтенанта республики. Он будет командовать вооруженными силами, обнародовать законы, представлять временную власть Франции перед союзниками;

в) будет создан совещательный совет в составе руководителей колоний и территорий, находящихся под протекторатом или под мандатом.

Отношение Жиро к такому плану организации власти не было отрицательным. Он счел только нужным оговорить, что, какова бы ни была принятая система, власть должна быть военной, без каких-либо политических тенденций; он высказался против какого-либо предрешения формы будущих институтов страны.

Так как эта оговорка отражала его предубеждение против Национального комитета в Лондоне, которому он ставит в упрек проведение определенной политической линии, я воспользовался этим случаем, чтобы разъяснить Жиро, что Национальный комитет просто занял позицию преданности принципам демократии, военным целям союзников и принципам республиканской законности, к которым Жиро сам присоединился.

Далее я разъяснил ему, что Национальный комитет был признан союзными державами в качестве единственного органа, представляющего интересы Франции.

Я буду признателен, если вы телеграфируете о ваших замечаниях по поводу моих сообщений и передадите мне инструкции.

Я хотел бы получить их как можно скорее, так как достижение единства мне представляется крайне необходимым, учитывая существующие обстоятельства как местного характера, так и общего.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 31 марта 1943

С удивлением прочел вашу телеграмму от 28 марта. Даже отвлекаясь от нашего общего идеала и нашей солидарности, допуская даже, что мы могли бы сделать некоторые уступки оппортунизму, даже проходя мимо того факта, что предложения, сделанные вами Жиро и с которыми вы меня заранее не ознакомили, не соответствуют телеграммам, в которых я вам изложил позицию Национального комитета и мою собственную, — даже [509] при всем этом я не могу постигнуть существа вашей системы. Эта система поставит империю и самую Францию под личную власть человека, который не имеет для этого никаких данных. Кроме того, личность генерала Жиро, его взгляды и мнения по решающим вопросам и занятая им с ноября позиция породили во Франции почти всеобщее недоверие к нему.

Нет ничего более неприятного и, я сказал бы, более мучительного, чем расхождение между вашей позицией и моей в этих исключительных обстоятельствах.

Телеграмма генерала де Голля главному и полномочному представителю в Леванте генералу Катру; генерал-губернатору Свободной Французской Африки Эбуэ; командующему силами Свободной Французской Африки генералу Леклерку; верховному комиссару в районе Тихого океана адмиралу д'Аржанлье; верховному комиссару на Мадагаскаре генералу Лежантийому; делегатам Сражающейся Франции при иностранных правительствах

Лондон, 2 апреля 1943

Сообщаю для вашего сведения данные о недавних операциях сил Свободной Франции в Тунисе. Эти силы состоят из колонны Леклерка, прибывшей из района территории Чад, и моторизованной колонны полковника Реми, прибывшей с Востока. Дивизия Лармина продолжает находиться в резерве 8-й армии.

В начале марта колонна Реми прикрывала с флангов силы союзников, действовавших в районе Меденина. 6 марта во время немецкого наступления на Меденин эта колонна участвовала в большом бою против сильного отряда бронеавтомобилей, танков, артиллерии с тракторной тягой и автомотрисы. Колонне удалось остановить врага, который понес серьезные потери.

Колонна Леклерка, действовавшая отдельно к западу от Матмата, была атакована 10 марта у Ксар-Гилане бронированными частями, поддержанными артиллерией. Колонна заставила неприятеля отступить, оставив на месте 14 танков и грузовики...

Затем эти две колонны, соединенные в одну группу под командованием генерала Леклерка, получили задание защищать с [510] флангов и прикрывать английский армейский корпус, действующий в северной части плоскогорья Дахар.

23 марта... соединение в результате внезапной атаки овладело центральной частью горного массива Джебель-Маджель, захватив при этом несколько сот пленных...

24 марта, во второй половине дня, немцы после сильной артиллерийской подготовки начали контратаку на Джебель-Маджель, которая закончилась неудачей. Они оставили на поле боя много убитых. Нами взято около сотни пленных.

Телеграмма майора Ляпорта, офицера связи Сражающейся Франции при генерале Макартуре, главнокомандующем союзными силами в районе Тихого океана

(Передана французским верховным комиссаром в Нумеа, 3 апреля 1943)

Сообщаю резюме конфиденциальной беседы, которую я имел в четверг 1 апреля с генералом Макартуром. В основном генерал сказал мне следующее:

«Ляпорт, как американец и как солдат, я стыжусь того, как некоторые деятели моей страны обращались с вашим главой, генералом де Голлем. Долго не забудется низость, которой отмечены прискорбные события во Французской Северной Африке. Я очень далек от всего этого, но не могу не сказать вам, что лично не одобряю отношения Рузвельта и Черчилля к генералу де Голлю. Передайте ему о моем расположении и восхищении его позицией в происходящих событиях. Передайте от моего имени, чтоб он отстаивал свой идеал, идеал республиканской Франции и не уступал Жиро, который сначала пошел на компромисс с Виши, а затем перешел на сторону американцев. Только один идеал достоин этого слова — тот, на котором основано движение «Свободной Франции».

Жиро может сейчас с точки зрения материальной оказать союзникам более значительную помощь, чем генерал де Голль, но последний обладает громадным престижем. Это результат проявленных им за два с половиной года порядочности, честности и энергии. Английское и американское правительства хотят, чтобы он уступил дорогу Жиро, но они не должны забывать, что де Голлю сочувствует большинство американского и английского народов [511] и они будут протестовать против подобного предательства. Пусть же генерал де Голль продолжает отстаивать свою точку зрения против всех и вся!

...Передайте ему, что я желаю ему полного успеха в его сопротивлении всякому соглашению, которое направлено к тому, чтобы ослабить его или поставить в подчиненное положение. Его, как и меня самого, поддерживает общественное мнение не только на французских территориях, но и в Соединенных Штатах и в Великобритании. От всей души я молю бога, чтобы генерал добился своего. Как бы мало ни значило мое одобрение, пусть он примет его как одобрение друга и поклонника Франции, который верит в рыцарство настоящих французов и уверен в том, что ваша страна, очистившись от деградировавших элементов, возродится еще более великой и более сильной. Это произойдет под руководством того, кто в страшные дни поражения поднял знамя нации».

Телеграмма генерала де Голля генералу Эйзенхауэру, в Алжир

Лондон, 8 апреля 1943

В момент, когда под вашим верховным командованием начинается великая и трудная битва, я хочу сказать вам: пусть горячие пожелания французского народа сопутствуют вам и руководимым вами доблестным союзным армиям. Эти пожелания французов порождены их стремлением к единству, которое даст им возможность умножить свои усилия в ведущейся нами совместно войне.

Я хочу заверить вас, что Франция ныне счастлива и горда тем, что ее вооруженные силы участвуют на севере и юге, бок о бок со своими американскими и английскими товарищами, в битве, которая освободит от врага ее африканскую империю.

Телеграмма генерала де Голля верховному комиссару, в Нумеа

Лондон, 9 апреля 1943

Прошу майора Ляпорта передать от моего имени генералу Макартуру, что мне стало известно его мнение обо мне, которое он высказал 1 апреля. Я был глубоко тронут и ободрен этими [512] словами великого военного деятеля и великого человека, которым я восхищаюсь. Что бы там ни произошло, американский народ является самым искренним и лучшим другом французского народа. Тягостные превратности настоящего момента никак не могут повлиять на это мое чувство. Сражающаяся Франция сделает все, что в ее силах. Но она никогда не согласится сдать свои позиции, никогда не откажется от служения родине. Со своей стороны я также выражаю самые горячие и дружеские пожелания генералу Макартуру в его настоящей и будущей деятельности.

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в Вашингтоне Национальному комитету, в Лондон

Вашингтон, 14 апреля 1943

Все американские корреспонденты прислали отчеты из Сфакса о манифестациях, которые произошли в момент вступления войск Сражающейся Франции, В своих отчетах они особенно выделяют возгласы «Да здравствует де Голль!» Некоторые из них сообщают, что Монтгомери был холодно принят населением, что побудило его вывести на парад войска Сражающейся Франции.

«Нью-Йорк таймс» озаглавила свое сообщение: «Бомбардировки Сфакса охладили расположение его населения к Монтгомери, но его жест по отношению к сражающимся французам снова воодушевил город».

«Нью-Йорк геральд трибюн» в передовой статье, озаглавленной «Где наша сила?», пишет: «Возник самый неописуемый энтузиазм, когда развевавшийся на грузовике пропыленный трехцветный лоскут возвестил о прибытии сражающихся французов... Казалось, сами корреспонденты, описывающие эту сцену, были ошеломлены такой неожиданностью...

Когда ощущаешь энтузиазм, с которым люди всех партий Франции откликнулись на призыв де Голля... когда видишь слезы радости населения освобожденных городов Туниса, их овации и их цветы, нужно ли еще спрашивать себя: где находятся силы, могущие принести победу нашему делу?» [513]

Телеграмма генерала де Лармина генералу де Голлю, в Лондон

Из Туниса, 14 апреля 1943

Население и муниципалитеты Сфакса и Габеса заявляют о своей преданности Свободной Франции. Ожидается, что население Суса поступит также... Солдаты и молодые офицеры из армии Жиро просят о зачислении их добровольцами к нам... это движение может принять большие размеры.

Коммюнике Французского Национального комитета

Лондон, 16 апреля 1943

Национальный комитет собрался 15 апреля под председательством генерала де Голля. Комитет утвердил текст ноты по поводу меморандума, который генерал Жиро передал ему через генерала Катру в ответ на меморандум Национального комитета от 23 февраля.

Комитет с удовлетворением констатировал, что в настоящее время по некоторым основным пунктам может быть достигнуто соглашение, в то время как многие важные вопросы еще требуют выяснения.

Генерал Катру, глава миссии Сражающейся Франции в Северной Африке, в ближайшее время вернется в Алжир.

Поскольку единство империи в войне является настоятельной и неотложной общенациональной необходимостью, Национальный комитет по-прежнему считает необходимым, чтобы генерал де Голль имел возможность поехать в Алжир в сопровождении нескольких национальных комиссаров. Национальный комитет убежден, более чем когда бы то ни было, что объединение империи должно быть осуществлено как можно скорее в соответствии с принципами, на которых основывались действия Сражающейся Франции начиная с 18 июня 1940. [514]

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 20 апреля 1943

1. Утром 19 апреля во время встречи с генералом Жиро я ему зачитал, прокомментировал и вручил ноту Национального комитета, привел нужные доводы и сослался на различные факты, взывая к его патриотизму. Кроме того, я сообщил ему все то, что вы поручили мне передать на словах.

2. По существу ноты Жиро заявил, что мы не можем и не должны выступать как правительство. Я ответил, что это возражение нам известно и мы знаем, откуда оно идет, но на основании накопленного опыта мы убеждены, что представительный орган был бы одобрен, если бы мы имели достаточно силы и воли его создать и если бы, заботясь больше о существе, чем о внешней стороне дела, мы нашли для него соответствующий лозунг и форму. Относительно основного различия между политической властью и военным командованием Жиро побил меня моим же доводом, который я выдвинул, ссылаясь на конституцию и на закон об организации во время войны, гласящий, что президент республики должен быть главой вооруженных сил. Однако не составило никакого труда доказать ему, что глава государства является только верховным главою армии, но не осуществляет эффективного командования. Он не настаивал.

3. Мысль о дуумвирате вызвала сначала отрицательную реакцию со стороны Жиро. Но потом он умерил свои возражения, когда я рассказал о настроениях французов и о выраженной ими воле. При этом я сослался на сведения, поступившие из Франции и собранные мною в Лондоне. Он, конечно, оспаривал достоверность моей арифметики, основываясь на своих собственных сведениях. Тем не менее я отстаивал свою точку зрения и, проанализировав позиции различных течений общественного мнения, сделал вывод, что четыре пятых французов, стремившихся к освобождению и свободе, высказались за вас, тогда как буржуазные консерваторы и высшие чины армии стояли за него. Я добавил, что если французы почти единогласно выдвигали требование объединить действия двух генералов, то большинство их не допускало, чтобы вы оказались во втором ряду, и что самая большая уступка, на которую вы могли бы согласиться, [515] это режим паритета между вами и Жиро. Затем я снова согласился на обстановку во Франции, ранее подробно обрисованную мною, и объяснил генералу Жиро, что, если мы окажемся неспособными объединиться, а ответственность за это ему пришлось бы взять на себя, это породило бы неизбежное разочарование и усилило бы кризис общественного мнения. Казалось, он поколебался и начал обсуждать со мной организационные вопросы дуумвирата, проявляя при этом явную неприязнь к вопросу о строгом распределении функций между дуумвирами...

Я ответил, что дело идет о распределении только в принципе, потому что ни тот, ни другой не будет обладать правами верховной власти в вопросах, о которых идет речь, потому что все дела будут обсуждаться и решаться на заседании правительственного органа. В конце концов генерал Жиро попросил меня подождать несколько дней, на что я согласился, обратив его внимание на необходимость прийти без промедления к соглашению в принципе. Эта беседа, происходившая без свидетелей, не оставила у меня неблагоприятного впечатления, однако я далек от уверенности, что после обсуждений и консультаций со своими советниками он согласился с нашими доводами.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 27 апреля 1943

Сегодня генерал Жиро зачитал мне предварительный набросок его письма к вам, а также черновик ответа на ноту, которую я привез из Лондона. Сегодня эти документы будут вручены мне официально.

Они слишком велики, чтобы их можно было зашифровать, не рискуя допустить ошибки, и я посылаю их вам с курьером моей канцелярии. Вот вкратце то, что вытекает из этих документов и из продолжительной дискуссии с генералом Жиро.

1. Жиро соглашается на создание совещательного совета или комитета, имеющего право принимать коллективные решения и возглавляемого двумя председателями; но он продолжает ссылаться на английскую правительственную систему и представляет себе этот комитет чем-то вроде военного комитета, существующего [516] внутри более широкого по составу органа, в котором участвовали бы также главы территорий.

Я долго разъяснял нелогичность и неконституционность предлагаемой им системы. В ответ он приводил довольно слабые аргументы, но продолжал отстаивать свою точку зрения. Однако мне представляется возможным заставить его отказаться от нее.

2. Жиро распустил «Легион бывших фронтовиков». Что же касается удаления лиц, сотрудничавших с врагом, он отказывается включить в эту категорию Пейрутона, Ногеса и Буассона. Обсуждение этого вопроса должно быть продолжено.

3. Признавая тот факт, что совмещение функций члена правительства с функциями главнокомандующего противоречит французским законам, Жиро ссылается — исключительно в своих личных интересах — на существующие особые обстоятельства. Речь идет, по-моему, не столько об особых обстоятельствах, сколько об удовлетворении самолюбия. Несомненно, генералу будет тяжело расстаться со званием главнокомандующего. Я пробовал убедить его в том, что в качестве члена правительства, уполномоченного руководить департаментами национальной обороны, он получит все возможности для организации и подготовки вооруженных сил. Я также сказал, что когда эти силы будут переправлены в Европу, он сможет взять на себя эффективное командование со званием главнокомандующего и в таком случае на этот период ему придется обязательно отказаться от функции члена правительства. Генерал Жиро остался при своем мнении.

4. Как бы там ни было, я считаю бесполезным и небезвредным продолжение обмена нотами, который увековечивает разлад.

Так как уже достигнуто согласие в вопросах характера власти, образа правления, двойного председательствования, я считаю, что этот результат следует санкционировать во время вашей встречи с Жиро, когда будут решаться спорные вопросы. В этом Жиро согласен со мной и предлагает вам встретиться после 5 мая либо в Марракеше, либо в Бискре.

Я дал согласие на встречу в Марракеше при условии, что там не появится Ногес. Это условие было принято. Для встречи подходят и Бискра, и, может быть, Буссаада, которые я также рекомендовал. [517]

Письмо генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 2 7 апреля 1943

Генерал!

Направляю вам документы, переданные мне Жиро. Как вы увидите, они составлены в примирительном духе и тоне. Нерешенные вопросы в них менее ясно выражены, чем в моей беседе с ним.

Я считаю, что главное достигнуто, поскольку обеспечена эффективная власть. Остается убедить Жиро отказаться от своей идеи создания расширенного и федеративного совета. Можно найти компромиссное решение вопроса о совмещении функций. И, наконец, можно обсудить вопрос об исключении тех или иных лиц.

Я надеюсь, что вы дадите согласие на встречу с Жиро. Лично я считаю, что от встречи отказаться нельзя, и она должна состояться.

Объединение стоит жертв. Поэтому я думаю, что следует согласиться на проведение переговоров вне Алжира, а сюда вы вернетесь вместе с Жиро, после того как соглашение будет заключено.

Вы поступите весьма удачно, если пригласите на эту встречу лиц, желательных для Жиро, то есть Массигли, меня и Бийотта. Это содействовало бы успеху переговоров. Если вы воспользуетесь этим случаем, то перед страной откроются самые благоприятные перспективы. Поэтому прошу отнестись с доверием к моим предложениям.

Прошу верить моей преданности вам.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 27 апреля 1943

Во время весьма откровенного разговора генерал-губернатор Пейрутон... подтвердил мне, что он готов, как только будет заключено соглашение, оставить занимаемый им в настоящее время пост и просить об использовании соответственно его чину во французской армии. [518]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 28 апреля 1943

Получил вашу телеграмму от 27 апреля.

Не могу понять, к чему Жиро затягивать дело, которое заранее предрешено в сознании громадного большинства французов, даже в Северной Африке. С другой стороны, я не согласен на встречу тайком ни в Марракеше, ни в Бискре, ни в другом месте. Я намерен поехать в Алжир открыто, в полной мере сохраняя свое достоинство. Прошу вас обратить внимание Жиро на всю неуместность его тактики. Французская нация по достоинству оценит его поведение с того момента, когда я предложил ему встретиться, то есть с 25 декабря 1942 г. С другой стороны, я вправе задать вопрос, как же расценить полученное мною от Жиро 15 марта этого года приглашение приехать в Алжир?

Я жду от него ответа — положительного или отрицательного, но ясного и точного — до 3 мая.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 1 мая 1943

Учитывая ход событий на Мартинике, прошу вас передать от моего имени генералу Жиро, что если и в данном случае его администрация примет односторонние меры, как это, к сожалению, имело место в Гвиане, то это может привести к досадным последствиям.

Во всяком случае, перед американцами мы должны выступать единым фронтом. Поэтому, как только представится возможность, следует направить в Фор-де-Франс общую миссию. Я назначил для этой цели полковника Шевинье и капитана 1-го ранга Каабнье, которые находятся в настоящее время в Вашингтоне. Хорошо, если бы Жиро тоже назначил своих представителей, и они поехали в составе общей миссии. Обращаю ваше внимание на крайнюю важность и срочность этого дела. [519]

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 2 мая 1943

1. 1-я дивизия французских Свободных сил генерала де Лармина и моторизованная бригада генерала Леклерка передаются с 1 мая в непосредственное подчинение генерала де Голля по причине удаленности этих крупных частей от Свободной Французской Африки и Леванта.

2. В административном отношении дивизия де Лармина перестает подчиняться главнокомандующему Свободных французских сил на Среднем Востоке.

Моторизованная бригада Леклерка перестает быть в распоряжении верховного командования французских сил в Свободной Французской Африке.

Указанные дивизия и бригада переходят в непосредственное ведение национального комиссариата по военным делам.

Телеграмма генерала де Голля генералу Катру, в Алжир

Лондон, 2 мая 1943

Получил ваше письмо от 27 апреля и доставленные Оффруа документы от Жиро.

Как и вы, я думаю, что дискуссии в порядке обмена нотами в настоящее время бесполезны. Теперь все дело в доброй воле. А я еще не убедился в доброй воле Жиро и его импрессарио. Его предложение о встрече со мной в песках Бискры или в здании американского аэродрома в Марракеше свидетельствует, по-моему, о том, что наши партнеры не хотят действовать начистоту.

Если бы я проявил слабость и дал свое согласие, в какое положение попали бы мы тогда? Мы оказались бы полностью изолированными, без средств передвижения, без связи, в то время как наши собеседники имели бы все эти преимущества. Они могли бы продержать нас там сколько угодно под предлогом затянувшегося обсуждения, о чем тенденциозно информированное радио и англосаксонская пресса могли бы сообщить все, что им заблагорассудится. Если бы это наскучило нам до смерти и мы согласились на предложенные [520] нам компромиссные решения, то оказались бы в беспомощном и унизительном положении. А наш отказ был бы истолкован как доказательство непримиримости, и в результате мы вернулись бы в Англию несолоно хлебавши. Не забудьте, что все это дело происходит никак не между нами и Жиро, который сам по себе есть нечто, а между нами и правительством Соединенных Штатов.

Неужели можно вообразить, что я соглашусь связать каким-либо обязательством будущее страны и, говоря прямо, создать правительство, не посоветовавшись сначала с нашим Национальным комитетом, а затем со всеми людьми, мнение которых мне необходимо знать хотя бы для того, чтобы получить согласие на их избрание. Это может быть сделано только в Алжире. Мы не феодалы, обменивающиеся за обеденным столом своими вотчинами. Мы французы, желающие объединить империю. На мне лежит личная ответственность перед Францией, и я сознаю размеры этой ответственности.

Наконец, разве мы забыли, что 15 марта Жиро делал вид, что открыто приглашает меня приехать в Алжир? Какова причина такого желания: может быть, он боится общественного мнения? Но почему он должен его бояться, если он искренен и действует без задних мыслей?

Получив вашу телеграмму от 27 апреля, Национальный комитет обсуждал 29 апреля этот вопрос и пришел к заключению, что мы должны ехать в Алжир. Что касается меня, ни в какое другое место я не поеду. Об этом я предупредил Буска, который посетил меня 1 мая, чтобы выяснить мои настроения. Кроме того, 30 апреля я виделся с Черчиллем по его просьбе и сказал ему то же самое.

Прошу сообщить Жиро о моем окончательном решении. Если он действительно хочет объединения, то нет никаких оснований препятствовать моей поездке в Алжир.

Телеграмма генерала Леклерка генералу де Голлю, в Лондон

Тунис, 3 мая 1943

Полковник Гарбэ прислал мне донесение: «Все унтер-офицеры и солдаты 4-го полка спаги в Сфаксе требуют перехода к нам. По настоятельной просьбе полковника я должен сегодня вечером выступить с небольшой речью, чтобы успокоить солдат его полка. [521]

Но, если объединение Жиро — де Голль не осуществится в ближайшее время, полк разбежится».

Телеграмма генерала Кенига, временно командующего соединением де Лармина, генералу де Голлю, в Лондон

Тунис, 4 мая 1943

30 апреля я видел в Сфаксе Гарбэ и одного офицера, специально посланного полковником Ванеком. Этот офицер недавно принял командование 7-м полком африканских стрелков... Ванек изъявляет желание перейти под ваше командование вместе со своим истребительным противотанковым полком (имеющим около 80 самоходных орудий, 50 из них 76-мм). Полк сформирован из молодых французов. Кроме того, Ванек предлагает использовать его авторитет среди молодежи в лагере, чтобы присоединить этих молодых людей к вам.

Телеграмма генерала Катру генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 5 мая 1943

Генерал Жиро сообщил мне, что он согласен совместно обсудить и разрешить вопросы о Мартинике. Он назначил адмирала Баттэ и первого секретаря посольства Бейана для сотрудничества с двумя представителями Французского национального комитета в деле управления колонией...

Письмо генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 6 мая 1943

Дорогой генерал!

Я с радостью получил ваше письмо и приложенную к нему ноту от 27 апреля. Это письмо и ноту я довел до сведения Национального [522] комитета, который с большим интересом изучил содержащиеся в них приложения.

Мы констатировали, что, по существу, излагаемая вами точка зрения представляет собой новое и заметное приближение к концепции, содержащейся в меморандуме Национального комитета от 23 февраля и в ноте от 15 апреля. Вы, конечно, знаете, что именно эту концепцию Сражающаяся Франция всегда провозглашала и осуществляла на протяжении почти трех лет; она остается верна ей и теперь.

1. Что касается центральной власти, которая должна теперь распространить свои временные полномочия на всю империю и на все французские сражающиеся и сопротивляющиеся силы как вне, так и внутри национальной территории, мы считаем, что верховные комиссары, генеральные резиденты, губернаторы, а также фактический главнокомандующий или главнокомандующие не могут входить в состав центральной власти, от которой они должны получать приказы и инструкции... Таков неизменный и традиционный принцип организации французской государственной власти.

Следуя этому же принципу, осуществление прав военной власти на национальной территории по мере ее освобождения — прав, определенных законами осадного положения, — может рассматриваться лишь в силу и в рамках подчинения этой военной власти, как бы высоко она не стояла, центральной власти. С другой стороны, недопустимо, чтобы французское военное командование было ответственно за поддержание общественного порядка на французской территории перед иностранным командованием или правительством. В известных случаях некоторые национальные военные силы подчиняются в стратегическом или тактическом отношении союзному командованию, но поддержание общественного порядка является делом суверенным, и оно ни при каких условиях не должно зависеть от иностранных властей, за исключением тех случаев, когда нация оказывалась лишенной своей независимости. Такая утеря независимости могла оказаться чудовищным результатом поражения и заключения перемирия с врагом, но такая возможность не должна быть допущена Францией в отношениях с ее союзниками.

Хотя верховные комиссары, генеральные резиденты и губернаторы в принципе не должны входить в состав центральной власти. Тем не менее было бы целесообразно и полезно, чтобы они [523] консультировались по вопросам, относящимся к тем территориям, которые доверены их управлению. Полезным органом такой консультации может быть совещательный совет империи в составе этих высших должностных лиц и некоторых других деятелей, обладающих общепризнанной компетенцией. Однако следует учесть, что созыв губернаторов территорий французской империи, разбросанных в пяти частях света, практически крайне затруднителен.

2. Так как центральная временная власть имеет целью предпринять все возможные меры для использования всех сил и ресурсов империи и нации и быть наиболее широким представительством всей нации перед иностранными державами, Национальному комитету после достижения единства необходимо прибегнуть к учреждению Национального совещательного совета, предназначенного представлять при центральной власти французское общественное мнение в той степени, в какой Совет может выражать это мнение, до того момента, как вся нация будет призвана высказаться на всеобщих выборах. Совет не может рассматриваться как выражение национального суверенитета, носителем которого является сама нация и по ее поручению Ассамблея, которая будет избрана нацией. Но заключения Национального совещательного совета могут содействовать центральной власти в определении общего настроения и оказать полезную помощь во внешних сношениях...

Чтобы Национальный совещательный совет был в состоянии выполнить свою роль, он должен состоять главным образом из членов, ранее или в настоящее время публично облеченных доверием определенных категорий своих сограждан желательно при помощи выборов.

Находящиеся в настоящий момент на свободе генеральные и муниципальные советники, представители организаций Сопротивления во Франции, члены парламента, не подчинившиеся власти врага и не дискредитировавшие себя сотрудничеством с ним, члены коммерческих палат и палат земледелия, свободных профсоюзов, финансовые делегации{137}, представители университетов и [524] т.д. будут иметь право на условиях, которые следует уточнить, выбирать членов Национального совещательного совета. Центральная власть и Национальный совещательный совет прекратят свое существование, как только будут иметь избранных ими самими представителей и смогут создать правительство по своему выбору.

3. Национальный комитет желает скорейшего создания в Алжире центральной власти, общей для всей империи и поддерживающей связь с внутренним национальным сопротивлением. Мы уверены, что такова воля огромного большинства наших сограждан в существующих условиях национального и международного характера. Мы нисколько не сомневаемся, что в конечном итоге таково и ваше желание. Вот почему я готов немедленно отправиться в Алжир совместно с несколькими национальными комиссарами для того, чтобы разрешить между французами эту важную французскую проблему.

По убеждению Национального комитета, встреча может состояться только в Алжире.

В нашем письме от 27 апреля вы предложили мне вести переговоры о единстве в Бискре или Марракеше. Я должен откровенно признаться, что, по-моему, конференция такого ограниченного по необходимости состава и проходящая в столь изолированном месте не отвечает нужным условиям. Я лично не считаю себя вправе принимать столь важные решения, не имея возможности оценить положение в Северной Африке и совещаться с теми, кто мне необходим. С другой стороны, предшествующий опыт заставляет меня учесть серьезные неудобства для Сражающейся Франции, состоящие в том, что ее глава будет лишен собственных средств передвижения и связи и тем самым будет отрезан от Национального комитета и его органов, в то время как иностранное радио и пресса смогут распространять без его ведома «информацию» о переговорах, за которые он несет перед страной и империей самую серьезную ответственность.

Мне не безызвестно, что вы опасаетесь, как бы приезд генерала де Голля в Алжир не вызвал в столице империи большое волнение среди общественного мнения. Если такое волнение будет в интересах Сражающейся Франции, я не сомневаюсь, что вы порадуетесь ему, так же как и я бы порадовался всем выражениям доверия и уважения к генералу Жиро. Однако, разделяя ваше желание, чтобы великое дело объединения империи обсуждалось в обстановке порядка и достойным образом, я решил принять все меры к предотвращению неуместных демонстраций со стороны [525] тех лиц в Алжире, которые морально зависят от Сражающейся Франции. Что касается других, то я убежден, что местные власти располагают необходимыми средствами, чтобы заставить их придерживаться такой же позиции.

Примите, дорогой генерал, выражения моих наилучших чувств.

Послание Эррио, заключенного в Эво

(Послание передано генералу де Голлю в Лондон 12 мая 1943 Пьером Вьено)

Эво, 23 апреля 1943

Я готов в любой момент войти в состав правительства, возглавляемого генералом де Голлем, в котором я вижу единственного человека, способного объединить громадное большинство французов для восстановления Франции.

На мой взгляд, генерал Жиро не обладает политическими качествами, он только военачальник.

А впрочем, я горячо надеюсь, что между этими двумя людьми будет достигнуто согласие. Но, по-видимому, достижение соглашения затруднено из-за таких серьезных ошибок, как приглашение Пейрутона на официальный пост.

Послание генерала де Голля Национальному совету сопротивления, по случаю его создания

Лондон, 10 мая 1943

В этой войне, когда решается судьба родины, создание Совета Сопротивления, основного органа борющейся Франции, является событием большой важности.

Единство целей и чувств, уже давно установившееся между основной массой нации, сражающейся на своей территории, и теми из ее сыновей, которые сражаются вне ее, отныне нашло свое выражение в единстве действий.

Именно об этом-то и идет речь. Французы могут завоевать свое освобождение и свою победу только при одном непременном [526] условии — при условии объединения нации для достижения этих целей. Все зависит от этого — и наше сегодня, и наше величественное завтра, и, может быть, даже наша независимость. Все, что порождает распыление сил, разобщение действий, все, что способствует созданию обособленных союзов, в любой области, где французы вкладывают все свои силы в общую борьбу, — все это подвергает опасности одновременно и крепость наших ударов, наносимых врагу, и сплоченность нации.

Вот почему важно, чтобы сопротивление на национальной территории стало единым, сплоченным, организованным и концентрированным целым. Это достигнуто благодаря созданию Совета Сопротивления, который является составной частью Сражающейся Франции и тем самым воплощает совокупность всех сил, действующих внутри страны против врага и его сторонников.

Но страшное потрясение, постигшее нашу страну, потрясение политическое, экономическое, социальное, моральное — результат катастрофы поражения, измены, узурпации власти. Оно придет к своему концу лишь тогда, когда немецкие и итальянские войска будут разгромлены союзными войсками. Это потрясение порождено глубокими причинами, и оно будет иметь далеко идущие последствия. Настоящая война подобна большой революции для всех наций и особенно для Франции.

Прежде всего необходимо, чтобы процесс освобождения произошел в условиях порядка и завершился достижением независимости нации: это значит, что оно должно быть подготовлено заранее таким образом, чтобы сразу же было осуществлено управление нацией в соответствии с ее желанием в предвидении момента, когда она сможет нормальным путем выразить свою волю на всеобщих выборах.

С этой точки зрения Совет Сопротивления уже теперь должен оказывать помощь Национальному комитету в подготовке мероприятий, которые могут быть осуществлены по мере освобождения страны. С другой стороны, в момент самого освобождения Совет должен стать как бы первоначальным выразителем желаний и чувств всех тех, кто участвовал в борьбе внутри страны. Таким образом он сможет оказать Национальному комитету нужную поддержку... помощь в выполнении им его долга перед страной и в защите прав и интересов Франции перед иностранными державами. [527]

В конечном счете, дело идет о том, выйдем ли мы из хаоса обновленными, чтобы помочь родине вернуть ее величие, ее выдающуюся роль, соответствующую ее гению, и в то же время обеспечить всем ее детям безопасность, свободу, достойный труд и достойную жизнь. Именно Совет Сопротивления, действующий в самом горниле, где в скорби и боях выковывается новая Франция, должен предпринять все необходимое для того, чтобы вооружить нацию пониманием происходящего и направлять ее руководителей в выборе пути, который приведет страну к достойному будущему.

Такова большая и мужественная задача Совета Сопротивления. Ее значение исключительно. Совет справится с нею, преодолеет все трудности, поставив перед собой единственную цель — служить Франции. Он будет постоянно вдохновляться братским единством нации, которое сегодня одно дает ей возможность бороться со своими бедствиями, а завтра поможет ей построить свой дом заново и обновить основы своего существования.

Послание генералу де Голлю от Жана Мулэна, председателя Национального совета сопротивления

Париж, 15 мая 1943

Все организации и партии Сопротивления северной и южной зоны накануне отъезда в Алжир генерала де Голля вновь заверяют его, так же как и Французский национальный комитет, в своей верности провозглашенным ими принципам, отступление от которых было бы осуждено французским общественным мнением.

Они считают необходимым решительно заявить, что намеченная встреча должна состояться открыто в резиденции алжирского генерал-губернаторства в условиях полной гласности и среди французов.

Кроме того, они заявляют:

1) что политические проблемы не должны быть исключены при переговорах;

2) что французский народ никогда не допустит подчинения генерала де Голля генералу Жиро и требует быстрейшего учреждения в Алжире Временного правительства под председательством [528] генерала де Голля, причем генерал Жиро должен быть военным руководителем;

3) что генерал де Голль останется для всех единственным руководителем французского Сопротивления, каков бы ни был исход переговоров.

Письмо генерала Жиро генералу де Голлю, в Лондон

Алжир, 17 мая 1943

Генерал!

Благодарю вас за ваше письмо от 6 мая, полученное в ответ на мое письмо и мой меморандум от 27 апреля.

Этот новый обмен мнениями убеждает меня в том, что наши предварительные дискуссии закончены и настал час действовать и принять на себя общую ответственность. Время не ждет, среди других вопросов неотложным является вопрос о скорейшем объединении всех французских вооруженных сил в единую победоносную армию.

Я предлагаю, чтобы мы перешли к действиям, направленным к немедленному осуществлению объединения империи. Мы располагаем возможностями быстро достичь этой цели.

Необходимо немедленно образовать центральный исполнительный комитет и в то же время подтвердить главные основы его деятельности. Ответственность за деятельность Комитета должна быть коллективной, а срок его полномочий — ограниченным. Таким образом, мы будем действовать в соответствии с традицией и законами республики.

Если мы придем к согласию в этом, исполнительный комитет тотчас же соберется в Алжире.

Образование исполнительного комитета

Комитет является центральной властью. Он осуществляет общее управление и примет на свою ответственность все дела, которые в настоящее время выполнялись Национальным комитетом и гражданским и военным главнокомандующим в Алжире. Он будет обсуждать все другие вопросы, относительно которых мы обменивались мнениями, и основываться на нотах, которыми мы обменялись. В частности, он организует Национальный совещательный совет и Совет Сопротивления, назначает комиссаров, определяет их функции и т.д... [529]

Ответственность исполнительного комитета должна быть коллективной. Все основные решения будут обсуждаться и приниматься сообща членами исполнительного комитета. Согласно предложению генерала Катру, вы и я поочередно будем осуществлять председательствование; наша ответственность будет сочетаться с коллективной ответственностью исполнительного комитета; мы будем подписывать совместно с соответствующим комиссаром или комиссарами постановления и ордонансы, которые будут обсуждаться и приниматься всем комитетом.

Продолжительность деятельности исполнительного комитета должна быть ограничена. Мы убеждены, что в условиях настоящей ситуации наша деятельность отвечает желаниям французского народа. Тем не менее мы не можем игнорировать того факта, что наша власть появилась в результате конкретно сложившейся обстановки. Мы не представляем собою и не можем представлять правительство Франции.

С того момента, когда исполнительный комитет начнет выполнять свои функции, он должен торжественно объявить французскому народу, что передаст свои полномочия Временному правительству, которое будет создано во Франции после освобождения страны на основании закона от 15 февраля 1872. Применение этого закона предусмотрено на тот случай, когда законодательные ассамблеи прекращают свое существование, — именно это и имеет место в настоящее время; этот закон может быть применен путем обращения — с согласия Национального совещательного совета и юридического совета к выборным лицам с учетом изменений, происшедших в результате действий врага или развития обстановки во Франции.

Если я правильно изложил сущность взглядов на этот предмет, выраженных Национальным комитетом и мною лично, то прошу дать мне ваше согласие по этим пунктам, что весьма важно для дела нашего объединения. В то же время мы можем быстро договориться о составе комитета. Он первоначально будет состоять из двух предложенных вами членов и двух членов, предложенных мной, что составит в общем шесть первых членов исполнительного комитета. Предлагаю оставить три вакантных места, чтобы исполнительный комитет мог в дальнейшем их заместить.

Примите уверения, генерал, в моих лучших чувствах. [530]

Телеграмма морской службы

Французская морская база в Гриноке, 19 мая 1943

Командир судна «Меония» капитан 3-го ранга Литзельман, его штаб и экипаж просят вас передать генералу де Голлю следующее послание.

«Командир, 53 офицера и члена экипажа французского судна «Меония», выразившие желание служить Сражающейся Франции, восхищены вашей стойкой защитой родины в борьбе с ее угнетателями. Они просят оказать им честь и позволить поднять флаг Лотарингского креста, символа Сражающейся Франции. Да здравствует Франция! Да здравствует генерал де Голль!»

Секретная инструкция генерала де Голля генералу Делестрэну, командующему вооруженными силами внутреннего фронта

Лондон, 21 мая 1943

Настоящая инструкция имеет целью определить функции командующего вооруженными силами внутреннего фронта:

I. В течение настоящего периода, предшествующего высадке союзных войск.

II. В момент операций по освобождению.

1. Настоящий период

В настоящий период командующий вооруженными силами внутреннего фронта подготавливает их к выполнению задачи, которая возлагается на них при проведении операций по освобождению территории.

1) Ближайшие действия.

Принцип необходимости ближайших действий признается.

Эти действия предпринимаются, как правило, по инициативе движений Сопротивления и их местных организаций; они ведутся при небольшом количестве бойцов, сгруппированных в партизанские отряды и мелкие военные подразделения.

Командующий вооруженными силами внутреннего фронта вмешивается в их действия только с ведома комитета координации движения Сопротивления и для того, чтобы определить в соответствии с инструкциями, которые он может получить от генерала де Голля: [531]

крупные объекты нападения;

зоны ближайших действий, в которых следует развернуть основные действия;

технические условия, которые должны быть соблюдены в период подготовки операций по освобождению.

2) Подготовка вооруженных сил внутреннего фронта к выполнению операций по освобождению.

В настоящий период, когда структура вооруженных сил внутреннего фронта еще точно не определена, командующий выполняет в отношении всех ее составных частей функции генерального инспектора, с тем чтобы в момент высадки принять командование этими силами.

В этом звании соответственно инструкциям, получаемым от генерала де Голля:

он планирует использование вооруженных сил внутреннего фронта в зависимости от возможностей их пополнения на местах и от операций, которые можно осуществить;

он согласует план использования вооруженных сил внутреннего фронта с планом вооружения и мобилизации;

он проверяет введение в действие системы командования, которая осуществляется комитетом координации, и назначает командующих военными округами и районами округов...;

он осуществляет путем инспекции контроль за подготовкой операций по освобождению;

он информирует комитет координации о результатах инспекции; комитет оказывает командующему содействие в его сношениях с различными организациями;

он осуществляет соответствующие меры для набора добровольцев в день «Д», всюду, где это позволит ослабление немецкого контроля.

2. В момент высадки союзников и в дальнейшем

В момент проведения операций по высадке командующий вооруженными силами внутреннего фронта получает все права и выполняет все функции командующего армией. Он осуществляет эффективное командование всеми войсковыми соединениями, входящими в состав вооруженных сил внутреннего фронта, и всеми партизанскими отрядами. Он обеспечивает координацию действий военных подразделений с действиями регулярных войск.

Комитет координации прикомандировывает к нему одного из своих членов, которого генерал держит в курсе получаемых им инструкций и издаваемых им приказов. [532]

Письмо генерала де Голля генералу Жиро, в Алжир

Лондон, 25 мая 1943

Дорогой генерал!

Я имел удовольствие получить ваше письмо от 17 мая и благодарю за него.

Национальный комитет полагает вместе с вами, что предварительное обсуждение должно быть закончено и что необходимо безотлагательно создать в Алжире орган общей центральной власти. Мы с вами поочередно будем осуществлять председательствование.

Мы полностью согласны с вами в том, что ответственность этого органа должна быть коллективной и что продолжительность его функций была бы ограничена таким сроком, когда, исходя из общего смысла закона от 15 февраля 1872, можно было бы обеспечить временное национальное представительство и создать правительство.

Что касается состава самого органа, который должен отныне осуществлять общую центральную власть, и других вопросов, требующих выяснения, то, разумеется мы их обсудим в Алжире: мы с вами, а также два лица, предложенные вами, и два лица, предложенные Национальным комитетом.

Рассчитываю прибыть в Алжир в конце этой недели; радуюсь тому, что скоро буду сотрудничать с вами в служении Франции.

Примите, дорогой генерал, уверения в моих лучших чувствах и искренней преданности. [533]

Алжир

Телеграмма миссии Сражающейся Франции в Алжире Национальному комитету, в Лондон

Алжир, 30 мая 1943

В 11 час. 30 мин. генерал де Голль прибыл на аэродром Буфарик на самолете «Локхид», который носит название Париж. Самолет вели полковник де Мармье и майор Морле. При выходе из самолета де Голля встретили генерал Жиро, генерал Катру, многочисленные чиновники и военные; в частности, генерал Девэнк, начальник штаба Жиро, генерал Севез, представитель генерала Жюэна, полковник Линарэ, Гонон, генеральный секретарь алжирского генерал-губернаторства и т.д. Среди встречавших были также Макмиллан и Мэрфи. Присутствовали начальники служб миссии Сражающейся Франции. Присутствовала большая группа английских и американских корреспондентов, диктор агентства «Франция — Африка» Брэ и его сотрудники, представители «Радио-Франс» и т.д.

Улыбающийся де Голль не скрывает своей радости, оказавшись на французской земле. Пожав руку генералу Жиро, он произвел смотр роте, которая взяла на караул, после чего направился приветствовать встречавших. Его сопровождали Массигли и Филип, полковник Бийотт, капитаны Тейссо и Шарль Ру. Среди членов миссии находились прибывшие накануне Шуман и Клозон.

На автомобилях генералы де Голль, Жиро, Катру и другие направились завтракать в Алжир. Хотя место прибытия держалось в секрете, автомобили привлекли внимание населения деревень по пути в Алжир и многочисленные жители приветствовали проезжавшего де Голля.

В городе Алжире официально еще не объявлено о прибытии генерала де Голля. [534]

Коммюнике канцелярии генерала де Голля

Алжир, 30 мая 1943

Генерал авиации Вийемен, бывший главнокомандующий французскими военно-воздушными силами, направил генералу де Голлю письмо следующего содержания:

Мыс Матифу, 26 мая 1943

Генерал!

Имею честь просить вас использовать меня в частях боевой авиации.

Я хотел бы принять, в соответствующем чине, командование одной из воинских частей Сражающейся Франции.

Примите, генерал, выражение моей полной преданности.

30 мая генерал де Голль принял генерала авиации Вийемена.

Во время этой волнующей встречи глава Сражающейся Франции поблагодарил бывшего главнокомандующего французскими военно-воздушными силами за проявленный им благородный пример и тут же назначил его в чине подполковника в авиационную группу «Бретань», находящуюся в настоящее время в Тунисе.

Письмо генерала Вейса генералу де Голлю, в Алжир

Алжир, 31 мая 1943

Генерал!

Наконец-то вы в Алжире, где мы ждем вас в течение двух с половиной лет. Я думаю, что нет необходимости говорить о том, что я полностью в вашем распоряжении и жду ваших приказаний.

Примите, генерал, уверения в моей полной преданности.

Телеграмма генерала де Голля членам Национального комитета, в Лондон

Алжир, 31 мая 1943

Первое совещание состоялось сегодня утром. С одной стороны присутствовали Жиро, Моннэ и генерал Жорж. С другой — я сам, Катру, Массигли, Филип. [535]

Я занял следующую позицию: мы хотим единства и немедленного создания общего Национального комитета, если только будет решено, что Ногес, Буассон, Пейрутон, Бержере... немедленно уйдут в отставку.

Жиро и Жорж категорически возражают. Моннэ виляет.

Со стороны общественности — отношение хорошее; со стороны Жиро и его окружения — посредственное. Жиро сообщил мне, что Эйзенхауэр пригласил его в Соединенные Штаты. Эйзенхауэр требует, чтобы Французские свободные войска покинули Тунис.

С дружеским приветом.

Телеграмма Сражающейся Франции в соединенных штатах делегации Сражающейся Франции, в Алжир

Вашингтон, 31 мая 1943

Вся американская пресса помещает на первых полосах информацию о прибытии де Голля в Алжир и под крупными заголовками сообщает о предстоящих переговорах об объединении французов. В большинстве газет появился переданный по радио снимок де Голля, пожимающего руку Жиро в момент встречи на аэродроме. Корреспонденты единодушны в описании энтузиазма, вызванного в Алжире присутствием главы Сражающейся Франции, и обращают внимание на народные манифестации и на тот факт, что в петлицах многих манифестантов появились лотарингские кресты. Как сообщает корреспондент Ассошиэйтед Пресс, среди участников манифестаций он видел даже жандармов и солдат. Корреспондент «Нью-Йорк таймс», как и представители других газет, подчеркивает, что де Голль будет оказывать значительное влияние на дела Французской Северной Африки, и отмечает, что в честь Жиро никогда не бывало таких народных демонстраций, какие были в честь де Голля.

По радио также передаются пространные отчеты о прибытии де Голля в Алжир, в которых особо отмечается, что на первом заседании Комитета имел место оживленный обмен мнениями по поводу того, что среди лидеров Франции, борющихся за ее освобождение, не должно быть коллаборационистов и пораженцев.

Все газеты воспроизводят заявления де Голля на пресс-конференции в Алжире. [536]

Телеграмма национального комиссара информации делегации Сражающейся Франции, в Алжир

Лондон, 31 мая 1943

1. Сегодня столбцы английских газет посвящены сообщениям о прибытии генерала де Голля в Алжир и описанию восторженной встречи. Сообщения публикуются под крупными «шапками».

2. На пресс-конференции в английском министерстве информации представитель министерства заявил сегодня утром, что прибытие генерала Жоржа было встречено английским правительством с удовлетворением. Говорят, что он придает «элемент стабильности» новой французской власти.

3. Три большие статьи в «Таймс», «Манчестер гардиан» и «Ивнинг стандард» посвящены французскому Сопротивлению... Газеты признают, что генерал де Голль и французский национальный комитет представляют наилучшим образом внутреннее Сопротивление и являются единственной связью между ним и создаваемой центральной властью.

4. Газеты воздерживаются, по-видимому преднамеренно, от описания манифестаций в Алжире, происходивших в воскресенье во второй половине дня. Тем не менее манифестации произвели здесь глубокое впечатление. Мы предоставили журналистам возможность прослушать радиорепортаж из Алжира, который дает прекрасное представление о теплоте встречи и энтузиазме населения.

5. Заявления генерала де Голля публикуются без комментариев. Однако не присоединившиеся к нам круги едко комментируют его фразу: «Французы должны служить только Франции» — и стараются представить эту фразу как выражение антисоюзнических настроений...

Телеграмма генерала де Голля членам национального комитета, в Лондон

Алжир, 1 июня 1943

Сообщаю некоторые данные об установке переговоров относительно объединения.

...Создалось общее впечатление организованного давления на общественное мнение. Газеты и радио полностью удушены. Собрания [537] запрещены. Передвижение по стране практически невозможно. Повсюду конспирация. Проконсулы, генералы, адмиралы каждый окружен своими людьми и не имеет связей с внешним миром. Никакой реальной власти нигде. Показанная видимость, которой никто не верит...

Вчера утром состоялось подготовительное заседание. Присутствовали: де Голль, Жиро, Катру, Жорж, Массигли, Филип, Моннэ. Я ставлю вопрос об отставках. Категорический и резкий отказ со стороны Жиро. В результате Комитет не был сформирован. Еще раз виделся с Жиро без свидетелей во второй половине дня. Ничего не выходит. Нет сомнения в его глубокой враждебности.

Армия расшатана. Тысячи индивидуальных присоединений к нам. Солдаты бегут, чтобы присоединиться к Лармина. Из воинских частей мне телеграфируют о желании перейти в мое распоряжение.

Прессу и радио следует ориентировать в том числе, что главным препятствием к объединению является отказ удалить некоторых неприемлемых лиц.

Коммюнике канцелярии генерала де Голля

Алжир, 1 июня 1943

Генерал-губернатор Алжира Марсель Пейрутон только что прислал генералу де Голлю следующее письмо:

«Генерал!

Учитывая, что искреннее объединение всех французов является единственным средством добиться победы, которая возродит наше величие, и стремясь облегчить это объединение, я передаю в ваше распоряжение мой пост генерал-губернатора Алжира. Поступая так, я не собираюсь покинуть моих алжирских друзей, французов и мусульман, которые в своих недавних выступлениях выразили мне единодушное доверие.

Мой жест вдохновлен бескорыстным стремлением к объединению всех французов, решивших изгнать захватчика и освободить родину.

Я прошу вас, как председателя исполнительного комитета, поддержать перед военными властями мою просьбу о зачислении на военную службу в качестве капитана колониальной пехоты.

Примите, генерал, уверения в моем глубоком уважении». [538]

Генерал де Голль направил Марселю Пейрутону следующий ответ:

Алжир, 1 июня 1943

«Господин посол!

Получил ваше письмо от 1 июня, в котором вы сообщаете, что передаете в мое распоряжение пост генерал-губернатора Алжира и выражаете желание служить в рядах армии.

Я уверен, что в условиях страшных испытаний, переживаемых нашей родиной, французы оценят, как оценил я сам, ваш бескорыстный шаг.

Прошу передать ваши функции генеральному секретарю Алжира и считать себя в распоряжении главнокомандующего войсками в Леванте в качестве капитана колониальной пехоты.

Примите, господин посол, уверения в моем особом уважении».

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в соединенных штатах делегации Сражающейся Франции, в Алжир

Вашингтон, 2 июня 1943

Пресса публикует на первых полосах и под крупными заголовками сообщения об отставке Пейрутона и согласии де Голля оставить на службе во французских Сражающихся силах. «Нью-Йорк таймс» публикует это сообщение жирным шрифтом на первой полосе под огромным заголовком: «После отставки Пейрутона де Голль приобретает власть во Французской Северной Африке».

...Миддлтон телеграфирует газете «Нью-Йорк таймс» из Алжира: «Эта удивительная перемена свидетельствует о том, что де Голль контролирует политическое положение в Алжире... Исчезают последние следы власти Жиро... Де Голль одерживает политическую победу. Значение этого события велико не только потому, что Пейрутон ушел, но также потому, что он вручил свою отставку де Голлю. Совершенно очевидно, что де Голль в результате сорока восьми часов энергичных действий овладел обстановкой и фактически держит в своих руках политические судьбы Французской Северной Африки... Де Голль приступает [539] теперь к еще более трудной борьбе: к убеждению союзников в том, что надо уважать французский суверенитет во всей Северной Африке и империи».

Письмо генерала де Голля генералу Жюэну, в Тунис

Алжир, 2 июня 1943

Дорогой Жюэн!{138}

Я хотел бы повидать тебя. В ближайшее время намереваюсь отправиться в Тунис. Но прежде я должен по возможности уладить здесь много важных дел. Поэтому прошу тебя приехать в Алжир.

Мне известно, что ты сделал с самого начала кампании в Тунисе. Прими мои поздравления. Знай, что ты пользуешься моим уважением и дружбой, и верь в мои самые сердечные чувства.

Письмо генерала Жюэна генералу де Голлю, в Алжир

Тунис, 3 июня 1943

Дорогой де Голль!

Твоя записка, переданная Лафоном, бесконечно тронула меня. Я рассчитываю вернуться в Алжир в воскресенье или понедельник, после выполнения данного мне поручения, чтобы передать инструкции Масту.

Я охотно встретился бы с тобой в конце недели, если Жиро разрешит мне уехать из Туниса на сутки. С этим трудным человеком никогда не знаешь, как будет. Он всегда боится, как бы не запутали его дела. От души желаю быстрой развязки в Алжире в смысле достижения объединения, которого мы так жаждем... К тебе питают доверие. Для тебя здесь не должно быть непреодолимых препятствий.

До скорого свидания. Сердечно преданный тебе. [540]

Письмо генерала Жиро генералу де Голлю

Алжир, 2 июня 1943

Генерал!

Третьего дня во время предварительного заседания, на котором мы должны были учредить исполнительный комитет, предусмотренный в наших предыдущих письмах, вы поставили вопрос об удалении из Французской Африки некоторых высших чиновников и генералов.

В эту ночь генерал-губернатор Алжира подал каждому из нас заявление об отставке. Не посоветовавшись со мной и еще до того, как был учрежден исполнительный комитет, вы сочли возможным предписать Пейрутону, чтобы он передал свои функции генеральному секретарю, и мобилизовать его в колониальную пехоту Леванта.

Такой образ действий вызывает удивление.

С самого начала важно не допускать между нами никакой недоговоренности. Франция и наши союзники ждут. В спор надо внести полную ясность. Здесь сталкиваются две доктрины. Они кажутся, по правде говоря, противоположными. Моя политическая позиция была определена в моей речи от 14 марта.

Что же касается вашей позиции, то подпольные газеты, выходящие во Франции под вашим покровительством, а также заявления по радио и публичные выступления некоторых лиц из вашего ближайшего окружения свидетельствуют о вашем намерении учредить во Франции после освобождения тоталитарную политическую систему; всенародное волеизъявление предусматривается лишь спустя долгое время.

Эти заявления предвещают даже массовые репрессии во Франции. По выражению некоторых ваших сотрудников, «Франция должна подвергаться такой чистке, какой ни одна страна никогда не знала».

Организация, руководимая полковником Пасси, усвоила методы гестапо.

Не меньшее беспокойство вызывает ваша внешняя политика. Приписываемые вам высказывания относительно англичан, ваш отказ нанести визит генералу Эйзенхауэру по прибытии в Алжир свидетельствуют об определенном маневре, который содействует подготовке вашей революции, но вредит делу спасения страны. [541]

Я не присоединяюсь к такому образу действий. Они равноценны установлению во Франции режима, скопированного с нацизма, опирающегося на эсэсовцев и против которого борются все Объединенные Нации.

Франция этого не хочет.

Поэтому, прежде чем начинать обсуждение, я прошу вас публично дезавуировать эти планы и удалить их авторов, которые ни в коем случае не должны быть использованы в исполнительном комитете или на любом другом административном посту.

Прошу вас принять уверения в моем высоком уважении.

Телеграмма генерала де Голля членам национального комитета, в Лондон

Алжир, 3 июня 1943

...Жиро только что возложил функции полицейской власти в Алжире на Мюзелье.

Жиро вызвал сюда туземные кавалерийские отряды из Марокко. Он издал приказ задерживать всех солдат Сражающейся Франции в Северной Африке, получивших увольнение. Он только что написал мне письмо с требованием сделать публичное заявление о том, что я обязуюсь не устанавливать во Франции фашистский режим!..

Трагикомедия в полном разгаре. Но это может плохо кончиться.

Декларация Французского комитета национального освобождения

Алжир, 3 июня 1943

Генералы де Голль и Жиро в качестве председателей, генерал Жорж, генерал Катру, гг. Массигли, Моннэ, Филип в качестве членов образуют Французский комитет национального освобождения, который будет впоследствии пополнен другими членами.

Сформированный таким образом Комитет является центральной французской властью. [542]

Комитет руководит военными усилиями французов во всех их формах и повсюду. В соответствии с этим он осуществляет французский суверенитет на всех территориях, находящихся вне власти врага. Он обеспечивает руководство всеми интересами Франции и их защиту во всем мире. Он берет на себя власть над всеми территориями и над сухопутными, морскими и воздушными силами, находящимися до настоящего времени в ведении либо Французского национального комитета, либо в ведении военного командования и гражданской администрации. Комитет безотлагательно примет все необходимые меры для осуществления слияния всех административных учреждений, зависящих от этих двух органов.

Согласно письмам, которыми обменялись генералы Жиро и де Голль, Комитет передаст свои полномочия Временному правительству, которое будет сформировано в соответствии с законами республики, как только освобождение территории метрополии позволит это сделать, и самое позднее — после полного освобождения Франции.

В тесном сотрудничестве со всеми союзниками Комитет будет продолжать совместную борьбу в целях полного освобождения французских территорий и территорий союзников до победы над всеми враждебными державами.

Комитет торжественно обязуется восстановить все французские свободы, законы республики и республиканский режим, полностью уничтожив режим произвола и личной власти, навязанный в настоящее время стране.

Комитет служит французскому народу, военные усилия, сопротивление и испытания которого, равно как и необходимое обновление страны, требуют объединения всех национальных сил.

Комитет призывает всех французов следовать за ним, для того чтобы Франция обрела в борьбе и победе свою свободу, свое величие и свое традиционное место среди великих союзных держав.

Ордонанс от 3 июня 1943 об учреждении Французского комитета национального освобождения

Генерал де Голль и генерал Жиро, учитывая, что в результате оккупации французской территории врагом осуществление суверенитета [543] французского народа, являющегося основой всякой законной власти, прекратилось;

учитывая, что Французский национальный комитет и гражданский и военный главнокомандующий решили объединить свои действия, чтобы обеспечить руководство военными усилиями французов, защиту всех интересов Франции и управление делами территорий и вооруженных сил, подведомственных до сего времени соответствующим властям,

постановляют:

Ст. 1. Учредить единую французскую центральную власть, которая будет иметь наименование Французского комитета национального освобождения.

Ст. 2. Французский комитет национального освобождения руководит военными усилиями французов во всех их формах и повсеместно.

Ст.З Французский комитет национального освобождения осуществляет французский суверенитет на всех территориях, находящихся вне власти врага; обеспечивает руководство всеми интересами Франции и их защиту во всем мире; берет на себя власть над всеми территориями, над всеми сухопутными, морскими и воздушными силами, находившимися до настоящего момента в ведении либо Французского национального комитета, либо гражданского и военного главнокомандующего.

Комитет заключает договоры и соглашения с иностранными державами. Оба председателя аккредитовывают дипломатических представителей при иностранных державах, а иностранных представителей — при себе.

Ст. 4. В соответствии с предварительным обменом документами между Французским национальным комитетом и гражданским и военным главнокомандующим и, в частности, в соответствии с письмом генерала Жиро от 17 мая и ответом генерала де Голля от 25 мая Французский комитет национального освобождения будет осуществлять свои функции до того момента, когда освобождение территории метрополии позволит избрать в соответствии с законами республики Временное правительство, которому Комитет передаст свои полномочия. Этот момент наступит самое позднее после полного освобождения территории страны.

Ст. 5. Определить декретами организацию и деятельность Французского комитета национального освобождения.

Ст. 6. Настоящий ордонанс выполнять как закон. [544]

Телеграмма генерала де Голля членам Национального комитета, в Лондон

Алжир, 4 июня 1943

Только что учрежденный правительственный комитет не полностью удовлетворяет нас. Но говоря по совести, я считаю, что мы не имели права оказываться от такого комитета. Все видят в нем лишь переходный этап.

Состав комитета будет непрерывно расширяться в условиях, которые сделают его более авторитетным. Задача состоит в том, чтобы обновить кадры и пронизать все новым духом. Я убежден, что нам это удастся.

Выдержки из доклада Жана Мулэна Национальному комитету, в Лондон

Париж, 4 июня 1943

...Не без трудностей мне удалось сформировать и собрать Совет Сопротивления. Трудности принципиальные, трудности персональные, трудности материальные.

Прежде всего мне пришлось преодолеть серьезное сопротивление некоторых организаций северной зоны какому бы то ни было сотрудничеству со старыми партиями. Обычно организации как в южной, так и в северной зоне противились с самого начала подобным контактам, и это особенно давало себя знать в ОСМ (Военно-гражданская организация), в «Сё де ля резистанс» («Те, кто за сопротивление»), в «Сё де ля либерасьон» («Те, кто за освобождение») и, в некоторой степени, в «Комба» («Сражение»).

После целого ряда дискуссий, когда я старался доказать, что мы заинтересованы — по соображениям внутриполитическим и еще более — внешнеполитическим — в вовлечении в организованное Сопротивление здоровых элементов старых политических и профсоюзных организаций, я наконец добился присоединения восьми организаций, с отговоркой, что их представители составят исполнительный орган Совета.

Пришлось улаживать довольно серьезное разногласие с представителями профсоюзов. ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) просила предоставить ей два места в Совете, чтобы, как говорили ее представители, был слышен голос рабочих и служащих. Я вынужден [545] был решительно придерживаться принципа — от каждой организации представитель. Всякое другое решение повлекло бы за собой всякого рода злоупотребления. ВКТ является юридическим лицом и как таковое правомочно представлять все аспекты своей деятельности. Увеличение числа представителей в данном случае неизбежно побудило бы некоторые политические организации требовать пропорционального представительства и его «дозировки», что является неприемлемым. Наконец, ОСМ, требовавшая одного места для Конфедерации работников умственного труда, имела бы также право настаивать, чтобы последняя была представлена. Свои требования могли бы выдвинуть и христианские профсоюзы. Вопрос осложнялся и тем, что ко всем этим затруднениям прибавлялось еще соперничество первого и второго деятелей, каждый из которых непременно хотел войти в Совет. Соглашение было достигнуто после переговоров с «Либерасьон» на следующих основаниях: первый был введен как представитель от ВКТ и второй — от «Либерасьон».

Что касается старых политических организаций, то сначала у меня были затруднения с коммунистической партией по вопросу о Временном правительстве, от чего зависело присоединение этой партии к Совету. Должен сказать, что затруднения были быстро устранены и Центральный Комитет коммунистической партии подписался под всеми пунктами представленной ему программы. Что касается радикалов, то, не имея возможности связаться с Эррио, я просил недавно созданную группу действия радикалов выделить представителя. Я сообщал вам в предыдущем письме, кто он. Его активное участие в Сопротивлении принесло ему немало неприятностей; он был даже заключен на несколько месяцев в тюрьму Фрэн. Он имеет то преимущество, что может быть одновременно представителем радикал-социалистов и франкомасонов. Последние поручили ему представлять себя. Были трудности, связанные с представительством «Республиканской федерации»{139}. Луи Марэн, конечно, согласен и обещал более месяца назад, что войдет сам или выделит своего представителя. Но только накануне собрания я узнал, что представлять Луи Марэна будет Дебю-Бридель.

Как было трудно собрать 17 членов комитета — ведь они или разыскиваются полицией и гестапо, или находятся под их надзором. [546] С удовлетворением сообщаю, что все члены присутствовали на заседании и, что особенно следует подчеркнуть, заседание проходило в достойной атмосфере патриотического единства.

Вот как проходило заседание.

Поблагодарив всех членов комитета за то, что они откликнулись на призыв генерала де Голля, я счел своим долгом коротко напомнить о задачах Сражающейся Франции в том виде, как они изложены ее главой:

1) вести войну;

2) предоставить французскому народу возможность выразить свое мнение;

3) восстановить республиканские свободы в государстве, которое не откажется от социальной справедливости и в то же время осознает свое величие;

4) добиваться вместе с союзниками восстановления действенного международного сотрудничества в плане экономическом и духовном в послевоенном мире, когда Франция восстановит свой престиж.

Попутно я указал, что если, как писал и говорил генерал де Голль, демократический порядок допускал существование организованных партий, то наличие в составе Совета представителей старых политических партий не должно рассматриваться как официальное согласие на восстановление названных партий в том виде, в каком они существовали до перемирия.

Я настаивал на том, что, наоборот, нужно всеми силами стремиться к созданию широких идеологических союзов, способных обеспечить прочность и стабильность французской общественной жизни.

После этого вступления я прочел послание генерала, которое прибыло как нельзя более кстати и было выслушано всеми присутствующими с волнением.

Затем представитель народных демократов зачитал текст уже доставленной вам резолюции, которую мы выработали сообща. После обмена мнениями резолюция была принята единогласно.

В заключение Совет решил посвятить всю свою деятельность созданию на территории страны прочного союза организаций, представленных в Совете Сопротивления.

Я хотел бы отметить, что все участники, как и выделившие их организации, отнеслись с максимальной серьезностью к этому заседанию и признали его важное значение. [547]

Некоторые организации, питавшие все же какие-то предубеждения против Совета, теперь как будто поняли, какое большое значение он может иметь.

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в Алжире членам Национального комитета, в Лондон

Алжир, 8 июня 1943

На заседаниях 3 и 7 июня Французский комитет национального освобождения определил функции некоторых комиссариатов. Список комиссариатов в настоящий момент таков:

государственный комиссариат координации мусульманских дел — генерал Катру,

государственный комиссариат — генерал Жорж,

иностранных дел — Рене Массигли,

вооружения и снабжения — Жан Моннэ,

колоний — Рене Плевен,

коммуникаций и торгового флота — Рене Мейер,

информации — Анри Боннэ,

внутренних дел — Андре Филип,

юстиции, народного просвещения, здравоохранения — д-р Абади,

финансов — Кув де Мюрвиль,

производства, торговли — Андре Дьетельм,

труда и социального обеспечения — Адриен Тиксье.

Письмо генерала де Голля членам Французского комитета национального освобождения

Алжир, 9 июня 1943

Сегодня исполнилось восемь дней с того момента, как мы осуществили в интересах руководства военными усилиями французов так называемое объединение и учредили Французский комитет национального освобождения, считая, что этот комитет заменит французское правительство.

Но все говорит о том, что «единства» не существует и что в действительности правительства нет.

Больше того, мы видим, что гражданские и военные дела находятся в состоянии анархии, которую используют разные одержимые, [548] или интриганы, или приверженцы Виши, или даже агенты врага для проведения саботажа и создания в любой момент атмосферы «путча».

Самый незначительный вопрос, который может быть решен и исчерпан в несколько мгновений, порождает у нас нескончаемые и неприятные дискуссии.

В результате мы даже не приступили к разрешению вопроса о полномочиях правительства и военного командования, логическое решение которого, отвечающее интересам нации, напрашивается само собой.

С другой стороны, союзники действуют в отношении нас таким образом, что можно усомниться, признают ли они за нашим «Комитетом» право представлять интересы Франции и осуществлять необходимую власть.

Такое положение несовместимо с ответственностью перед страной, которая, как я полагаю, лежит на мне в связи с доверием, оказанным мне большим числом французов.

Я нарушил бы свой долг, если бы в сложившихся условиях продолжал участвовать в работе Французского комитета национального освобождения. Учитывая это, прошу больше не считать меня ни членом Комитета, ни председателем его.

Донесение генерала Делестрэна, командующего тайной армией, Национальному комитету, в Лондон

Из Франции, 10 июня 1943

Имею честь направить вам в порядке отчета текст инструкции (№5), которую в соответствии с указаниями генерала де Голля я только что дал тайной армии относительно ее задач и ее организации.

«Тайная армия представляет собой французскую внутреннюю армию добровольцев, главная задача которой сражаться за освобождение нашей земли от немецкого ига... Вторая задача тайной армии — помогать генералу де Голлю в поддержании порядка в момент освобождения и в учреждении во Франции демократического строя, отвечающего чаяниям французского народа.

Тайная армия — армия добровольцев, все члены которой считают себя связанными определенным обязательством. Только условия [549] подполья мешают им подписать акт о добровольном вступлении в вооруженные силы Сражающейся Франции. Возникшая вначале как группа военизированных подразделений организаций движения Сопротивления, эта армия ныне принимает в свои ряды всех французов независимо от политических воззрений и убеждений, воодушевленных единым патриотическим чувством, единым стремлением сражаться и признающих своим руководителем генерала де Голля.

Командование и организация

Тайной армией руководит на всей территории командующий, назначенный декретом генерала де Голля; он располагает штабом и службами, существование которых нельзя разглашать. В тайную армию входят:

1) технические войска (железные дороги, связь и т.д.) и партизанские группы, имеющие свой собственный командный состав и находящиеся в непосредственном подчинении главнокомандующего или командиров, назначенных главнокомандующим в обеих зонах;

2) территориальные войска: постоянные подразделения, расположенные поблизости от объектов их действий, и подвижные партизанские отряды. Территориальные части находятся в ведении командиров тайной армии в районах, департаментах, кантонах. Они состоят из отделений, взводов и рот... Партизанские маки, где производится ускоренное военное обучение для выполнения специальных заданий, подчиняются непосредственно командующему тайной армией.

Главная задача тайной армии в настоящее время

Задача тайной армии в настоящее время — вести партизанскую войну, которая станет максимально интенсивной с момента высадки союзных войск на нашей территории. К тому моменту (день «Д») тайная армия должна иметь.

В первом эшелоне — 50 тысяч солдат (десантные войска), расположенных поблизости от объектов своих действий, четко нацеленных на эти объекты и располагающих всем необходимым для этого (штабы, материально-технические средства связи, различные склады, посадочные площадки, береговая защита).

Во втором эшелоне: а) 150 тысяч добровольцев, представляющих собой костяк будущей мобилизованной армии; б) технические войска, подготовленные для использования специальной материальной части, которая будет им доставлена в нужное время. [550]

Положение в настоящее время

Подготовительная работа уже в значительной степени выполнена: имеется план действий, произведен подбор ответственных лиц и т.д. ...Еще не хватает значительной части вооружения. Наши союзники уже увеличили поставки оружия и согласны присылать еще больше, но при условии, что это вооружение не будет использовано для развязывания гражданской войны, а только для того, чтобы «выставить» немцев из пределов Франции. Члены тайной армии, каковы бы ни были их нетерпение и беспокойство, которые я понимаю и разделяю, обязаны полностью воздерживаться от какой-либо политической деятельности, которая может привести к сокращению или даже полному прекращению этих поставок оружия и материальной части. Дело идет прежде всего о Франции и о том, чтобы сражаться за ее освобождение.

В Бир-Хашейме, Феццане, Тунисе французские солдаты уже восстановили честь своих знамен. Скоро придет и наш черед».

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в Канаде делегации Сражающейся Франции, в Алжир

Оттава, 11 июня 1943

По словам одного высокопоставленного чиновника министерства иностранных дел, это министерство якобы получило от ряда канадских послов — назывались послы в Куйбышеве и Рио-де-Жанейро — донесения, в которых сообщается «об эмоциональной и неразумной реакции американских дипломатов, как только речь заходит о Сражающейся Франции и о генерале де Голле».

Канадский посол в России якобы сообщил своему правительству, что он затрудняется поддерживать хорошие отношения с Роже Гарро, опасаясь значительного ухудшения отношений с членами американского посольства.

По мнению вышеупомянутого чиновника, отношение американских дипломатов к Сражающейся Франции во всем мире определяется особыми инструкциями. [551]

Телеграмма генерала де Голля Рене Кассену и Жаку Сустелю, в Лондон

Алжир, 12 июня 1943

Как и следовало ожидать, мы переживаем здесь полный кризис.

Основная причина его — непрекращающаяся двойственность в отношениях между Жиро и нами... Ближайшая причина — военный вопрос; Жиро хочет сохранить все свои полномочия, мы же стремимся к одновременному обновлению и системы и самой армии.

Общественное мнение ожидает развязки, оно глубоко взволновано и почти единодушно настроено в нашу пользу; нарастает тревога в армии, где есть большое стремление к освежению... Присоединения к войскам Лармина продолжаются, несмотря на их удаленность. Около 7 или 8 тысяч французов уже присоединились к ним или уже на пути к присоединению.

Макмиллан, с которым я часто встречаюсь, кажется, понял теперь реальное положение вещей. Мэрфи держится как-то неопределенно, и его трудно понять.

...Прошу Кассена, Сустеля, д'Аржанлье, Лежантийома, д'Астье де ла Вижери и Валлена образовать совет для ведения дел под председательством Кассена.

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в Лондоне генералу де Голлю, в Алжир

Лондон, 14 июня 1943

Следуя, очевидно, определенным указаниям, английская пресса, и в том числе «Франс», принимает резкий, иногда угрожающий тон, что значительно отличается от прежнего ее отношения.

Она сожалеет о «непримиримости и нетерпимости» генерала де Голля и обвиняет его в диктаторских замыслах...

В явно инспирированной статье «Манчестер гардиан» предостерегает своих читателей от заблуждения, что якобы имеются две политики по отношению к Франции: политика Вашингтона и политика Лондона. В действительности же, пишет эта газета, есть только одна, общая политика...

Многие комментарии заканчиваются завуалированной угрозой вмешательства союзников. [552]

Письмо генерала де Голля генералу Жиро

Алжир, 15 июня 1943

Генерал!

В письме от 9 июня я просил вас и других членов Комитета узкого состава не считать меня больше ни председателем, ни членом Комитета в его существующем виде.

Я убедился в невозможности разрешать в этом органе проблемы, возникающие в связи с необходимостью приступить к правительственной деятельности.

Но присутствие в Алжире всех членов Комитета, являющегося правительственным органом, за исключением лишь одного (Анри Боннэ), впервые делает возможным созыв Комитета в полном составе.

Я предлагаю созвать его сегодня же в 15 часов в лицее Фромантэн, чтобы устранить трудности, парализующие центральную власть.

В случае вашего согласия с этим предложением, я был бы признателен вам, если вы подпишете вместе со мной прилагаемое приглашение, адресованное всем комиссарам.

Прошу, генерал, принять заверения в моих лучших чувствах.

Телеграмма генерала де Голля Рене Кассену и Жаку Сустелю, в Лондон

Алжир, 15 июня 1943

Мы по-прежнему на мертвой точке.

Однако прибытие Плевена, Дьетельма и Тиксье позволяет созвать пленарное заседание Комитета. Что касается меня, я готов на это, потому что мое письмо об отставке относилось к Комитету семи, а не к пленарному Комитету, с которым я хочу попытаться сработаться. Все дело в том, согласится ли на это Жиро и его сторонники.

Если они будут с этим согласны, Комитет постарается разрешить на пленарном заседании военный вопрос. Если же они не согласятся или если Комитет окажется таким же бессильным, как и Комитет семи, останется только констатировать несостоятельность всей системы. Тогда я сделаю публичное заявление о том, что Сражающаяся Франция продолжает существовать, постараюсь уехать в Браззавиль и буду ждать там дальнейших событий. [553]

Телеграмма генерала де Голля делегациям Сражающейся Франции, в Вашингтон, Лондон, Москву

Алжир, 17 июня 1943

Несколько дней продолжаются переговоры по двум основным вопросам: реорганизации верховного командования и деятельности Комитета национального освобождения.

Коротко расскажу о существе дискуссии, чтобы вы могли лучше ориентировать свою деятельность...

Генерал де Голль требует отделить главное командование от комиссариата национальной обороны. Этому комиссариату должны быть поручены организация и управление армией... Генерал Жиро возражает против такого разделения и намерен осуществлять верховное командование армией и одновременно занимать пост военного комиссара, сохраняя в то же время пост сопредседателя Комитета национального освобождения.

Несмотря на продолжительные дискуссии, Комитету семи не удалось разрешить этот вопрос. С другой.стороны, многочисленные попытки Жана Моннэ и генерала Катру найти компромиссное решение не дали результата.

Вот почему генерал де Голль решил не участвовать больше в бесперспективной деятельности Комитета семи и потребовал, чтобы принципиальный вопрос об организации главного командования был передан на обсуждение пленарного заседания Комитета национального освобождения, которое должно быть созвано в самом срочном порядке.

Генерал де Голль считает, что, если при обсуждении не будет достигнуто согласие, Комитет должен вынести решение большинством голосов.

Но генерал Жиро возражает против вмешательства Комитета национального освобождения, так как считает, что вопрос о главном военном командовании и организации армии может решаться только военными представителями.

Такая позиция противоречит французским традициям и статье 2 постановления от 3 июня, которая гласит, что Комитет национального освобождения руководит военными усилиями французов во всех их формах и повсеместно.

Итог таков: генерал де Голль отстаивает принцип главенства правительства над военным командованием и требует осуществления [554] демократической и практически осуществимой процедуры нормальной деятельности Комитета национального освобождения. Он полагает, что одной из самых важных и срочных задач новой французской центральной власти является организация армии освобождения...

Телеграмма генерала де Голля Рене Кассену и Жаку Сустелю, в Лондон

Алжир, 19 июня 1943

Сегодня утром Эйзенхауэр попросил меня приехать к нему вместе с Жиро. В основном он заявил, что, как главнокомандующий, учитывая военные операции, происходящие в настоящее время, он настоятельно просит не вносить никаких изменений в существующую военную систему в Северной Африке.

Он уточнил, что Жиро должен оставаться главнокомандующим с сохранением прежних личных и абсолютных полномочий как в отношении военных операций, так и в отношении организации и управления вооруженными силами.

Кроме того, он занимался шантажом, используя вопрос о вооружении.

Я был вынужден поставить этот вопрос в плане независимости Франции. Я сказал Эйзенхауэру, что передам дело в Комитет, но сам лично не соглашусь участвовать в правительстве, которое терпело бы иностранное вмешательство, настолько явно выраженное, настолько противоречащее единству внутренних и внешних сил Франции, настолько вредное для нашей военной мощи.

Прошу вас предупредить об этом от моего имени наших губернаторов территорий, командиров наших войск в Великобритании и в других местах и наших представителей за границей, чтобы все они знали истинную причину возможного кризиса.

В этом случае наше радио в Браззавиле должно будет вести передачи ясно и отчетливо, потому что здешняя цензура ничего не будет пропускать.

Кроме того прошу Сустеля использовать в случае кризиса все средства для информации общественного мнения во Франции и за границей. [555]

Меморандум американской штаб-квартиры в Северной Африке Французскому комитету национального освобождения

(Перевод)

20 июня 1943

В связи с тем, что французские власти обратились к союзному командованию с запросом по поводу его отношения к французским военным властям, главнокомандующий союзными войсками предложил встретиться с генералами Жиро и де Голлем. На заседании, состоявшемся 19 июня, главнокомандующий союзными войсками довел до сведения генералов Жиро и де Голля следующее:

Сохранение существующего командования французскими вооруженными силами во Французской Северной Африке и Французской Западной Африке жизненно необходимо, так как в настоящее время развертываются серьезные военные операции, в ходе которых фактор времени становится жизненно важным и решающим фактором.

Главнокомандующий союзными войсками продемонстрировал исключительную заинтересованность в ведении военных операций с баз, расположенных во Французской Северной Африке и Французской Западной Африке; он озабочен также вопросами безопасности крупных вооруженных сил, находящихся под его командованием, ответственность за которые была доверена ему союзными правительствами. Настоятельно необходимо, чтобы происходящая теперь подготовка обеспечила наиболее рациональное участие французской армии в военных действиях союзников и чтобы базы, с которых союзные армии будут проводить операции, находились в полной безопасности.

Опыт, приобретенный главнокомандующим за последние шесть месяцев, показал, что в период происходящих сейчас или проектируемых в будущем операций на этом театре следует иметь дело только с одним ответственным руководителем французских вооруженных сил во Французской Северной Африке и Французской Западной Африке как в интересах проведения операций, так и по другим причинам.

Главнокомандующий союзными войсками несет ответственность за оказание французским вооруженным силам материальной помощи и за их перевооружение с учетом их потребности в целом. Он намерен добиться эффективного осуществления перевооружения [556] и выражает удовлетворение соглашениями, заключенными между существующими в настоящее время французским командованием и союзным командованием, между их штабами; эти соглашения уже учтены в оперативных планах.

Соображения военного характера со всей очевидностью требуют, чтобы соглашения с союзными военными командованиями оставались в силе до тех пор, пока не будут заключены новые удовлетворительные соглашения.

Ввиду вышеуказанных соображений главнокомандующий союзными силами считает, что для успеха союзных операций на современном этапе очень важно оставить существующее положение без изменения, пока районы Французской Северной Африки и Французской Западной Африки продолжают оставаться необходимыми базами, откуда уже планируются новые военные операции.

Исходя из этого и учитывая условия, связанные с продолжением военных операций, главнокомандующий союзными вооруженными силами считает, что существует только один выход: дать ему, главнокомандующему, заверения в том, что на этом театре никаких значительных изменений в составе командования французскими силами не произойдет. Всякое такое изменение могло бы повлечь за собой новые проявления неуверенности и сомнения, препятствующие осуществлению общесоюзных планов, в которых Франции отведена весьма значительная роль.

Было бы серьезной ошибкой отвергнуть или изменить состав командования или организации, которая так эффективно сотрудничала с союзниками на протяжении последних шести месяцев и которая внесла значительный вклад в нашу большую победу в Тунисе.

Поэтому главнокомандующий союзными вооруженными силами просит сделать заверения в том, что французский главнокомандующий будет продолжать осуществлять эффективное командование французскими вооруженными силами и что в его компетенцию входит размещение войск, содействие союзным силам в создании благоприятных условий для использования портов, а также содействия в перевозках и организации снабжения и что он будет отдавать распоряжения о назначениях или отставках высшего командного состава.

Главнокомандующий союзными силами в полной мере оценивает и разделяет желание Французского комитета национального освобождения реорганизовать и укрепить новыми пополнениями свои вооруженные силы. [557]

Современное положение во Французской Северной Африке и Французской Западной Африке характеризуется тем, что там над всем преобладают военные заботы. Безопасность и спокойствие имеют здесь первостепенное значение. Если военные усилия потерпят неудачу, то все другие факторы, которые в условиях нормальных отношений играют большую роль, не будут иметь никакого значения или самое минимальное.

Главнокомандующий союзными силами обращает внимание на заверения, данные американским и английским правительствами, что они гарантируют уважение и защиту суверенитета Франции во Французской Северной Африке и Французской Западной Африке.

Телеграмма делегации Сражающейся Франции в Соединенных Штатах комиссару информации, в Алжир

Вашингтон, 22 июня 1943

Американская пресса заявляет: «Жиро получил неожиданную поддержку».

Линдлей сообщает из Вашингтона: «Жиро заявил американским и английским властям, что, если требование де Голля о назначении его военным министром будет одобрено Комитетом, он подаст в отставку как командующий французскими вооруженными силами. Генерал Эйзенхауэр и его политические советники Макмиллан и Мэрфи уведомили Жиро, что они не хотят его отставки».

Кампания против де Голля в печати и по радио принимает невиданный размах. Юнайтед Пресс передает из Лондона, что, если де Голль уйдет, это будет самым лучшим вкладом, который он может внести в военные усилия союзников. Некоторые комментаторы, обращаясь по радио из Лондона к Соединенным Штатам, предлагают союзникам взять под опеку французские колонии до конца войны.

Элен Ломбард пишет: «Сталин дал 100 миллионов франков де Голлю на его пропаганду и печать».

Скриппс Говард заявляет под крупными заголовками: «Союзникам все это надоело, и они собираются сами управлять французскими колониями». [558]

Телеграмма посла Анри Оппено, делегата Французского комитета национального освобождения в Соединенных Штатах, комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 22 июня 1943

Некоторые газетные сообщения и комментарии радио инспирированы статьей Константина Броуна. Кампания дискредитации генерала де Голля в глазах американского общественного мнения развертывается вот уже несколько дней во все возрастающих масштабах. В хронике Кингсбери-Смита сообщается «из достоверного источника», что голлистские круги в Лондоне пользуются методами гестапо, стремясь помешать своим сторонникам присоединиться к генералу Жиро, в результате чего произошло много самоубийств и несколько «исчезновений».

Телеграмма Пьера Вьено, делегата Французского комитета национального освобождения в Великобритании, комиссару по иностранным делам, в Алжир

Лондон, 22 июня 1943

Вся пресса сообщает о «вмешательстве союзников в Алжире...» Алжирский корреспондент газеты «Таймс» сообщает, что вмешательство американцев «сопровождалось взрывом шумихи, если говорить на языке дипломатической деликатности... Это унизило одинаково как сторонников де Голля, так и сторонников Жиро... Почему после заверений союзников, что французам дадут возможность самим улаживать свои дела, имело место такое оскорбительное выступление в субботу утром?»

«Однако, — добавляет «Таймс» в тоне неуверенности и оправдания, — надо учесть требования военного времени, а также возбуждение среди молодых французов, выражающих свое мнение таким способом, который должен быть им запрещен во время войны...»

«Дейли миррор», коротко откликнувшись на события, пишет, что в случае разделения на два лагеря «станет необходимой союзническая оккупация в интересах поддержания мира и охраны наших линий снабжения». [559]

Александр Клиффорд в «Дейли мейл» замечает, «что речь идет не о борьбе за власть или о соперничестве в получении чинов и должностей, а о значительном расхождении в способе ведения французских дел в военное время и после войны». Клиффорд подчеркивает огромную популярность генерала де Голля во французских общественных кругах... «Во всяком случае, — пишет он, — принцип, который восторжествует сейчас, станет руководящим во французских делах во время войны и неизбежно будет оказывать свое влияние после нее».

Телеграмма Пьера Вьено комиссару по иностранным делам, в Алжир

Лондон, 23 июня 1943

Сегодня я был принят Иденом.

Я беседовал с ним о признании английским правительством Французского комитета национального освобождения и о том впечатлении, которое не могли не произвести во Франции критические статьи английской печати о положении в Алжире.

Разумеется, я говорил с ним не от имени той или другой стороны, слияние которых произошло в Алжире, а от имени Комитета национального освобождения в целом.

Относительно признания Иден заявил мне, что он был согласен с премьер-министром в том, что признание не могло произойти ранее известного времени, так как английское правительство желало получить возможность судить, «как будут развиваться события».

Я ответил, что Виши не преминет извлечь из этой задержки аргумент для опасной пропаганды.

Он возразил, что английское правительство не могло действовать иначе после того, что произошло в Алжире со времени создания Комитета. Он утверждал, что английское правительство было разочаровано возрождением французских разногласий, тогда как у Черчилля и у него самого «сложилось такое хорошее впечатление» после их пребывания в Алжире.

Я заметил ему, что Комитету недавно пришлось претерпеть грубое американское вмешательство. Иден не выразил одобрения действий американцев, но пытался оправдать это вмешательство, [560] сославшись «на всякие неловкие акты, совершенные против Америки». Однако он признал, что Америка упрекала нас за ошибки, которые она сама совершила по отношению к нам. Он добавил, «что положение было особенно щекотливым и что следовало бы выждать некоторое время...»

Касаясь формулы признания Комитета, я указал ему на ее опасность, так как, согласно этой формуле, за Комитетом национального освобождения признается лишь ограниченная власть в империи, о чем мне было сообщено Пиком. В этих условиях правительство Виши могло бы утверждать, что сами союзники скрыто рассматривают Виши как законную власть во Франции. Казалось, он был поражен этим замечанием.

Затем я обратил внимание Идена на впечатление, произведенное во Франции недавней кампанией английской печати, целью которой было заставить английскую общественность одобрить открытое вмешательство во внутренние дела Франции... Иден не пытался отрицать, что пресса была ориентирована. Он только просил меня «не раздувать дела». Но его замешательство было явным.

Телеграмма Филиппа Бодэ, члена делегации Французского комитета национального освобождения в Соединенных Штатах, комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 24 июня 1943

Сегодня утром я беседовал с Данном, который занимается в государственном департаменте делами Франции.

Обменявшись личными впечатлениями, довольно пессимистическими, о нынешнем положении в Северной Африке и о недавнем вмешательстве генерала Эйзенхауэра, мы приступили к существу вопроса.

В то время как я с большей сдержанностью говорил о реакции французского народа на американское вмешательство в наши дела, Данн все время сводил проблему к военным усилиям союзников.

«Разве вы считаете столь важным, — спросил я его, — устранение генерала де Голля от всякого участия в командовании французскими войсками в Северной Африке?» [561]

Ответ, удивительный по резкости, был приблизительно следующий: «Английское и американское правительства считают, что никакое сотрудничество, в какой бы то ни было области, невозможно с человеком, антианглийские и антиамериканские чувства которого так явно выражены».

Беседа закончилась в напряженной атмосфере, несмотря на заметные усилия Данна смягчить впечатление от такого безапелляционного утверждения.

Прощаясь, Даны в упор сказал мне: «Почему генерал де Голль не хочет понять, что ему остается только принять командование танковой дивизией? Этот шаг сделал бы его не только самым большим героем Франции, но также человеком, больше всех способствовавшим обеспечению в будущем необходимого сотрудничества между Францией и англосаксонскими странами, задача которого будет состоять в обеспечении мира во всем мире».

После этого тягостного разговора у меня осталось впечатление, что достигнутый компромисс не удовлетворяет американское правительство, потому что он открывает двери бесчисленным трудностям, которые послужат новыми предлогами для критики американским общественным мнением политики правительства. Я все более и более убеждаюсь, что здесь желают полного отстранения генерала де Голля, отстранения, которое неминуемо приведет к установлению опеки над французскими интересами.

Телеграмма генерала де Голля Рене Кассену и Жаку Сустелю, в Лондон

Алжир, 23 июня 1943

Военный вопрос в настоящее время стал неразрешимым из-за упорства Жиро, которого ободрило открытое вмешательство Эйзенхауэра и которому помогает полная неспособность Комитета принять какое-нибудь определенное решение. Остаются два выхода: разрыв или статус-кво.

Учитывая происходящие повсюду благоприятные перемены, особенно в армии, а также международную обстановку и неминуемость больших англо-американских военных операций, я решил, что наименее плохим выходом будет статус-кво.

Комитет решил ничего не решать. [562]

Обе армии остаются разделенными. Но все же создан постоянный военный комитет: генерал де Голль — генерал Жиро со своими начальниками штабов; цель комитета — попытаться разрешить общие вопросы, как будто бы подготовить слияние.

Ведь эта проблема дает о себе знать.

Можно ожидать, что открытое признание факта сосуществования двух армий ускорит внутреннее расстройство войск Жиро. Мы нисколько не способствуем этому расстройству, но оно стихийно назревает из-за усиливающегося морального разрыва между массами военных и командованием...

Телеграмма полковника Шевинье из французской военной миссии в Соединенных Штатах де Голлю, в Алжир

Вашингтон, 26 июня 1943

Военнослужащие, бежавшие с фашистских Антильских островов и сформировавшие отряд на острове Доминика, прибыли в Нью-Йорк. Этот отряд состоит из 957 рядовых под командованием майора Сарра, среди них 625 новобранцев, мобилизованных для антильского батальона, 238 военных моряков и 94 матроса с судов торгового флота...

При высадке матросы прошли через смешанную комиссию, состоящую из представителей миссии Сражающейся Франции и представителей миссии генерала Жиро...

Каждого матроса спрашивали, хочет ли он быть зачислен в военно-морские силы генерала де Голля или генерала Жиро. При этом опросе присутствовало около пятидесяти американцев из морского и гражданских ведомств...

Из 238 матросов 182 выразили желание служить в военном флоте Сражающейся Франции... Из 94 матросов торгового флота 78 просили зачислить их во флот Сражающейся Франции.

Это соотношение — 80 из 100 в пользу Сражающейся Франции — произвело огромное впечатление на находившихся там американцев.

...Присутствовавшие при опросе моряков 625 новобранцев, предназначенных для антильского батальона, все направились на сборный пункт Сражающейся Франции в Фор-Диз.

Ни один из них не выразил желания служить в войсках генерала Жиро... [563]

Телеграмма делегации Французского комитета национального освобождения в Соединенных Штатах комиссару информации, в Алжир

Вашингтон, 25 июня 1943

«Нью-Йорк геральд трибюн» посвящает свою передовую статью отношениям между де Голлем и союзниками. В статье говорится: «злополучным следствием недавно сложившейся тяжелой обстановки является не неопределенность принятого решения, а расширение бреши, которая, кажется, открылась между генералом де Голлем и его движением, с одной стороны, и Великобританией и Соединенными Штатами — с другой. Степень ущерба будет, очевидно, зависеть от того суждения, которое вынесет французский народ о генерале. Если французы считают, что де Голль был достойным представителем нации в годы ее несчастий, им будет трудно понять, почему государственные деятели Англии и Америки думали иначе... Всегда, когда генерал занимал принципиальную позицию, начиная со времени его призыва к французскому народу три года назад и до сих пор, включая нынешний спор относительно французской армии, он всегда оказывался до такой степени прав, что даже как-то озадачивал этим... Таково было суждение большинства французов, имевших возможность выразить свое мнение... и благодаря этому генерал де Голль, несмотря на враждебность американцев и холодное отношение англичан, все же добился доминирующего положения. Это восхождение только что было остановлено прямым вмешательством союзников. Пока еще невозможно высказать какое-либо определенное суждение относительно последнего события. Этому мешает туманное прошлое отношений между де Голлем и союзниками и не менее туманное будущее. Все зависит от реакции той Франции, которая станет когда-нибудь независимой и узнает историю дней трагической зависимости. Тогда реакция Франции будет иметь большое значение для Европы и для всего послевоенного мира». [564]

Письмо Альбера Дарналя, председателя Генерального совета Гвианы, генералу де Голлю, в Алжир

Кайенна, 28 июня 1943

Господин председатель!

В июле 1940 Вы получили наши телеграммы, в которых мы протестовали против заключения перемирия. Позже мне была передана ваша телеграмма с предложением ждать указаний.

Эти указания до меня не дошли, а ответы на вопросы, с которыми я обратился к губернатору Британской Гвианы, были настолько уклончивы, что я не мог вовлечь моих соотечественников в действия, участвуя в которых они рисковали быть уничтоженными военными силами Мартиники.

Но я должен рассказать о фактах, которые заставили нас обратиться к вам.

Так называемая военная цензура, которой мы подвергаемся и сейчас, осталась такой же политической цензурой, какой она была при правительстве Виши; до сегодняшнего дня она мешала передать это наше сообщение.

В январе 1943 случай свел меня с капитаном Фреше. Мы установили, что можем прийти к согласию. Через неделю мы снова встретились, и капитан Фреше согласился рискнуть вместе со мной.

Врач-капитан Ле Гофф, ожидавший только случая, присоединился к нам; потом настала очередь капитана жандармерии Тейера и инспектора службы водоснабжения и лесного хозяйства Газоно. Наш комитет был пополнен моим другом колонистом Леоном Маршенэ...

Начиная с 11 марта все было готово. Население было склонно действовать. Но на Марони имелось сторожевое судно, от которого можно было ожидать всего. Была угроза со стороны Мартиники.

...16 марта нетерпеливая толпа устроила манифестацию перед дворцом губернатора, а до того прошла перед американским консульством, которое, хотя и было поставлено обо всем в известность, все же держало все двери на запоре.

17 марта по инициативе Будино в мэрии состоялось собрание именитых граждан. Участники собрания еще не успели сформулировать свою программу, как губернатор Вебер объявил нам о своем присоединении к Жиро. [565]

Это вызвало резкие протесты 60 почетных лиц, собравшихся в мэрии...

Благодаря искусным мерам капитана Фреше войска не могли вмешаться. Не будучи в состоянии что-нибудь предпринять, губернатор согласился уйти в отставку.

Быстро был сформирован временный комитет.

Кого избрать председателем?.. Матис, начальник регистратуры, предлагает мэра... Его и выбрали, так как он никому не внушал подозрений.

...Дальнейшее вам известно из наших депеш. Но мы, вероятно, действовали неумело, так как интриги американского консула, который упорно отказывался отправлять вам мои письма, возымели свое действие. Вслед за полковником Лебелем, приехавшим из Вашингтона, прибыл Рапени, который опередил губернатора Берто, рекомендованного нашим соотечественником Эбуэ.

...Американцы хотят сделать из нашей Французской Гвианы то, что они сделали из голландской. Наш нынешний губернатор, чтобы ничего не замечать, отправляется то в Парамарибо, то в Белен, то в Рио-де-Жанейро и скоро будет даже в Нью-Йорке. Во время его отсутствия генеральному секретарю запрещено переписываться с Алжиром и Вашингтоном.

...Не время больше распространяться, надо исправлять положение и готовить лучшее будущее.

Телеграмма французской делегации в Соединенных Штатах комиссару информации, в Алжир

Вашингтон, 29 июня 1943

Американская пресса сообщает, что Жиро приглашен в Белый дом... Печать подчеркивает, что генерал приглашен в качестве военного деятеля, а не как председатель алжирского комитета.

Комментируя эту новость, корреспондент «Нью-Йорк геральд трибюн» заявляет, что этот визит «свидетельствует о желании властей усилить Жиро по сравнению с де Голлем...»

Газетные заголовки таковы: «Поездка Жиро — это удар по де Голлю», «Грубый окрик американцев в адрес де Голля» и т.д. [566]

Телеграмма генерала де Голля Анри Оппено, послу Франции в Вашингтоне

Алжир, 3 июля 1943

На сегодняшнем заседании Комитет национального освобождения назначил вас чрезвычайным делегатом на Антильских островах.

Вы будете располагать на месте неограниченными полномочиями для выполнения этой миссии.

Дополнительные инструкции направлены вам комиссаром по делам колоний.

С дружеским приветом.

Телеграмма Жана Массипа, делегата Сражающейся Франции на Антильских островах, Комитету национального освобождения, в Алжир

Сент-Люси, 4 июля 1943

Депутат Мартиники Сэвэр прислал мне следующее сообщение для Французского комитета национального освобождения:

«Официально объявлено о присоединении. Мартиника с неописуемым энтузиазмом празднует свое слияние со Сражающейся Францией. Прошу вас принять все необходимые меры для замены местных властей».

Телеграмма Филиппа Бодэ, французская делегация в Соединенных Штатах, комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 8 июля 1943

Всячески желая подчеркнуть, что они не признали Французский комитет национального освобождения и что, следовательно, генерал Жиро прибыл сюда не в качестве сопредседателя и не в качестве члена Комитета, американские власти включили в программу его визита некоторые мероприятия, политическое значение которых обязывает меня информировать вас о них. [567]

Главные последствия этих решений таковы: представление генералу членов миссии имело место не в помещении миссии, как это было вначале предусмотрено и что было бы естественно, а в Блэй-хауз, где помещен генерал Жиро.

Обед у Корделла Хэлла отменен.

Были высказаны возражения против какого-либо участия генерала Жиро в англо-французских и франко-американских манифестациях 14 июля в Нью-Йорке, и в частности в массовой церемонии в Сити-Холл.

Американские власти также просили генерала, чтобы он проводил свою пресс-конференцию в военном министерстве и при открытии ее заявил, что будет отвечать исключительно на вопросы военного характера.

...Ни я, ни Оппено, хотя наш статут как-никак приравнен к статуту Мэрфи в Алжире, не были приглашены ни на один из приемов, ни на одну из встреч, которые устраивались американскими официальными лицами в честь генерала Жиро. В частности, мы не были приглашены на обед в Белый дом...

Текст этой телеграммы составлен совместно с Оппено.

Телеграмма французской делегации в Соединенных Штатах комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 8 июля 1943

Американская позиция казалась бы только странной, если бы не сопровождалась следующими, и по правде говоря, вызывающими беспокойство обстоятельствами:

1) вчера по указанию государственного департамента агентство Юнайтед Пресс вновь развернуло в связи с прибытием генерала Жиро злопыхательскую кампанию против генерала де Голля по поводу так называемого смягчения отношения к нему, которого требовали представители Сражающейся Франции;

2) официозные журналисты, такие, как Гарольд Каллендер, снова получили указания всячески подчеркивать, что американское правительство вынуждено ограничивать французский суверенитет до момента освобождения Франции с целью обеспечить успешное проведение боевых операций; [568]

3) американское правительство внезапно дало делу Мартиники такое направление, что стало ясным его намерение держать в твердых руках французские Антильские острова;

4) после заседания Объединенного комитета начальников штабов, на котором сегодня утром присутствовал генерал Жиро, создается впечатление, что американское правительство примет решение об отправке необходимого снаряжения для нашей армии лишь в том случае, если получит гарантии, что претензии Комитета освобождения в отношении суверенитета примут более гибкий характер.

Телеграмма французской делегации в Соединенных Штатах комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 9 июля 1943

...Вот выдержка из заявления, которое генерал Жиро приготовил вчера вечером и должен был огласить на своей пресс-конференции:

«Я присутствую здесь также и в качестве представителя французского единства, которого я, как сопредседатель французского комитета национального освобождения, всегда добивался в полном соответствии с чаяниями нашей страны. Французский комитет национального освобождения обязался отказаться, согласно французским конституционным законам, от своих функций, как только страна будет в состоянии выражать свободно свою волю». Хотя этот текст не имел особого значения, военное министерство признало его слишком сильным и в последний момент исключило из заявления Жиро...

При открытии конференции один высший американский офицер зачитал журналистам следующее уведомление: «Так как генерал Жиро находится здесь с военной миссией, эта конференция проводится под покровительством военного министерства... Вследствие этого присутствующих журналистов просят задавать только такие вопросы, которые имеют отношение к военным делам...» [569]

Послание Национального совета сопротивления во Франции Комитету национального освобождения, в Алжир

Франция, 9 июля 1943

Национальный совет Сопротивления выражает доверие Комитету национального освобождения и призывает покончить раз и навсегда с пережитками Виши и неукоснительно сохранять верность основным принципам, соблюдения которых требуют все силы Сопротивления уже в течение трех лет, принципам, ясно определенным генералом де Голлем в его манифесте в мае 1942. Он напомнил тогда, что идеал Сражающейся Франции определяется ее тремя стремлениями:

1) освободить родину от ига врага и его соучастников;

2) дать слово французскому народу, который полон решимости восстановить без промедления свободную деятельность институтов республики;

3) осуществить обновление страны в моральном, политическом, экономическом, социальном и военном отношениях.

В заключение Национальный совет Сопротивления обращается к Комитету национального освобождения с призывом оказать ему всю возможную помощь в той беспощадной борьбе, которую он ведет против депортации и уничтожения молодежи и лучших людей Франции, в борьбе, исход которой решит судьбу родины.

Телеграмма полковника Шевинье генералу де Голлю, в Алжир

Вашингтон, 12 июля 1943

Вместе с генералом Бетуаром я был приглашен на обед, данный Белым домом в честь генерала Жиро.

Чтобы подчеркнуть, что генерал Жиро был принят только как военный руководитель, ни Оппено, ни Бодэ не были приглашены.

...В своей довольно продолжительной речи президент сообщил о высадке в Сицилии, а затем говорил о сотрудничестве американских войск с войсками генерала Жиро (в прошлом и будущем). Последний отвечал очень кратко. Ни в тосте президента, [570] ни в ответе генерала Жиро совершенно не упоминалось ни о генерале де Голле, ни о Комитете освобождения, ни о французском единстве...

Речь генерала де Голля в Алжире 14 июля 1943

Итак, после трех лет неслыханных испытаний французский народ снова выходит на арену. Выходит всей массой, сплоченный, ликующий под своим собственным знаменем. Но на этот раз он выступает единым. И единство, которое с таким блеском демонстрирует сегодня столица империи, завтра будет продемонстрировано всеми нашими городами и селениями, как только они будут вырваны из рук врага и его прислужников.

Да, наш народ объединился. Он сделал это прежде всего в интересах продолжения войны. Конечно, мы пошатнулись под мощным напором немецкой техники, плохо подготовленные к страшному удару, который обрушился на нас в момент, когда мы были почти одни, на территории, лишенной естественной безопасности, когда нас предали в момент последнего напряжения сил те, кто использовал катастрофу, усугублял наше отчаяние, желая обескровить нас и удушить наши свободы.

И что же? Вопреки всем и вся существовал суверенитет воюющей Франции, существовали французы на всех полях сражений, существовали сражающиеся французские территории, раздавались голоса французов, свободно выражающие волю нации. Вопреки всем и вся существовала Сражающаяся Франция. Когда же огонь войны перекинулся на землю нашей Северной Африки, то там оказалась французская армия, чтобы славно послужить авангардом союзников в Тунисе. Нашлись французские силы для участия в сражениях, начиная от Сирии и берегов озера Чад; нашлись французские суда для участия в исполинской борьбе за линии коммуникаций на всех морях, французские эскадрильи для нападений на врага во всех воздушных пространствах. Вопреки всем и вся сегодня существует объединенная Французская империя, ресурсы и энергия которой служат родине. Наши армии, снабженные оружием, так же как мы сами в 1914–1918 снабжали оружием по-братски и без всяких условий доблестные армии — американскую, русскую, бельгийскую, греческую, румынскую, польскую, чехословацкую, — будут непрерывно усиливать свое участие в общей борьбе. Когда будут подведены итоги наших усилий [571] и наших потерь, начиная с 3 сентября 1939 и кончая последним днем этой войны, и когда с этим будут сопоставлены ужасные условия, в которых мы оказались, тогда станет ясна глубина измены, которая свела на нет столько порывов и вызвала столько жертв, и тогда все увидят, что и эти порывы и эти жертвы стали свидетельством выдающейся заслуги Франции.

Я говорю — Франции! Потому что возрождение нашей великой нации ведет начало от самого глубокого национального инстинкта. Существуют на свете умы, которые считали возможным рассматривать действия французских армий независимо от чувств и воли, рожденных в самых глубинах нашего народа; они воображали, что наши солдаты, наши моряки, наши летчики в отличие от всех солдат, моряков и летчиков вселенной пошли бы в бой, не интересуясь причинами, ради которых они шли навстречу смерти, ради которых они приносили себя в жертву. Эти «теоретики», воображавшие себя реалистами, способны считать, что для французов, и только для одних французов, военные усилия нации могут существовать вне национальной политики и национальной морали. Мы заявляем этим реалистам, что они не знают реальности! Массы французских граждан, которые так или иначе участвуют в войне на протяжении последних четырех лет или последних восьми месяцев, делают это по призыву Франции, для достижения целей Франции, в согласии с желаниями Франции. Всякая система, которая строилась бы на иных основах, выродилась бы в авантюру или же проявила бы свою полную беспомощность. Но Франция, та Франция, которая рискует своей жизнью, своим величием и своей независимостью, не примирится в таком серьезном деле ни с авантюрой, ни с беспомощностью.

Она не примирится с ними особенно потому, что нация начала на своей территории ту же борьбу, которую за пределами страны ведут ее замечательные союзники, штурмующие Европу с востока и с запада. Как ни тяжела эта борьба Франции, мы все же можем сказать, что еще никогда французское Сопротивление столько не сделало и в то же время столько не претерпело. Никогда на нашей земле не были столь многочисленны и столь успешны смелые выступления героических боевых групп наших организаций, никогда открытое или тайное противодействие всем требованиям захватчика или его сторонников не было лучше и эффективнее организовано, чем это сделано теперь под руководством нашего Совета Сопротивления, который действует в самой Франции в братском согласии с нами. Никогда до этого вооруженное [572] восстание, имеющее целью в нужный момент оказать весьма значительную помощь союзным армиям, не подготовлялось с такой методичностью и решимостью. Но и потери никогда не были столь тяжелыми. В результате совместных действий врага и находящихся у него в услужении предателей десятками тысяч исчисляются храбрецы, отдавшие за Францию свою жизнь на плахах и виселицах; сотни и сотни тысяч наших рабочих, крестьян, буржуа были депортированы; миллионам и миллионам наших детей, женщин, мужчин навязан режим голода и террора. Пусть же не слишком задерживается освобождение этого народа, протягивающего руки к своим друзьям, авангардом которых он был еще вчера и будет завтра! Пусть как можно скорее французские вооруженные силы будут готовы участвовать в освобождении! Пусть при всяких обстоятельствах будет сохранено достоинство Франции.

Да, наш народ объединился для войны. Но еще раньше он объединился в интересах национального возрождения. Только недалекие люди могут воображать, что после того, как было пролито столько крови и слез, перенесено столько унижений, что после всего этого наша страна согласится восстановить режим прошлого, прекративший свое существование, после того, как капитулировали его армии, либо сохранить строй угнетения и доносов, который был порожден катастрофой поражения. Эти недалекие люди, повторяю, хорошо сделают, если освободятся от этих заблуждений: Франция не спящая принцесса, которую тихо разбудит гений освобождения. Франция — истерзанная узница, которая под ударами палачей в своем узилище поняла причины своих несчастий и по достоинству оценила гнусность своих тиранов. Освобожденная Франция не вернется на путь, ведущий к пропасти, и не захочет остаться на дороге, ведущей к рабству. Франция уже избрала новый путь.

Она намерена отныне стать свободной и признать только тот суверенитет, который непосредственно и без каких либо преград осуществляется ею самою, короче говоря, она хочет вверить себя великому свету подлинной демократии. Эта Франция потребует, чтобы все те, кому она это поручит, выполняли последовательно, энергично и с достоинством ее волю, по мере того как она будет ее изъявлять. Она потребует, чтобы ее правители управляли, чиновники не использовали во зло свои обязанности, солдаты занимались только ее защитой, судьи судили справедливо, ее дипломаты ничего так не опасались бы, как неумелой [573] защиты интересов родины. Четвертая Французская республика потребует, чтобы служили ей, а не она служила кому бы то ни было. Она положит конец всем привилегированным коалициям, преследующим цели наживы, коалициям, которые довели ее до опасного положения, способствовали проникновению иностранных интересов во все области ее жизни, принизили уровень гражданской сознательности и препятствовали социальному прогрессу.

Да, после крушения отжившего строя и перед лицом другой гнусной системы, которая разваливается на наших глазах, громадное большинство французов — мужчин и женщин — испытывают гнев и отвращение к виновникам своих страданий. Нация сумеет добиться, чтобы все, я говорю все ее дети, могли отныне достойно жить и трудиться в условиях социальной безопасности. Не уничтожая таких рычагов деловой активности, как инициатива и законная прибыль, нация сумеет потребовать, чтобы естественные богатства, труд и техника — три элемента всеобщего процветания — не эксплуатировались в интересах лиц. Нация сумеет добиться, чтобы все экономические ресурсы ее земли и ее империи были использованы не по усмотрению отдельных лиц, а для общего блага. Если еще существуют Бастилии, пусть они добровольно раскроют свои ворота! Ибо когда начинается борьба между народом и Бастилией, то неправой всегда оказывается Бастилия. Но Французы намерены вести свои дела в обстановке порядка и, выйдя из одной войны, не хотят начинать другую — гражданскую.

Объединенный для войны, объединенный для обновления, французский народ также объединен желанием снова вернуть свое место в мире и свое величие. Увы, мы слишком хорошо знаем, как дорого платит нация за ошибки прошлого, за непоследовательность, проявленную вчера, и за измены, терзающие ее сегодня, как она дорого платит своим врагам и как много она теряет даже в сознании своих друзей. Комитет национального освобождения знает это лучше, чем кто бы то ни было, ибо он осуществляет всю полноту ответственности перед страной за сохранение ее чести и за удовлетворение ее интересов. Он служит Франции и руководит ею, неся тяжелое бремя ошибок, совершенных другими. Но мы знаем нашу историю, мы учитываем действительность настоящего и уверены в будущем.

Нам стоит только взглянуть на карту, представить себе мысленно наши города и деревни, вспомнить, какие сокровища ума и [574] энергии заключены в нашем народе, стоит только послушать сегодня биение наших сердец, чтобы во всеуслышание сказать следующее, не претендуя на дар пророчества: никогда не совершит ошибки тот, кто хочет верить во Францию, и никогда он не пожалеет, что пришел ей на помощь и любил свою страну.

Новая Франция, как никто сознающая священную необходимость укреплять солидарность народов, создать в мире такой строй, который мог бы гарантировать безопасность каждого, рационально использовать богатства вселенной и сблизить между собой всех людей нашей земли, — такая Франция благодаря своему гению, опыту и способностям будет одним из лучших борцов за всеобщий мир. Франция составляет единое целое с Европой, которая после стольких испытаний обретет наконец свое равновесие и свое влияние. Но в то же время наша страна как бы выходит за ее пределы, ибо мы владеем территориями, раскинувшимися по всему миру, и распространяем влияние на умы людей на всех материках. Франция в будущем займет свое место в ряду великих наций, сознающих свои обязательства отстаивать права и свободу всех.

Французы! Вот уже пятнадцать веков мы есть Франция, пятнадцать веков наша родина существует и в своих скорбях и в своей славе. Наши испытания еще не пришли к концу, но уже определяется исход самой тяжелой драмы в нашей истории. Выше головы, по-братски сплотимся друг с другом и пойдем все вместе, борясь и побеждая, к нашим новым судьбам!

Телеграмма Филиппа Бодэ комиссару по иностранным делам, в Алжир

Вашингтон, 15 июля 1943

14 июля здесь было отмечено различными празднествами... По настоянию американских властей, сославшихся на отсутствие генерала Жиро, в Нью-Йорке отменена массовая манифестация, в которой должны были принять участие воинские подразделения. Она была заменена частным приемом у генерала Жиро в Уолдорф-Астории...

На приеме генерал Жиро выступил с речью. Он говорил о войне и о необходимости реорганизовать французскую армию в интересах скорейшего освобождения страны. Он не произнес ни [575] слова об объединении, ни о генерале де Голле, несмотря на старания генерала Бетуара, Оппено и мои доказать ему, что такие ссылки были необходимы для политической перегруппировки французов в Нью-Йорке.

Телеграмма генерала де Голля Рене Массигли, комиссару по иностранным делам, в Лондон

Алжир, 17 июля 1943

Переговоры относительно Сирии, которые Вы начали в Лондоне, вызывают наше беспокойство. Официальное заявление Черчилля о позиции Франции в Леванте не успокаивает нас. Условия, в которых вы ведете переговоры в Лондоне по этому очень важному вопросу, находясь далеко от Комитета освобождения и не имея достаточной информации, не кажутся очень благоприятными. Вам, конечно, будет досадно, что в ходе переговоров Вы не сможете проконсультироваться с исключительным знатоком вопроса генералом Катру, поскольку переговоры ведутся в Лондоне и такая консультация практически невозможна. Наконец, для нас трудно начать важные переговоры с англичанами о государствах Леванта под французским мандатом раньше, чем лондонское правительство признает Комитет освобождения...

Телеграмма французской делегации в Великобритании комиссару информации, в Алжир

Лондон, 17 июля 1943

В «Уайтхолл леттер» от 16 июля опубликован замечательный анализ кампании, ведущейся Белым домом против де Голля...

Одно важное место этого анализа относится... к меморандуму, составленному премьер-министром в Лондоне. «Для будущих отношений между нациями английского языка и Францией, — говорит «Уайтхолл леттер», — ничто не могло бы быть хуже, чем эта весьма прозрачная и вместе с тем неуклюжая затея выбить из седла генерала де Голля и добиваться того, чтобы он не мог в будущем сыграть своей роли в политике своей страны». [576]

Телеграмма французской делегации в Великобритании комиссару по иностранным делам, в Алжир

Лондон, 22 июля 1943

Депутат-консерватор Бутби обратился сегодня в Палате общин с запросом к премьер-министру о том, рассмотрел ли он меморандум, копия которого была ему передана. Этот документ получен как будто бы из официального источника и имеет целью информировать английских чиновников и прессу относительно мнения премьер-министра о генерале де Голле. Бутби также спросил, какие меры намерен принять премьер-министр, чтобы положить конец распространению неверных сведений, наносящих ущерб отношениям Великобритании с одной из стран Объединенных Наций.

Черчилль ответил... что он принял на себя всю ответственность за меморандум. «Но, — сказал он, — этот документ секретен, и я склонен обсуждать его только на закрытом заседании и при условии, что палата выразит желание созвать такое заседание».

Тогда Бутби заметил, что документ, названный здесь секретным, опубликован в вашингтонских газетах. Он спросил, не думает ли премьер-министр, что подобные выпады против генерала де Голля наносят вред делу союзников...

Телеграмма Пьера Вьено Комитету национального освобождения, в Алжир

Лондон, 28 июля 1943

Сегодня во второй половине дня я посетил Форин офис, чтобы узнать о впечатлении, произведенном заявлениями генерала де Голля по радио, в которых он снова отстаивал право Франции на участие в переговорах о возможном перемирии с Италией.

Я хотел встретиться с Александром Кадоганом, но, когда я просил о встрече, мне еще не было известно о моем официальном назначении, и вышло так, что я снова посетил Стрэнга. [577]

Стрэнг согласился со мной; он заявил, что генерал де Голль «говорил так, как обязан был сказать каждый француз в данном положении». Он добавил: «С точки зрения Америки можно только пожалеть, что с этой речью выступил не генерал Жиро».

Затем я передал Стрэнгу список французских предложений, осуществление которых Комитет национального освобождения может обеспечить только в том случае, если при заключении перемирия (с Италией) в текст соглашения будут включены соответствующие статьи, а именно: об эвакуации территории, о военнопленных и депортированных, о возмещении ущерба и т.д.

Стрэнг был поражен степенью нашей заинтересованности в этих делах; он согласился со мной, что и речи нет о том, что мы можем добиться удовлетворения наших пожеланий лишь через посредство союзников.

Письмо генерала де Голля генералу Жиро в ответ на благодарность Жиро за то, что Комитет национального освобождения назначил его главнокомандующим всеми французскими вооруженными силами

Алжир, 2 августа 1943

Дорогой генерал!

Ваше письмо глубоко меня тронуло. Оно будет так же воспринято французскими свободными силами.

После несчастного исхода битвы за Францию эти силы стали арьергардом наших армий.

Развитие событий привело к тому, что этот никогда не отчаявшийся арьергард стал авангардом. В ныне восстанавливающейся французской военной организации эти части сохранят свой облик, свои особенности и свой боевой дух.

Комитет национального освобождения вверяет вам верховное командование над всеми силами, которые еще не введены в бой. Они пойдут за вами, я в этом убежден, с доверием и преданностью, которых вы достойны как великий солдат и заслуженный военачальник. Завтра, с божьей помощью, вы поведете их в решающую битву за освобождение родины.

Весьма дружески расположенный к Вам. [578]

Нота Французского комитета национального освобождения американскому и английскому правительствам

Алжир, 2 августа 1943

В момент, когда наметилась возможность близкой капитуляции Италии, которая должна иметь далеко идущие последствия для всей оккупированной Европы, и особенно для Франции, Французский комитет национального освобождения считает своим настоятельным долгом обратить внимание американского и английского правительств на существенное значение французского участия сначала в переговорах о перемирии, а затем в обсуждениях и принятии решений внутри соответствующих органов, призванных обеспечить выполнение условий, которые будут предписаны Италии. •

Крушение фашизма означает первую и решающую победу демократических сил. Французская нация гордится тем, что этому способствовали и ее военные усилия и ее жертвы; вот почему все французы, как в империи, так и в метрополии, еще находящейся под игом врага, восприняли бы с полным удовлетворением намерение привлечь Комитет освобождения сначала к участию в переговорах, связанных с поражением Италии, а затем и к восстановлению демократического режима, что Комитет считает необходимым в согласии с американским и английским правительствами.

Восстановление демократического режима повлечет за собой полное уничтожение правовой основы фашистского государства. Только при этом условии может быть достигнута одна из основных целей войны и итальянский народ в результате полного восстановления его свобод получит возможность занять подобающее ему место среди европейских наций.

Независимо от этих соображений... ходатайство Комитета национального освобождения неразрывно связано с осуществляемой Комитетом защитой французских интересов.

Выработку условий соглашения о перемирии, которое в надлежащее время должно быть подписано итальянским правительством, несомненно, следует возложить на межсоюзную комиссию с участием представителя французского командования. Необходимо уже сейчас привлечь внимание к некоторым вопросам, в разрешении которых заинтересован Французский комитет национального освобождения. [579]

а) Разумеется, итальянская территория должна сразу же стать базой союзных армий для их дальнейших операций, в частности для операций по освобождению Франции, территорию которой итальянские войска должны эвакуировать.

б) Французские военнопленные, впрочем не очень многочисленные, французские подданные, осужденные по политическим мотивам, должны быть немедленно освобождены...

в) Французское военное имущество, а также торговые суда, инвентарь и оборудование всех видов, поставленные в силу договора о перемирии 1940 или в соответствии с последующими соглашениями либо же просто захваченные силой, должны быть возвращены...

г) Секвестр, наложенный на государственное или личное имущество французов, должен быть снят; значительная собственность французского государства в Риме, конфискованная в июне 1940, должна быть возвращена.

Американское и английское правительства должны учитывать, что если существует стремление в будущем восстановить франко-итальянские отношения на прочной основе, без чего невозможно никакое подлинное сотрудничество, то важно, чтобы с самого начала Франция заняла подобающее ей место в предстоящих переговорах. Французский комитет национального освобождения не ставит под сомнение намерения союзных правительств относительно этой цели...

Телеграмма генерала де Голля генералу Лежантийому, верховному комиссару в Тананариве

Алжир, 4 августа 1943

Вы были назначены заместителем комиссара национальной обороны с одновременным участием в правительстве.

В случае если генерал Жиро будет вынужден покинуть местопребывание правительства, чтобы принять на себя верховное командование, он перестанет принадлежать к составу Комитета. С этого момента на вас было бы возложено руководство департаментом национальной обороны.

Прошу Вас незамедлительно прибыть в Алжир.

С дружеским приветом. [580]

Письмо генерала де Голля генералу Жиро

Алжир, 23 августа 1943

Дорогой генерал!

Крупные части, которые мне пришлось инспектировать третьего дня и вчера, представляют собой мощную силу, организация которой делает честь вам лично и командирам, которые в ней участвовали.

Неприятель скоро узнает, чего они стоят благодаря боевому духу войск и офицеров, их подготовке, а также превосходному снаряжению, предоставленному нашими американскими союзниками.

На поле битвы под Вашим руководством французская армия вновь обретет свою верную подругу — боевую славу.

Прошу Вас, дорогой генерал, принять уверения в моей искренней преданности.

Доклад посла Анри Оппено, чрезвычайного делегата на антильских островах, Рене Плевену, комиссару по делам колоний, в Алжир

Фор-де-Франс, 26 августа 1943

...»Жанна д'Арк» отплывает завтра, увозя большую группу лиц, сопротивлявшихся присоединению. Для большинства из них место назначения уже определено, и они присоединятся к делу объединения империи, как только смогут это сделать, не вызывая недоумения у тех, кто видел их на протяжении последних лет в другой роли. Все остальные, за редкими исключениями, последуют за ними.

Настроения здесь заметно изменились после памятного утра 14 июля, когда дела чуть было не приняли другой оборот. Мы оказались перед сложной и мучительной проблемой, моральными аспектами которой нельзя пренебрегать, и я почувствовал большое облегчение, когда из вашей первой телеграммы узнал, что Комитет приступил к рассмотрению этой проблемы в том же духе реализма и понимания, в котором я старался ее разрешить.

Два дня назад я получил телеграммы от генерала Бетуара и адмирала Фенара с предписанием Жиро рассматривать лиц, сопротивлявшихся [581] присоединению, как дезертиров. Я вежливо ответил им, что получаю предписания только от Комитета. Мы поступили так с этими людьми не только во избежание риска кровопролитного конфликта между французами, последствия которого трудно предугадать; иной подход был бы к тому же тяжелой моральной ошибкой. Среди лиц, оказавших сопротивление присоединению, имеется много молодых людей, которых я уважаю больше, чем некоторых «присоединившихся», которые ныне заполняют мою переднюю. Этих молодых людей мы скоро встретим на почетных постах; они освободятся от ложных идей и будут обеззаражены от последствий настойчивой пропаганды, воздействию которой их подвергали в течение трех лет. Поль Клодель нашел бы нечто дьявольское в этом совращении честных, прямых сердец, которое совершило Виши на службе врагам Франции.

Благодарю Вас за решение вопроса о Берто и Понтон. Лучшего выбора нельзя было сделать. Следовало бы подкрепить их в военной и морской областях людьми того же умонастроения.

...Если я особенно настаиваю на том, чтобы гражданские, а так же военные командные посты были доверены деятелям Сражающейся Франции, то это потому, что только они одни могут проявить нужное влияние на местное общественное мнение, которое выражает им свое доверие. Это влияние способно удерживать от увлечений, сдерживать нетерпение и заставить понять необходимость некоторых неизбежных компромиссов. Смена режима совершилась здесь под покровительством Комитета, под знаком Лотарингского креста, под возгласы «Да здравствует де Голль!», «Да здравствует республика!» Эти чувства, возможно, проявляются здесь в более наивной форме, чем в других местах, и некоторые их проявления вызывают улыбку у «белых». Но от этого чувства не кажутся менее трогательными и глубоко западают в души почти всего населения.

Все эти люди страдали не только физически, но и морально от режима, патернализм которого плохо маскировал его кастовые воззрения и расовые предубеждения. Лучшие из этих людей верят, что республика вернет им достоинство человека и гражданина. Широкие массы населения считают, что республика недостаточно быстро освобождает их от тех лиц, которые занимали первые места на протяжении этих трех лет и в настоящее время продолжают участвовать в управлении страной. Благодаря содействию руководителей местной администрации, среди которых имеются такие замечательные люди, как Сэвэр, нам удалось избежать [582] репрессий и индивидуальной мести. Но существуют и всегда будут существовать требования, сами по себе совершенно законные, которые, однако, нельзя удовлетворить, не восстанавливая при этом некоторых представителей духовенства или делового мира против администрации, что нарушило бы деятельность последней. Только люди, пользующиеся необходимым доверием благодаря своему безупречному прошлому как государственных и политических деятелей, смогут это сделать...

Я хотел бы обсудить с вами некоторые другие вопросы: тяжелое экономическое положение — восстановление экономики сильно затруднено военными обстоятельствами; организация нашей информации, что я поручил Перрелю; еще очень сдержанное отношение духовенства; скрытая враждебность со стороны «белых»... отношения с Соединенными Штатами. Эти отношения хороши, но думаю, что мое появление здесь вызвало у них чувство разочарования. Если бы с самого начала я не проявил непримиримости в некоторых вопросах, то под ложным флагом сотрудничества мы быстро докатились бы, как по намыленной доске, до режима контроля и замаскированного подчинения, чего местное общественное мнение не простило бы нам. К этому нас не должно вынудить даже затруднительное экономическое положение. Мы не должны идти ни на какие уступки, даже временные, когда речь идет о нашем суверенитете...

Письмо Виктора Сэвэра, депутата-мэра из Фор-де-Франс, Рене Плевену, комиссару по делам колоний, в Алжир

Фор-де-Франс, 26 августа 1943

Господин министр!

Считаю своим долгом, как председатель Мартиникского комитета национального освобождения, который присоединил Антильские острова к Сражающейся Франции, уполномочить казначея Кальви, пережившего вместе с нами эти исторические дни, выразить вам признательность и принести поздравления от имени республиканской Мартиники.

Он подробно расскажет, сколько стараний мы приложили, чтобы наши действия отвечали исключительно французским интересам, и покажет копию письма, которое 3 июля Комитет адресовал [583] его превосходительству государственному секретарю Соединенных Штатов Америки.

Это письмо, как и многие телеграммы, которые были посланы вам в Алжир, дошли до Вашингтона, но Вашингтон задержал их, оставив вас в неведении о наших событиях до того дня, когда мы смогли связаться с вами через остров Доминика и через Лондон.

Но было выражено большое недовольство тем, что мы используем это посредничество.

Выводы напрашиваются сами собой.

Нас здесь беспокоят империалистические поползновения, объектом которых может стать наша страна, но мы полностью доверяем Франции и, вручая вам нашу судьбу, надеемся, что будут сохранены вековые связи, объединяющие нас со страной, которую мы признаем нашей единственной родиной.

Обстоятельства удерживают меня здесь. Но я всей душой стремлюсь встретиться с вами, чтобы передать более полную документацию до того, как будет обсуждаться вопрос о судьбе самой старой из французских и самой французской из старых колоний.

В ожидании этого часа прошу вас, господин министр, принять уверения в моем самом высоком уважении и преданности.

Письмо Рене Массигли, комиссара по иностранным делам, Макмиллану и Мэрфи

Алжир, 7 сентября 1943

Господин министр!

Имею честь направить вам прилагаемый проект соглашения между правительством его величества (или правительством Соединенных Штатов) и Французским комитетом национального освобождения, имеющего целью уточнить формы сотрудничества, которое должно быть установлено с того дня, когда союзные силы высадятся во Франции, между этими силами, с одной стороны и властями и населением — с другой.

Формулируя этот текст, Комитет освобождения исходил главным образом из желания облегчить всеми доступными ему средствами задачу союзного командования и подчиненных ему войск. Назначение делегата при главнокомандующем, имеющего в своем распоряжении миссию административной связи, казалось Комитету лучшим способом выразить стремление к сотрудничеству [584] английской (или американской) и французской наций. Такое убедительное подтверждение подлинной солидарности предполагает заключение соглашения, имеющего непосредственное отношение к задаче освобождения Франции, что найдет широкий отклик у всех французов.

Я буду рад, если вы незамедлительно передадите эти документы в Форин офис (или в государственный департамент).

Французский комитет национального освобождения считает, что вопросы, затронутые в проекте соглашения, должны быть срочно разрешены...

Примите уверения, господин министр, в моем высоком уважении. (Следует текст проекта соглашения.)

Доклад Рене Массигли генералу де Голлю

Алжир, 8 сентября 1943

Американский и английский представители посетили меня в 17 час. 30 мин. Они сделали мне устное сообщение, которое можно резюмировать следующим образом.

Несколько дней назад мы вам сообщили, что можно ожидать перемирия с Италией, причем не исключается предположение, что оно будет заключено внезапно. Мы просили вас дать свое разрешение главнокомандующему в случае необходимости подписать соглашение о перемирии и от имени Комитета освобождения, подобно тому, как оно будет подписано от имени других Объединенных Наций. С тех пор положение изменилось; в результате встречи с двумя офицерами, уполномоченными вести переговоры от имени маршала Бадольо, генерал Эйзенхауэр был вынужден подписать соглашение о перемирии чисто военного характера, состоящее из нескольких статей и содержащее только одно политическое условие, которое дает право союзному командующему в соответствующий момент предписать такие общие политические, экономические и другие условия перемирия, которые окажутся необходимыми.

Нам пока не известно, согласится или нет римское правительство, которое находится в состоянии крайней растерянности, на военную капитуляцию; по крайней мере мы хотим попытаться получить от него ответ; в 18 час. 30 мин. генерал Эйзенхауэр выступит со следующим заявлением: [585]

«Итальянское правительство безоговорочно капитулировало. В качестве союзного главнокомандующего я дал согласие на военное перемирие, условия которого были одобрены английским, американским и советским правительствами. Я действовал так в интересах Объединенных Наций. Итальянское правительство обязалось безоговорочно выполнять условия капитуляции. Перемирие было подписано моим представителем и представителем Бадольо. С того же момента оно вошло в силу. Военные действия между вооруженными силами Объединенных Наций и итальянскими войсками немедленно прекращаются. Все итальянцы, которые отныне будут содействовать изгнанию немецкого агрессора с итальянской земли, получат поддержку и помощь Объединенных Наций».

Это заявление будет передано по радио, чтобы вызвать смятение в тот момент, когда начнется большая и рискованная операция высадки войск. Только что заключенный военный акт — это маневр, предпринятый для того, чтобы добиться большого военного успеха.

Я ответил Мэрфи и Макмиллану, что принял к сведению их объяснения... но сожалею, что мы не были поставлены в известность. Прервав меня, Макмиллан сказал, что генерал Жиро был в курсе дела. Это замечание поставило меня в несколько затруднительное положение и, конечно, лишило убедительности мои дальнейшие возражения.

Я задал вопрос: «Когда было подписано соглашение о перемирии?» Не получив точного ответа, я выразил сожаление, что Комитет не был посвящен в эту тайну. Между тем французские войска участвовали в тунисской кампании, захватили пленных и т.д. Я опасаюсь, что это произведет пагубное впечатление и здесь, на Комитет, и на общественное мнение во Франции. Одно лишнее слово в заявлении главнокомандующего могло бы все изменить. Мне оставалось только добавить, что я настаиваю самым серьезным образом на том, чтобы подобный способ действий больше не практиковался и чтобы политические условия перемирия не были доведены до нашего сведения подобным же образом. Нам важно знать эти условия заранее, чтобы иметь возможность обсудить их.

Тогда Макмиллан пустился в длинные и путаные объяснения, указывая на особый характер этого маневра, но выражая в то же время сомнение относительно его исхода. Итальянское правительство находится в руках немцев. Повсюду действует гестапо... Группа итальянских генералов пытается добиться военной капитуляции, [586] и союзники используют это стремление для расстройства итальянского фронта и немецких тылов. Это все, что можно сказать в настоящий момент. О перемирии нельзя ничего добавить до тех пор, пока в Италии не появится такая политическая власть, с которой можно будет вести переговоры.

Я принял к сведению эти дополнительные объяснения и еще раз высказал свои соображения.

Доклад Рене Массигли генералу де Голлю

Алжир, 9 сентября 1943

Не найдя в заявлении, сделанном мне вчера во второй половине дня Макмилланом и Мэрфи, достаточного обоснования позиции, занятой американским и английским правительствами в вопросе о перемирии, и, с другой стороны, узнав в конце дня по телефону из тунисской резиденции, что в городе приняты меры, которые, кажется, предвещают в скором времени созыв конференции (реквизиция помещений и т.д.), я попросил Макмиллана о встрече вечером 8 сентября.

...В результате беседы с ним я получил новые и важные сведения об обстоятельствах переговоров с Италией.

Еще 20 августа в расположение союзников прибыли на самолете два итальянских офицера... Они высадились в Сицилии...

Союзники испытывали большие сомнения относительно действительности полномочий итальянских представителей, поскольку последние проявили полное равнодушие к условиям перемирия, которые они должны были подписать, и заботились лишь о том, чтобы выяснить, что намерены сделать англичане и американцы. Они производили впечатление людей, морально опустошенных, не способных ни на что реагировать.

И только утром 3 сентября в Лиссабоне был представлен документ, подтверждавший их права полномочных представителей. Во второй половине того же дня соглашение было подписано.

Тактика союзников в значительной мере была простым блефом. Все было направлено к тому, чтобы в максимальной степени использовать впечатление, произведенное внезапным сообщением о капитуляции Италии, для проведения успешной высадки союзных войск... В случае если бы была проведена консультация с Комитетом освобождения, то, по словам Макмиллана, было бы [587] трудно отказаться от консультации с греками, с югославами, в результате чего появилась бы опасность разглашения тайны. Несомненно, русские были посвящены в тайну, но это было сделано в интересах высокой политики...

8 сентября утром все снова оказалось под вопросом: итальянцы заявили, что положение немцев в Италии слишком прочно, что итальянцы не могут от них освободиться собственными силами и т.д. Вот тогда со стороны союзников и был пущен в ход смелый блеф. По инициативе Макмиллана итальянским полномочным представителям ответили, что уже слишком поздно отступать и что в 18 час. 30 мин., как было договорено, заявление генерала Эйзенхауэра будет передано по радио. Вслед за ним будет передано заявление маршала Бадольо, которое он в соответствии с соглашением должен сделать два часа спустя после заявления Эйзенхауэра.

Касаясь дальнейшего, Макмиллан заявил, что не может быть и речи о подписании конвенции о перемирии до тех пор, пока не появится власть, с которой можно будет об этом говорить. Во всяком случае, никакого обсуждения с итальянцами не будет. Соответствующее условие соглашения о перемирии гласит: все статьи политического, экономического и иного характера будут обсуждаться только между союзниками.

Я принял к сведению эти заверения, но снова настаивал, как уже делал это раньше, на том, какое тяжелое впечатление произведет на французское общественное мнение факт, что Францию держали в стороне, тогда как ее участие — как по политическим причинам, так и принимая во внимание ее роль в войне — было необходимо. Я настаивал, чтобы в ближайшие дни это положение было изменено и право Франции участвовать в переговорах было полностью признано.

Заявление Французского комитета национального освобождения

Алжир, 9 сентября 1943

Французский комитет национального освобождения принял к сведению заявление генерала Эйзенхауэра от 8 сентября о заключении военного перемирия с правительством маршала Бадольо. Комитет принял также к сведению сообщение, содержащееся в [588] этом заявлении, что условия перемирия были предварительно одобрены правительствами Великобритании, Соединенных Штатов и СССР.

Комитет выражает свою радость по поводу капитуляции правительства Италии, чему способствовали своими мужественными усилиями и своими бесчисленными жертвами французские армии и французское Сопротивление, действующее совместно с доблестными войсками союзников со дня 10 июня 1940. Они не ослабят своих усилий и не остановятся перед новыми жертвами до достижения полной победы над всеми державами оси.

Комитет уже имел случай довести до сведения трех правительств — Лондона, Вашингтона и Москвы — точку зрения Франции относительно положений подготавливаемого договора о перемирии. Комитет решил вновь ознакомить эти правительства, а также правительства других государств, участвующих в войне с Италией, с условиями, которые, по его мнению, необходимы для защиты жизненных интересов метрополии и империи и которые настоятельно требуют участия Франции в выработке соглашений, касающихся Италии.

Доклад Рене Массигли генералу де Голлю

Алжир, 9 сентября 1943

Сегодня в 15 часов я виделся с Мэрфи и Макмилланом. Я настаивал на следующих пунктах:

1) необходимо немедленно передать нам текст соглашения о военном перемирии.

Мои собеседники ответили, что они считали, будто такое сообщение утром того же дня было направлено штабом генерала Эйзенхауэра начальнику штаба генерала Жиро генералу Девэнку;

2) необходимо информировать нас точно и без промедления о состоянии переговоров между союзниками относительно политических, финансовых и иных условий договора о перемирии. Мы желали бы по возможности скорее получить проект договора, чтобы вовремя представить наши замечания;

3) мы считаем уместным срочное опубликование в Лондоне и Вашингтоне сообщения о том, что Комитет ввиду необходимости соблюдения тайны в условиях военной обстановки не мог быть осведомлен относительно переговоров, начатых с итальянским [589] командованием, но что американское и английское правительства не имеют намерения держать Комитет в стороне от итальянских дел и, следовательно, Комитет будет участвовать в дальнейших переговорах.

Мэрфи и Макмиллан обещали немедленно отправить соответствующие телеграммы своим правительствам.

В ходе беседы Мэрфи и Макмиллан снова заявили, что они были убеждены в том, что союзное командование информировало французское командование о ходе начатых переговоров.

В тот же день вечером я снова виделся с Мэрфи, а затем с Макмилланом. Я им сообщил, что на заседании Комитета, состоявшемся в 17 часов, генерал Жиро заявил, что вопреки утверждениям английского и американского представителей его никогда не информировали о переговорах и даже сейчас он не имеет представления о военных статьях соглашения о перемирии.

Мэрфи ответил, что по его сведениям генерал Жиро был информирован, но что он сейчас же это проверит...

Приблизительно то же самое сказал и Макмиллан. В доверительной беседе он не скрыл опасения, что наши связи никогда не будут такими близкими, какими они должны быть: генерал Беделл Смит не говорит по-французски, а генерал Девэнк не знает английского языка. Это не способствует контактам...

Доклад Рене Массигли генералу де Голлю

Алжир, 10 сентября 1943

В 14 час. 45 мин. я встретился с Мэрфи и Макмилланом. И тот и другой сделали мне заявление, которое можно резюмировать следующим образом.

Третьего дня мы вам сказали, что главное французское командование было поставлено в известность относительно переговоров о перемирии. Таково в действительности было наше убеждение...

В результате сделанного вами вчера заявления о том, что генерал Жиро категорически опровергает это, мы произвели расследование. Оказалось, что мы ошиблись и только сегодня условия перемирия были сообщены французскому главнокомандующему.

Мы выражаем сожаление по поводу этого недоразумения и просим передать генералу Жиро наши извинения. В свое оправдание [590] мы сошлемся на тот факт, что в течение десяти дней мы работали исключительно интенсивно и не имели возможности проверить то, что нам казалось само собою разумеющимся.

Я принял к сведению эти объяснения... Однако факт остается фактом. Комитет освобождения был оставлен в стороне, хотя это и объяснено ошибкой. Я выразил надежду, что дальнейшие действия союзников помогут изгладить из памяти это дурное воспоминание.

Из речи генерала де Голля в Оране 12 сентября 1943

В огромном энтузиазме города Орана сегодня проявляется стремление страны удвоить свои усилия, чтобы ускорить поражение врага и чтобы скорее увидеть Францию среди тех, кто доведет войну до успешного завершения и будет участвовать в преобразовании мира.

Конечно, Франция хочет, чтобы ее голос был услышан, но наша страна слишком хорошо знает, что на пятом году войны она, увы, не в состоянии выставить много дивизий, много судов и эскадрилий, количеством которых исчисляется военный вклад государств, участвующих в больших битвах. Но Франция знает и то, что война представляет единое, взаимозависимое целое, — что происходит в конце войны, неразрывно связано с тем, что возникло в ее начале. Франция помнит, что в течение целого года именно ее силы (почти единственные) противостояли Гитлеру. Франция знает, что каждое ее усилие и каждая ее жертва, даже самая скромная и безвестная, все же что-то значит на весах истории. Франция знает, что 135 тысяч французов погибли на полях сражений, 55 тысяч были казнены, более 100 тысяч погибли в лагерях и тюрьмах врага или его сообщников, 2 миллиона взяты в плен или насильно угнаны в Германию, около миллиона наших детей погибло из-за недостатка питания; что весь французский народ живет в страшных условиях режима голода, доносов и угнетения.

Свою кровь, свои слезы и свои лишения — вот какой вклад внесла Франция за годы этой войны в дело свободных наций; она внесла этот вклад после того, как на протяжении веков, и особенно двадцать пять лет назад, отдала столько сил и претерпела столько страданий в борьбе за тот же идеал.

Правда, нашему участию в войне в какой-то мере мешал отказ от своей ответственности тех, кого было принято называть нашей элитой, а также измена некоторых отщепенцев, презревших свое прошлое [591] и связавших свою судьбу с трагедией военного поражения. Но французский народ, единственно правомочный быть их судьей, скажет свое слово, предъявит все счета и потребует их оплаты.

Но наш упадок сил, не явился ли он одним из результатов тех неисчислимых потерь, которыми мы оплатили наше решающее участие в последней войне, с самого ее начала и до самого ее конца. Мы пошатнулись теперь, это правда! Но не следует ли искать причину всего этого в том, что двадцать два года назад мы не пожалели своей крови, чтобы защитить других, так же как мы защищали самих себя?

Что стало бы с миром и на этот раз, если бы французская нация не осталась верной делу свободы? Вот почему Франция, сознавая, чем она обязана своим друзьям и чем ее друзья обязаны ей, полна решимости не только снова обрести свое величие — и она чувствует, что обладает достаточными силами для этого, — но обрести его в мире справедливости и здравого смысла. Франция претендует, в общих интересах, на подобающую ей роль в общем урегулировании в связи с приближающейся развязкой военной трагедии.

Осуществляя задачу управления, чтобы вести французский народ и Французскую империю к победе в войне, Комитет национального освобождения в то же время сознает и свою священную обязанность добиться, чтобы голос нашей страны был услышан и за ее пределами. В этом Комитет единодушен, как единодушна сама нация, потому что французы всегда согласны между собой, когда они следуют только призыву родины.

Сообщение генерала де Голля членам Комитета национального освобождения

25 сентября 1943

Условия, в которых были подготовлены и в настоящее время выполнены почти независимо от Комитета национального освобождения операции по освобождению Корсики, лишний раз показывают, что Комитет в том виде, в каком он учрежден и функционирует, не в состоянии реально выполнять роль правительственного органа.

Это бессилие, с моей точки зрения, объясняется двумя взаимозависимыми причинами. Первая из них заключается в отсутствии общепризнанного и организованного руководства, в результате чего Комитету не удается определить свою политику по основным вопросам, [592] а если он определил ее в отношении того или иного вопроса, то за выполнением решения не устанавливается никакого эффективного контроля. В этом отношении характерно дело Корсики.

Вторая причина — независимость военного командования от правительственного органа. Такое положение противоречит существу наших вековых институтов и нашим действующим законам, и оно приводит к тому, что сосуществуют и противодействуют друг другу две политики. Известные Комитету многочисленные и серьезные инциденты подтверждают это.

Много раз я настойчиво обращал внимание Комитета на эти серьезные пороки. Но у нас не хватало мужества дойти в наших решениях до самого существа вещей, и мы ничего не решали, довольствуясь тем, что необходимую реформу пытались заменить формулами или фикциями.

Несомненно, обстоятельства, в которых создавался Комитет национального освобождения, а также оказываемое на него иностранное давление не могли не влиять отрицательно на эту несовершенную организацию и не порождать жалких уверток и колебаний. Мы слишком долго топчемся на месте. Страна, самое существование которой поставлено на карту, и которая вверяет себя Комитету национального освобождения, чтобы он направлял ее усилия в войне и указал ей, что делать после достижения победы, никогда не простила бы нам подобной неуверенности. Ответственность должна быть определена и принята. Что же касается меня, я больше не могу в таких условиях осуществлять свою ответственность.

Выход, очевидно, напрашивается следующий:

1) избрание председателя Комитета, который будет выполнять свои функции в течение определенного времени и располагать реальной и определенной властью как в отношении руководства деятельностью Комитета, так и в отношении контроля над его деятельностью, в том числе, конечно, и военной. Это предлагается взамен двойного представления, которое могло быть терпимо в определенный момент и в определенных условиях, но которое теперь стесняет осуществление власти, порождая разногласия, придает Комитету необычный вид. Подобный порядок не практикуется никаким другим правительством в мире;

2) в военной области разграничение власти правительства (комиссариат) и власти командования.

Таковы соображения, лежащие в основе прилагаемых проектов ордонанса и декрета, которые включены в повестку дня Комитета национального освобождения. [593]

Письмо генерала Жиро генералу де Голлю

Алжир, 25 сентября 1943

Генерал!

Французский комитет национального освобождения решил сегодня утром, несмотря на мои возражения, отменить действие декретов от 3 июня и 4 августа 1943, определяющих его организацию и его деятельность.

Предназначенная мне как сопредседателю роль в проекте декрета сводилась бы отныне, с одной стороны, к праву подписи, которая, как вы сами понимаете, может лишь означать «с подлинным верно», и с другой — к временному замещению подлинного председателя Комитета, когда последний будет в отсутствии.

Эти предписания идут вразрез с буквой и духом соглашения, к которому мы вместе с вами пришли до вашего прибытия в Северную Африку и на основе которого создан Комитет. Я не могу с ними согласиться!

Благоволите принять уверения в моих лучших чувствах.

Письмо генерала де Голля генералу Жиро

Алжир, 26 сентября 1943

Генерал!

Начальник секретариата Комитета национального освобождения должен представить вам на подпись ордонанс и декреты, принятые Комитетом 25 сентября. Я позволю себе вновь сказать вам, в какой мере все члены Комитета, подписавшие сообщение, которое я вместе с генералом Катру, Массигли и Тиксье имел честь передать вам вчера, желают, чтобы вы не отдалялись от нас и согласились подписать эти декреты.

Прошу вас, генерал, принять выражение моих лучших чувств.

Ордонанс от 3 октября 1943 об организации и деятельности Французского комитета национального освобождения

Ст. 1. Французский комитет национального освобождения избирает своего председателя. Председатель Комитета национального [594] освобождения избирается сроком на один год. Он может быть переизбран.

Ст.2. Председатель руководит работой Комитета, контролирует выполнение его решений и координирует деятельность комиссаров. Решения общеполитического характера принимаются Комитетом в порядке коллективной ответственности всех его членов.

Ст.З. Ордонансы и декреты подписываются председателем. Они скрепляются подписью соответствующего комиссара или комиссаров.

Ст.4. Проекты ордонансов и декретов прежде всего представляются на рассмотрение председателя.

Проекты ордонансов, а также проекты тех декретов, которые непосредственно касаются общей политики, обсуждаются Комитетом в целом.

Другие проекты декретов обсуждаются председателем и соответствующими комиссарами. Каждый комиссар имеет право просить Комитет о внесении в повестку дня любых не внесенных до того вопросов.

Председатель учреждает своим постановлением комиссии для координирования работ нескольких комиссаров.

Ст,5. Председатель определяет повестку заседаний Комитета. Он обеспечивает оповещение членов Комитета и в случае необходимости публикацию решений Комитета. Все данные, необходимые для проверки выполнения решений, предоставляются ему соответствующими комиссарами.

Ст.6. Для связи с комиссарами председатель располагает секретариатом Комитета и приданными ему органами. Состав секретариата и его деятельность определяются распоряжением председателя.

Подписано:

Ш.де Голль

А.Жиро

Декрет от 3 октября 1943 об организации вооруженных сил

Ст.1. Создан комиссариат национальной обороны.

Ст.2. На комиссара национальной обороны возложено управление сухопутными, морскими и воздушными вооруженными [595] силами и обеспечение их всем необходимым. Под его непосредственным руководством находятся вооруженные силы, которые не переданы Французским комитетом национального освобождения в распоряжение главнокомандующего. Комиссар заботится об организации этих сил в соответствии с общим планом Комитета национальной обороны, состав которого определен в статье 5.

Ст.3. Главнокомандующий назначается декретом Французского комитета национального освобождения. Он осуществляет непосредственное командование вооруженными силами, которые переданы в его распоряжение Комитетом, и обеспечивает необходимую связь с союзным военным командованием.

Он участвует вместе с союзным командованием в составлении оперативных планов и программ вооружения военных сил. Он осуществляет руководство и контроль за формированием и подготовкой частей с целью такого их использования, которое может быть предусмотрено или уже предусмотрено межсоюзными оперативными планами.

В отношении вооруженных сил, которые не находятся под его непосредственным командованием, он выполняет функции генерального инспектора.

Ст.4. Функции комиссара национальной обороны и главнокомандующего, а также взаимоотношения главнокомандующего с правительством определяются законом от 11 июля 1938 «Об организации нации в военное время» и решениями, принятыми относительно применения этого закона.

Ст.5. Комитет национальной обороны состоит из: председателя Французского комитета национального освобождения, на которого возложено руководство деятельностью правительства;

главнокомандующего;

комиссара национальной обороны.

Комитет может пригласить на определенное заседание всякое лицо, участие которого в дебатах он сочтет необходимым.

Ст.6. В соответствии с директивами Французского комитета национального освобождения Комитет определяет общие планы организации, распределения и использования французских вооруженных сил. Совместно с компетентными союзными органами Комитет обеспечивает необходимые связи.

Подписали:

Ш. де Голль

А.Жиро [596]

Речь генерала де Голля 8 октября 1943 в Аяччо

Охваченные приливом национального энтузиазма, сегодня все мы вправе отдаться волнующему чувству законного удовлетворения. Но мы не можем позволить увлечь себя захватившей нас волне, ибо какой трудный путь еще отделяет нас от нашей цели! И мы знаем, что нам нельзя предаваться радости, что мы должны теперь же, не теряя времени, извлечь достойный урок из той страницы истории, которую только что вписала французская Корсика.

Героизм населения и мужество наших солдат, моряков и летчиков вырвали Корсику у захватчиков в большом сражении, которое ведется в эти дни нашими союзниками. Корсике выпало счастье стать первой освобожденной частицей Франции. Чудесный рассвет ее глубоких чувств и ее непреклонной воли, порожденных борьбой за освобождение, показывает нам, каковы подлинные чувства и какова воля всей нации в целом.

Теперь мы знаем, что Корсика ни одного дня не мирилась с поражением. Теперь доказано, что она с нетерпением ждала случая, чтобы подняться, вступить в бой и победить. Корсика хорошо знала, как это знала и сама родина, что превратности судьбы, испытанные нашими армиями в мае и июне 1940, были лишь жестоким, но преходящим эпизодом войны, войны, большой как мир. То, чего не распознали недостойные или одряхлевшие руководители, устремившиеся навстречу катастрофе, население Корсики поняло сразу же. Отсюда упорное сопротивление, которое народ не переставал оказывать врагу, сначала пассивно, затем, когда наступил благоприятный момент, активно, с оружием в руках.

Видя, что обстановка меняется и захватчик слабеет, корсиканские патриоты могли бы ждать, пока победа союзных армий не определит их судьбу. Но они сами захотели стать победителями. Они рассудили, что освобождение только тогда будет полным и подлинным, когда кровь врага обагрит их собственные руки и они сами примут участие в изгнании захватчика. Они всегда верили в родину и не отделялись от нее, ими всегда владел дух борьбы не на жизнь, а на смерть, и эти чувства как бы отражали чувства всей страны и всегда поддерживали солдат Сражающейся Франции на полях битв, они вдохновляют сегодня нашу доблестную африканскую армию, авангард которой только что получил в Сент-Флоране и Бастии горячий поцелуй славы. [597]

Уже в силу того факта, что Корсика, так же как и наша родина, никогда не мирилась с преступным захватом власти для своей выгоды. Что сталось здесь, спрашиваю я, с режимом Виши? Что же осталось от знаменитой «национальной революции»? Чем же держалось это сооружение лжи, полицейских преследований и доносов? Как случилось, что бесчисленные портреты, значки и знаки, девизы и лозунги в мгновение ока уступили место героическому Лотарингскому кресту, национальному символу благородства и освобождения. Стоило только врагу отступить, как в одно мгновение было снесено все это жалкое сооружение. Стоило народу получить возможность поднять голову, как он воскликнул: «Свобода, мы с тобой!» Достаточно было пронестись первому освободительному дуновению по корсиканской земле, как эта частица Франции повернулась единым движением к Комитету национального освобождения, правительству, созданному для ведения войны, для достижения единства и восстановления республики. То, что происходит в эти дни в каждом корсиканском городе и каждом селении, показало всем стремление французской нации снова стать победоносной и суверенной, а мы увидели в этом проявление всеобщего чудесного прорыва к обновлению. Да, сегодня на Корсике освобожденный народ покончил со своими испытаниями. Завтра так будет по всей Франции! Стоит только смотреть в сияющие глаза людей, собирающихся здесь без разделения на классы, кланы, партии для того, чтобы громко возвестить о своей радости, о своем доверии; стоит только послушать, как согласно, будто одним голосом, поют со слезами на глазах мужчины, женщины, дети нашу жгучую «Марсельезу», стоит только увидеть царящий повсюду здесь достойный порядок, несмотря на перенесенные лишения и неизжитые тревоги, чтобы убедиться, что наш народ, наш великий народ, начал без шума ту работу, которая приведет его к возрождению.

Мы, французы, преисполнены в эти дни уверенности в том, что после стольких испытаний перед нашей страной открывается новая эра величия: кажется, что теперь весь мир сознает это. Во всяком случае, каждый может видеть теперь, до какой степени были абсурдны притязания одного нашего латинского соседа, который, стараясь захватить Корсику, как, впрочем, и другие французские земли, ссылался на упадок и разложение нашей страны. Мы не из тех, кто попирает побежденного, но, пережив памятное для нас крушение, мы должны громко напомнить о [598] всей тщетности притязаний, которые выдвигались во вред нам и которые толкали родственную нам нацию к чудовищному союзу с германской алчностью.

Значит ли это, что после достижения победы и торжества справедливости освобожденная Франция затаит зло против народа, которого долгое время сбивали с толку, но которого все же не должны отделять от нас никакие серьезные расхождения? Разумеется, нет, и я намеренно говорю об этом именно здесь. Потому что здесь мы находимся в центре латинского моря; того моря, по которому к нам пришла наша цивилизация; того моря, к которому прилегают Франция на севере и Французская африканская империя на юге; того моря, где вековые влияния привели нас к нерушимой дружбе с Левантом; того моря, которое доходит до балканских берегов и связывает с нами мужественные балканские народы, того моря, наконец, которое является одним из путей к столице нашей, дорогой и могущественной России.

Отвлекая наши мысли от сражений, которые мы ведем, от испытываемых нами страданий и порожденного ими гнева и устремляя свой взор в будущее, именно отсюда, из Аяччо, мы хотим сказать о нашей надежде, что латинское море вновь станет связующим звеном, а не ареной боя. Настанет день, когда мир, искренний мир, сблизит народы от Босфора до Геркулесовых столпов, народы, которым тысячи причин, таких же древних, как сама история, повелевают сгруппироваться для того, чтобы взаимно дополнять друг друга.

Но это только мечта о будущем. Настоящее требует другого. Настоящее требует продолжения войны, потому что главный враг еще не разбит. Поэтому именно в Аяччо мы провозглашаем намерения Франции использовать свою возрождающуюся силу, вместе с доблестными силами Англии и Соединенных Штатов, на берегах Средиземного моря, на его морских и воздушных просторах. Именно из Аяччо мы вновь даем клятву сражаться до конца вместе со всеми народами, которые, подобно нам, борются и страдают, чтобы уничтожить тиранию. Победа близится. Она будет победой свободы. Как же не желать, чтобы она стала также победой Франции! [599]

Решение Комитета национального освобождения

Алжир, 6 ноября 1943

На заседании 6 ноября 1943 Комитет национального освобождения единогласно просил своего председателя, генерала де Голля, и он дал на это свое согласие, произвести изменения в составе Комитета, которые он сочтет необходимыми для обеспечения:

1) представительства в правительстве и сотрудничества с ним лиц, выделенных организациями Сопротивления во Франции в качестве делегатов Консультационной ассамблеи;

2) единства и сплоченности Комитета в возможно лучших условиях;

3) полного разграничения власти правительства и деятельности военного командования, так же как подчинения последнего первому.

Подписали:

Ш. де Голль, Жиро. Тиксье, Массигли, Моннэ, Боннэ, Кув де Мюрвиль, де Мантон, Рене Мейер [600]

Политика

Ордонанс от 17 сентября 1943 о создании Консультативной ассамблеи

Ст. 1. Учреждается временная Консультативная ассамблея, на которую возлагается задача наиболее полно, насколько это позволяют существующие условия, выражать национальное общественное мнение.

Эта Ассамблея подлежит роспуску на законном основании с момента создания Ассамблеи, которой будет поручено назначить Временное правительство.

Ст. 2. (...)

Ст. 3. Консультативная ассамблея состоит:

1) из 40 представителей организаций Сопротивления в метрополии;

2) из 12 представителей организаций Сопротивления вне метрополии;

3) из 20 членов сената и палаты депутатов;

Ст. 4, 5 (...) 22

Ш. де Голль

А. Жиро

Список членов Консультативной ассамблеи{140}

1. Представители организаций Сопротивления в метрополии Поль Анксионназ

Рене Ферриер

Марсель Астье

Макс Франк

Раймон Обрак

Анри Френэ

Гиацинт Азэ (замещен Эмилем Валье) [601]

Жан Бордье

Эдуард Фроман

Альбер Босман

Ноэль Генделен

Альбер Бузанке

Альбер Газье

Жорж Бюиссон

Артюр Жиовони

Пьер Клодиюс

Фернан Гренье

Амбруаз Круаза (замещен Жоанни Берлиозом)

Мишель Дюмениль де Граммон

Андре Ориу

Пьер Фэйе

Жан Жак

Жюст Эврар

Шарль Лоран

Андре Ле Трокер

Марсель Пуамбёф (замещен Жоржем Мистралем)

Робер Прижан

Анри Майо

Анри Пуртале

Жак Матье-Фревиль

Пьер Рибьер

Пьер Моррие

Марк Ркжар

Жан-Жак Майу

Луи Валлон

Жак Медерик

Поль Виар

Андре Мерсье

2.Представители организаций Сопротивления вне метрополии

Анри д'Астье де ла Вижери

Жан Дебьесс

Поль Обранж

Роже Жерволино

Энест Биссанье

Жозеф Жиро

Феликс Буалло

Альбер Герен

Ги де Буассуди

Пьер Гиллери

Жан Бургуэн

Рене Мальбран

Рене Капитан

Пьер Паран (замещен Полем Тюбером)

Франсис Перрен

Ле Р.П. Ансельм Kapиср

Анри Сеньон

Рене Кассен

г-жа Март Симар

Жозеф Коста

3. Члены сената и палаты депутатов

Поль Антье

Луи Жакино

Венсан Ориол

Пьер-Оливье Лапи

Франсуа Бийу

Андре Марти (замещен Этьеном Фажоном)

Жюль Мок

Флоримон Бонт

Жан Пьер-Блок

Пьер Кот

Анри Кэй

Поль Жакоби

Жозеф Серда

Феликс Гуэн [602]

4. Представители генеральных советов

Мохамед Бенджеллул

Эли Манель Фалл

Раймон Блан

Паскаль Мюзелли

Пьер Кюттоли

Огюст Ранкюрель

Альбер Дерналь

Поль Валентино

Морис Дезетаж

Микаэль де Виллель

Марсель Дюкло

Дейва Зивараттинам

Дополнительные делегаты

Алжир

Лакхдари

Ломбарди

Pay

Тамзали

Веглер

Тунис

Казабьянка

Тахар бен Аммар

Марокко

Брён

Дебар

Де Перетти

Генеральный секретарь

Кац-Бламон

Телеграмма генерала де Голля Пьеру Вьено, в Лондон

Алжир, 28 сентября 1943

Прошу вас от моего имени сделать устное (подчеркиваю, устное) сообщение Фернану Гренье, исходя из нижеследующего.

Возможно, что Комитету национального освобождения в ближайшем будущем придется в известной мере изменить свой характер и состав, расширив свои рамки за счет включения представителей важнейших политических направлений Франции, ведущих в настоящее время совместную борьбу за освобождение страны, за наказание предателей и восстановление демократического режима.

В этом случае Комитет, несомненно, был бы заинтересован, чтобы в нем была представлена коммунистическая партия. Я был бы признателен Фернану Гренье, если бы он срочно сообщил мне: 1) свое мнение по данному вопросу; 2) склонен ли он лично войти в состав Комитета освобождения в случае реорганизации последнего. Мне нет необходимости предупреждать Фернана Гренье о том, что это сообщение должно оставаться в полной тайне, причем было бы совершенно естественным, если бы Фернан Гренье пожелал строго конфиденциально проконсультироваться со своими друзьями, прежде чем дать мне окончательный ответ. [603]

Сообщение должно быть сделано Фернану Гренье именно в таком духе и должно носить характер консультации — ни более, ни менее. Полагаюсь на вас, что вы его так и представите.

С дружеским приветом

Речь генерала де Голля на первом заседании Консультативной ассамблеи в Алжире

3 ноября 1943

Приветствуя временную Консультативную ассамблею по случаю ее первого заседания, Комитет национального освобождения прежде всего выражает чувство глубокого удовлетворения в связи с тем, что, невзирая на исключительные трудности, все же удалось созвать это собрание, инициатором которого явился Комитет и созыв которого соответствует желанию нации, ведущей борьбу за свою жизнь и за свою свободу. Вместе с тем Комитет выражает готовность к самому широкому и, разумеется, самому искреннему сотрудничеству с Ассамблеей, ибо она содействует выполнению его большой и трудной задачи, являясь в той мере, в какой это позволяют обстоятельства, выразителем чувств и стремлений французов. И, наконец, Комитет считает нужным засвидетельствовать свое высокое уважение представителям героического французского Сопротивления, а также тем людям, которые, будучи когда-то облечены доверием народа, оказались достойными этого доверия в страшное для Франции и республики время.

Надо сказать, что в тех беспримерных обстоятельствах, в каких находится сейчас наша страна, тщетно было бы искать какой-либо исторический прецедент для создания Консультативной ассамблеи или какие-либо законодательные положения, которые могли бы послужить для нее совершенной юридической основой. Вторжение и оккупация уничтожили те институты, которые Франция для себя избрала. Воспользовавшись бедственным положением народа, потрясенного военной катастрофой, и нарушив к тому же свой собственный долг, некоторые люди вошли в сговор с врагом и установили в метрополии отвратительный режим личной диктатуры, лжи и террора. Опираясь на захватчиков, кичась своим сотрудничеством с ними, пустив в ход все мыслимые средства давления на государственный аппарат и на граждан, эти люди в буквальном смысле слова заточили суверенную нацию [604] за решетку. С этих пор забота о спасении родины стала высшим законом. Нам пришлось создать временные органы власти, с тем чтобы направить военные усилия Франции и выступить в защиту ее прав. Нация, бесспорно, должна будет высказать по поводу них свое суждение, а пока что всюду, где эти органы функционируют, они функционируют в соответствии с законами, которые нация для себя избрала, еще будучи свободной, и следят за соблюдением этих законов другими.

Таковы принципы, которые мы для себя установили начиная с 18 июня 1940, принципы, которым мы неизменно оставались верны и которые мы будем осуществлять до того дня, когда освобожденный французский народ сможет естественным путем, то есть путем всеобщего голосования, выразить свою волю. Действуя таким образом, мы стремились лишь к тому, чтобы посреди самых тяжких испытаний, когда-либо выпадавших на долю нашего народа, сохранить его национальное единство, обеспечив для него тот центр, вокруг которого могли бы сосредоточиться его моральные и материальные силы.

Однако, если всеобщие выборы — это единственный путь, посредством которого в будущем народу предстоит выразить свою суверенную волю, несомненно и то, что, хотя поверженной Франции заткнули рот, она все же находит тысячи возможностей для того, чтобы выразить свои сокровенные чаяния.

Сопротивление в его самых различных формах стало главным способом противодействия врагу со стороны подавляющей массы французов. Конечно, если учесть, что враг и его сообщники обладают страшными средствами уничтожения, что бойцы внутреннего фронта испытывают острый недостаток оружия и что в немецком плену находятся более двух миллионов наших людей; если учесть систематическое истребление руководителей, многие из которых гибнут в бою или на виселицах; если учесть непрерывные преследования, повсеместный голод, отсутствие возможности собираться, невероятные трудности, с которыми связаны передвижение и переписка; если учесть, наконец, что природные условия нашей страны благоприятствуют быстрой переброске войск, то есть облегчают осуществление карательных мер, — учесть все эти условия, то будет понятно, почему движение Сопротивления внутри страны не могло выступить в качестве вооруженной силы, ведущей бои по типу регулярной армии.

Тем не менее оно существует повсюду, действуя решительно и эффективно. Оно существует в организации, созданной в самой [605] Франции и объединяемой нашим Национальным советом Сопротивления, которому мы шлем свой братский привет. Оно существует на заводах и на полях, в учреждениях и учебных заведениях, на улицах и в домах, в сердцах и мыслях. Оно существует в героических группах, которые используют любую возможность, чтобы нанести ущерб врагу и покарать предателей. Оно существует в лице тех мужчин и женщин, которые вот уже в течение трех лет трех месяцев и шестнадцати дней, преодолевая невиданные трудности, переходят на нашу сторону и присоединяются к нашим сражающимся войскам. Если к этому прибавить, что по мере своего освобождения империя предоставила для ведения войны все свои людские и материальные ресурсы и весь свой труд, если вспомнить, что никогда еще наши знамена не дезертировали с поля сражения, что в настоящее время 500 тысяч бойцов ждут — и с каким нетерпением! — когда им будет предоставлена физическая возможность встретиться с врагом за морем, то никому не дано право отрицать, что Франция избрала путь борьбы, что во имя своего идеала она приносит неисчислимые жертвы и что ее стремление к победе, ее вера в свободу, ее надежда на торжество справедливости и грядущее обновление безграничны. Сопротивление — вот в чем прежде всего выражается сегодня воля французской нации.

И хотя демократия может быть восстановлена в своих правах и своих формах лишь в освобожденной Франции, Комитет национального освобождения, едва только обстоятельства ему позволили, счел все же необходимым придать временным органам власти по возможности демократический характер и решил создавать себе в поддержку и в помощь Консультативную ассамблею, в которой наряду с избранниками народа представлены также делегаты движения Сопротивления, в равной мере обладающие авторитетным мандатом.

Чтобы оценить масштабы стоящих перед Ассамблеей задач и те трудности, которые ее ожидают, достаточно представить себе эти этапы, отделяющие нацию от ее цели. Этапы эти можно определить уже теперь.

Прежде всего мы будем вести войну! Изгнать врага из пределов нашей страны, громить его до тех пор, пока он не сдается на милость победителей, сделать все для того, чтобы вклад Франции в общие усилия союзников оказался настолько значителен, насколько это позволяют имеющиеся в нашем распоряжении средства, — таков для нас категорический императив. Если Франция дрогнула, то это могло случиться раньше, когда и другим недоставало [606] твердости. Но сегодня священный долг Франции, равно как и всех держав, объединившихся против стран оси, состоит в том, чтобы в кратчайший срок максимально развернуть наши возможности. Более того, наше национальное возрождение мыслимо лишь в условиях победы, достигнутой при непосредственном участии Франции.

Однако в той тотальной борьбе военные усилия представляют собою единый комплекс, требующий как моральной сплоченности, так и сосредоточения материальных средств. Франция, ведущая борьбу, приемлет только одну политику, и все то, из чего слагаются силы Франции, должно способствовать осуществлению этой политики. Вместе с нами вы также будете ее выразителями. Сегодня наша возрождающаяся армия, которая из-за негодной подготовки и порочной стратегии еще вчера была обречена на разгром, армия, которую вишистские изменники стремились дезориентировать любой ценой, но которая, несмотря ни на что, хотела сражаться с врагом, — эта армия безусловно является армией нации. Наши боевые знамена, впервые вновь поднятые в боях за Керен, Бир-Хашейм и Феццан, овеянные славой отважных французских эскадрилий, отличившихся в небе Великобритании, Ливии и России, и наших доблестных военных кораблей, совершивших свои греческие подвиги под флагом Лотарингского креста, соединились в упорных и победоносных сражениях за Тунис и за освобождение Корсики. У меня есть все основания утверждать, что на суше, на море и в воздухе наши славные, отлично оснащенные войска готовятся к тому, чтобы снова и снова дать врагу почувствовать всю мощь французского оружия. Настанет час, и усилия наших храбрых воинов сольются с усилиями борцов, которые тайно готовятся на территории самой Франции. И те и другие являются средоточием любви и надежд нашего народа. И те и другие служат только нации. Нет необходимости говорить, что Комитет освобождения, поддержанный Ассамблеей, сумеет, если понадобится, позаботиться о том, чтобы ничто отныне не могло лишить французский народ хотя бы части его солдат.

Отдавая всю свою душу, все оставшиеся силы делу народов, борющихся за свободу, Франция, несмотря на постигшие ее бедствия, не утратила сознания того, что она собою представляет, то есть что она является великой державой. Отсюда ее глубокая убежденность в том, что умаление ее прав и ее достоинства было бы, во-первых, несправедливостью, а во-вторых — и это главное — ошибкой. Мы не отрицаем, что в числе тех просчетов и заблуждений, [607] которые обрекли мир на невиданные несчастья, есть ошибки, допущенные и нашей страной. Однако, предвидя страшные жертвы, которые несет ей эта война, и понимая, с другой стороны, что пролитые слезы и кровь лишь укрепили в ней решимость быть великой державой и ее волю к действию, Франция сознает необходимость вновь обрести все то, из чего в течение столетий слагалось ее величие. Кроме того, нынешние события убеждают ее в том, что в общих интересах ей по-прежнему должна принадлежать выдающаяся роль в международных делах. Франция считает, что ни один европейский вопрос, ни один важный вопрос мирового значения не может быть удовлетворительно разрешен без ее участия. При этом она исходит из соображений, диктуемых географическими условиями, опытом истории и сознанием народов. Она исходит из того, что урегулирование без ее участия неизбежно окажется несостоятельным, когда Франция рано или поздно вновь обретет свою былую мощь и свое влияние, то есть именно то, что необходимо для установления всеобщего равновесия. Вот почему Комитет национального освобождения уже сейчас настаивает на том, чтобы ему была дана возможность представлять среди великих держав позицию Франции, которая должна быть учтена при разрешении вопросов, связанных с нынешней войной и с организацией послевоенного мира. В этом отношении поддержку и помощь, которую Консультативная ассамблея в состоянии оказать Комитету освобождения, можно уподобить живому голосу, прорывающемуся сквозь кляп.

Напрасны были бы попытки точно определить, сколько еще недель или месяцев отделяют страну от того дня, когда она вновь станет свободной, однако военные события приняли такой оборот, что срок этот может оказаться довольно коротким. Но независимо от того, как долго продлится война, окончание ее поставит нашу страну в исключительно сложное положение с точки зрения экономической, международной и моральной. Необходимость наладить жизнь в истерзанной войною стране, начисто лишенной запасов сырья и продовольствия; задача восстановить повсеместно, так же как мы это делаем здесь, власть республики, обратив в развалины позорный режим Виши, причем сделать это в условиях порядка, соблюдая национальное достоинство; обязанность сразу же обеспечить государственное правосудие, являющееся единственно законным и приемлемым; необходимость перестроить центральную и местную администрацию; вернуть на родину наших юношей, попавших в плен или насильно вывезенных [608] за ее пределы, — все это поставит перед Комитетом освобождения множество сложных проблем в тот момент, когда на нашей территории будут находиться безусловно дружественные, но все-таки иностранные войска, чья психология неизбежно в чем-то будет расходиться с нашей психологией. Правда, мы уверены в том, что при выполнении нашей задачи поддержкой нам будет служить доверие всего французского народа, который отлично сознает, что единодушное и организованное сплочение вокруг центральной власти для него жизненно необходимо. Верно и то, что при первой же возможности временный орган народного представительства обеспечит узаконенному им правительству возможность утвердиться и окрепнуть. Однако это вовсе не значит, что уже сейчас не следует готовиться к тому, чем придется заниматься в дальнейшем. В этом отношении помощь и советы вашей Ассамблеи будут иметь для нас неоценимое значение.

Все, что мы делаем сейчас, все, что мы будем готовить для будущего, не имело бы никакого смысла и никакого значения, если бы в нашей деятельности мы непосредственно не вдохновлялись той неодолимой тягой к обновлению, которая втайне воодушевляет французскую нацию. Те люди в нашей стране или за ее пределами, которые полагают, что после освобождения Франция вновь обретет свой прежний политический, социальный и моральный облик, совершают глубочайшую ошибку. Франция так много страдала и столь многому научилась на своем собственном опыте и на опыте других, что она не может не встать на путь глубоких преобразований. Она хочет добиться того, чтобы завтра ее национальный суверенитет мог проявиться в полной мере, чтобы никакие интриги, никакое давление, отражающее частные интересы отдельных групп, не могли ее умалить. Она хочет, чтобы люди, которым она поручит управление страной, обладали возможностью делать это достаточно последовательно и энергично, подчиняя всех граждан внутри страны высшему авторитету государства и проводя за его пределами достойную Франции политику. Она хочет положить конец экономической системе, при которой основные источники национального богатства не принадлежат нации, где важнейшие процессы производства и распределения ускользают из-под ее контроля, где организации трудящихся отстранены от деятельности предприятий, хотя она непосредственно от них зависит. Франция хочет, чтобы ее богатствами пользовались все французы, чтобы на земле ее, имеющей все необходимое для обеспечения каждому из ее сыновей надежного и достойного жизненного [609] уровня, чтобы на этой земле, которую дополняет верная Франция богатая обширным ресурсами империя, не нашлось больше ни одного мужчины, ни одной женщины, которым не были бы гарантированы достойные их условия жизни и работы, достаточная заработная плата, удовлетворительное питание, одежда, сносные санитарные условия, возможность отдыхать, растить больше детей, учить их, радоваться их счастливому смеху. Франция хочет, чтобы ее заслуги, которым она обязана своим величием и влиянием в мире, были оценены по достоинству. Не подлежит сомнению, что нация сама будет решать вопрос о реформах. Однако изменение различных проектов и возможностей, подготовка умов и сердец к их практическому осуществлению — вот чего народ ждет от вас уже теперь. Он знает, что вы собрались здесь, движимые его стремлениями и мечтами, и что даже те из вас, которые находили себе место в условиях старых систем, первыми покажут, сколь глубоко преобразилось сознание французов.

На тернистом пути, которым идет нация и который шаг за шагом приближает ее к спасению и величию, созыв Консультативной ассамблеи знаменует собою выдающийся этап, значение которого очевидно для всех. Созыв ее фактически означает начало возрождения французских представительных учреждений. Уже одно это позволяет оценить, насколько велика лежащая на Ассамблее ответственность. От результатов ее работы, от ее мудрости, от ее преданного служения своей стране в известной мере будут зависеть как судьбы нашей демократии, так и сохранение национального единства в этот беспримерный по своему значению период. Национальный комитет освобождения не сомневается в том, что вы успешно выполните свою задачу, ибо исторический опыт двух тысячелетий подтверждает, что вера гений Франции не обманывался никогда.

Письмо Венсана Ориоля генералу де Голлю, в Алжир

Алжир, 7 ноября 1943

Дорогой генерал!

Прибыв на эту французскую территорию, освобожденную благодаря инициативе, предпринятой вами 18 июня 1940, не могу не выразить вам моего личного восхищения, а также благодарности [610] всех моих соотечественников, которых я представляю вот уже окало тридцати лет и которые сегодня, несмотря на различие убеждений, тесно сплочены в своем стремлении освободить родину.

Будучи делегатом Консультативной ассамблеи от социалистической партии, членом которой я состою с 1905, я сумею передать ей результаты поучительного опыта, выстраданного в тяжелых муках и разочарованиях. У меня нет никаких притязаний. В отношении своей семьи и себя лично я принял обязательство не занимать никаких официальных постов. Я хочу отдать себя целиком служению родине, чьи интересы вы отстояли и чье будущее сумели защитить.

За время пребывания в Лондоне я виделся с рядом английских, американских, бельгийских и других деятелей, с которыми связан давнишней дружбой и с которыми сталкивался при выполнении своих министерских обязанностей.

Если бы вы пожелали со мною встретиться, я бы рассказал о моих беседах с ними и был бы счастлив лично заверить вас в чувствах французов, которых я здесь представляю и вместе с которыми я заявляю о глубокой преданности вам.

Декрет от 9 ноября 1943 о составе Французского комитета национального освобождения

Ст. 1. Состав Французского комитета национального освобождения определяется следующим образом:

Председатель

Генерал де Голль

Члены

Эмманюэль д'Астье де ла Вижери — комиссар по внутренним делам;

Анри Боннэ — комиссар информации;

Рене Капитан — комиссар народного просвещения;

Генерал Катру — государственный комиссар по делам мусульманского населения;

Анре Дьетельм — комиссар снабжения и производства;

Анри Френэ — комиссар по делам пленных, депортированных и беженцев;

Луи Жакино — комиссар военно-морского флота;

Андре Ле Трокер — комиссар по военным делам и по делам авиации; [611]

Рене Массигли — комиссар по иностранным делам;

Рене Мейер — комиссар путей сообщения и транспорта;

Пьер Мендес-Франс — комиссар финансов;

Франсуа де Мантон — комиссар юстиции;

Жан Моннэ — комиссар без портфеля (выполняет особое поручение);

Андре Филип — комиссар, ведающий сношениями с Консультативной ассамблеей;

Рене Плевен — комиссар по делам колоний;

Анри Кэй — государственный комиссар по делам межминистерских комиссий;

Адриен Тиксье — комиссар труда и социального обеспечения.

Ст. 2, 3. (...)

Ш де Голль

Из речи генерала де Голля на площади де ля Бреш в Константине 12 декабря 1943

...Если после этой войны, поставившей на карту вопрос о самом человеческом существовании, каждой нации придется установить у себя более справедливые отношения между своими детьми, то тем более широкие задачи встают перед странами, которые, подобно нашей стране, начиная с эпохи великих открытий, присоединили к себе другие народы и другие расы. Франция должна с честью выполнить взятые на себя обязательства. Продемонстрировав в течение этих страшных четырех лет свое нерушимое единство, все территории, составляющие французское имперское сообщество, доказали свое доверие Франции, иначе говоря, священным идеалам братства рас, равенства возможностей, неусыпного поддержания порядка, необходимого для того, чтобы всем могла быть обеспечена свобода.

По мере того как приближается развязка трагедии и перед французской нацией-покровительницей открываются двери в будущее, ею все сильнее и сильнее овладевает стремление к обновлению. Северная Африка предоставляет нам случай и обязывает нас к тому, чтобы дать волю этому стремлению. В силу обязательств именно здесь, в Северной Африке, занялась заря французского обновления, именно Северная Африка стала для Франции средоточием ее сил и неиссякаемых надежд. Здесь возрождаются ее свободы. [612] Здесь находится ее правительство, созданное для руководства войной. Здесь родилась Ассамблея, способная авторитетно выражать ее общественное мнение. Здесь комплектуются первые части ее будущих армий. Здесь находятся представители многих иностранных держав, которые, невзирая на некоторые формулировки, вызванные обстоятельствами, направили сюда своих делегатов, доказав тем самым, что они знают, на чьей стороне сердца наших соотечественников. Здесь, в Северной Африке, все население щедро проявило свою преданность Франции, и это проявление его чувств приобретает исключительный характер, если учесть его собственные бедствия, и не только глубоко волнует Францию, но уже теперь ко многому ее обязывает.

Да, именно обязывает, и в частности по отношению к мусульманскому населению Северной Африки. По соглашению с верховными правителями Марокко и Туниса и в соответствии с заключенными с ними договорами Франция обеспечила этим странам такой путь развития, по которому надо следовать, с каждым днем привлекая все больше и больше сторонников из числа лучших представителей местного населения. Выполнение миссии Франции в трех департаментах французского Алжира связано с осуществлением различных требований.

Вряд ли мне представится более подходящий случай сообщить, что после глубокого изучения того, что желательно, и того, что в настоящее время возможно, правительство недавно приняло важные решения, касающиеся Алжира. Комитет национального освобождения решил прежде всего немедленно предоставить десяткам тысяч мусульман все права французских граждан, не допуская при этом каких-либо помех или ограничений в осуществлении этих прав на основе личного статуса. В то же время будет увеличено количество представителей от мусульманского населения в различных выборных органах, ведающих местных вопросами. Наряду с этим большое количество административных постов впредь сможет быть занято мусульманами, способными эти посты занимать. Вместе с тем правительство решило осуществить целый ряд мероприятий, направленных к абсолютному и относительному улучшению жизненных условий алжирского населения. Об этих мероприятиях будет объявлено в самое ближайшее время. Никто не станет оспаривать, что реализация намеченной программы потребует длительного срока, причем состояние войны и то положение, в каком находится сейчас метрополия, не позволяют слишком осложнять эту программу. Никто, [613] с другой стороны, не может подвергать сомнению и тот факт, что некоторые полезные мероприятия в этом смысле уже проведены. Никто не может, наконец, отрицать, что все это было бы немыслимо осуществить, если бы не упорный труд колонистов, благодаря усилиям которых стали доступны природные богатства Алжира. Программа мероприятий, которую мы начнем претворять в жизнь уже сейчас при помощи имеющихся в нашем распоряжении средств, явится свидетельством того, что новая Франция полностью отдает себе отчет в задачах, стоящих перед нею в Алжире.

В это суровое время, самое суровое в суровой истории нашего народа, на каждый день мы можем ставить перед собой выполнение лишь одной определенной задачи. Но мы не можем прожить дня, не выполнив какой-либо задачи. Сомнениям и распрям сегодня нет места среди честных французов. Чтобы достичь поставленной цели, мы, французы, должны полагаться прежде всего и главным образом на самих себя. Не равносильно ли это тому, что нам следует полагаться друг на друга?

Письмо генерала де Голля всем членам Комитета национального освобождения

Алжир, 22 декабря 1943

Дорогой комиссар!

В связи с моим циркулярным письмом от 3 ноября прошу срочно представить мне проекты, касающиеся мероприятий, которые должны быть осуществлены по вашему ведомству в момент прибытия во Францию...

Вам необходимо, в частности, в самый короткий срок изучить все законодательные акты, касающиеся вашего ведомства, которые были изданы правительством Виши после 10 июля 1940. Для облегчения вашей задачи я поручил председателю юридического комитета совместно с различными комиссариатами тщательно изучить «Журналь оффисьель», издаваемый Виши, с тем чтобы возможно точнее установить, как мы поступим в отношении законодательства Виши после освобождения.

Прошу вас вместе с тем, не ожидая результатов этого изучения, подготовить проекты постановлений и декретов, предназначенных заменить собой те законодательные акты правительства [614] Виши, необходимость отмены которых не вызывает сомнения, а также и те из них, которые требуют существенной переработки.

Полагаю, что эти проекты вы будете представлять в Комитет по мере их подготовки...

С другой стороны, Комитет принял решение о том, чтобы каждый комиссар уже теперь выбрал сотрудника, который будет его представителем во Франции. Прошу вас со всеми необходимыми предосторожностями сообщить мне фамилию вашего представителя. Генеральному директору специальной службы поручено установить с ним контакт в том случае, если этот представитель находится на территории Франции, в противном случае — содействовать его возвращению туда.

Примите и пр.

Сообщение Комитета национального освобождения

Алжир, 23 декабря 1943

На своем заседании 3 сентября 1943 Французский комитет национального освобождения решил привлечь к судебной ответственности маршала Петена, а также членов или бывших членов так называемого правительства Французского государства.

Все лица, предусмотренные этим решением, действительно и по их же собственному признанию сотрудничали с Германией, то есть сотрудничали с врагом. Поскольку Франция не подписывала какого-либо мирного договора с Германией и не прекращала войны с ней, то в соответствии с основными принципами международного права Германия по-прежнему является врагом как по отношению к Франции, так и по отношению ко всем Объединенным Нациям, а лица, сотрудничающие с Германией, подпадают под действие статьи 75 и последующих статей уголовного кодекса.

На этом основании возбуждено судебное преследование в отношении бывших членов так называемого правительства Французского государства, которые находятся на французских территориях, освобожденных от оккупации или из-под контроля держав оси. Кроме того, вынесены постановления о приводе высших должностных лиц администрации империи, которые своими действиями препятствовали участию подведомственных им [615] французских территорий в войне на стороне союзников и тем самым нанесли ущерб внешней безопасности государства.

Дела переданы в суд и будут рассмотрены в соответствующем порядке. Сообразно принципу разделения властей Французский комитет национального освобождения предоставляет судебной власти полную независимость в решении этого вопроса.

Чтобы гарантировать обвиняемым их права, Комитет, прежде чем вынести постановления о приводе, полностью восстановил права защиты, которые были искажены законодательством Виши. Обвиняемые могут по своему усмотрению выбрать себе защитников. Предусмотрено строгое соблюдение положений закона от 8 декабря 1897 о предварительном следствии. Так, перед каждым допросом защитникам будет предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела и свободно высказать свою точку зрения по поводу обвинений, предъявляемых обвиняемым.

Учитывая вместе с тем исключительные обстоятельства, в которых производится следствие, Французский комитет национального освобождения принял новое постановление. В том случае, когда против обвиняемого имеются достаточно обоснованные обвинения, но стороны при этом ссылаются на материалы, находящиеся во Франции, и судья считает необходимым привлечь таковые для установления истины, указанным постановлением разрешается откладывать расследование до того момента, когда освобождение французской территории даст возможность дополнить это расследование необходимыми материалами.

На тот случай, если следственные органы, напротив, примут решение о передаче дела в суд, Французский комитет национального освобождения также принял постановление, определяющее состав компетентного военного трибунала. В соответствии с этим постановлением на стадии судебного разбирательства обвиняемым гарантируются те же права, какие им были обеспечены в результате восстановления свободы защиты уже на стадии предварительного следствия.

Следует подчеркнуть, что на основании статьи 555 уголовно-процессуального кодекса преступления и проступки в отношении внешней безопасности государства входят в компетенцию военных трибуналов даже в тех случаях, когда эти преступления и проступки совершены в мирное время гражданскими лицами. Единственная разница заключается в том, что в мирное время трибунал состоит из одного гражданского и нескольких военных судей, тогда как в военное время все судьи являются военными. [616]

Сохраняя в составе суда большинство военных судей в полном соответствии с общим правом, Французский комитет национального освобождения, учитывая характер указанных судебных процессов, принял решение увеличить количество гражданских судей. При рассмотрении дел упомянутых высших должностных лиц в состав военного трибунала, заседающего под председательством первого председателя апелляционного суда, будут включены советник апелляционного суда и три генерала.

Таким образом, Французский комитет национального освобождения, полностью гарантируя право защиты, стремился обеспечить условия для строгого соблюдения норм беспристрастного правосудия на всех стадиях, начиная от предварительного следствия и кончая судебным разбирательством. Французский народ может не сомневаться в том, что будут вынесены приговоры, отличающиеся полной обоснованностью и объективностью.

Рождественское послание генерала де Голля французскому народу

24 декабря 1943

Французы и француженки! В час, когда звезда победы уже сверкает на небосводе, я призываю вас к сплочению. Сплотимся же для последних испытаний!

Отступающий враг, от которого французская нация не отделяет и прислуживающую ему кучку предателей, — вот кого мы должны клеймить, преследовать, уничтожать всеми средствами!

Но сегодня, в этот торжественный вечер, пусть каждый из нас вспомнит о своих соотечественниках и соотечественницах, о тех, кто как и он, страдает во имя Франции, сражается за Францию, надеется на Францию. Пусть он вспомнит о них по-дружески! Пусть вспомнит о них по-братски!

Пусть каждый из нас обратит свои думы к нашим солдатам, нашим морякам и летчикам, которые уже ведут борьбу против Германии на итальянской земле, на всех морях земного шара, в небе Средиземноморья, России, Великобритании, и к тем, кто сейчас готовится вступить в бой. Пусть каждый из нас сердцем своим обратится к французским патриотам, героям и героиням, которые под игом врага и его пособников борются против них как [617] только могут, до тех пор пока позволяют силы. Пусть каждый из нас сердцем своим обратится к нашим юношам, попавшим в плен или насильно угнанным врагом: где бы они ни томились, ненависть к немцам зажигает их сердца! Пусть каждый из нас подумает сегодня о нашей униженной молодежи, о наших несчастных детях, о многострадальных французских матерях.

Ведь эти солдаты, эти патриоты, эта молодежь и эти старики — они-то и составляют наш народ, гордый, доблестный, великий французский народ, частицей которого каждый из нас является. Кому нужны в дни переживаемой нами трагедии все наши внутренние разногласия, наши партийные распри! Так будем же уважать друг друга! Помогать друг другу! Любить друг друга!

Прежде всего мы этого достойны. И к тому же, чтобы преобразить общими усилиями дорогую нашему сердцу, великую и свободную Францию, мы должны — да, мы должны! — идти рука об руку.

И, наконец, пусть каждый из нас мысленно обратится с горячими рождественскими пожеланиями к нашим доблестным союзникам, к миллионам мужчин и женщин во всем мире, которые сражаются с врагом, сопротивляются ему, трудятся, как мы и вместе с нами, во имя общей победы.

Сегодня, в этот рождественский вечер, одни и те же желания переполняют сердца всех французов. Ибо в этот вечер в общем для всех нас испытании, в наших совместных усилиях мы обнаруживаем, что у нас у всех одна гордость, одна надежда, потому что все мы братья и сестры, да, братья и сестры — сыны и дочери Франции!

Ордонанс от 10 января 1944 о создании института комиссаров Республики

Раздел I

Разделение территории на региональные комиссариаты республики

Ст. 1. Территория метрополии временно делится на региональные комиссариаты республики, в принципе соответствующие фактически существующим органам, называемым региональными префектурами.

Ст. 2. (...) [618]

Раздел II

Создание региональных комиссариатов республики

Ст. 3. Представителем центральной власти в каждом региональном комиссариате является региональный комиссар республики, назначаемый декретом, который издается по представлению комиссара по внутренним делам.

Региональные комиссары создают временный аппарат управления, члены которого могут быть отозваны со своих постов.

На региональных комиссаров возлагается принятие всех необходимых мер, за исключением функций, входящих в компетенцию военных властей, по обеспечению безопасности французских и союзных армий, по организации управления территорией, восстановлению республиканской законности, а также забота об удовлетворении нужд населения.

Ст. 4. В тех особых случаях, когда нет возможности установить связь с вышестоящими властями, на региональных комиссаров республики до установления этой связи, помимо функций, определяемых так называемыми законами и декретами Французского государства, изданными начиная с 22 июня 1940 г. в отношении чиновников, именуемых «региональные префекты», возлагаются следующие чрезвычайные функции:

1) временно приостанавливать применение действующих законов и инструкций, при первой же возможности ставя об этом в известность комиссара по внутренним делам;

2) отдавать распоряжения и принимать необходимые решения по обеспечению порядка, нормального функционирования административных органов и коммунальных служб, частных предприятий, а также по обеспечению безопасности французских и союзных армий;

3) временно отрешать от должности выборных, а также должностных лиц или представителей административных и выборных местных органов, управлений, коммунальных служб и учреждений общественного назначения, находящихся под контролем государства или субсидируемых им, и назначить на их место лиц для временного исполнения их обязанностей;

4) приостанавливать применение наказаний и судебное преследование;

5) осуществлять и следить за осуществлением мероприятий судебного характера в порядке, предусмотренном статьей 10 уголовно-процессуального кодекса;

6) блокировать любые частные счета; [619]

7) использовать людские и материальные ресурсы и реквизировать необходимые средства и службы в порядке, предусмотренном законом от 11 июля 1938 г. об организации нации в военное время.

Ст. 5, 6, 7, 8. (...)

Ш. де Голль

Список первых комиссаров Республики

Лион Мишель Фарж

Лилль Франсуа Клозон

Марсель Раймон Обрак

Ренн Виктор Ле Горже

Руан Анри Бурдо де Фонтеней

Дижон Жан Буэй, замещенный после ранения Жаном Мэрей

Анжер Мишель Дебре

Тулуза Вердье, погибший в бою замещенный Жаном Кассу. Последний после ранения был в свою очередь замещен Пьером Берто

Монпелье Жак Бунэн

Пуатье Жан Шюлер

Лаон Пьер Пен

Бордо Гастон Кюзен

Лимож Андре Фуркад, погибший в бою и замещенный Пьером Бурсико

Клермон-Ферран Анри Ингран

Страсбур Шарль Блондель

Нанси Поль Шеллей-Бер

Орлеан Андре Map

Шалон-на-Марне Грегуар

Речь генерала де Голля по случаю открытия конференции в Браззавиле 30 января 1944

Того, кто стал бы судить о нашей сегодняшней деятельности с точки зрения прошлых заблуждений, может удивить, что французское правительство решило создавать настоящую африканскую конференцию. [620]

«Подождите! — несомненно, будет подсказывать нам ложное благоразумие былой поры. — Война еще не кончилась. Трудно еще сказать, каким окажется послевоенный мир. Да и разве у Франции нет более неотложных забот, чем забота о будущем ее заморских территорий?»

Однако правительству ничто не казалось более ошибочным, чем отнесение этого вопроса на второй план, ничто не казалось ему более неблагоразумным, чем подобное благоразумие. Ибо нынешняя обстановка, сколь бы сложной и тяжелой она ни была, не только не склоняет нас к пассивности, но, напротив, побуждает к самым решительным и энергичным действиям. Это относится к любой области и, в частности, к вопросам, которыми будет заниматься конференция в Браззавиле. Мы вовсе не собираемся преувеличивать неотложный характер мотивов, вынуждающих нас спешить с изучением комплекса проблем, связанных с французскими территориями в Африке, но мы полагаем, что грандиозные события, происходящие в мире, заставляют нас торопиться. Мы полагаем, что страшное испытание, каким является временная оккупация метрополии врагом, ни в коей мере не умаляет обязанностей и прав воюющей Франции. Мы полагаем, наконец, что теперь, когда все наши владения в Африке освобождены, нам предоставляется прекрасная возможность по инициативе и под руководством комиссара по делам колоний созвать широкое совещание для совместного обсуждения различных точек зрения и опыта, накопленного людьми, на которых возложена почетная задача осуществлять от имени Франции управление ее африканскими территориями. Где же, как не в Браззавиле, такое совещание должно было произойти, где, как не в этом городе, который в страшные годы был прибежищем нашей национальной чести и независимости и который останется символом самых доблестных усилий, на какие только способна Франция?

Полстолетия назад, послушные своему многовековому цивилизаторскому призванию, побуждаемые правительствами республики и руководимые такими людьми, как Галлиени, Бразза, Доддс, Жоффр, Бинже, Маршан, Жанти, Фуро, Лами, Борньи-Деборд, Аршинар, Лиотэ, Гуро, Манжен, Ларжо, французы заняли, умиротворили и открыли миру большую часть той самой Черной Африки, которая благодаря обширности своих территорий, тяжелому климату, обилию естественных препятствий, бедственному положению и пестроте населения [621] испокон веков представляла собою недоступную и отсталую область мира.

Чтобы увидеть все, что нами сделано для разработки богатств этой страны и для блага ее жителей, достаточно побывать на африканских территориях. Чтобы по достоинству все это оценить, достаточно иметь сердце. Но, подобно тому как камень, брошенный по склону холма, катится вниз с возрастающей скоростью, так и дело, начатое нами в Африке, неизменно налагает на нас все большие обязанности. К началу нынешней мировой войны уже становилась очевидной необходимость изменить основы, на которых строилось использование природных богатств наших владений в Африке, улучшение жизненных условий ее населения и осуществление французского суверенитета.

Война сама по себе ускорила процесс развития. Произошло это, во-первых, потому, что до настоящего времени она в значительной степени была войной африканской и военные действия пролили яркий свет на абсолютную и относительную роль, принадлежащую материальным ресурсам Африки, ее коммуникациям и ее людским контингентам. Но вместе с тем и главным образом это произошло потому, что в нынешней войне на карту поставлено не более и не менее как само человеческое существование, и потому, что под влиянием психических факторов, повсеместно вызванных ею к жизни, каждый человек поднимает голову, пытается заглянуть в будущее и перед ним встает вопрос о его собственной судьбе.

Если есть в мире колониальная держава, которой следует извлечь уроки из происходящих событий и свободно избрать достойный путь, которым она намерена повести за собою в грядущее 60 миллионов людей, связанных единой судьбою с 42 миллионами ее собственных детей, то такой державой является именно Франция.

Прежде всего потому, что она — Франция, то есть страна, чей бессмертный гений предназначен для начинаний, которые постепенно поднимают людей к тем самым вершинам достоинства и братства, где со временем объединятся все люди. Далее, потому, что в том отчаянном положении, в какое она была поставлена временным поражением, именно ее заморские территории, население которых во всех частях света ни на минуту не отказало ей в своей верности, явились для Франции прибежищем и базой для организации борьбы за свое освобождение, [622] и потому, что в результате этого между метрополией и империей отныне существуют нерасторжимые узы. И, наконец, потому, что, сумев сделать необходимые выводы из пережитой ею трагедии, Франция воодушевлена сегодня горячим стремлением на деле перестроить как свою собственную жизнь, так и жизнь зависящих от нее народов.

Должно ли все это означать, что, выполняя свою миссию в отношении заморских территорий, Франция стремится отгородить их барьером от остального мира и прежде всего от других территорий Африки? Конечно, нет! Чтобы доказать это, достаточно сослаться на самое тесное сотрудничество в этой войне Экваториальной Африки и Французского Камеруна с соседними территориями: Бельгийским Конго, Британской Нигерией, Англо-Египетским Суданом; достаточно сослаться на то, что вся Французская империя, исключая временно лишь Индокитай, предоставив свои стратегические позиции, свои коммуникации, свою промышленную продукцию, свои авиационные базы, не говоря уже об участии в войне ее войсковых частей, вносит сегодня значительный вклад в объединенные усилия союзников. Мы полагаем, что в жизни послевоенного мира автаркия ни для кого не будет ни желательной, ни возможной. В частности, мы полагаем, что с точки зрения развития ресурсов и важных коммуникаций африканский континент должен представлять собою нечто единое. Но во Французской Африке, так же как и на всех остальных территориях, где люди живут под нашим флагом, прогресс немыслим, если он не приносит местному населению моральных и материальных выгод, если население не сможет постепенно подняться до такого уровня, при котором оно было бы в состоянии участвовать в руководстве своими собственными делами. И долг Франции состоит в том, чтобы сделать это возможным.

Такова цель, к которой мы должны стремиться. Мы сознаем, что нам предстоит долгий путь. Однако вы, господа генерал-губернаторы и губернаторы, достаточно искушены в африканских делах, чтобы не ошибиться в том, что действительно осуществимо, а следовательно, имеет практический смысл. К тому же именно французская нация, и только она, вправе принять суверенное решение о проведении реформ, которые она в нужный момент сочтет необходимым осуществить в структуре своей империи. Но в ожидании этого надо жить, а жить — это значит неустанно проникать в будущее. [623]

Вам предстоит изучить и представить на рассмотрение правительства те моральные, социальные, политические и экономические условия, которые, по вашему мнению, могут быть постепенно созданы для каждой из наших территорий, с тем чтобы обеспечить их развитие и прогресс их населения и дать им возможность вступить во французское содружество в условиях сохранения их особенностей, соблюдения их интересов, уважения их стремлений.

Господа, африканскую конференцию в Браззавиле объявляю открытой.

Ордонанс от 7 марта 1944 о статусе для французов мусульман в Алжире

Ст. 1. Французы мусульмане в Алжире пользуются теми же правами и имеют те же обязанности, что и французы немусульмане.

Они могут занимать любые гражданские и военные должности.

Ст. 2. Французы мусульмане и французы немусульмане равны перед законом. Все постановления, распоряжения, касающиеся исключительно французов мусульман, отменяются.

Однако французы мусульмане, специально не заявившие о своем желании полностью подчиняться французскому законодательству, в области личного статуса подчиняются нормам мусульманского права и берберским обычаям. Разрешение споров, возникающих в области личного статуса, подлежит ведению тех же инстанций, которые ведают этим в настоящее время.

Все вопросы, касающиеся недвижимого имущества, регулируются действующими законами.

Ст. 3. Персонально объявляются французскими гражданами, заносятся в избирательные списки и участвуют в выборах наряду с французами-немусульманами французы мусульмане мужского пола, достигшие 21 года и принадлежащие к следующим категориям:

Бывшие офицеры, лица, обладающие одним из перечисленных ниже дипломов...; находящиеся на службе или в отставке чиновники и служащие государственных учреждений, департаментов, коммун, коммунальных и иных учреждений общественного назначения; нынешние и бывшие члены торговой и сельскохозяйственной [624] палаты; башага, ага и каиды{141}, нынешние и бывшие финансовые делегаты, генеральные советники, муниципальные советники или председатели джемаа{142}; кавалеры ордена Почетного легиона; награжденные орденом Освобождения, медалью Сопротивления, военной медалью, медалью труда; нынешние и бывшие члены советов рабочих профсоюзов...; нынешние и бывшие члены примирительных комиссий; судебные укилы{143}, нынешние и бывшие члены административных советов ремесленных и сельскохозяйственных палат, нынешние и бывшие члены секционных советов ремесленных и сельскохозяйственных палат.

Ст. 4. Остальные французы мусульмане призваны получить французское гражданство в условиях и формах, которые будут установлены национальным Учредительным собранием.

С настоящего момента на французов мусульман мужского пола, достигших 21 года, распространяются преимущества, определяемые декретом от 9 февраля 1919, и они зачисляются в избирательные курии, имеющие специальное представительство в муниципальных и генеральных советах и финансовых делегациях, предусмотренных указанным декретом.

Их представительство в генеральных советах и финансовых делегациях составляет две пятых общей численности этих ассамблей. В муниципальных советах оно также составляет две пятых их общей численности, за исключением тех случаев, когда количество французов мусульман, проживающих в коммуне, составляет менее двух пятых общей численности населения коммуны. В этих случаях их представительство будет соответствовать численности мусульманского населения.

Ст. 5. Все без исключения французы пользуются правом быть избранными в алжирские ассамблеи независимо от того, к какой избирательной курии они принадлежат.

Ст. 6. Население области Мзаб, а также население собственно Сахары получает особый статут.

Ст. 7, 8. (...)

Ш. де Голль [625]

Ордонанс от 14 марта 1944 об организации гражданской и военной власти на территории Франции в период ее освобождения

Ст. 1. Для каждого театра военных действий, открытие которого может повлечь за собой хотя бы частичное освобождение территории метрополии, назначается делегат Комитета национального освобождения, уполномоченный осуществлять на освобожденной территории всю совокупность распорядительной и административной власти, которой обладают Комитет национального освобождения и комиссары, до тех пор, пока вышеназванный Комитет национального освобождения не будет в состоянии осуществлять эту власть непосредственно.

Ст. 2. На театре военных действий, куда назначен делегат, он полностью представляет Комитет национального освобождения.

Ст. 3. Назначенный таким образом делегат имеет в своем распоряжении:

а) с одной стороны, административную делегацию, состоящую из представителей гражданских комиссариатов, деятельность которых должна осуществляться на территории метрополии...;

б) с другой стороны, высшего офицера — военного делегата, назначаемого по декрету. Военный делегат представляет военные учреждения и командование. Кроме того, он уполномочен обеспечивать связи с верховным союзным командованием, необходимые для подготовки и выполнения данных ему поручений.

Ст. 4. Освобожденные территории делятся на две основные зоны: переднюю и внутреннюю.

В известных случаях, в зависимости от нужд военных операций, во внутренних зонах могут быть созданы милитаризованные зоны.

Границы этих зон устанавливаются и могут изменяться Комитетом национального освобождения.

Ст. 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11.(...)

Речь генерала де Голля в Консультативной ассамблее в Алжире 18 марта 1944

Положение Франции в нынешней войне, причины, определившие ее положение, перспективы, этим положением обусловленные, — вот те конкретные данные, на которых правительство [626] основывает свою политику, направленную к тому, чтобы привести страну к спасению, свободе и обновлению.

Сегодня мне хотелось бы изложить вам мотивы и цели этой политики в том виде, в каком они предстают, учитывая интересы ведения войны, борьбы за освобождение страны, наших международных отношений и, наконец, с точки зрения будущего Франции.

Когда в буре военных событий приходится принимать решение о том, что необходимо сделать для обеспечения победы, люди, призванные направлять усилия нации, должны, невзирая на свои горести и свое горение, трезво и объективно подходить к оценке фактов и на основе этого определять свои действия. Нация, жизнь которой поставлена на карту, не может допустить, чтобы ее руководители проявляли слабость или заблуждались. Каковы наши реальные и потенциальные силы? Что мы намерены предпринять, чтобы в составе коалиции, членами которой мы являемся, использовать эти силы наилучшим образом? Вот к чему сводятся вопросы, поставленные этой страшной войной.

Несмотря на тяжелое положение, в котором оказалась Франция в результате вторжения и предательства, она вновь располагает значительными по количеству и по качеству военными средствами. Конечно, на нынешнем этапе войны, когда исход наземных, воздушных и морских сражений могут решать только войска, оснащенные современной техникой, а следовательно, и укомплектованные хорошо обученным командным составом и различными специалистами, правительство не может мечтать о том, чтобы ввести в бой силы, подобные тем, какими Франция располагала раньше и какие она намерена иметь в будущем, в том случае, если демократическим державам, к несчастью, и на этот раз не суждено будет сохранить между собою согласие в условиях мира.

Однако уже сейчас наши мобилизованные усилия, выразившиеся в том, что мы сумели поставить под ружье 14 процентов европейского населения империи, отвага и преданность наших североафриканских и колониальных солдат, вооружение, предоставленное нашей армии, корабли, выделенные для нашего флота правительствами Америки и Англии, самолеты, полученные нашей авиацией от правительств этих держав, а также от правительства Советской России, наконец, воинская способность нашего народа, способность, которая в полной мере проявляется повсюду, где бы ни действовали наши войска, — все это приводит к тому, что в боях на Западе французским вооруженным силам [627] уже в настоящий момент принадлежит заметная роль, а в решающей битве за Францию роль их может быть значительной.

Я говорю значительной в тем большей степени, что многочисленные боевые подразделения внутри страны, многие из которых уже сейчас проводят местные операции, не преминут — мы в этом убеждены — принять участие в военных действиях крупного масштаба, проводимых французскими армиями и армиями союзников. Они будут также наносить удары по тылам противника, подчиняясь приказам, которые даст им французское командование в соответствии с оперативным планом союзного командования. Невозможно, конечно, сказать заранее, насколько эффективными в военном отношении окажутся действия Французских внутренних сил. Это будет зависеть от их оснащенности, от темпов продвижения союзных армий и от того, как скоро начнется генеральное наступление. Но вместе с тем невозможно оспаривать и тот факт, что их действия, которые в нужный момент будут поддержаны национальным восстанием против захватчиков, во многом определят стратегическое решение. Если среди Объединенных Наций кое-кто еще выражал неуверенность в том, что Франция сможет внести свой вклад в совместные военные усилия, то у врага на этот счет нет ни малейших сомнений. Именно поэтому немецкое гестапо и пособники врага принимали и до последнего дня будут принимать самые жестокие карательные меры. На самом деле, невзирая на постигшие ее бедствия, боеспособная Франция остается в строю, используя все, что можно ввести в дело. Я уверен, что в подобном положении другие страны поступили бы точно так же. Тем не менее я утверждаю, что все, что сумела сделать Франция, несмотря на ее поражение, и все, что она способна сделать в будущем для достижения общей победы, дает ей право во имя общего блага сказать свое слово при обсуждении политики и стратегии лагеря свободы.

Правительство, безусловно, стремится к тому, чтобы французские вооруженные силы как можно скорее были введены в бой, которого жаждет вся нация: я имею в виду битву за освобождение Франции. Французский народ сознает, какие новые страдания это великое потрясение обрушит на его землю и на него самого. Но он, как и в прошлом, готов перенести все страдания, когда начнется согласованное и решительное наступление коалиции с целью достижения быстрой и полной победы. Я не могу разглашать наших планов, однако должен сообщить Ассамблее — и я хочу, чтобы за пределами этих стен меня услышали все наши солдаты, наши моряки [628] и летчики, все те, кто сражается против врага в маки, в городах и на заводах, — что в полном соответствии с их желанием и надеждой правительство добивается в союзной коалиции, чтобы все наши силы вступили в борьбу за изгнание ненавистных захватчиков с французской земли при первой же возможности и совместно.

Я сказал совместно. Вы понимаете, конечно, что под этим я подразумеваю не только одновременное введение в дело наших сил, но также единства чувств и помыслов всех наших бойцов. Этот трудный в прошлом вопрос хотя и заслуживает еще внимания, но уже не внушает какой-либо тревоги. Он является предметом неустанной заботы правительства. В результате невероятных моральных испытаний, выпавших на долю наших армий, кое-где неизбежно должны были проявиться некоторые центробежные тенденции. Но после того, как наши войска блестяще проявили себя в итальянской битве; после того, как стало очевидным безграничное воодушевление наших частей, которые готовятся сейчас к решающим сражениям; после того, как мир посмотрел в лицо нашим морякам, после того, как он смог оценить не только благородство, но и отважные подвиги доблестных французских эскадрилий, когда перед ним предстали во всем своем величии наши герои — партизаны, эти почти безоружные люди, которые в священном боевом порыве кусок за куском вырывают из рук врага истерзанную землю своей родины, — после всего этого уже нельзя не признать во всеуслышанье, что у французских армий одна душа, точно так же как у них одно знамя, что и сегодня, как и в любой решающий час нашей истории, бойцы, сражающиеся под этим знаменем, благородно выполняют волю нации и беззаветно отдают себя служению родине.

Независимо от того, когда начнется и каким темпом пойдет освобождение французской территории, правительство сразу же встанет перед необходимостью решить ряд неотложных задач, в сложности и многообразии которых Ассамблея полностью отдает себе отчет.

Если ограничиться главнейшими из них, то задачи эти таковы: продолжение войны на стороне союзников, непременное участие Франции в выработке и осуществлении соглашений о перемирии в Европе, поддержание общественного порядка, чистка административного аппарата и налаживание его работы, организация судопроизводства, снабжения, денежного обращения, режима труда и заработной платы, налаживание производства, внешней торговли и связи, организация здравоохранения, восстановление основных свобод: свободы личности, свободы профсоюзных объединений, [629] свободы печати; организация системы информации, возвращение на родину пленных и насильно угнанных французских граждан, переселение беженцев и, наконец, подготовка всенародного референдума для созыва национального учредительного собрания, которое определит режим Четвертой республики.

Достаточно иметь в виду эти задачи — а мы знаем, что французская нация не забывает о них и в мрачную годину порабощения, — чтобы уяснить себе их жизненную важность для нашей страны и вместе с тем всю меру ответственности, лежащей на правительстве, которому предстоит эти задачи решать при содействии вашей Ассамблеи и той, что придет ей на смену.

И хотя сейчас невозможно точно предусмотреть материальные и моральные условия, в которых окажется тогда французский народ, потому что они будут зависеть от многочисленных испытаний, через которые ему еще предстоит пройти, прежде чем над ним ярко засияет солнце свободы, мы все-таки считаем, что принципиальное решение подобных вопросов следует тщательно готовить уже теперь, пусть даже и не располагая полностью всеми необходимыми для этого данными.

На рассмотрение Ассамблеи уже предоставлено несколько проектов, разработанных правительством. Ей будут представлены также и другие проекты. Речь идет о разработке очень важных и срочных законодательных актов, а рекомендации и выводы Ассамблеи будут играть здесь существенную роль.

Я не хотел бы предрешать, какие именно мероприятия окажется необходимым провести в первую очередь, однако должен сообщить условия, которым, по мнению правительства, мероприятия эти должны отвечать сегодня — на стадии их разработки, и завтра — на стадии их осуществления.

Прежде всего необходим общественный порядок. Это непременный фактор, без которого вообще немыслимо ни одно начинание. Однако до какой степени возрастет его роль для нашей страны в том положении, в каком она окажется в результате сражения на ее территории, отступления врага, в условиях разрухи и искушения ныне существующего режима порабощения! И тут я должен подчеркнуть, что приемлемыми для нас могут быть только те органы общественного порядка, которые подчиняются центральной власти. Любая попытка сохранить вишистскую систему, пусть даже в замаскированном или урезанном виде, любая попытка искусственно создать органы власти помимо правительства не может быть терпима и должна быть заранее осуждена. Сразу же после того, как в тех [630] или иных районах начнут функционировать органы власти, назначенные Французским комитетом национального освобождения, граждане обязаны будут неукоснительно выполнять их указания; при этом, разумеется, ни в какой мере не должна умаляться роль консультативных органов, которые, несомненно, будут существовать при местных органах власти в лице наших комитетов освобождения до тех пор, пока на местах не будут созданы соответствующие ассамблеи. Горе тому, кто осмелился посягнуть на единство нации!

Далее. Крайне тяжелые экономические условия, в которых неизбежно окажется наша страна на начальном этапе своего восстановления — и из этого не следует делать секрета, — исключают возможность легко и быстро наладить заготовку продовольствия, а следовательно, и его распределение. Тяжко, конечно, перед лицом так много выстрадавшей нации признать, что приход французских и союзных армий отнюдь не будет ознаменован наступлением эры полного благоденствия. Однако правительство обязано заявить об этом уже сегодня, точно так же как оно обязано будет принять строгие меры для организации нормированного снабжения, наведения порядка в области цен, денежного обращения и кредита с тем, чтобы каждый, именно каждый, мог получить свою долю необходимых продуктов питания. По мере того, как будет налаживаться производство, по мере того, как во Францию будет поступать продовольствие и сырье из-за границы или из империи согласно планам, которые правительство уже теперь разрабатывает с компетентными международными организациями, а также по мере восстановления коммуникаций внутри страны и за ее пределами продовольственное положение метрополии будет улучшаться. Но надо иметь в виду, что процесс этот будет длительным и постепенным. Я уверен в том, что здравый смысл французского народа, его великодушное доверие к людям, принявшим на себя ответственную задачу вывести его из тупика, справедливые принципы, положенные в основу распределения продовольствия, в которых он сам сможет убедиться, его собственная готовность еще раз засвидетельствовать, что он является поистине великим народом, — все это служит залогом того, что за нынешние лишения наш народ сторицей будет вознагражден в будущем.

Но если, опираясь на эту временную систему распределения, правительство намерено всеми возможными средствами стимулировать развитие сельскохозяйственного производства и восстановление промышленности, то само собою разумеется, что оно не потерпит коалиций частных интересов, монополистических [631] объединений и трестов, чья активность в начальный период перестройки заведомо нанесла бы вред делу социально-экономических реформ, к которым стремится сегодня подавляющее большинство французов и которые будут осуществляться по решению представительного органа нации. В этой же связи чрезмерные богатства, скопившиеся в одних руках в условиях национального бедствия, а иногда и благодаря этому бедствию, в особенности те из них, которые были накоплены в результате прямого пособничества врагу, безусловно, должны быть ликвидированы. Новая Франция признает пользу справедливой прибыли. Однако страна будет считать недопустимой какую бы то ни было концентрацию производства, если она способна подчинить себе экономическую и социальную политику государства произвольно распоряжаться судьбами людей.

В своей деятельности, направленной на обеспечение жизни страны и на восстановление республиканской законности, правительство не станет, конечно, дожидаться того дня, когда от врага будет освобождена вся территория Франции. Свою деятельность оно будет осуществлять по мере продвижения армий-освободительниц. Отсюда ясно, что в освобожденных районах местные органы власти, учрежденные правительством, при выполнении своих функций должны будут сотрудничать с представителями союзного военного командования. Чтобы сотрудничество это осуществлялось успешно и без затруднений, необходимо наличие предварительной договоренности между Французским комитетом национального освобождения и нашими американскими и английскими союзниками. Французское правительство уже информировало Вашингтон и Лондон о разработанных им проектах соглашений по этим вопросам, со своей стороны оно приняло также решения о том, каким образом оно будет осуществлять свою власть на освобождаемых территориях.

Эти решения, равно как и проекты соглашений, отражают нашу готовность обеспечить сражающимся на нашей территории войскам необходимое содействие и облегчить им ведение операций, от которых зависит судьба мира и в которых французские силы в самой Франции и за ее пределами примут участие всеми своими средствами. Надо ли говорить о том, что они в то же время соответствуют условиям французского суверенитета, который возлагает на нас обязанность обеспечить общественный порядок и жизнь населения.

В связи с этим частным вопросом мы касаемся того, что в нынешних условиях вообще осложняет отношения Франции с внешним [632] миром. Если, с одной стороны, правительство должно отстаивать на международной арене права и интересы нашей страны, права и интересы, которые простираются на все континенты земного шара и затрагивают далекое будущее, то, с другой стороны, условия, в которые оно поставлено среди других великих держав, не обеспечивают ему того авторитета, который соответствовал бы его священной миссии. В результате Франция как бы отстраняется от участия в решении целого ряда политических и военных проблем, связанных с войной и ее последствиями, о чем глубоко сожалеет сама французская нация и ее многочисленные друзья. Вы прекрасно понимаете, что, по существу, это не столько формальный вопрос, ибо с формальностями можно было и обождать, сколько вопрос чисто практический, а практика ждать не может.

В этом сложном положении политика правительства направлена к тому, чтобы, невзирая на все препятствия, заставить услышать свой голос и прислушаться к нему. Для этого оно стремится внести максимальный вклад в совместные усилия и полностью зарегистрировать позицию Франции по всем вопросам, в которых она заинтересована и от решения которых ее пытались бы отстранить. Вместе с тем, проводя политику бдительного и терпеливого выжидания, правительство хочет добиться того, чтобы эти временные обстоятельства не нарушили глубокого в своей основе и естественного чувства дружбы, которое французский народ питает к своим великим союзникам.

В тридцатилетней войне, которую тирания с 1914 ведет против свободы, Франция уже не однажды спасала мир — и на Марне, и под Верденом, и, наконец, в 1918 благодаря неукротимой энергии людей, как Пуанкаре, Клемансо и Фош. Англия в свою очередь спасала его, когда по призыву премьер-министра Черчилля она приняла героическое решение вступить в единоборство с силами тьмы. Сейчас его спасает Советская Россия благодаря титаническим усилиям ее великолепных армий и ее народа под руководством маршала Сталина. Соединенные Штаты спасут его благодаря тому решающему вкладу, какой они вносят в общее дело, следуя энергичной и реалистической политике президента Рузвельта. Словом, спасение человечества мыслимо лишь в результате объединенных усилий этих четырех держав. Весь мир заинтересован в том, чтобы они были и оставались друзьями. Таковыми они являются сейчас, таковыми они останутся в будущем.

Совершенно очевидно, что отсутствие в лагере свободы большей части европейских государств не дает возможности добиться желаемого равновесия в его нынешней политике. Грубая сила, которую [633] благодаря слабости и разобщенности демократических государств сумела создать извечная Германия, ради достижения своих целей ставшая в наше время Германией Гитлера, — эта сила сумела задавить своей массой Польшу, Чехословакию, Австрию, Норвегию, Бельгию, Голландию, Данию, Люксембург, Югославию, Грецию и оттеснить в наши владения то, что осталось от военной мощи Франции. Сочетая угрозу со зловещей привлекательностью своей доктрины, ей удалось дезориентировать руководителей Венгрии, Финляндии, Румынии и Болгарии. Она сумела объединиться с честолюбивыми устремлениями итальянского фашизма. В результате получилось так, что, хотя многие из европейских стран и являются воюющими, а многие другие в условиях оккупации и порабощения остаются сторонниками нашего идеала, страны эти все-таки лишены возможности подкрепить свой голос силой своего влияния, тогда как на войне в расчет принимается только вооруженная и промышленная мощь, которую можно пустить в ход немедленно.

А между тем Европа продолжает существовать. Она существует, сознавая свое значение для всего человечества, уверенная в том, что сумеет устоять в океане выпавших на ее долю бедствий и воспрянуть вновь еще более умудренной опытом тяжких испытаний, способной предпринять для организации мира ту созидательную работу материального, духовного и морального характера, которую никто лучше ее не в состоянии будет проделать после того, как человечество покончит с главной причиной ее несчастий и раздоров — с неистовой мощью прусского героизма. Вот тогда-то по велению исторических и географических факторов, по велению здравого смысла действия Франции, ее влияние, все ее величие приобретут неоценимое значение для Европы, которая будет искать для себя путей стремиться к восстановлению своих связей с миром. Продолжая вести вооруженную борьбу, правительство намерено в результате проводимой им политики обеспечить Франции эту общеевропейскую роль, которую она во имя общего блага призвана играть завтра.

Однако для того, чтобы старый, но обновленный европейский континент мог обрести равновесие, которое отвечало бы реальным условиям нашей эпохи, нам представляется необходимым создание определенных группировок, разумеется, без какого бы то ни было ущемления суверенитета их участников. Что касается Франции, то мы полагаем, что создание преимущественно на экономической основе широкой западной группировки, включая и нашу страну, могло бы дать большие преимущества. Будучи дополнена Африкой, установив тесный контакт с Востоком и, в частности, [634] с арабскими странами Ближнего Востока, которые законно стремятся к объединению своих интересов, подобная группировка, обладая в качестве основных артерий Ла-Маншем, Рейном и Средиземным морем, могла бы, по-видимому, составить важное ядро в мировой системе производства, обмена и безопасности. Как и все начинания ближайшего будущего, такая система должна быть подготовлена заранее. Французское правительство уже сейчас готово к тому, чтобы совместно с другими заинтересованными государствами начать необходимую подготовительную работу и приступить к переговорам.

Когда национальный суверенитет Франции сможет заявить о себе в полный голос, миссия Временного правительства республики будет исчерпана. С этого момента деятельность республиканских учреждений, прерванная силой вторжения и узурпации, вновь пойдет своим законным порядком и функции фактической власти, которые мы на себя взяли для того, чтобы направить военные усилия нации и обеспечить свободу плененному суверену — я говорю о французском народе, — эти функции потеряют свой смысл.

Сущность и форма французского общества завтрашнего дня уже не подлежат компетенции Временного правительства. Они могут быть определены лишь представительным органом нации, избранным на основе всеобщих, прямых и свободных выборов, проведенных в условиях, обеспечивающих необходимый порядок и национальную безопасность. Но если события вынуждают Францию повременить, чтобы потом иметь возможность свободно решить вопрос о своем устройстве, то мысль ее сынов не прекращает напряженно работать. По ту сторону страданий и горя, по ту сторону сражения, которое они ведут, французы видят свой завтрашний день. Из того, о чем они сегодня заявляют во всеуслышание, из того, о чем говорят шепотом, уже возникают вполне различимые контуры нашего грядущего обновления.

Демократия, обновленная в своей структуре и главным образом в своем практическом осуществлении, — вот к чему всей душою стремится наш народ. Чтобы чаяния его оправдались, новый режим должен создать орган национального представительства, избираемый всеми французами и всеми француженками. В своей политической и законодательной деятельности он должен отказаться от той практики, которая парализовала парламент Третьей республики. Что касается правительства, которому национальное представительство доверит функции исполнительной власти, то для их осуществления оно должно обладать силой и устойчивостью, [635] как этого требует авторитет государства и роль Франции в международных делах. Но французская демократия должна быть демократией социальной. Это значит, что она должна органически обеспечить каждому право на свободный труд, а всем гражданам — достоинство и безопасность в условиях экономической системы, осуществляемой с целью использования национальных ресурсов в интересах всей нации, а не в интересах отдельных групп. При такой экономической системе основные источники общественного богатства будут принадлежать нации, а государственное руководство и контроль будут осуществляться при обязательном содействии со стороны рабочих и предпринимателей. И, наконец, те, в чьем лице представлены высшие интеллектуальные и моральные ценности нации, те, от кого зависят энергия страны и ее престиж, должны получить возможность непосредственно сотрудничать с общественными властями.

Такой политический, социальный и экономический строй следует, разумеется, довершить, позаботившись о том, чтобы в рамках французского сообщества устроить жизнь тех народов, чьи судьбы связаны с нашими судьбами. И, наконец, его необходимо сочетать с системой самых различных связей между всеми странами, так чтобы в мире, где взаимозависимость между народами отныне стала законом, каждый из них мог развиваться своим собственным путем, не подвергаясь какому бы то ни было политическому или экономическому давлению.

Я думаю, что словами не выразить тот поистине гигантский труд, который предстоит осуществить Франции, чтобы из бездны подняться к высотам. Если французский народ оказался в трагическом положении, то это случилось потому, что врагу, который был лучше его подготовлен и устремил против нас свои механизированные силы, удалось добиться успеха на первом же этапе борьбы. Однако трагедия французского народа объясняется еще и тем, что люди, слишком уверенные в своих былых заслугах и опьяненные честолюбивыми претензиями, воспользовались всеобщим оцепенением. Захватили в свои руки власть и привели страну к капитуляции, порабощению и сотрудничеству с захватчиком. Все это Франция осуждает! Если бы она смирилась и стала соучастницей того, что заведомо умаляет ее национальное достоинство, ее величие, ее независимость, она бы перестала быть Францией. Но она останется ею! И мы, ни на минуту не переставшие верить в нее, и мы, на чьи плечи доверием нации возложена величайшая ответственность, мы должны повторить сегодня слова, [636] некогда сказанные Клемансо: «Война! Только война! Правосудие свершится. Страна убедится в том, что у нее есть защита».

Под защитой правосудия, которое вынесет свой приговор горстке тех, кто посмел посягнуть на интересы государства, весь французский народ, спаянный единой волей, единым стремлением, единой дисциплиной, пойдет навстречу своему спасению, навстречу будущему. Заблуждения и иллюзии, жертвой которых оказались очень многие, увы, слишком легко объяснимы, поскольку в большинстве случаев они были порождены тайной надеждой на то, что таким образом якобы можно обеспечить возрождение страны. Но теперь все доказательства получены, ставка ясна, задача очевидна.

Надо ли говорить о том, что для выполнения своего священного долга правительство нуждается в тесном сотрудничестве Ассамблеи и обращается к ней за поддержкой? Оно обращается ко всем, кто хочет сражаться и работать на благо родины. Оно призывает их забыть распри между отдельными группами, партиями, классами, ибо распри эти — ничто в сравнении с угрозой, нависшей над Францией, и тяжкими испытаниями, выпавшими на ее долю. Оно хочет сотрудничать и даже готово включить свой состав представителей всех — я подчеркиваю, всех — социальных слоев и политических направлений, и особенно тех, кто принял на себя значительную долю боевых усилий и жертв, если только они готовы совместно с ним безоговорочно и на равных правах отстаивать общие интересы нации, ибо каждый из нас всего лишь скромный ее слуга. Правительство, которое я имею честь возглавлять, призывает всех французов к сплочению национальных сил.

Письмо делегации центрального комитета Французской коммунистической партии генералу де Голлю

Алжир, 24 марта 1944

Господин председатель!

В связи с вашей речью от 18 марта, в которой вы выразили желание включить в состав возглавляемого вами правительства представителей всех сил, борющихся за освобождение Франции, мы имеем честь подтвердить вам наше заявление, оглашенное в тот же день в Ассамблее, о том, что наша партия готова участвовать во Французском комитете национального освобождения. [637]

Учитывая эти обстоятельства, нам представляется необходимым, что бы между вами лично и нашей делегацией состоялся обмен мнениями. Поэтому мы просим вас принять наших представителей, поименованных ниже:

Бийу — депутат от Марселя,

Бонт — депутат от Парижа,

Фажон — депутат от департамента Сена,

Гренье — депутат от департамента Сена,

Лозерэ — депутат от Парижа,

Марти — депутат от Парижа.

Примите, господин председатель, выражение нашего глубокого уважения.

По поручению делегации Центрального комитета Французской коммунистической партии в Северной Африке

Франсуа Бийу,

Флоримон Бонт,

Андре Марти.

Письмо генерала де Голля Франсуа Бийу, Флоримону Бонту, Андре Марти

Алжир, 24 марта 1944

Господа!

Я получил ваше письмо от 24 марта, в котором вы предлагаете провести обмен мнений в связи с состоявшимся 18 марта заседанием Консультативной ассамблеи.

Резервируя за собой оценку некоторых соображений, содержащихся в заявлении, сделанном в тот же день Бийу, я был бы рад встретиться с вами на вилле «Глицини» 28 марта в 10 час. 30 мин....

Примите и пр.

Декрет от 4 апреля 1944 о назначении комиссаров Французского комитета национального освобождения

Ст. 1. Франсуа Бийу, депутат, назначается государственным комиссаром. [638]

Ст. 2. Андре Дьетельм, занимавший пост комиссара снабжения и производства, назначается комиссаром по военным делам.

Ст. 3. Фернан Гренье, депутат, назначается комиссаром по делам авиации.

Ст. 4. Поль Жакоби, сенатор, назначается комиссаром снабжения и производства вместо Андре Дьетельма.

Ст. 5. Андре Ле Трокер, депутат, занимавший пост комиссара по военным делам и по делам авиации, назначается комиссаром по делам управления освобожденными территориями метрополии.

Ст. 6. Настоящий декрет подлежит опубликованию в «Журналь оффисьель» Французской республики.

Ш. де Голль

Письмо генерала де Голля генералу Жиро

Алжир, 8 апреля 1944

Дорогой генерал!

Я имел честь вручить вам сегодня утром текст декрета, в соответствии с которым вы назначаетесь на высокий пост генерального инспектора вооруженных сил вместо занимаемого вами ранее поста главнокомандующего. Одновременно я изложил вам соображения, которые побудили Комитет национального освобождения, учитывая, с одной стороны, нынешнюю организацию межсоюзного военного командования, а с другой — необходимость в предстоящий период возложить на правительство принятие важнейших решений, касающихся организации и использования наших сил, соответствующим образом видоизменить и уточнить ваши функции.

Делая вас своим главным военным советником, привлекая к разработке всех своих решений, касающихся наших сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил, их переброски, комплектования, боевого использования и командования ими, предоставляя вам возможность в качестве генерального инспектора находиться в тесном контакте с войсками как в боевых условиях, так и в тылу, а также поддерживать связь с союзным командованием, правительство тем самым выражает вам свое доверие, свое намерение и в дальнейшем использовать ваши выдающиеся военные достоинства на решающем этапе операций, которые приведут к освобождению французской территории, а вместе с тем и свою признательность за исключительные услуги, оказанные вами [639] на посту главнокомандующего, особенно во время сражения в Тунисе и при освобождении Корсики.

Прошу вас, дорогой генерал, принять уверения в моей самой сердечной преданности.

Собственноручное письмо генерала де Голля генералу Жиро

Алжир, 8 апреля 1944

Генерал!

К письму, которое я направляю вам в официальном порядке, я присоединяю и это письмо совершенно личного характера и прошу отнестись к нему как к посланию одного из ваших бывших подчиненных, который сохранил по отношению к вам чувства глубокого уважения и преданности.

Генерал! В том положении, в каком находится дорогая нашему сердцу многострадальная родина, вы не можете, руководствуясь личными побуждениями, занять отрицательную позицию по отношению к тем, на ком лежит тяжелая задача управления перед лицом врага и в окружении иностранцев. Каковы бы ни были ваши претензии, будучи генералом Жиро, вы должны до конца являть собою пример самоотверженности и — я должен прибавить — дисциплины (в самом высоком смысле этого слова).

С доверием жду вашего ответа и прошу, генерал, принять уверения в моей глубокой и искренней преданности.

Ордонанс от 21 апреля 1944 об организации власти во Франции после освобождения

Ст. 1. Французскому народу принадлежит суверенное право решить вопрос о своих будущих институтах. Поэтому, как только станет возможным проведение нормальных выборов, не позже чем год после полного освобождения территории, будет созвано национальное Учредительное собрание. Оно будет избрано путем прямых выборов при тайном голосовании всеми совершеннолетними французами и француженками, исключая тех, которые на основании действующего законодательства признаны неправоспособными. [640]

Ст.2. В течение переходного периода, предшествующего созыву национального Учредительного собрания, последовательное восстановление республиканских институтов будет осуществляться в порядке, предусмотренном нижеследующими статьями.

Раздел I

Муниципальные советы

Ст. 3. До момента, когда станет возможным проведение в коммунах нормальных выборов, сохраняются и восстанавливаются муниципальные советы, избранные до 1 сентября 1939.

В связи с этим немедленно восстанавливаются в своих правах ранее распущенные муниципальные советы, а также мэры, их заместители и муниципальные советники, смещенные со своих постов или прекратившие исполнение своих обязанностей, за исключением лиц, пораженных в правах за совершение уголовных преступлений, и в случаях, предусмотренных ниже.

Ст. 4. Соответственно на основании закона от 5 апреля 1884 и декрета от 26 сентября 1939 подлежат роспуску коммунальные ассамблеи, назначенные узурпатором, а также муниципальные делегации, созданные после 1 сентября 1939. Мэры, их заместители и муниципальные советники, непосредственно содействовавшие врагу или узурпатору, смещаются со своих постов.

Ст. 5, 6, 7, 8. (...)

Ст. 9. С началом функционирования муниципалитета или специальной делегации администрация коммуны пересматривает или вновь составляет избирательные списки и заносит в них женщин, получающих избирательные права.

Сроки пересмотра избирательных списков будут установлены декретом.

Раздел II

Генеральные советы

Ст. 10. Генеральные советы подлежат восстановлению.

Ст. 11. Действие мандата для лиц, которые являлись генеральными советниками на 1 сентября 1939, продлевается до момента выборов, предусмотренных в статье 16 настоящего постановления.

Ст. 12. Генеральные советники, непосредственно сотрудничавшие с врагом или узурпатором или содействовавшие осуществлению их замыслов, подлежат смещению с занимаемых ими постов и с одобрения департаментского комитета освобождения.

Ст. 13, 14. (...) [641]

Раздел III

Муниципальный совет Парижа и Генеральный совет департамента Сена

Ст. 15. Особым ордонансом, принятым по представлению временной Консультативной ассамблеи, будет урегулирован порядок функционирования муниципальной администрации Парижа и администрации департамента Сена на переходный период, а также определен временный порядок выборов в муниципальный совет Парижа и генеральный совет департамента Сена.

Раздел IV

Выборы

Ст. 16. По окончании составления избирательных списков в департаменте префект приглашает избирателей для выборов муниципалитетов и временного генерального совета.

Ст. 17. Женщины наравне с мужчинами пользуются правом выбирать и быть избранными.

Ст. 18. Не могут быть избраны в состав муниципальных и генеральных советов, а также в состав специальных или департаментских делегаций:

а) члены и бывшие члены так называемых правительств, имевших своей резиденцией территорию метрополии начиная с 17 июня 1940;

б) граждане, которые начиная с 16 июня 1940 непосредственно своими действиями, выступлениями в печати и своим личным поведением либо содействовали намерениям врага, либо причиняли вред делу союзников и французов — участников Сопротивления, либо нарушали конституционные установления и основные общественные свободы, либо сознательно извлекали или пытались извлечь для себя прямую материальную выгоду, используя административные мероприятия фактической власти, идущие в разрез с законами, действовавшими на 16 июня 1940;

в) члены парламента, которые отреклись от своего мандата и голосовали 10 июля 1940 за передачу учредительной власти Филиппу Петену;

г) лица, согласившиеся исполнять по назначению так называемого правительства Французского государства какую-либо административную должность или принять от него пост национального советника, департаментского советника или муниципального советника Парижа.

Префектам, однако, разрешается после необходимого расследования отменять правовые ограничения в отношении лиц, перечисленных [642] в пунктах «в» и «г» настоящей статьи, если это их участие удостоверено решением департаментского комитета освобождения.

Раздел V

Департаментские комитеты освобождения

Ст. 19. В каждом департаменте сразу же после его освобождения в помощь префекту учреждается департаментский комитет освобождения. В его состав включаются представители от всех организаций Сопротивления, профсоюзных организаций и политических партий, представленных в Национальном совете Сопротивления и существующих в данном департаменте.

Департаментский комитет освобождения оказывает содействие префекту, являясь выразителем мнения в